Сергей Зверев.

Два капитана

(страница 4 из 23)

скачать книгу бесплатно

Глава 6

Джулиана Хаттерфорд сидела в удобном кресле, ножки которого утопали в пестром ковре, покрывавшем весь пол небольшой пещеры или, если угодно, большого грота. Потолок пещеры искрился в ярком свете люминесцентных ламп вкраплениями кристаллического кварца, стены были задрапированы плотной, похожей на бархат тканью ярко-карминного цвета. Вдоль стен расставлены низкие диванчики – оттоманки. Все это создавало ощущение некой нереальности, варварской роскоши, совершенно неуместной здесь, в сердце новоафонского карстового комплекса. Точно в сказку из «Тысячи и одной ночи» она попала, в пещеру Аладдина, или к графу Монте-Кристо в гости!

«Ну, относительно „в гости“, это как сказать, – подумала Джулиана. – Гостей принято приглашать несколько иными способами и насильно не удерживать. Но вот голодом меня здесь морить не собираются, это уж совершенно точно. А вкусно-то как!»

Перед ней на низеньком полированном столике стояло большое блюдо с кусками зажаренной на вертеле молодой баранины. Куски мяса, источающие восхитительный аромат, были обильно посыпаны мелко рубленой зеленью: кориандром, базиликом, черемшой и нежной весенней крапивой. Гарниром к жареной баранине служила ахьачапа – вареные каштаны, сдобренные острой аджикой и грецкими орехами. Рядом, в глубокой керамической миске, зеленел своеобразный абхазский салат из стручков недозрелой фасоли, листьев кольраби и свекольной ботвы, заправленный ахарцвы – сквашенным буйволиным молоком. В бело-зеленой массе салата сверкали, точно искорки, красные ягодки барбариса, отсвечивали насыщенной желтизной половинки плодов алычи.

А ведь еще были на столе копченые цыплята в ореховом соусе и жареная форель с черноморскими мидиями, которые любым устрицам сто очков вперед дадут.

Словом, настоящий праздник для гурмана и ценителя кавказской кухни! В двух высоких бокалах переливалось ало-розовым цветом молодое домашнее вино. Да, в ресторанах Лондона такого не попробуешь!

Джулиана с явным удовольствием сделала большой глоток вина, поднесла ко рту чурек из кукурузной муки, покрытый толстым слоем пастообразного козьего сыра. Некоторое время она молчала, наслаждаясь изумительным вкусом, а затем подняла глаза на сидящего напротив мужчину и сказала по-русски, правильно и бегло, разве что немного путаясь в ударениях:

– Ваше угощение, Эндрю, свыше всяческих похвал! Я весьма признательна вам, люблю хорошо поесть. И, как видите, даже в столь сложной для себя ситуации не теряю аппетита. А ситуация, согласитесь, очень непростая. Замечу, кстати, что она обязательно станет сложной и для вас. Мои соотечественники резко отрицательно относятся к непонятным исчезновениям подданных британской короны. Это значит, что из ситуации, которую вы же сами и создали, вам будет весьма нелегко выйти. Так, может быть, имеет смысл прояснить ее?

Голос англичанки звучал ровно и совершенно спокойно.

Да, наследница старинного рода Хаттерфордов отличалась завидным самообладанием! Ведь в первый раз она увидела лицо человека, сидящего напротив, в более чем драматической обстановке.

В луче своего фонаря, среди треска автоматных выстрелов и пороховой гари. Каждая подробность их первой встречи намертво отпечаталась в памяти англичанки.

И она по-прежнему ничего не знала о нем. Разве только, что он, по его собственным словам, русский. Это было похоже на правду. И что зовут его Андрей Василевский.

Внешне этот мужчина в пятнистом камуфляжном комбинезоне скорее нравился молодой англичанке, чем нет.

Загорелое лицо отличной лепки, с высоким лбом, от правой брови к уху идет небольшой шрам. Над полной верхней губой – аккуратная щеточка пшеничных усов. И волосы тоже светлые, выгоревшие на солнце до соломенной желтизны, очень коротко стриженные. Виски покрыты сеткой голубых жилок, кожа, казалось, прилегала на голове прямо к сухим костям черепа. Из-под густых белесоватых бровей внимательно смотрели глубоко посаженые глаза цвета пасмурного неба.

У него была странно обаятельная наружность, хотя, присмотревшись к нему поближе, Джулиана обнаружила вокруг его серых глаз суровые морщинки. Да, если такой человек разозлится...

Он улыбнулся. Зубы у него были как у молодого пса, белые и острые.

По крайней мере, пока все в нем дышало невозмутимостью и спокойствием. А главное, чувствовалась вокруг Андрея Василевского характерная, хотя и трудно определяемая словами аура тайны, властности и некоего неуловимого превосходства, которая всегда окутывает людей необыкновенных. Недаром Джулиана сразу признала в нем командира. Вот понять бы еще ей, командира... чего?

Он некоторое время молчал, как бы обдумывая слова Джулианы и пристально глядя ей в глаза. Хаттерфорд взгляда не отводила. Тишину нарушало лишь басовитое гудение дизель-генератора в соседнем пещерном зале. Кабель от генератора шел к распределительному щитку на стене уютной пещерки с ковром на полу, вот откуда электрическое освещение! И еще чуть слышно потрескивали две мощные инфракрасные лампы, согревающие подземный воздух. Да еще откуда-то из-за стенки пещеры доносилось журчание бегущей воды.

– А устроено у вас здесь все очень неплохо, – тихо продолжила Джулиана, разрывая затянувшуюся паузу. – Надо же, какой комфорт!.. Впечатляет... Я полагаю, что этот экзотический антураж стоит немалых денег. Кто же вы такой, хотелось бы знать? На вульгарного бандита вы как-то не похожи...

– Благодарю. И заверяю – я не бандит. Вас, миссис Хаттерфорд, не затрудняет то, что мы разговариваем на русском языке? – Василевский поднял бокал, наполненный вином, некоторое время сосредоточенно рассматривал розовую жидкость, словно обдумывая следующую фразу. – Я ведь весьма неплохо владею английским, так что, если вы пожелаете, мы можем перейти на ваш родной язык.

– Стоит ли? – пожала плечами Джулиана. – Мы прекрасно понимаем друг друга, а языковая практика пойдет мне только на пользу. Должна же я иметь какую-то выгоду в моем идиотском положении? Помимо вашей роскошной кухни, конечно... В лингвистическом смысле – я правильно выражаюсь, нет? – мне все понятно, зато во всех остальных... Кстати, с вашего позволения, все-таки «мисс». И замуж пока не собираюсь.

«Ишь ты ... Русскому тебя, голубка, учили хорошо, – отметил про себя Василевский. Очень, кстати, любопытно: где тебя учили? Даже в Итоне, Оксфорде или Кембридже язык родных осин на таком уровне не преподают... На интересные размышления, однако, наводит!»

Андрей слабо усмехнулся.

– Я, собственно, и собирался объясниться, – сказал он, опустив глаза. – Боюсь, что ваш спутник и помощник погиб. Нет, ни я, ни мои люди не имеем к этому никакого отношения. Но и найти его мы не смогли. Хотя, поверьте, очень старались. А без пищи, без источника света... Я от души надеюсь, что вашему Майклу повезет, но верю в такое везение слабо. Слишком много времени прошло! Он ведь горожанин, да?

Джулиана кивнула. Глаза ее потемнели – англичанка подозревала, что Белчеру уготована печальная судьба, но одно дело – подозревать, а другое – почти что увериться в таком печальном обороте событий.

– Вот вы бы, мисс Хаттерфорд, выжили, – задумчиво протянул Василевский, – а он... Сомневаюсь. Я искренне сожалею об этом! А еще больше я сожалею о том, что вынужден задержать вас здесь на... На, скажем так, неопределенное время.

– Вот даже как? – губы Джулианы вдруг сделались чужими и непослушными. – Эндрю, давайте еще раз вспомним: я подданная ее величества Елизаветы второй. Я представляю телеканал «Дискавери», наконец, я представляю Би-би-си. А вот кого представляете вы?

Василевский попытался улыбнуться, но улыбка его получилась скорее похожей на досадливую гримасу. Однако тон его оставался по-прежнему безукоризненно вежливым и корректным:

– Кто я такой и какие структуры представляю, вы скоро узнаете. Наберитесь терпения. У вас просто нет иного выхода.

– Но почему?! – ее голос завибрировал, Джулиану буквально трясло от возмущения. – Почему вы вообще насильно удерживаете меня здесь, зачем я вам нужна? Ладно, вы и ваши люди, да будьте вы кем угодно! А кто я-то, в конце концов, такая? Пленная? Заложница? Каков мой статус?

– Давайте так – без лишних слов, затей и реверансов. Вы не пленная и не заложница. Вы человек, который увидел лишнее, – чуть приподняв уголки губ, и тем снова обозначив улыбку, сказал Андрей Василевский. – Именно поэтому я вынужден удерживать вас здесь. Что до статуса... Можете считать себя моей гостьей. Разве я плохо принимаю вас, Джулиана? Вы меня поняли? Ну вот и хорошо.

«Лишнее»? – подумала Джулиана, усилием воли сдерживая рвущийся с губ резкий ответ. К горлу подкатил комок, но тем же усилием она сумела проглотить его. – Это что же? Ничего, кроме штабеля непонятных зеленых ящиков мы с Майклом увидеть не успели. Значит, они – это самое «лишнее» и есть!»

– Хорошего мало... И как долго мне придется торчать здесь? – англичанка сознательно проговорила эти слова усталым и безнадежным голосом, как бы показывая хозяину уютной пещерки: она смиряется с неизбежным. Хотя, на самом-то деле, смиряться Джулиана Хаттерфорд отнюдь не собиралась! Но актрисой она оказалась отличной, и свое отчаяние сыграла вполне убедительно.

– Пока не знаю, – с тщательно спрятанной злостью ответил Василевский, которого этот разговор начинал утомлять. – Время покажет!.. И я обещаю вам определенную компенсацию. Нет, не в денежном выражении, я знаю, что денег у меня вы не возьмете. Но вы ведь тележурналистка, так? Возможно, что вы получите для своего канала уникальный, эксклюзивный материал. Подлинную сенсацию. Только не спрашивайте меня, когда это случится. Вскоре. Вот, кстати... Из ваших слов я понял, что ваш помощник не имел никакого спелеологического опыта, что он попал в пещеры чуть ли не впервые в жизни. Это одна из причин, по которым я почти не сомневаюсь в его печальной судьбе. А как обстоит дело с вами? Вы бывалый спелеолог? Оборудование и экипировка у вас вполне профессиональные.

Его губы, все это время остававшиеся искривленными, словно он ощущал во рту какую-то легкую горечь, чуть усмехнулись.

Да, Джулиана Хаттерфорд была опытным спелеологом. Только вот говорить об этом Василевскому она отнюдь не собиралась! Гораздо выгоднее, если удерживающий ее человек будет полагать, что она такой же новичок в спелеологии, как пропавший неизвестно где Майкл Белчер. Что она дилетант. Это может дать ей в будущем некоторые козыри, которых так недостает!

– Ну, что вы, Эндрю! – воскликнула Джулиана, стараясь, чтобы ее слова прозвучали максимально убедительно. – Откуда бы мне профессионально разбираться в спелеологии? Знали бы вы, как я боялась спускаться в эти громадные мрачные пещеры! Но, что поделать, это моя работа. Я ведь режиссер и продюсер. За хорошим видеорядом готова хоть в преисподнюю спуститься. Зато телезрители нашего канала остались бы довольны: экзотика, знаете ли! И мой рейтинг в корпорации ощутимо повысился бы. А что касается амуниции, экипировки и прочего, – она пошевелила пальцами, пытаясь подобрать подходящее русское слово, но вынуждена была перейти на родной язык, – equipment, – то все это для меня подготовили еще в Лондоне. И там же научили всем этим немного пользоваться. Но в одиночку я в пещерах оказалась бы совершенно беспомощна. Если бы вы тогда не удержали меня, если бы я, как несчастный Майкл, нырнула бы куда-нибудь в темноту, то... Боюсь, что я разделила бы его печальную судьбу!

«Пожалуй, она не врет! – решил Василевский. – В самом деле, где бы молодая английская журналистка могла приобрести практические навыки в спелеологии? Это не теннис, не гольф и не крикет, это занятие суровое и опасное, оно для мужчин. Что ж, одной заботой меньше. А вот с печальной судьбой ее спутника... Ведь трупа оператора никто из моих людей не видел! А я дорого дал бы, чтобы быть стопроцентно уверенным в его гибели!»

А вслух Василевский сказал, пристально глядя в глаза своей гостье-пленнице и наливая ей еще один бокал вина:

– Я надеюсь, мисс Хаттерфорд, что вы проявите благоразумие и не будете пытаться сбежать отсюда. Нет, конечно, здесь, у входа в ваше временное жилье, я выставлю постоянный пост. Но дело даже не в нем! Охранника вы еще могли бы подкупить, соблазнить, перехитрить, обмануть, но пещеры-то вам обмануть не удастся, вот что поймите! Не обладая определенными навыками и не имея подробной карты, выбраться из этого подземного лабиринта практически невозможно. Так что без глупостей: не предпринимайте попыток удрать, только погибнете зря. Я убедил вас?

– Убедили, – с тяжелым вздохом ответила Джулиана, стараясь не показать собеседнику, что на самом-то деле очень довольна. – Я поняла. Вы правы, Эндрю. У меня просто нет выбора!

Она выпила вино и опустила взгляд вниз, чтобы Василевский не заметил озорных искорок, заплясавших в ее глазах.

«Значит, ты уверен, что пещеры мне обмануть не удастся? – подумала Джулиана. – Ну-ну... Как это у вас, русских, говорится? Что-то вроде: пожилая леди сказала, что может быть и так, и совсем по-другому. А карта у меня есть, обыскивал ты меня не слишком тщательно!»

Глава 7

На самом юге Москвы, если проехать насквозь Битцевский лесопарк и пересечь МКАД, можно, повернув направо, оказаться на не слишком приметной, но хорошо наезженной грунтовой дороге. Вдоль дороги – березняк с осинником, заросли дикого шиповника и ежевики, и – вот что интересно! – хоть бы один новорусский коттедж или дача. Совсем рядом, по основной битцевской трассе, их полным-полно понастроено, модным стало у наших разбогатевших сограждан строиться в таких местах. А вокруг боковой грунтовки, – вроде бы совсем нетронутая природа! Птицы поют, пчелы со шмелями жужжат над цветущим шиповником, ни прохожих, ни машин, словом – благодать!

Только вот если какой-нибудь любитель подмосковной природы двинется по этой дороге, то ни пройти, ни проехать далеко ему не удастся. Через триста метров он наткнется на внушительный автоматический шлагбаум с грозной табличкой: «Стой! Запретная зона!» А рядом со шлагбаумом, в будке, можно увидеть двух крепких неразговорчивых парней в камуфляже без знаков различия, но с десантными «кедрами» последней модели на ремнях. После чего любителю вежливо, но непреклонно посоветуют поворачивать оглобли, причем побыстрее.

А еще через триста метров за шлагбаумом дорога упрется в массивные ворота, на которых опять же никаких опознавательных знаков не наблюдается. Зато имеется двухэтажное строение КПП с тарелкой спутниковой антенны на крыше. Там, на КПП, несут службу такие же мощные ребята, только числом поболее: пятеро.

За воротами – территория площадью с десять футбольных полей, причем огорожена она бетонным забором высотой в два человеческих роста. Да еще и спираль Бруно поверх забора пущена. Плюс системы объемных и инфракрасных датчиков по всему периметру, мимо которых в прямом смысле слова мышь не прошмыгнет. А внутри периметра разбросаны среди зелени многочисленные строения мрачноватого серого цвета, иные с решетками на окнах, иные – вовсе без окон. И еще всякого рода интересные инженерные сооружения: например, сеть окопов полного профиля, стрельбище с автоматическим подъемом мишеней и полоса препятствий, но не такая, как в обычной воинской части, а особенная, повышенной сложности.

В громадном приземистом гараже – боевая техника на любой вкус. Тут и бэтээры разных моделей, и БРДМ-2РХ, и несколько самых современных танков производства разных стран, и нечто совсем уж непонятное, но очень грозного вида.

Сразу понятно, что штатскому человеку делать за такими воротами нечего. Но и военного сюда пропустят далеко не каждого, вне зависимости от должности и звания!

Потому что эта огороженная и тщательно охраняемая территория была одним из учебно-тренировочных полигонов ГРУ МО России. И допускались сюда только те люди, которым это по службе положено, а служба эта – очень специфическая!

Офицерам, преподававшим в Академии генштаба, сдавать время от времени зачеты на хитром полигоне учебно-тренировочного центра было как раз положено. Чтобы жирком не покрывались и боевых навыков не забывали.

Вот и сегодня четверо крепких молодых мужчин в десантных комбинезонах проходили под наблюдением инструктора усложненную полосу препятствий. Двое уже «отмучились», с трудом уложившись в норматив, сейчас на линию старта вышел Александр Селиванов.

«Пошел!» – инструктор дал отмашку и включил секундомер.

Эту полосу Александр проходил не в первый раз и неплохо знал все ее коварные сюрпризы. Но легче она от этого не становилась...

Селиванов быстрым, все ускоряющимся бегом приблизился к вертикальной бревенчатой стенке с отверстием окна на уровне третьего этажа. А теперь, используя инерцию, по стенке вверх! Толчок правой ногой – и вот он уже забросил тело в «оконный» проем. Не теряя ни секунды, Александр сгруппировался, проделал кувырок вперед и приземлился на полусогнутые ноги в полутора метрах уже по ту сторону стенки. Точно на самый краешек рва с водой. Ширина рва – четыре метра. Ну, еще один толчок! Лишь бы связки выдержали...

Связки у Селиванова оказались крепкими. Теперь нырок под колючую проволоку, и по-пластунски вперед! Ряды проволоки над головой казались бесконечными. Нет, ну как же низко она натянута сегодня! Приходится буквально вжиматься в землю, иначе зацепит комбинезон, и застрянешь под ней, точно рыба на крючке перемета. Ага! Наконец-то!

«Не разучился еще, – отстранено подумал Александр, вспрыгивая на бревно, которое, раскачиваясь, висело на подвесках над таким же, как первый, рвом. – Теперь главное – не потерять балансировку. И успеть набрать скорость на этом проклятом бревне! Впереди – огонь! Так... Еще чуточку... Еще шаг, чтобы выйти на толчковую... Пора!»

Сразу за подвесным бревном на трехметровом стальном листе был разлит полыхающий напалм. Гудящее пламя вставало выше человеческого роста. Тут вся штука в том, чтобы пролететь сквозь огненную завесу достаточно быстро, иначе можно и шевелюры лишиться! Импульс, набранный Селивановым на балансире, оказался достаточным. Темная фигура спецназовца с вытянутыми вперед руками пронзила языки пламени. В лицо ударило палящим жаром, но стена огня осталась позади! Александр спассировал падение, перекатился и распрямился, словно пружина. Теперь пробежка по песчаной горке с уклоном в сорок пять градусов. Едва ли не самое сложное... Песок под берцами оползал, становилось все труднее поддерживать размеренный ритм дыхания...

Получасом ранее в ворота полигона въехала черная служебная «Волга». И хотя ее пассажира на КПП прекрасно знали в лицо, но документы у него и его шофера все же проверили: порядок есть порядок!

Кто-кто, а генерал-майор ГРУ Барецкий бывать здесь имел полное право. Павел Николаевич не имел обыкновения откладывать дела в долгий ящик: после короткого разговора с Александром Селивановым на крылечке Академии генштаба, а пуще того после упоминания об этом человеке на оперативном совещании, он решил посмотреть на Александра в деле. Выяснить, когда Селиванов будет «работать» на полигоне, труда для генерала не составило. И вот Павел Николаевич здесь. И смотрит. Очень внимательно...

Рядом с генерал-майором стоял и столь же внимательно смотрел на проходящего полосу препятствий Александра невысокий угловатый мужчина лет пятидесяти, с удлиненным неулыбчивым лицом и прилизанными черными волосами, на висках тронутыми сединой. На мужчине была полевая форма с погонами полковника. Начальник полигона Семен Васильевич Тарасов.

По некоторым деталям поведения становилось очевидно: эти двое знают друг друга давно, хорошо и находятся в приятельских отношениях. Сейчас они негромко переговаривались между собой.

Селиванов, меж тем, преодолел, наконец, песчаный откос. Теперь прыжок вниз с шестиметровой высоты... Оп-паньки! Он упал мягко, как кошка, спружинив руками и ногами, двумя перекатами через плечо ушел с линии стрельбы воображаемого противника, одновременно выхватывая из чехла, подвешенного к поясному ремню, малую саперную лопатку. В десяти метрах от Селиванова торчал деревянный столб с пятисантиметровым красным кружком посредине. Неуловимый взмах правой руки, и лезвие лопатки вонзилось точно в середину мишени! Вот и все, полоса пройдена!

– Что скажите, капитан? – спросил Барецкий подошедшего к ним инструктора и указал рукой на Александра.

– Что тут скажешь, товарищ генерал... – развел руками тот. – Штрафных очков – ноль, а время прохождения лучше, чем у меня самого. Мне нечему его учить, как бы не наоборот: у него поучиться следует!

– А как он нож метает! – со сдержанным восхищением произнес полковник Тарасов. – В прошлый раз вообще цирковой трюк показал, уж на что меня удивить трудно! Представьте, Павел Николаевич, берет этот Селиванов десантно-штурмовой нож за кончик лезвия и отвесно роняет его рукояткой вниз. До мишени – восемь метров! И он подбивает падающий нож носком берца по рукоятке. Точно в середину мишени попал, да так, что нож потом еле вытащили!

– М-да... – покачал головой Барецкий. – Прямо Рембо какой-то, отечественной выделки. А как у него с огнестрельным?

– Они сейчас как раз на стрельбище пошли, – ответил начальник полигона. – Пойдемте, полюбуемся...

Александр ожидал своей очереди на огневой рубеж и оживленно беседовал с инструктором по стрелковому оружию, кряжистым светлоглазым мужчиной. Барецкий, подходя к ним, расслышал лишь окончание спора.

– ... А я тебе скажу, Паша, – слышался спокойный голос Александра, – что «АКС-74у» продуман неважно. Смотри: автомат не предназначен для стрельбы дальше, чем на двести – триста метров...



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное