Сергей Зверев.

Парашют-убийца

(страница 3 из 19)

скачать книгу бесплатно

– Характер...

– Карьеру делать не стремится. Многие его товарищи уже давно наверху в кабинетах сидят. Но это не его призвание, Лавров офицер не кабинетный. А так – что же? Человек скромный. Не ангел, конечно, но вполне адекватен, а главное – надежен. Не подведет.

– Я смотрю, он знает несколько языков, в том числе и испанский, – Кондратов положил личное дело на стол.

– Да, – кивнул комполка, – по поводу испанского можно добавить, что неоднократно знания приходилось применять на практике. Лавров несколько раз бывал на Кубе в качестве инструктора.

– Это хорошо, – медленно произнес спецслужбист.

– А главное, – продолжил комполка, – что Лавров одним из первых в войсках опробовал «Кинжал».

Кондратов, слушая Забелина, делал какие-то пометки у себя в записной книжке. Беседа продолжалась.

– Ну что ж, полковник, приглашайте Лаврова, – заключил он, выяснив заочно интересующие вопросы.

Исходя из предоставленной ему информации, господин Кондратов был удовлетворен. Теперь предстояло побеседовать с майором лично.

– Через пять минут майор Лавров прибудет, – сказал полковник, отдав распоряжение.

– Хорошо, – кивнул Кондратов.

Он помолчал немного, а затем поинтересовался:

– Ну а в целом, полковник, как у вас здесь ситуация?

– В целом нормально, – ответил Забелин, думая о том, что же имеет в виду спецслужбист, – служим, отдаем, так сказать, долг Родине.

– Давно вы в этой должности?

– Да уже четвертый год.

На этом расспросы временно прекратились. Кондратов снова углубился в свою записную книжку, просматривая странички, заполненные мелким, четким, убористым почерком.

«Черт его знает, что он думает, – размышлял комполка, наблюдая за быстрыми пронзительными глазами спецслужбиста, – интересуется общими вопросами, а на уме у него что-то свое».

Комполка, как человек открытый, относился прохладно к людям из таких ведомств, считая, что лучше держаться от сверхсекретных тем подальше. В ожидании Батяни он стал еще раз читать список офицеров части, которые должны были получить новые звания. У командира части, кроме таких вот разговоров с «секретными» людьми, хватало и бытовых вопросов, которые часто на поверку оказываются тоже весьма непростыми.

Появившийся Батяня был представлен Кондратову. В ходе «вводного» разговора спецслужбист быстро и профессионально «прощупал» Лаврова. Тот, в свою очередь, сразу, почти с первого взгляда, понял, что это за птица сидит у комполка в кабинете. За свою жизнь Лавров насмотрелся на людей из этих ведомств и научился безошибочно определять их. Естественно, майор понял и то, что не случайно они сейчас здесь беседуют и справедливо ожидал чего-то более конкретного.

Впрочем, правила игры были прекрасно известны обоим, так что без вводных реплик тоже обойтись трудно...

– Майор, если бы мы предложили вам длительную загранкомандировку на выбор: холодная страна с континентальным климатом или теплая – с тропическим, что бы вы выбрали? – прозвучал вопрос из уст штатского.

Лавров бросил взгляд на комполка, который снова как будто углубился в чтение каких-то документов.

Батяня прекрасно знал своего командира, и ему уже без слов все стало ясно.

– Второе... – усмехнулся про себя Батяня, сообразив, о чем идет речь.

– Почему? – кашлянул Кондратов, впившись в него взглядом.

– В холодных странах с континентальным климатом наши парашюты еще не отказывали.

– Я вижу, последние события в мире не ускользают от вашего внимания, – заметил Кондратов, – приятно видеть офицера со столь широким кругозором.

– Разве можно в последнее время оставлять без внимания происходящее на планете? – также иронично, поддержав тон, сказал Лавров.

– В таком случае не придется объяснять вам некоторые детали, – заключил Кондратов, – но и без этого у нас будет о чем поговорить. Я вас пригласил для серьезного разговора. Человек вы, как я понял, тоже серьезный, так что хотелось бы, чтобы вы максимально внимательно выслушали все то, что я вам уполномочен сообщить.

– Ну что ж, я готов, – Батяня приготовился слушать.

– А я вас на этом оставлю, – поднялся из-за стола комполка, – неотложные дела. Так что вы уж тут некоторое время побудьте без меня...

Глава 6

Шумная столица Венесуэлы, многомиллионный Каракас, лежит на высоте около тысячи метров в живописной долине на северном побережье страны. Основанный в 1567 году, город через десяток лет стал столицей окружающей провинции и продолжал расти. Испанию тогда не очень-то интересовала сама Венесуэла, в которой не было обнаружено ни золота, ни серебра, поэтому Каракас в те времена так и не приблизился к величию и колониальному блеску, характерным для других латиноамериканских городов вроде Лимы, Боготы или Санто-Доминго.

Однако «нефтяной бум» конца XX века вызвал беспрецедентный рост города – многие старые кварталы сменили современные районы небоскребов, а узкие улочки превратились в широкие бульвары и проспекты. Сегодня это очень динамичный и современный город, населенный почти шестью миллионами человек (почти четвертью всех жителей Венесуэлы), а также крупнейший политический и экономический центр страны.

Большинство культурных и архитектурных достопримечательностей Каракаса сосредоточено в старой части города, которую здесь именуют Эль-Сентро. Также в пределах центральной части длинная полоса района Парк-Сентраль заполнена сотнями уличных продавцов, предлагающих весь мыслимый ассортимент товаров: от лекарственных трав до компакт-дисков.

Широкие стеклянные двери отеля «Мерида» неспешно, с достоинством, открылись перед российской делегацией. Мягкие ковры, хрустальные люстры под потолком, спокойная негромкая музыка, вышколенная прислуга – все это явно было призвано сделать отдых более приятным. Статный человек средних лет за стойкой регистрации в холле улыбнулся искренней, открытой улыбкой, тем самым располагая к себе.

– Неплохо, очень даже неплохо! – Пушкарев восхищенно обвел взглядом холл отеля. – Приятно удивлен.

– А ты что ожидал, что нас в халупу поселят? – подначил его Батяня. – Без окон и без дверей?

– Нет, конечно, но, честно говоря, не ожидал, что встреча будет на таком хорошем уровне, так что...

– Это лучшая гостиница в Каракасе, – улыбнулся чиновник из принимающей стороны, – лучшая гостиница Венесуэлы. Господа, прошу следовать за мной, я покажу вам ваши номера.

– Идемте! – жизнерадостно кивнул Пушкарев.

– Ты пойми, инженер, – внушал ему Кондратов, – мы здесь пускай и не с афишированной, но чрезвычайно важной миссией. От результатов нашей работы зависит так много, что ты себе даже не можешь представить.

– Почему это я не могу? – обиженно подал голос инженер. – Прекрасно я знаю, что поставки вооружения...

– Поставки вооружения! – скептически хмыкнул спецслужбист. – Сказал бы я тебе, да не твоего ума это дело.

Инженер обиженно умолк, думая о том, что «штатский специалист» слишком много на себя берет. Тоже, нашелся гений разведки!

«Гений» в свою очередь размышлял о том, что от этой миссии во многом может зависеть судьба страны. Да что страны – вечно кипящая, как горячий котел, Латинская Америка, возможно, именно сейчас стоит на распутье – пойти ли ей своей дорогой, либо плестись в хвосте тех, кто будет бросать ей подачки с барского стола.

Российская делегация в составе Кондратова, Пушкарева, нескольких чиновников и, естественно, Батяни прибыла в Каракас. В отличие от своего восторженного коллеги майор воспринимал все гораздо более спокойно. Его больше занимала мысль о том, какая же роль отведена здесь ему самому. Пока что это было непонятно. Впрочем, поразмыслив, Лавров решил, что в самом скором времени все откроется. Никто понапрасну «дорогих гостей» здесь держать не будет.

Что оказалось весьма полезным – так это получение членами делегации сразу же по прибытии статуса «гостей президента». В Венесуэле, как это случается в некоторых государствах, разработана специальная градация для вновь прибывших иностранцев. Выше «гостей президента» – лишь официальная делегация с главой другого государства. Получение статуса повлекло за собой и выдачу соответствующих документов, открывающих практически любые двери. Встретившие их чиновники рассказали россиянам об этом, напирая на то, что такое бывает совсем даже нечасто.

Размещение прошло великолепно. Люксовые номера оказались просто отличными, с питанием вопрос также был решен самым лучшим образом, так что бытовая сторона не омрачала вояжа гостей из далекой России. Пока все остальные его коллеги наслаждались местными красотами, пляжами, кухней и прочими предоставленными дорогим гостям благами, Батяня решил использовать имеющиеся у делегации пару «акклиматизационных» дней на пользу общему делу. Для этого он отправился в Арсенал, где, собственно говоря, и хранится парашютный парк ВВС Венесуэлы.

Арсенал располагался на окраине Каракаса, на территории, куда простой смертный, тем более иностранец, попасть никоим образом не мог. Лавров же со своими бумагами оказался там без особых проблем.

В Арсенале майор быстро оказался в кабинете начальника, полковника Переа. Поначалу тот был немало удивлен, но, как и следовало ожидать, документ за подписью команданте произвел на него почти магическое воздействие. С этого момента полковник превратился в радушного хозяина.

– Прошу, майор, присаживайтесь, – пригласил он Лаврова, – давайте без церемоний. Я понимаю цель вашего визита, связанную с последними печальными событиями. Да, это большая потеря для нас, – сделал он скорбную мину.

Впрочем, долго пребывать в грусти полковник, как видно, не мог. Так что через пару мгновений он снова превратился в приветливого толстяка, тут же засыпал Батяню вопросами о его первых впечатлениях о стране.

– Приходилось вам у нас уже бывать или это первый визит?

– В Латинской Америке я не впервые, – осторожно ответил Лавров, оглядываясь по сторонам, – впечатления хорошие. Приняли нас просто великолепно!

– Да, что ни говори, а радушие – это одна из главных черт нашего национального характера. Мы любим друзей и дружить умеем. То же самое, – несколько посерьезнел полковник, – относится и к войне.

– Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет? – вспомнил Лавров историческое высказывание.

– Кто это сказал? Неужели Боливар? Не слышал.

– Да нет, полковник, – усмехнулся Батяня, – это слова национального героя, только нашего.

Интерьер кабинета сразу же обращал на себя внимание. Как было понятно с первого взгляда, полковник являлся большим любителем живописи, причем батальной. На стенах висели картины разной величины с изображением каких-то битв и сражений. Батяня узнал на одной из них все того же Боливара, на нескольких явно опознавались сражения индейцев с испанскими конкистадорами, остальные же требовали объяснения.

– Впрочем, не буду вас долго задерживать, у вас, как я понял, своя работа. Я уже распорядился – на первом этаже вас встретит лейтенант Кабрера, ответственная за хранение и подготовку парашютов ВВС. С ней, собственно говоря, вы и будете контактировать. Ну, а если возникнут какие-то вопросы, смело обращайтесь ко мне, – улыбнулся Переа.

– Благодарю вас, господин полковник, – пожал протянутую руку Батяня, – приятно встретить понимание.

– Ну о чем говорить, ведь мы сообща делаем одно большое дело. Желаю удачи, майор. С нетерпением будем ждать результатов вашего расследования.

«Хотелось бы надеяться, что эти самые результаты будут, – подумал Батяня, – не зря ведь я летел за тридевять земель».

Майор спустился на первый этаж и зашел в указанный склад. Постучав, он открыл дверь и увидел перед собой ответственного «за хранение и подготовку». Ею была девушка-лейтенант лет двадцати семи, весьма симпатичная собою. Красотке со жгучими глазами офицерская форма только придавала сексапильности. Девушка была из разряда тех, вслед которым оборачиваются даже в не страдающем отсутствием красавиц Каракасе.

«Однако, – подумал майор, – такого я не ожидал!»

– Майор военно-воздушных сил России Андрей Лавров, – представился Батяня, – командирован сюда в составе российской делегации для участия в составе смешанной комиссии по расследованию недавнего инцидента.

Говоря это, майор не забывал короткими, но внимательными взглядами «сканировать» помещение.

– Здравствуйте, майор, – холодно сказала девушка, – лейтенант Лаура Кабрера, родственный вам род войск.

– Значит, коллеги? – широко улыбнулся Батяня.

– Видимо, так, – лаконично ответила она.

Как ни странно, имея такую располагающую внешность, красавица выглядела холодной и неприступной. Чары Лаврова, так часто действующие на представительниц слабого пола, как оказалось, сразу не подействовали.

«Ну просто снежная королева!» – подумал Батяня, подавая ей документы.

Просмотрев собственно российские документы, девушка оставалась такой же мрачной. Но как только она развернула бумагу «о всемерном содействии» за подписью президента, стала меняться на глазах.

– Рады вас видеть у нас, майор! – заворковала лейтенант, открывая в улыбке идеально ровные, белоснежные зубы.

«Эге, красотка, так ты, оказывается, умеешь улыбаться!» – сдержался от смеха Батяня.

Да, автограф президента поистине был способен творить чудеса. Впрочем, как логично рассудил Лавров, ничего удивительного здесь нет. Все-таки режимный объект, так сказать, святая святых. Опять же – армия. Опять же место, где хранятся, кроме всего прочего, парашюты. А здесь такая трагедия – погибает, можно сказать, национальный герой с парашютом российского производства. Все цепляется одно за другое. В результате нет ничего удивительного в том, что поначалу на тебя смотрят если не враждебно, то настороженно.

– Я понимаю, лейтенант, что, возможно, ваше отношение к нам несколько изменилось после того, что произошло, – высказал вслух свои мысли Батяня, – но ведь мы и прибыли сюда, чтобы все выяснить и разобраться, в чем дело.

– Да, извините меня, майор, – кивнула девушка, – я очень опечалена смертью полковника Диаса. Да что я – многие у нас до этого времени в шоке. Но вы не подумайте, я ни в коем случае не виню вас, то есть вашу страну в этом.

– Сейчас, наверное, масса слухов на эту тему?

– Да уж, хватает, – подтвердила Лаура, – но я уверена, что все это подлая провокация. Сегодня, когда Венесуэла выдерживает такой натиск тех, кому не по нраву наше стремление вперед, можно ожидать всякого. И вот пример – враги ударили гнусно, из-за угла...

– А вы будете принимать участие в расследовании? – поинтересовался Батяня.

– Да, я тоже войду в совместную комиссию по проверке «Кинжалов», – сказала девушка, – так что мы с вами теперь вдвойне коллеги: и по десантному братству, и по этой работе. Вы не против? – улыбнулась она.

– Против, – серьезно сказал Лавров, – ваша красота отвлекать будет.

Оба рассмеялись. Благодаря шутке напряжение было окончательно снято. Знакомство завязалось, но дело – прежде всего.

– Я бы хотел с вашего разрешения осмотреть вот этот парашют, – кивнул Батяня на расстеленный на столе шелк, – насколько я понимаю, им еще не пользовались?

– Да, вы совершенно правы. Пожалуйста, майор, прошу вас.

Любезно воспользовавшись согласием, Батяня внимательно осматривал парашют – каждая складка, каждый участок ткани прошли через его пальцы, но ничего подозрительного майор не обнаружил. С ходу зацепиться за что-то не получалось.

– Все в порядке, – заключил он через некоторое время, – никаких отклонений от нормы не наблюдается.

– Может быть, кофе, майор? – любезно предложила Кабрера.

– Нет, благодарю вас. Скажите, лейтенант, а нельзя ли взглянуть на парашют, на котором разбился полковник Диас?

– Конечно. Все, чем мы можем помочь вам, находится в вашем распоряжении, – сказала Лаура, – ведь в наших общих интересах найти истину. Сейчас я принесу тот самый парашют.

Кабрера удалилась, и Батяня остался один. Прохаживаясь вдоль стеллажей, он присматривался к обстановке Арсенала. Впрочем, все здесь было «в рамках» соответственного учреждения. Ничего лишнего, все предельно функционально. Ряды шкафов, стеллажей, полок, на которых размещались комплектующие ВВС Венесуэлы. На подобное майор за годы службы насмотрелся предостаточно. Несколько разрушали этот порядок забытые на столе Лаурой зеркальце и помада. Да, женщина всегда остается женщиной, даже на службе в вооруженных силах...

Батяня крякнул, думая о том, что лейтенант вполне могла бы найти себе совсем другую профессию, связанную как раз с эксплуатацией ее красоты. Во всяком случае, карьера модели для нее подходила бы идеально. Однако раз девушка решила так – значит, это ее призвание. Тем более что в военной форме она выглядела – закачаешься!

Через несколько минут благодаря возвратившейся Лауре парашют бедняги Диаса оказался перед Батяней. Естественно, после извлечения из воды купол оказался здесь как важнейшее вещественное свидетельство, способное пролить свет на загадку гибели десантника.

Последовала та же знакомая ему до мелочей процедура исследования. И здесь все было в порядке, однако одна деталь привлекла к себе внимание обращавшего внимание на каждую мелочь майора. На парашюте покойного Диаса шелк вытяжного парашюта был почему-то чуть иного цвета, чем на всех остальных «Кинжалах».

– Это именно тот парашют? – еще раз переспросил майор.

– Тот самый, – со вздохом сожаления подтвердила Кабрера.

На лице лейтенанта красноречиво читалось то, что полковник Диас был тем, кто запоминается надолго.

– А вы хорошо знали полковника? – продолжал расспросы Батяня.

Еще не вполне ясно представляя себе свою дальнейшую стратегию, Батяня, как обычно, старался собрать побольше информации, чтобы потом рассортировать ее. Так сказать, разложить по полочкам и составить из всего собранного свою «программу». Пока что до этого было еще очень далеко, но сбор информации уже шел полным ходом.

– Ну, конечно, майор, мы были знакомы. Во-первых, коллеги, во-вторых, неоднократно вместе участвовали в учениях.

– И если не секрет, что это был за человек? – поинтересовался Лавров.

– Вы спрашиваете о личных качествах или о деловых?

– Прежде всего, конечно, о деловых. Да и вообще...

– Что касается своей работы, полковник Диас был профессионалом экстра-класса, – глядя куда-то в сторону, произнесла Лаура, – я бы смело сказала, что это был лучший десантник страны. И думаю, мое мнение могут подтвердить все те, кто связан с этим родом деятельности.

У майора имелась еще масса вопросов, при получении ответов на которые он надеялся если не выяснить все, то, во всяком случае, обозначить хоть какие-то ориентиры, но дальнейшая беседа была неожиданно прервана. Дверь открылась, и в помещение вошел молодой офицер ВВС Венесуэлы. Поздоровавшись с Кабрерой, он воззрился на Батяню. Офицеры представились друг другу.

С самого начала стало ясно, что этот капитан к Лаврову недружелюбен, да он и не пытался это скрывать.

– И что же господин майор делает у нас?

– Майор командирован сюда для выяснения причин трагедии.

– Не уверен, что это хорошее решение. Сеньору из Москвы здесь нечего делать, это режимный объект. От русских вообще хорошего ждать не приходится, – пренебрежительным тоном заявил капитан.

– Почему вы так считаете? – прищурился Лавров. – У вас что, есть на это основания?

– Из личного опыта. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы не отличать черное от белого. Ваши соотечественники то бракованные парашюты подсунут, на которых гибнут наши лучшие военные, то в ООН от безосновательных нападок гринго не защитят.

– Насколько мне известно, Россия всегда поддерживает Венесуэлу, – парировал российский офицер.

– Вам известно! Да против американцев вы и слово боитесь сказать в защиту нашей страны! – повысил голос нахальный капитан. – Нам самим приходится отбиваться от тех, кто спит и видит Венесуэлу на коленях. А быть пособниками американцев – занятие малоприятное.

– Вот мои документы, – протянул Батяня бумагу, – прошу удостовериться в моих полномочиях.

В отличие от Кабрере, здесь, как говорится, «коса нашла на камень». Капитан, бегло пробежавшись по документу, пренебрежительно вернул его Батяне. Тут же выяснилось, в чем причина столь вольного поведения капитана. Офицер оказался личным пилотом вертолета президента Венесуэлы, так что он мог себе и не такое позволить. А появился капитан Маурильо здесь, чтобы сообщить о том, что именно он в скором времени будет сопровождать российскую делегацию по «указанному маршруту». Сам маршрут, правда, не разглашался.

– Да что мне ваши документы, – пренебрежительно заявил пилот, – все это дела не меняет. Угробили нашего десантника, а теперь хорошенькими хотите показаться? Естественно, надо же создать видимость, чтобы денежки ваши в трубу не вылетели. А сейчас в комиссии входите, учите нас уму-разуму... По моему глубокому убеждению, все это фальшивка и показуха. Только и думаете, как бы нас продать подороже!

– Габриель, – укоризненно сказала Лаура, – майор прибыл, чтобы разобраться.

– Да все я прекрасно знаю, – раздраженно отмахнулся венесуэлец, – все это болтовня. Уж если наши специалисты не разобрались, то чего можно ожидать от делегации, члены которой незнакомы с местной спецификой?

Кабрера, стоя за его спиной, только пожала плечами: мол, что тут скажешь?

«Поговорил бы я с тобой в другое время и в другом месте, – подумал майор, – да только вряд ли получится. Если я и на такое стану размениваться...»

Пилот, наверное, еще долго бы высказывался по поводу «предателей-русских», у которых в голове сидят только баксы, но Лавров не имел больше никакого желания слушать монолог горячего венесуэльского мачо.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное