Сергей Зверев.

Гроза северных морей

(страница 4 из 18)

скачать книгу бесплатно

Девушка неуверенно пожала плечами.

– Хорошо, переведу в доступные величины, – усмехнулся менеджер. – По самым грубым прикидкам, это десяток очень приличных автомобилей или двадцать-тридцать квартир, допустим, в Калуге. Представили? За желтый кусок металла, умещающийся на ладони. Легко ли вам было бы его выбросить?

– Именно из таких соображений исходят те, кто высмеивал нашу затею с поиском в здешних местах! – вставил профессор, изрядно соскучившийся по дебатам. – То, что замерзшие и измотанные французы усеяли путь своего бегства бесчисленными мелкими кладами, сомнению не подлежит. И на них продолжают натыкаться в Смоленщине и Беларуси. Но крупных находок до сих пор не было! Где, к примеру, крест с колокольни Ивана Великого? Где трофеи Московского Кремля и Оружейной палаты?

– И где же?

– Бонапарт собирался вернуться весной тринадцатого года, так? Так вот, читая письма его генералов, я сделал один маленький, но очень важный вывод: Наполеон сознательно спрятал часть награбленных драгоценностей в самом начале своего движения на зимние квартиры, то есть приблизительно в этих местах. Зачем он это сделал?

– Вот именно, – искренне удивился Сканков. – Вы же сами говорили, что он еще не собирался сдаваться.

– Все верно, уважаемый Марк Владленович! Этот великий полководец был человеком дальновидным и хорошо знал свою армию. Забери они все с собой – у многих солдат и офицеров, хорошо нажившихся на мародерстве, возникло бы вполне объяснимое желание сопровождать свой скарб домой, в Европу. Разбегающаяся по норам с добычей в зубах армия великому диктатору была не нужна. С другой стороны, надежно укрытые в глубине вражеской территории богатства послужили бы хорошим стимулом для весенней кампании. Дойдя до них, можно было спокойно двинуться на плодородный юг, а не пытаться еще раз захватывать Москву, которую за зиму бы основательно укрепили. Исходя из примерно таких соображений, по приказу главнокомандующего французы организовали тайное захоронение значительной части ценностей в одном из озер. Подробностями утомлять вас не стану. Скажу только одно: сопоставив скудные свидетельства современников, я пришел к заключению, что для этой цели ими было выбрано именно Кощеево озеро!

Студенты смотрели на своего преподавателя с нескрываемым восхищением. Сканков невозмутимо продолжал слушать.

– А в свете этого скажите, был ли резон топить золото у берега, где его легко могли обнаружить русские крестьяне или охотники? Нет, разумеется. Чтобы золото долежало в целости и сохранности до самой весны, его постарались хорошенько припрятать.

– Но я ведь спрашивал, как они это сделали, а не почему, – уточнил менеджер.

– Если учесть, что это была организованная акция, а не спонтанное избавление от излишков, то возможностей масса. Думаю, что для этого построили что-то вроде пирса из плотов, по которым подгоняли груженые телеги и сваливали их в воду. А могли топить в проруби – был конец октября, и стоячая вода вполне могла покрыться льдом достаточной толщины.

– А почему именно Кощеево? – не унимался московский гость. – Мало в округе других озер?

– А вы результаты анализов видели? – вступилась за своего кумира девушка. – Еще десять лет назад содержание золота и серебра здесь было выше, чем в других местах, а вчерашние пробы показали еще большие концентрации!

Рубашников согласно кивнул:

– Все верно, Машенька.

Геологи отрицают существование месторождений этих металлов в данном районе. А это еще один плюсик в пользу нашей теории.

– Все, сдаюсь, убедили, – развел руками Сканков, улыбаясь студентке. – Осталось только найти. Я по возможности вроде бы все сделал для этого.

Со стороны жилых палаток послышался шум и звон посуды. Все оглянулись туда.

– Машка! Где сало? Куда ты его дела? – кто-то настойчиво рылся в припасах, опрокидывая котелки и громко матерясь при этом. Блондинка ахнула и звонко закричала в ту сторону:

– Роговец! Ты опять в кухню залез? А ну, убирайся оттуда, паразит, без ужина оставлю!

– Спокуха, Машка! Все будет тип-топ! – Из-под брезентового полога выбрался взлохмаченный парень почти двухметрового роста. В одной руке он тащил спиннинг, а в другой – криво отхваченный кусок шпика. Распахнутая клетчатая рубаха развевалась на ветру, открывая постороннему взору прилично развитый торс и намечающееся брюшко. Прозрачно-голубые глаза отливали нетрезвым блеском.

– Ты кого ловить собрался, Игорь? – окликнул его Рубашников, строго зашевелив усами.

– А кто попадется, того и поймаю, Вениамин Михалыч! – ничуть не смущаясь, отозвался тот. – Надоело уже тушенкой закусывать!

Зажав удочку под мышкой, студент насадил похищенное из продовольственных запасов сало и поплевал на него со словами: «На удачу!» Маша и кучерявый аквалангист прыснули со смеху, а Сканков с издевкой поинтересовался:

– Это ж какая рыба на такую наживку клюнет?

Роговец ощерился во все тридцать два зуба:

– Это вы сейчас надо мной прикалываетесь! А за ужином еще спасибо будете говорить и добавки требовать! Мы с Машкой такой банкет сегодня устроим, языки проглотите. Правда, Маш? Пойдем со мной, морально меня поддержишь!

– Еще чего! – Девушка презрительно скривила губки. – Сам топай на свою рыбалку!

Детина довольно ухмыльнулся, утер рукавом рубахи свой крупный розовый нос и захлопал бесцветными ресницами:

– Вениамин Михалыч, вы слышали? Машка мне разрешила идти. Пожелайте мне успехов!

– Иди уже, горе луковое! – махнул рукой профессор, провожая глазами увальня со спиннингом, бредущего вдоль берега. – Хороший парень, только дисциплины маловато.

– И наглости много, – вставила Маша. – Достал уже своими выкрутасами.

– Нормальный раздолбай. – Парень в гидрокостюме добродушно вступился за Игоря. – Без него скучно было бы. Кстати, Вениамин Михайлович, разрешите к этому месту нырнуть? На разведку, а?

Рубашников чуть призадумался и отрицательно покачал головой:

– Поступим так. К погружениям в указанном квадрате приступим с утра. А сегодня ты, Юра, возьми ребят, и приготовьте к этому все необходимое. Чтобы завтра ни на секунду не отвлекаться. К тому же, ты уже сегодня под водой был? Был. А отдыхать сколько положено? Правильно! Давай без геройства. Мне безопасность важнее всего. Я же за вас всех головой отвечаю.

10

Бутылка в кармане камуфлированных брюк побулькивала в такт широкому шагу. Под ногами шуршала трава. Поцарапанные носы ботинок намокли и потемнели. Прогоняя рассветный сон, Сергей провел ладонью по лицу и вновь почувствовал тонкий запах духов, впитавшихся в кожу руки. Мысли потекли сами собой, блуждая по событиям прошлой ночи. Пусть она была бессонной, Павлов о том не жалел ни капли. Сил было – хоть отбавляй, несмотря на то, что по телу молочным туманом растекалась нега, как после хорошей физической нагрузки.

За следующим пригорком должна показаться палатка. Сергей решил подобраться к ней незаметно, чтобы проверить, насколько мирная жизнь «на гражданке» расслабила его боевого товарища. Мальчишество, конечно. Полундра поймал себя на мысли, что ему просто неловко показываться Еркову на глаза. Хоть тот и сказал, что не обижается за «дезертирство», совесть подло скреблась где-то на задворках души.

Бесшумно высунувшись из-за листвы, Сергей присмотрелся к стоянке. Тишь да мертвое спокойствие наполняли лагерь. Что-то не стыковалось, что-то было не так, выбивалось за рамки обычного. «Что за черт? Саня что, все еще дрыхнет? А Цезарь?» Спаниеля тоже не было видно. Ветерок поднес к ноздрям гарь потухшего костра. Именно потухшего самостоятельно, а не погашенного заботливой рукой охотника. Это было странно. Павлов перестал прятаться, выбрался из своего укрытия и отправился к палатке.

– Ерш, подъем! – скомандовал он, оглядывая облюбованное ими вчера место. Никто не отозвался. «Ушел, что ли, куда? Обиделся?» На подстилке валялись остатки вчерашнего ужина: распотрошенный остов недоеденной утки, куски черного хлеба, луковица.

– Даже убрать за собой не потрудился, – проворчал Павлов, подходя ближе. – Цезарь, Цезарь! Ко мне!

Пегая шкурка спаниеля виднелась из-за кучи принесенных дров. Шагнув в сторону, Сергей увидел распластанное на траве тело собаки и понял, что она мертва. Можно было не проверять – опыт боевого пловца подвести не мог.

– Да что за хрень?! – Полундра подобрался, как перед броском. Внутренний «колокольчик опасности» разом обострил все чувства, автоматически переключив его организм на боевой режим функционирования. Он еще не успел сообразить, что произошло, а его тело уже было готово к борьбе за жизнь. Сергей прислушался к своему чутью, не раз выручавшему его в смертельных схватках: непосредственной угрозы как будто не было. Это точно не засада, вокруг нет ни души, кроме того, кто мог находиться в палатке.

Неуловимым движением Павлов расстегнул ножны. Теперь достаточно было доли секунды, чтобы острый клинок покинул их и нашел свою цель, приведя ее в полную негодность. Такой опыт, к сожалению, имелся. С каменным спокойствием боевой пловец двинулся вперед.

До полуоткрытого полога оставалось не более двух метров, когда оттуда послышался слабый стон. По голосу определив, что это Ерков, Сергей уже безо всякой предосторожности подскочил к палатке:

– Саня, ты здесь?

– С... С-серега? – Ерков лежал на полу, раскинув руки. Мутный, воспаленный взгляд с трудом нашел вернувшегося Полундру. – Как-то мне хреново...

– Да уж заметно, – тихо сказал Сергей, осматривая друга. Часто и глубоко вздымавшаяся грудная клетка очень ему не понравилась. Хоть он был далек от медицины, но знал, что на таком «форсированном» дыхании люди обычно протягивают недолго. – Что случилось-то?

Александр попытался сесть. Павлов ухватил его руку и потянул на себя, помогая подняться. Ладонь охотника пылала жаром.

– П-просквозило... меня... наверное, – сипло пробормотал Ерков, пошатываясь, словно пьяный.

– Просквозило? Тебя? Боевого пловца? – Сергею в это верилось с большущим трудом. – Э, брат! Давай-ка мы тебя в больничку доставим. Есть здесь поблизости?

Его друг и в самом деле выглядел очень неважно. «Скорую»! Павлов хлопнул себя по карману – кроме бесполезной бутылки водки, там ничего не было. Телефон так и остался где-то в машине Светланы.

– Саня, где твой мобильник?

Охотник неопределенно махнул рукой:

– Тут... где-то...

На поиски ушло полминуты. Моряк вытряхнул на брезент содержимое обоих рюкзаков и разгреб все руками. Потом похлопал товарища по карманам надетой на того куртки. Нашел. Набрав номер, он приложил трубку к уху, мысленно торопя бездушный аппарат: «Давай же! Давай!» Соединилось.

– Человеку плохо, – прокричал Павлов, стараясь перекрыть трескотню помех. – Температура высокая!

– Адрес диктуйте. – Низкий женский голос на другом конце едва различался. Павлов озадаченно оглянулся. «Адрес?» Телефонная трубка в руке дважды пискнула и затихла. Сергей с досадой поглядел на погасший экран, вздохнул и сунул ее в карман. Теперь мобильник с таким же успехом можно было выкинуть – в аккумуляторе совершенно не осталось энергии.

– Вот что, Саня! – сказал он, поднимая потяжелевшего товарища на ноги. – Придется пешком до больницы идти. Свой телефон я потерял, а у твоего батарейки сдохли.

Внезапно Ерков оттолкнул его руку.

– Ты что, как бабу, меня тащить собрался? – заплетающимся языком возмутился он. – Я сам дойду... Ты лучше... ружья собери.

Сергей оглянулся. Охотник был прав – бросать оружие нельзя. С опаской отпустив одежду Александра, он отступил на шаг и торопливо подобрал обе двустволки. Вернуться не успел: ноги Еркова подкосились, и он плашмя грохнулся наземь, здорово приложившись головой о бревно.

– Сам, сам! – принялся корить его Павлов, сгребая в охапку. – Голову вон разбил, чудило! Дай посмотрю.

Рана на лбу была небольшая, но кровоточила так, что в несколько секунд залила все лицо. Приложив к ней какую-то тряпицу, Полундра кое-как закрепил ее и взвалил обмякшее тело к себе на плечи.

– Ничего, друг, терпи! Я тебя вынесу!

Уже во второй раз он начинал этот маршрут, и снова ему нужно было как можно быстрее добраться от лагеря до поселка. Только вот в этот раз идти пришлось не налегке, а с ношей, которая весила не меньше центнера, и, как назло, не встретив ни одной попутки!

Сотня метров. Еще сотня. Солнце выкатилось из-за деревьев, проселочная дорога сразу стала пыльной. На зубах заскрипел песок...

«Где же этот чертов поселок?» Пот застилал глаза Сергею, сердце бешено стучало в виски, но о том, чтобы сбавить шаг, не могло быть и речи.

Ерков что-то прохрипел на ухо.

– Что? – не разобрал Павлов.

– Стой... укачало меня...

Сергей привалился к дереву, дожидаясь, пока у охотника не прекратятся рвотные спазмы.

– Полегче стало? – озабоченно поинтересовался он, поправляя повязку, из-под которой продолжалось кровотечение. Вместо ответа Ерков выдавил из себя стон. Надо было спешить.

Впереди показались огороды. За ними маячили крайние дома. Внезапно Александр совершенно обмяк, руки перестали цепляться за одежду Полундры и повисли безвольными плетьми.

– Саня, держись! – прорычал тот и взвалил тело товарища на плечо. Где-то залаяла собака. Через полсотни шагов он был уже на улице поселка.

Испуганно шарахнулась в сторону старушка в белом платочке, увидев громадного, перепачканного грязью и кровью человека с перекошенным от ярости лицом и безжизненным телом на плече.

– Больница где? – Было не до церемоний: Александр стал как-то странно хрипеть.

– Туда, туда! – замахала руками бабулька. – С той стороны ворота!

Пошатываясь из стороны в сторону, Павлов ринулся в указанном направлении.

– Держись, браток! – уговаривал он то ли Еркова, то ли самого себя. – Сейчас уже дойдем! Все будет хорошо...

Но все хорошо не стало. Охотник неестественно икнул и затих. Волосы зашевелились на затылке Сергея. Упав коленями в придорожную пыль, он бережно свалил Еркова на землю и припал ухом к груди. Но услышать что-то, кроме ударов собственного сердца, не смог. Тогда он обхватил голову друга руками, приподнял, надеясь, что тот подаст признаки жизни.

– Саня!

Неподвижные широкие зрачки смотрели мимо ошеломленного Полундры. Ему приходилось видеть смерть вблизи, случалось терять боевых товарищей на руках, но это было в бою! Там был враг, который был виновен в их гибели! И его можно было догнать, растерзать, уничтожить! А здесь что? Просто умер человек, и все? Как же так?!

Кто-то тронул Сергея за плечо.

– Поднимай, понесем его!

Павлов поднял невидящие глаза на подбежавшего прохожего, вскочил. Отчаянно сопя, они вдвоем втащили тело в приемное отделение. В душе еще теплилась надежда: врачи что-нибудь сделают, помогут!

Появился взъерошенный доктор. Заглянул под веки, рванул куртку на груди Александра, приложил к ней фонендоскоп. Крикнул кому-то:

– «Амбушку» давай и адреналин!

Примчалась медсестра, бледная, испуганная. Врач запрокинул охотнику голову, приложил к его лицу маску, всучил сестре в руки мешок – качать воздух, а сам принялся за непрямой массаж, всей своей массой налегая на грудину. Жалобно хрустнуло сломанное ребро.

Сергей отрешенно наблюдал за этой неравной борьбой, видел, как доктор всаживает в грудь его друга длинную иглу, снова наваливается на нее обеими руками, ритмично сдавливая остановившееся сердце, что-то кричит сестричке...

Сколько прошло времени, Сергей не считал. Может, полчаса, может, больше. Медики остановились. Взмокший молодой человек в белом халате надавил на глазное яблоко и сокрушенно покачал головой – зрачок деформировался под пальцами. Все кончено.

Развернувшись, Павлов на негнущихся ногах вышел на крыльцо. Сел, обхватил голову руками. На душе было муторно.

– Курить будешь? – Док присел рядом и достал пачку сигарет. – Не хочешь – как хочешь... Кто его так?

Сергей пожал плечами. Он понятия не имел, как все это произошло.

– В милицию придется сообщать... Труп – криминальный... – Врач затянулся, прищурив один глаз. – Положено так...

– Угу.

– Знаешь его?

Сергей безучастно поглядел на медика:

– Друг это мой. Ерков Александр Сергеевич.

Тот оживился:

– Точно! А я думаю, где я его видел! А давно все случилось?

Павлов снова пожал плечами:

– Не засекал...

Доктор щелчком отправил недокуренную сигарету в урну и поднялся на ноги.

– Ну, ладно... пойду.

Полундра остался сидеть на месте, отрешенно разглядывая болтающуюся на столбике ворот цветастую афишку, в которой какой-то грамотей сообщал о прибытии в поселок цирка с «клоунами, жонглерами, пони, ослами, нильским аллигатором и другими экзотическими животными».

11

Частный московский клуб, на территории которого находилась сауна, охранялся почище иного государственного секретного объекта. Миновать службу безопасности было невозможно, всюду незримо пребывали ее сотрудники. А так называемые VIP-зоны были вовсе недоступны простым смертным. Хозяева очень дорожили репутацией самого «молчаливого» заведения: кто и с кем здесь бывал – оставалось тайной за семью печатями. Гости это ценили и платили соответственно.

С деньгами расставались они и за роскошь, которая присутствовала везде. Полукругом стоявшие сафьяновые диваны и резной стол черного дерева, уставленный всевозможными яствами, трудно было назвать подходящей мебелью для сауны, но такова была задумка стилиста, оформлявшего это «чудо дизайнерской мысли». На противоположной стене размещался громадный телеэкран, встроенный в гигантских размеров панно с лепниной ручной работы. Чуть поодаль начинался бассейн, в котором можно было без особых трудностей проводить чемпионаты по плаванию. Для любителей экстрима был сооружен трамплин, а для охочих понежиться в теплой водичке имелась пара джакузи выдающихся параметров. Входы в паровые помещения ограничивались автоматическими створками, что избавляло отдыхающих от утомительного «общения» с дверными ручками. С подачи одного из завсегдатаев был сооружен даже фонтан с питьевой минеральной водой.

Двое мужчин, обмотанных в простыни из индийского хлопка, полусидели за столом в окружении четырех девиц модельного вида. Дамам простыней не полагалось, потому они сверкали своими обнаженными прелестями, звонко хихикали и, не теряя времени, сметали угощение со стола, запивая дорогими винами.

Вайлу, привыкшему к цивилизованному бизнесу, было несколько непривычно обсуждать дела в таких условиях. Но он обладал потрясающей пластичностью и, если того требовали обстоятельства, вел себя так, как будто всю жизнь занимался исключительно подобными вещами. Отдавая дань традиции, он вместе с приглашенным для важного разговора чиновником попотел в тесном помещении, которое эти безумцы-русские нагрели почти до двухсот градусов по Фаренгейту. Затем было непродолжительное купание в прохладном бассейне, понравившееся гораздо больше предыдущей процедуры. И, наконец, – застолье. Наконец – потому что именно здесь полагалось обговаривать важные вещи, поедая деликатесы и накачиваясь алкоголем. А Вайл пришел сюда именно для дела. Все остальное он считал глупым, но необходимым в этой стране антуражем переговоров. Как ему объяснили доверенные люди, так было легче добиться положительных результатов в общении с русскими.

Гость чувствовал себя гораздо комфортнее. Видимо, ему нравились подобные мероприятия. А особенный интерес он проявлял к особям противоположного пола. Маленькие заплывшие жирком глазки пожирали девиц с вожделением пятнадцатилетнего подростка, а короткопалая пятерня безостановочно щипала и тискала красоток. Рональд не без удовлетворения отметил, что с наймом «девочек по вызову» он не ошибся.

– Мы форсируем выпуск вакцины, – начал он, внимательно наблюдая за развратными шалостями Хлябцева. – Первую партию можем доставить хоть сегодня.

Эпидемиолог вздрогнул и отдернул руки от пышногрудой нимфы, скрестив их на груди.

– Я не собираюсь говорить об этом при посторонних! – насупился он. Рональда очень удивила подобная резкая перемена в поведении гостя. Тот явно нервничал, чего-то опасался.

– Расслабьтесь, Вадим, они – мебель, – Вайл добродушно усмехнулся и жестом приказал женщинам отправляться в бассейн. – Все идет по плану. Скоро вы будете богатым человеком, спасителем отечества!

Хлябцев задергался еще больше, тревожно провожая глазами голых девиц, которые покидали стол с явным неудовольствием. Лишь когда те с шумом попрыгали в воду и принялись наигранно резвиться и плескаться, он немного успокоился. Но ненадолго. Следующий вопрос американца заставил его вздрогнуть и окончательно протрезветь.

– Сколько жертв, по вашему мнению, потребуется, чтобы ни у кого не осталось сомнений в необходимости тотальной вакцинации? – запихивая в рот виноградину, поинтересовался Вайл. – Несколько десятков человек будет достаточно, чтобы вам удалось пропихнуть этот контракт с нашей фирмой?

Эпидемиолог нервно сглотнул слюну:

– Несколько десятков – это далеко не эпидемический порог...

Рональд удивленно поднял бровь:

– Хотите тысячи? Это вполне возможно.

– Не хочу, – поспешно отозвался толстяк, поправляя свои и без того прилизанные волосы. – На волне всеобщей паники перед болезнью можно будет обойтись и сотней. Нужно только вовремя подключить телевидение, газеты...

– Об этом не думайте. Журналисты с диким восторгом будут трубить об эпидемии. Это же сенсация. А если не будут – подогреем кого нужно.

Удовольствие от сауны Хлябцев перестал получать с началом этой беседы. Это отлично читалось на его лице. Расслабленно-похотливое выражение все отчетливее сменялось настороженно-озлобленным.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Поделиться ссылкой на выделенное