Сергей Зверев.

Двойной агент

(страница 4 из 22)

скачать книгу бесплатно

«За что мы работаем? За что работают все разведчики, все шпионы мира? Каков стимул? Патриотизм, деньги, тот адреналин, который иногда дает эта работа? Такова реализация атавистического инстинкта охотника, полученного нами в наследство от предков? Говорят, этому подвержены в той или иной степени все мужчины, только выражение этому каждый находит свое».

Вопросы все возникали и возникали, а ответов не было.

В конце концов Алекс разозлился на эти дурацкие мысли, самокопание он считал занятием неплодотворным, даже вредным, и от злости резко нажал на тормоз. Покрышки видавшего виды «Форда» взвизгнули, оставляя черные следы на асфальте, автомобиль слегка занесло, и он остановился на обочине.

«Почему только теперь эти идиотские мысли не дают мне покоя, почему я раньше ни о чем подобном не думал?» – сам себя спросил Алекс, но на этот вопрос ответ он знал.

«Потому что у тебя теперь есть что терять, а значит, и есть за что зацепить. Теперь волей-неволей приходится думать о будущем, и не надо хотя бы себя обманывать. Ты теперь агент с изъяном».

Под изъяном Алекс имел в виду Элеонор, вернее, не ее саму, а свое отношение, свое чувство к ней, которое он до сих пор даже в мыслях не отваживался назвать своим настоящим именем.

Многое изменилось в жизни Алекса после встречи с Элеонор. Он долго сопротивлялся этому чувству, отмахивался от него: да ерунда, пройдет, бывает. Но не прошло, наоборот, усилилось, овладело им, но не полностью, не безраздельно. Боевая труба по-прежнему звала его, и звуки ее пробивались даже сквозь его любовь к Элеонор.

Алекс усмехнулся и, включив двигатель, тихо произнес:

– Да, пожалуй, действительно, горбатого только могила и исправит!

Оставшиеся несколько миль до Лэнгли он проехал с такой скоростью, что мыслям места просто не осталось.

Только перед самым въездом он сбросил скорость до приемлемой и остановил машину на КПП, не дожидаясь жеста офицера из собственной полиции цэрэушного городка, местные порядки он хорошо знал, теперь полиция останавливала все машины, независимо от чина и ранга владельца.

Полицейский – высокий, широкоплечий, с узким лицом и какими-то пустыми глазами – придирчиво изучил документы Алекса, заглянул внутрь салона и только после этого жестом отдал команду пропустить машину.

С центральной аллеи Алекс свернул налево в надежде припарковать машину на южной стоянке. Она была рядом с центральным входом в старый корпус, наиболее известный простым смертным по фильмам и фотографиям. До одиннадцатого сентября туда даже водили экскурсии, хотя дальше холла штаб-квартиры со знаменитым панно на полу с символикой ЦРУ – орлом, восседающим над розой ветров, – не пускали.

Второй, новый корпус, начавший строиться в 1985 году и первый камень в фундамент которого заложил тогдашний вице-президент Джордж Буш – папа нынешнего Буша, был значительно менее знаменит.

На южной стоянке припарковаться не удалось, полицейский красноречиво скрестил руки над головой и указал на северную, дальнюю стоянку.

Надо сказать, автостоянки в Лэнгли занимают площадь вдвое, а то и втрое большую, чем сам комплекс административных зданий со всеми окружающими их парками и газонами.

Делать нечего, пришлось ехать на северную стоянку. Полицейский не обманул, места здесь были, хотя и в самом дальнем уголке.

Пока Алекс шел со стоянки, он обратил внимание на то, что полицейских из собственной службы безопасности на территории городка стало значительно больше. Особенно на велосипедах: площадь городка была значительной, и полицейские патрулировали не только пешком, но и на велосипедах.

Он свернул налево и вошел под крыло навеса центрального входа, пересек знаменитое панно и подошел к турникетам, которые и являлись собственно входом в святая святых. Вход в здание осуществлялся на удивление просто, вот через эти обычные турникеты с помощью личной электронной карточки, хотя и под неусыпным взглядом бдительных полицейских. И никаких, вопреки расхожему мнению, сканирований сетчатки глаза, отпечатков пальцев, цифровых кодов, голосовых шифров и прочей голливудской ерунды здесь не было.

Алекс вошел в кабинет шефа и уже было открыл рот, чтобы поздороваться, но так и замер, не произнеся ни слова. А лицо человека, сидящего за столом, просто-таки светилось от счастья, он был доволен произведенным эффектом.

– Узнал? Вижу-вижу, узнал! – вставая навстречу вошедшему и протягивая обе руки, довольным голосом пробасил новый начальник Алекса.

– Майор Хаммер, но... – проговорил действительно удивленный Алекс.

– Полковник, мистер Бэр, полковник, и не Хаммер, а Тейлор. Полковник Эдвард Тейлор. Для тебя просто Эд, в неслужебной обстановке, конечно.

Алекс знал майора Хаммера, участвовал в нескольких операциях под его руководством, и они были если не друзья, то, во всяком случае, хорошие, добрые товарищи. И, как Алексу было известно, майор погиб два года назад во время акции в Эквадоре. А теперь стоял живой и здоровый, с распростертыми дружескими объятиями и от души потешался над его, Алекса, растерянностью.

– Ты что, Ал, думаешь, я привидение, бесплотный дух? – раскатисто хохотал полковник. – Ладно, проходи, садись.

Полковник достал из бара бутылку виски, плеснул в стаканы, они выпили не чокаясь.

– Я действительно чуть не погиб тогда, в Эквадоре. Меня ранило в ногу, икру навылет прострелили, Джейсон меня на себе волок. Вертолет за нами не пришел, сбили. Выбирались почти две недели своим ходом, думали, уже все, конец. У меня гангрена началась, восемь месяцев в госпитале, потом реабилитация... – Полковник задумался, лицо его погрустнело. – Теперь я работник кабинетный, нога-то пластиковая под самое не могу. Вот так, брат!

– Не знаю, что и сказать, Эд, рад за тебя или сожалею, наверное, и то и другое, – наконец обрел дар речи Алекс. – Во всяком случае, я искренне рад, что ты заменил Хемптона.

– Но это по большей части твоя заслуга, Алекс. Это ведь ты навел ракеты на их яхту, насколько я знаю из отчетов.

– Не совсем, я лишь передал ему телефон с маяком наведения, – скромно заметил Алекс.

Полковник, улыбаясь, глядел на Алекса, затем убрал со стола бутылку и произнес:

– Все, мистер Бэр, вечер воспоминаний закончен. Теперь к делу.

– Да, я слушаю.

– Дело, прямо скажу, нехорошее. Для нас крайне щекотливое. А последствия его, если вовремя не пресечь, могут быть катастрофические. Вот материалы по делу, потом изучишь, а пока вкратце. – Полковник положил папку перед Алексом.

– На Филиппинах, на острове Минданао, до недавнего времени находился наш научно-исследовательский институт, подведомственный Пентагону и, со слов военных, занимавшийся вполне безобидными вещами. Были, правда, там некоторые неувязки, связанные со вспышками непонятных заболеваний на острове, но военные быстро все утрясали, так что огласки инциденты не получали. Теперь института нет!

– Не понял?

– Разгромлен до основания, оборудование уничтожено, большая часть сотрудников погибла, охрана перебита почти полностью, а это была рота отборного спецназа Пентагона, сам понимаешь, что за ребята. Местная полиция ведет следствие, но.... А сам Пентагон... Ты же знаешь, как они любят делиться своими секретами, особенно с нами. Курировал этот институт генерал Кларк, он уже вылетел на Минданао. И еще, после разгрома института на острове вновь зафиксированы случаи странного заболевания, местные медики его даже идентифицировать не могут, но ни один из заболевших не выжил.

– Ну а я-то здесь каким боком?

– Ты слушай, не перебивай. До главного и самого плохого я еще не дошел.

– Ого! – изумился Алекс. – Если это не самое плохое, то что же плохое? Выход Техаса из состава Соединенных Штатов? Развал самих Штатов? Гибель цивилизации?

– Ну, это уж ты хватил! Гибель цивилизации! – в тон ему ответил полковник. – Не всей цивилизации, а только ее части, причем теперь уже даже и не большей.

– Я опять не понял, ты о чем?

– Не надо перебивать начальство, тогда будешь все понимать, – нравоучительно заметил Тейлор и пробурчал, подражая манере одного их общего знакомого, майора из Академии ЦРУ: – Вечно вы, агенты, думаете, что знаете больше всех, больше командования.

Алекс улыбнулся и, выставив ладони перед собой, склонил голову набок, что должно было, вероятно, означать: «Молчу, шеф, молчу, больше ни слова».

– В России, на Чукотке, сейчас свирепствует эпидемия неизвестной болезни, по симптомам очень напоминает филиппинские случаи. На Чукотке ее локализовать не смогли, и теперь она появилась в Приморье – Владивосток, Находка и уже даже Уссурийск. И что интересно, болеют только белые.

– !!!

– Поэтому, вероятно, – продолжал полковник, не обращая внимания на удивленно выпученные глаза Алекса, – на Филиппинах эта болезнь не получила такого распространения, как в России, там ведь европеоидов почти нет.

– Ты хочешь сказать, Эд, что Пентагон в этом заштатном институте на богом забытом острове занимался изготовлением расового оружия?!

– Заметь, Алекс, ты первый это сказал! Только я не думаю, что этим занимался Пентагон, скорее кто-то из тамошних, институтских ученых или... Но это и есть твое задание, выясняй, но тихо и быстро.

– Я думаю, что ни одно государство не будет финансировать разработку расового оружия. Это оружие террористов. Если такое вообще возможно. Насколько я знаю, это – фантастика.

– Тогда половина белого населения Анадыря умерла именно от этой фантастики, – сказал Эдвард Тейлор, глядя на Алекса в упор. – Пойми, Алекс, споры вести некогда. Умирают люди, нарастание болезни идет по экспоненте. Русские сначала тоже сомневались, думали, что это случайность, но факт остается фактом – ни один якут, ни один чукча, а и тех и других на Чукотке немало, не заболел, только русские и другие европейцы. В Приморье ни один китаец, а их там не меньше, чем в самом Китае, ни один татарин или какой другой монголоид не заболел, только белые.

– Сколько у меня времени на подготовку?

– Меньше суток, вылетаешь завтра утром, – ответил полковник.

– Легенда?

– Практически никакой, летишь под оригинальной фамилией Смит и таким же оригинальным именем Джон, как представитель фирмы «Фут фрут», агент по закупке фруктов, проводишь маркетинговые исследования, готов заключить любой контракт, не брезгуешь комиссионными. Остальное додумаешь сам, не впервой.

– Могу я воспользоваться нашей базой?

– Разумеется. В соседнем кабинете терминал полностью в твоем распоряжении.

Глава 8

Филиппины. Остров Минданао. Окрестности города Котабато

Погибшие сотрудники института были похоронены на старом местном кладбище, находящемся на территории полуразрушенной католической миссии, на самой окраине города. Все погибшие были католиками, траурную церемонию проводил отец Антонио, местный священник, по воле случая присутствовавший при нападении бандитов на институт, но не пострадавший.

Тела погибших американцев были запаяны в цинковые ящики и ожидали отправки на родину тут же, в подвале католической миссии.

Прибывший из Вашингтона генерал Кларк с командой перебрали развалины института камень за камнем, но это не принесло никаких результатов, оборудование было уничтожено полностью, уцелели только генератор и несколько воздушных насосов, находившихся в подвале, поэтому практически не пострадавших. Из-под обломков был также извлечен большой несгораемый сейф с документацией, не представлявшей, впрочем, для генерала большого интереса, документы в сейфе были в основном хозяйственные, не имевшие к научной работе никакого отношения. Результаты последней разработки бесследно исчезли.

Через несколько дней после разрушения института на Котабато обрушилась новая напасть: в больницы города начали обращаться жители с жалобами на высокую температуру, недомогание, боли в пояснице, головную боль.

Больных госпитализировали с подозрением на инфекцию, что при филиппинском климате не редкость, но врачи, как ни старались, диагностировать болезнь не могли. Количество больных увеличивалось, у первых поступивших стали наблюдаться геморрагические проявления. Местные медики обеспокоились и вызвали специалистов из Манилы.

Стали поступать сведения, что с подобным заболеванием столкнулись и врачи близлежащих городов – Биту, Таманг, Мануанган. Особенно много случаев наблюдалось в городах Маитунг и Даликан, расположенных в сильно заболоченной местности.

Хотя и врачи, и местные власти обратили внимание на эти вспышки заболеваний и старались как могли с ними справиться, особой тревоги это пока не вызывало, не воспринималось как эпидемия. Никто пока не обратил внимания, что все заболевшие – европейцы, которых на Минданао было очень мало, и уж тем более никто не связывал это с разрушением американского института в Котабато. Никто, кроме генерала Кларка, но тот не спешил делиться своими выводами ни с кем.

* * *

Проводивший расследование Умберто Гарсиа в очередной раз беседовал с отцом Антонио, тут же присутствовал и генерал Кларк.

Генерал сидел в углу комнаты, внимательно слушал четкие ответы священника, лишь изредка задавая короткие вопросы.

Вопросы касались в основном того, что, по мнению Антонио, хотели бандиты, ради чего было устроено это нападение.

Гарсиа был со священником подчеркнуто вежлив, сам он являлся истово верующим католиком, как и большинство жителей города, но служба есть служба, и ему приходилось досаждать святому отцу своими бесконечными вопросами.

– Когда раздался взрыв, вы где находились?

– На улице, перед входом. Нам с трудом удалось вырваться из здания, и как только мы вышли, не успев отбежать несколько шагов, раздался взрыв, очень сильный. Нас отбросило, и я на некоторое время, не могу сказать, на сколько именно, потерял ориентацию.

– Это был один взрыв или серия из нескольких? – вновь спросил священника Гарсиа.

– Не могу сказать точно, но мне показалось, что один. Все случилось очень быстро и совершенно неожиданно.

– А что происходило в здании, перед тем как вы вышли?

– Бой – крики, ругань, кровь, неразбериха, автоматные очереди. Китайцы стреляли в солдат, солдаты стреляли в китайцев. Люди, я имею в виду сотрудников, кричали и метались из стороны в сторону, не зная, что делать, куда бежать.

– Простите, святой отец, но как вы оказались в институте? – вмешался в разговор Кларк.

Гарсиа искоса бросил на генерала неодобрительный взгляд, но промолчал, вопрос показался ему не совсем вежливым, однако делать замечание генералу он не решился.

Священник вопрос воспринял совершенно нормально и обстоятельно ответил на него, но ответ его был адресован не генералу, а Гарсиа.

– Я был приглашен доктором Асакино для освящения его новой лаборатории. Мне и пропуск был выписан, он, кстати, сохранился. – Отец Антонио достал из внутреннего кармана пиджака бумажный прямоугольник и положил его перед Гарсиа.

Сутану священник, как и многие католические священники, надевал только во время службы, во все же остальное время он одевался, как и прочие, и служителя церкви в нем выдавал только белый «римский воротничок» на темной рубашке.

– Не знал, что старик Асакино был настолько набожен, – с улыбкой заметил генерал.

Антонио повернулся к Кларку всем корпусом и тихо произнес:

– Сын мой, не забывайте, что вы говорите об усопшем, тело которого еще не обратилось в прах!

– Прошу прощения, святой отец, – примирительно сказал генерал, выставив перед собой черные ладони.

По заблестевшим глазам Гарсиа нетрудно было понять, что отповедь священника ему понравилась, чего нельзя было сказать о Кларке, – тот начал раздражать его с первой же минуты знакомства, хотя вел себя довольно сносно.

– А как, святой отец, бандиты вели себя с сотрудниками? – после небольшой паузы задал новый вопрос Гарсиа.

– Вы не поверите, господин Гарсиа, но никак, они просто не замечали нас. Мы были для них чем-то вроде мебели, могли толкнуть, если кто-то им попадался на пути, ударить, но и только.

– Они не стреляли в вас?

– Нет, говорю же вам, они нас не замечали. Я не сразу это понял, но теперь мне кажется, что у ворвавшихся в здание бандитов была только одна цель – уничтожить охрану.

– Они не рвались в сектора, не задавали вопросов, ничего не требовали?

– Нет, ничего подобного не было. Они просто планомерно убивали солдат. И еще одно... – Священник на секунду замолчал, как бы не решаясь сказать.

– Что, святой отец? – попытался подбодрить его Гарсиа. – Говорите.

– Я не особо сведущ в военном искусстве, но теперь, когда вспоминаю, мне кажется, что нападавшие знали расположения постов, знали, где должны находиться солдаты.

– Что заставило вас сделать такое предположение, святой отец? – спросил вмиг напрягшийся генерал Кларк.

– Понимаете, – повернулся к нему Антонио, – когда они вбежали в холл, никто из бандитов не метался, не озирался по сторонам, ища цель. У каждого из них была своя... своя цель... и каждый точно знал, где эта цель находится.

– Под словом «цель» вы имеете в виду солдат охраны? – вновь задал вопрос генерал.

– Да-да-да! Один из солдат, он был почти рядом со мной, встал со своего стула и отошел на несколько шагов, чтобы позвонить по телефону. В это время ворвались бандиты, и один из них выпустил очередь в этот стул, хотя там никого не было!

– Вы ничего не путаете, святой отец? Возможно, это вам просто показалось?

– Нет-нет! У меня эта сцена до сих пор перед глазами стоит!

– Ну, хорошо. А что было потом, на улице, после взрыва? К вам подошла их предводительница Ли. О чем она спрашивала? – спросил все еще находящегося под впечатлением страшных воспоминаний Антонио Гарсиа.

– Что? Ли? Да-да, Ли. Дьявол в женском обличье! – произнес святой отец, возвращаясь в действительность. – Я в разговоре не участвовал, необходимо было оказать помощь раненым. Но слышал, что она интересовалась складом, или что-то в этом роде... Кто они, Гарсиа? Вы о них что-то знаете?

– Конечно, о группировке Черной Ли нам давно известно. В сущности, это просто бандиты, живущие за счет наркотрафика, но в последнее время стали приторговывать оружием, не брезгуют ничем. А для придания хоть какой-то респектабельности своей группировке Черная Ли пытается позиционировать себя как крайне левое национально-освободительное движение. Не вливаясь ни во Фронт Национального Освобождения Моро – MNLF, ни в военный Исламский Фронт Освобождения Моро – MILF, активно с ними сотрудничает, особенно с последним. Распространяет листовки здесь и на Сулу, содержание которых – какая-то дикая смесь изречений из Мао, Ленина, Гитлера, Ницше, и все это с сильным расистским уклоном.

– Они признают право на существование только желтой расы, черной – только на определенных условиях. – Гарсиа покосился на генерала. – Для белых, по их убеждению, нет места на земле.

Во время рассказа Гарсиа от внимательного взгляда священника не ускользнуло, что для Кларка все сказанное новостью не было. Отец Антонио был хорошим священником, а следовательно, отличным психологом.

– Сама Ли, по всей видимости, женщина умная, волевая, обладающая определенной харизмой, – продолжал Гарсиа. – Не думаю, что она всерьез верит во всю эту галиматью, которой пичкает свое воинство. Для меня в ее действиях много непонятного. Зачем они напали на институт? Почему оставили в живых свидетелей?

При этих словах полицейского священника передернуло.

– Простите, святой отец, – заметив это, сказал Гарсиа, – но, по логике вещей, они не должны были оставлять вас в живых. Правда, в отличие от исламских группировок, Черную Ли нельзя обвинить в излишней жестокости, но и в излишней доброте тоже. И еще одно, по нашим данным, она через подставных лиц скупает ананасовые плантации. Что это? Попытка заняться легальным бизнесом? Но всем известно, что этот бизнес приносит мизерные доходы, ни в какое сравнение не идущие с торговлей оружием и наркотиками.

В это время зазвонил телефон на столе Гарсиа.

– Да, слушаю... Здесь... Да, мы уже закончили. – Гарсиа посмотрел на Антонио. – Конечно, конечно... Хорошо, я распоряжусь. До свидания.

Гарсиа положил трубку и, глядя на священника, произнес:

– Святой отец, в госпитале умирает один из раненых сотрудников института, просит, чтобы вы его исповедовали и причастили. Врач говорит, что у него не более часа. Вас довезут до госпиталя...

– Спасибо, сын мой, но я еще в состоянии сам вести машину, не стоит на меня тратить время.

– До свидания, святой отец. Большое спасибо, вы нам очень помогли, – встал из-за стола Гарсиа, прощаясь со священником.

Генерал Кларк лишь слегка кивнул головой, но в глазах его появился какой-то странный блеск – отражение внезапно пришедшей мысли.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное