Сергей Зверев.

Гроза северных морей

(страница 3 из 18)

скачать книгу бесплатно

– Курицу в студию! – звонко приказала Томизина под оживленные аплодисменты зрителей и гостей передачи.

Словно в ресторане, Хлябцев разложил на коленях салфетку, откусил от румяного окорочка кусок и с улыбкой проглотил его. Зрители в студии снова захлопали, на этот раз еще активнее и одобрительнее. Режиссер довольно потирал руки – все шло как по маслу. Оставался еще небольшой трюк.

Один из гостей студии взял микрофон.

– Вадим Антонович, перед началом передачи мы все видели рекламный ролик, в котором рассказывалось об удивительных свойствах нового препарата, вакцины от этого «птичьего гриппа». Вы сами стали бы ее применять?

Хлябцев промокнул губы носовым платком:

– Я знаком с этим препаратом и считаю его эффективным. Более того, комиссия рекомендовала его для вакцинации людей, входящих в группы риска, – работников птицеводства, мясокомбинатов, ветеринарных врачей и так далее. Необходимые контракты уже подписаны.

Режиссер расплылся в улыбке. Основные задачи выполнены, можно тихонько подводить итоги и заканчивать передачу. Но микрофон в студии неожиданно перекочевал в руки другого корреспондента.

– Скажите, Вадим Антонович, это правда, что фармацевтический холдинг, вакцину которого вы сейчас расписывали перед нами, подарил вам автомобиль «Хаммер» стоимостью более сотни тысяч долларов?

В студии повисла пауза. Ассистент вопросительно посмотрел на режиссера:

– Давать рекламу?

– Ни в коем случае!! – заорал тот. – Снимайте! Все в эфир! Это же настоящая бомба! И мы тут ни при чем, что самое главное.

Ольга Томизина, как и подобает профессионалу, сориентировалась быстро. Видя, что передачу прерывать не собираются, и слыша в скрытом наушнике вопли «главного», она ловко подтолкнула Хлябцева к ответному шагу:

– Вадим Антонович, как вы прокомментируете это заявление?

Улыбка мгновенно слетела с лица эпидемиолога. С трясущимися от возмущения рыхлыми щеками он заявил:

– Это все гнусная ложь, распускаемая врагами России! Ни к какой фармацевтической корпорации я отношения не имею, а тем более, никогда не получал взяток! Я честно выполняю свой долг перед народом, и мне нечего скрывать!

– Тогда откуда же у вас такая дорогая иномарка? – раздался тот же голос.

Хлябцев злобно уставился в ту сторону, где сидел назойливый журналист, и решил, что лучшей защитой в такой ситуации будет не продолжать полемику, а обидеться и игнорировать каверзные вопросы. Что он с успехом и предпринял:

– Вы знаете, на Западе считается самым большим оскорблением – поинтересоваться у коллеги размером его заработной платы. У нас же считается хорошим тоном оскорбить честного человека, который своим трудом чего-то в жизни достиг. Вот что я вам скажу, молодой человек. Я не буду отвечать на ваши вопросы, считая их неприличными и порочащими мою честь и достоинство. Для того чтобы считать мои деньги, да и ваши тоже, есть специальные органы. Они пусть и разбираются.

– Вы не уходите от ответа! – не унимался правдоискатель.

Эпидемиолог выжидающе посмотрел на ведущую, всем своим видом показывая полное пренебрежение к звучащим в зале выкрикам.

Та, в свою очередь, напряженно улыбалась в камеру, моля режиссера намекнуть о том, в каком ключе ей продолжать вести передачу. Ведь о скандале договоренностей не было, и начни она сейчас наседать на важного чиновника, завтра он может сделать так, что ей некуда будет ходить на работу. А с другой стороны, коллеги могут обвинить ее в бесхребетности и отсутствии журналистской хватки, и тот же директор программы отправит ее подальше, обвинив в том, что она не вывела на чистую воду негодяя. Проще говоря, Ольге жизненно необходимо было знать, входит ли этот новоявленный замминистра в группу тех, о ком можно говорить только хорошее, или нет. Но режиссер сам, видимо, был не в курсе, и Томизиной пришлось выкручиваться по ситуации. На ее счастье, большое табло, отсчитывающее время эфира, показало желанную надпись: «До конца эфира тридцать секунд!» А в этом случае можно было сказать только одно:

– Спасибо вам, Вадим Антонович, что согласились прийти к нам в студию и подробно ответили на все интересующие нас вопросы. К сожалению, эфирное время нашей передачи ограничено, еще раз благодарю всех присутствующих, до свидания. С вами была Ольга Томизина.

– Вот теперь давай рекламу! – махнул рукой режиссер, скалясь в странной усмешке.

7

Солнце клонилось к горизонту. От потрескивающих в костре дров исходил ароматный дымок. Павлов и Ерков, вдоволь набродившись по лесным закоулкам, решили заночевать на берегу озера и как раз закончили обустраивать лагерь. Модная палатка, которую целый день таскал на горбу Сергей, оказалась очень удобной в применении: потребовалось не больше минуты, чтобы из свертка она превратилась в просторный домик. Но самое главное ее достоинство заключалось в том, что она совершенно не промокала и имела возможность для установки внутреннего подбоя на случай применения при низкой температуре. Вот только рассчитана она была на стандартных людей, и Полундре в ней было тесновато. А для Еркова в самый раз. Зная об этом заранее, Павлов прихватил с собой спальник. Теперь он сидел на нем, с интересом наблюдая за действиями своего друга.

Тот откопал небольшую ямку, налил туда воды и принялся разминать в ней комья глины, словно заправский гончар.

– Ты никак горшок лепить собрался, да? – Сергей склонил голову набок.

– Вот хороший ты парень, но – темнота! Ты бы еще про стопки вспомнил! Ну, погоди. Доделаю – увидишь!

– Тебе помочь?

Александр отрицательно замотал головой:

– Сиди и учись. Я покажу тебе, как готовят утку настоящие охотники. К тому же ты мой гость, поэтому отдыхай.

С этими словами хозяин вынул руки из густой жижи, очистил их от красноватой глины, достал из-за голенища охотничий нож. Затем вытряхнул из мешка двух подстреленных уток и принялся свежевать добычу. С ловкостью заправского мясника он по очереди вспорол им брюхо и одним движением вывернул оттуда все внутренности, бросив их своей собаке. Цезаря не пришлось долго уговаривать – придерживая кровавые шмотки лапами, пес стал рвать их клыками и с аппетитом уминать.

– Теперь сделаем так, – комментировал свои действия охотник. – Берем глину и обмазываем обе тушки... вот так... со всех сторон, чтобы ни одного перышка наружу не торчало.

Дело спорилось быстро, и через пару минут оба комка глины с птицами внутри уже покоились в самом центре костра, присыпанные горячими углями.

– Теперь главное – не жечь сильно огонь. Только чтобы жар поддерживать.

– А есть их как?

– Разбиваешь глину, она отходит вместе с перьями. Остается голенькая жареная утятина. Пальчики оближешь! – Ерков мечтательно закатил глаза.

– А ждать долго? – Сергей основательно проголодался за день охоты.

– Часок примерно. Что? Долго? Так у нас ведь сухой паек имеется! – Бывший моряк извлек из подсумка завернутые в фольгу продукты и бутылку водки. – Наливай!

Бутерброды испарились в момент. Павлов смущенно повертел в руках полупустую бутылку и заметил:

– А бутылка-то одна всего...

– Да... Эк мы лопухнулись! – согласился Ерков. – Ночевать-то не думали поначалу...

Сергей встрепенулся:

– А здесь же поселок недалеко! Я сбегаю!

Александр с сомнением глянул на часы:

– Отсюда до магазина – километра три с гаком. До закрытия – меньше получаса. Успеешь?

– А то! – ответил Полундра, скидывая с себя патронташ. – И не такие маршброски случались. Мадагаскар помнишь? Здесь просто рай по сравнению с ним. Я мигом. Полчаса туда, столько же обратно. Как раз к утке вернусь.

Легким бегом Сергей стал быстро удаляться от стоянки. Бежалось легко и свободно, Павлов с наслаждением втягивал душистый боровой воздух ноздрями, чувствуя, как тот разливается по телу, прибавляя жизненных сил. Вроде бы и бежал, а вместо усталости – прилив энергии. И это на пустой желудок! Чудеса. Перепрыгнув через поваленное сухое бревно, Сергей вымахнул на проселочную дорогу. Две протоптанные колеи да травка посредине. Ее Павлов и выбрал для дальнейшего движения. По сторонам света сориентировался, выбрал направление и вперед, прямо к искомому месту. Сзади послышался звук мотора.

– Тут еще и машины ездят! – пробормотал себе под нос Сергей, сбегая на обочину, чтобы пропустить невесть откуда взявшийся автомобиль. Урча и переваливаясь на ухабах, с ним поравнялся потрепанный «УАЗ-456» с выцветшей надписью «Сельхозавиация» вдоль борта. Притормозил.

– Садись, охотничек!

Полундра изумленно вытаращил глаза: за рулем сидела сногсшибательная девица в летной кожаной куртке и насмешливо смотрела в его сторону. От неожиданности он не сразу нашелся с ответом. Девушка мелодично рассмеялась:

– Не бойся, я не маньяк! Если спешишь в поселок, нам по пути.

Сергей усмехнулся и взялся за дверную ручку:

– А если маньяк – это я? Сами не боитесь?

Девушка усмехнулась, дождалась, пока Павлов плюхнется на переднее сиденье, и рванула машину вперед.

– Я хоть и девушка хрупкая, но постоять за себя умею, – ответила она, поджав полные губы. – Водка закончилась?

Павлов удивленно покосился на нее.

– С чего вы так решили?

Девушка поморщилась:

– Давай на «ты», хорошо? А то я чувствую себя старухой! К тому же у нас в авиации «выкать» не принято.

– Ладно, – пожал плечами Сергей. – С чего ты так решила?

– А куда еще, на ночь глядя, может мужик спешить, оставив друзей у костра?

– К любимой женщине, например.

Девушка посмотрела на него с нескрываемым интересом:

– Да-а? А что, здесь у тебя уже есть такая?

– Теперь, возможно, есть. – Павлов скосил глаза на внушительный бюст неожиданной попутчицы, обтянутый белой футболкой и нескромно подпрыгивающий на каждой кочке. Девушка перехватила его взгляд и улыбнулась. Чтобы скрыть свое смущение, Павлов принялся оглядывать салон. – А вы... ты всегда так беспечно незнакомых мужчин на дороге подбираешь?

– Не всех, – строго заметила та и странно посмотрела на боевого пловца своими лазурными глазами. – Только тех, кто особенно понравился. А то, что мы незнакомы, легко исправить. Светлана Найко, летчик второго класса.

Ее взгляд произвел на Сергея эффект разорвавшейся гранаты – что-то внутри зажглось, огонек побежал по венам. Если бы не железная привычка сохранять размеренное дыхание в любой ситуации, оно точно сбилось бы.

– Сергей Павлов, – представился он, любуясь выбившимся из прически локоном насыщенного медного цвета. – ...Э... охотник я.

– Охотник? Ну, ладно. Пусть будет так.

Девушка замолчала, о чем-то задумавшись. Паузу надо было как-то разрушить, и Полундра решил поинтересоваться, тем более что это его действительно занимало:

– Такая красивая девушка – летчик? Это не шутка?

– А по-твоему, все летчики – уроды?

– Я не это имел в виду, – запротестовал моряк. – Ты вполне бы моделью стать могла... или на телевидении...

– А! Так это был комплимент, как я сразу не догадалась!

Сергей покраснел. По крайней мере, ему так показалось.

– Ну да... А это не ты, случайно, над озером летала?

Синие глаза кольнули его электрическим разрядом.

– Я.

Сергей обрадовался найденной теме для разговора:

– А что распыляла?

Снова синие молнии глаз, только уже ледяные:

– С чего ты взял? Я аэрофотосъемку провожу, археологи заказали. Это безвреднее, чем поля опрыскивать, да и интереснее.

Сергей почувствовал, что девушке неприятен этот разговор, и не стал спорить, хотя своим глазам он доверял вполне, а утром они явно различили след, оставляемый «кукурузником». Замолчал, глядя, как девушка управляется с непослушным рулем.

– Что-то не так? – Светлана сбавила ход.

– Руки у тебя красивые, – признался Павлов. – Тонкие, изящные, словно из мрамора. Насмотреться не могу. Наверное, нежные очень.

– А ты попробуй, – предложила она, протягивая ладонь и продолжая крутить баранку одной левой.

Полундра оторопел, но взял ее пальцы своей грубой пятерней. Они были сухими и горячими, а в его ручище и вовсе казались игрушечными.

– Мне надо переключить скорость, – сообщила девушка через несколько секунд, и Сергей поспешно выпустил ее руку. – Поедем через лес, так короче.

«Уазик», круто вильнув, выбрался из накатанной колеи на едва видимую стежку, которая и вовсе перестала быть видимой через сотню метров. Проехав еще немного, Светлана остановилась. Двигатель смолк. Сергей тупо уставился на смыкавшиеся перед капотом ветви деревьев.

– Мы что, заблудились? – обернулся он к девушке.

– Ага, – хрипло согласилась она, вонзив в него призывно мерцающий взгляд. Едва слышно щелкнула заколка, и по плечам рассыпались тяжелые локоны. Светлана чуть подалась вперед и прикрыла веки, часто и взволнованно дыша.

Изумление Павлова сменилось неистовым желанием обладать этой женщиной, такой дерзкой и нежной одновременно. Уже не владея собой, он сгреб ее в объятия и впился в горячие сладкие губы. Время завертелось цветным хороводом.

Внезапно Сергей поймал себя на мысли, что он что-то забыл. С трудом заставив себя прервать головокружительный поцелуй, он пьяными от страсти глазами уставился на бешено бьющуюся жилку на ее виске.

– Меня... ждет товарищ... – выдавил он. – Если я не вернусь, я его подведу...

Девушка прижалась к его широкой груди и принялась щекотать губами шею.

– Сережа, – прошептала она. – Разве он не может подождать? Ты же за водкой шел? Я дам тебе из своих запасов, не переживай. А товарищу своему позвони, у него же есть телефон?

Полундра с сожалением высвободил руку из-под девичьей футболки и набрал нужный номер, молясь, чтобы оба аппарата находились в зоне действия сотовой сети. Звонок, другой. Наконец наступило соединение – слабое, прерывающееся, но такое нужное.

– Саня! – проревел в трубку Павлов. – Дегустируй первого селезня без меня, слышишь? Я задержусь!

В трубке раздался ехидный смешок:

– Ага! Я видел, с кем ты уехал! Хорошо, если к утру вернешься!

– Никаких обид?

– Никаких!

Телефон вывалился на пол, жалобно пискнул и умолк. Шорох торопливо снимаемой одежды, слова и вздохи невпопад, натужный скрип жестких сидений под разгоряченными телами потонули в кронах вековых деревьев, скрывших от посторонних глаз и ушей нежданных любовников...

8

Рональд Вайл пересек кабинет по диагонали, скидывая на ходу пиджак, и устало опустился в кресло. Денек выдался на редкость жарким и в смысле температуры воздуха, и в плане работы. Ни секунды не удавалось побыть одному и поразмышлять над сложившейся ситуацией. Ослабив галстук, он прикрыл веки и откинулся на подголовник.

Когда Вайл для спасения российского филиала корпорации решил руководить им сам и уволил предыдущего управляющего, он даже не подозревал, насколько ему придется погрязнуть в рутине. Каждая мелочь казалась настолько запущенной, настолько неграмотно организованной, что Рональд не переставал удивляться, как фирме до сих пор удавалось держаться на плаву. Вызвав своих экспертов для тотальной проверки, он с «шашкой наголо» прошелся по головному офису, увольняя направо и налево за малейшие просчеты и отклонения от западного стиля ведения дел. И лишь к концу второй недели американец начал постепенно приходить к мысли, что он пытается влезть в чужой монастырь со своими правилами.

Разумеется, «монастырь» был его собственный, по крайней мере, контрольный пакет акций хранился в его сейфе. Но для успеха бизнеса учитывать менталитет страны было крайне необходимо. Осознав это, американец призадумался и слегка поумерил пыл, с которым поначалу проводил «чистку». Оставил работать даже прежнюю секретаршу – испуганную даму бальзаковского возраста с блеклым макияжем, но потрясающей памятью. Именно она сейчас настойчиво пыталась связаться с ним по громкой связи из приемной.

– Господин Вайл, на первой линии господин Сканков. – Ее английский, хоть и не был безупречным, босса отчего-то не раздражал. Напротив, с ней он старался общаться исключительно на языке туманного Альбиона. – Мне соединить его с вами?

Рональд нехотя выпрямился, тряхнул седой головой и придавил кнопку селектора:

– Да, конечно, соедините. Для остальных меня нет.

Через пару секунд он услышал знакомый голос человека, от успешной работы которого зависела судьба филиала:

– Мистер Вайл? Это я.

– Слушаю, – сухо ответил американец.

– Работа движется в соответствии с планом, я держу все под контролем.

Рональд поморщился:

– Ближе к делу. Вы говорите по спутниковому каналу – оставьте ваши конспиративные штучки.

– Да, конечно. Примерно одна треть уже обработана.

– Говорите, распылили над третью водоема? Так?

– Да. Через неделю все будет сделано. Археологи уже приступили к подводным работам.

Сухие губы босса дернулись в кривой усмешке:

– Это меня меньше всего волнует. На какой срок рассчитана их экспедиция?

– «Открытый лист» у них до конца июля, но Академия наук легко продлит его еще на пару месяцев, если хоть что-то обнаружится.

– А нам это нужно? – Рональд нахмурился.

– На самом деле, они не продержатся там и месяца. Всем ясно, что в озере ничего нет. Это просто очередная красивая легенда про клад, которую я отыскал очень кстати. Как только расшифруют аэрофотоснимки и убедятся в этом сами, поиск закончится.

Вайл еще сильнее сдвинул мохнатые брови:

– Даже месяца слишком много. Кто-нибудь из них обязательно попробует местной дичи и подохнет. А они люди не глупые, могут сопоставить некоторые факты и догадаться. Так что придумай, как безболезненно выдворить их с озера, как только они перестанут быть нужными.

В трубке послышался бодрый голос Сканкова:

– Я, кажется, знаю, как это сделать лучше всего. На подготовку времени как раз хватит.

– О'кей. Держи меня в курсе.

– Мистер Вайл... – Менеджер по аналитике замялся. – Возникнут непредвиденные расходы, за которые я не смогу отчитаться...

– Не разочаровывайте меня, господин Сканков. Для меня важен результат, а каким способом вы его достигнете и сколько потратите – не имеет абсолютно никакого значения. Вам ясно?

– Конечно, мистер Вайл. До свидания.

Аппарат мягко щелкнул, разъединяя абонентов. Рональд посидел неподвижно еще пару секунд, прикидывая что-то в уме, а потом нажал кнопку вызова:

– Принесите мне последнюю корреспонденцию и кофе...

9

Скат самой большой палатки, отведенной под полевую лабораторию, продолжался в широкий навес, в прохладной тени которого важно восседал начальник поискового отряда Рубашников. На раскладном столике перед ним мерцал экраном ноутбук, подрагивал от слабого ветерка ворох фотографий и бумаги. Курчавый парень в гидрокостюме и хрупкая блондинка увлеченно переговаривались между собой, разглядывая через плечо профессора изображения на мониторе. Делали они это шепотом, чтобы никоим образом не помешать работе своего наставника, а по совместительству – начальника университетского поискового отряда. Профессор был полностью погружен в работу: появились первые результаты.

– Вот! Вот они! Смотрите! – Рубашников торопливо выхватил одну из кипы фотографий и приложил ее сбоку к картинке на мониторе. – Вот это – увеличенное фото с воздуха. Видите эти более светлые участки? Контур, конечно, размыт, но вполне определяем. Так... по карте выходит, это... гм... здесь. Да, точно.

Студены за спиной завороженно притихли и сгрудились потеснее. Даже представитель меценатствующей фирмы, сидевший до этого рядом со скучающим видом, придвинул стульчик и стал слушать пояснения ученого.

– ...А сейчас я выведу сюда картинку с лодочного радара, – продолжал Рубашников. – Так... это в числах, не показательно... а это – графика. Вуаля!.. При внимательном рассмотрении на этом же участке эхолот вырисовывает нам вот эту цепочку возвышений, видите?

– Очень похоже на затопленный обоз! – не выдержала студентка.

Профессор снисходительно рассмеялся:

– Если смотреть подольше, то можно и очертания телег в этих пятнышках разглядеть! Все зависит от фантазии и мотивации. Но вы абсолютно правы – многие признаки указывают на то, что эти неровности дна имеют искусственное происхождение. А вот что они на самом деле собой представляют, нам и предстоит узнать!

Сканков с сомнением покачал головой:

– Что-то больно далеко от берега. Если допустить, что это повозки с награбленным добром, то как они их почти на середину озера дотащили?

Рубашников живо обернулся к нему, глаза горели азартным блеском предвкушения научной дискуссии.

– Разве вы не знакомы с нашей опорной версией? Я вкратце напомню. После малоярославецкого сражения Наполеону пришлось отступать на уже разоренную им ранее старую Смоленскую дорогу. Но о капитуляции он в то время даже и не думал. Из достоверных исторических источников нам известно, что в Смоленске он собирался лишь перезимовать и накопить силы, чтобы на следующий год продолжить войну. Многие историки на этом основании сделали выводы, что бросать награбленное в тех местах, где мы сейчас находимся, наполеоновским солдатам было рано. Дескать, только после вяземского и последующих сражений, когда над французами нависла реальная угроза полного окружения и разгрома, они стали избавляться от сковывающих передвижение тяжелых обозов.

– По-моему, все очень логично, – кивнул менеджер. – Жажду наживы может пересилить только стремление выжить, да и то не всегда. Особенно если речь идет о «желтом дьяволе».

– Не у всех такая страсть к деньгам, – фыркнула студентка.

– Милая девушка, – назидательно сказал Сканков. – Вам приходилось хоть раз держать в руках золотой слиток? Уверяю вас, ощущения возникают очень противоречивые. А если этого металла целый воз? Вы представляете, какие это суммы? При нынешней цене на драгоценные металлы кубик со стороной в десять сантиметров и чистотой две девятки потянет почти на четыреста тысяч американских долларов! Вам это о чем-нибудь говорит?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Поделиться ссылкой на выделенное