Сергей Зверев.

Десантура против морпехов

(страница 4 из 19)

скачать книгу бесплатно

Глава 7

Река Камчатка несла свои воды по скалистым склонам суровых корякских земель, время от времени расширяясь и заливая водой болотистые низины в предгорных областях. В одной их такой низин, вдали от цивилизованного мира, расположился маленький поселок со странным названием – Ключи-20.

Этот засекреченный населенный пункт был одним из военных городков, которые в силу своих функций и расположения вынуждены были носить на себе гриф «совершенно секретно». С населением всего в шесть тысяч человек, он являлся важнейшим объектом российской стратегической инициативы – все его жители занимались тем, что обслуживали секретный полигон Кура, с которого проводились экспериментальные запуски баллистических ракет. Основное предназначение базы – прием головных частей баллистических ракет после испытательных и тренировочных запусков, контроль параметров их входа в атмосферу и точности попадания.

О его значимости свидетельствовал и еще один факт: для наблюдения за этим полигоном США содержат постоянную станцию наблюдения «Eareckson Air Station» почти в тысяче километров от полигона, на одном из алеутских островов Аляски. База оснащена радарами и самолетами для наблюдения попаданий на полигоне. Короче говоря – объект крайней важности...

Однако не стоит полагать, что местные жители света белого не видят и целыми днями носятся с грибными лукошками, собирая по болоту ядерные фугасы. Жизнь здесь идет своим чередом, подвоз продовольствия и бытовых грузов – не хуже, чем в любом приличном райцентре. Ведь для исключительных целей требуется исключительное обеспечение – без этого эффективность работы тысяч людей ставилась бы под угрозу.

Рано утром над поселком пролетел военный вертолет и вскоре приземлился на территории части. Пригнувшись, чтобы после такого количества подвигов и отчаянных операций позорно не погибнуть от лопастей винтокрылой машины, из него вышли Батяня и Абакумов. Дело в том, что майор наотрез отказался ехать в одиночестве – местные пейзажи навевали на него смертную скуку, а лететь несколько часов одному было для него сегодня испытанием похлеще, чем какая-нибудь гражданская война в Эфиопии.

Их встретил подполковник, что очень польстило Абакумову. Не каждый день подполковник секретного объекта первым отдает воинское приветствие прапорщику из поволжской части ВДВ! После короткой беседы подполковник объяснил, что товарищ генерал желает видеть исключительно майора Лаврова. Прапорщик нисколько не огорчился, потому как его альтернативой в этом случае было трехчасовое времяпрепровождение в столовой. А отказываться от хорошего обеда было, по железному мнению Абакумова, дурным тоном.

Батяню же пригласили в дежурный «уазик» и повезли куда-то на край поселка. Пока машина проезжала по городку, майор с любопытством осматривал местные улицы, прохожих, магазины, кинотеатр. Хоть специфика его работы заставляла его бывать в местах, недоступных большинству смертных, в этом засекреченном городе он был впервые. Лавров, конечно, понимал, что запуганные местные жители с пятью руками – это обычный бред в духе желтой прессы, пишущей о том, что здешние люди должны быть какими-то не такими.

Однако внешне те ничем не отличались от горожан на материке. Никаких лишних рук, естественно, не было. Дети и женщины тоже казались вполне настоящими и даже на удивление довольными. Тут у Батяни взыграло чувство гордости за русских женщин, настоящих офицерских жен. Ведь сегодня далеко не каждая девушка согласится выйти замуж за русского офицера и скитаться неизвестно сколько по «местам ограниченного комфорта».

За всеми этими размышлениями Батяня и не заметил, как машина выехала за пределы поселка и свернула к маленькому озерцу. Через пару минут Лавров увидел, что на берегу озера располагался миниатюрный комплекс а-ля «русская усадьба». Небольшой гостиный домик, баня, беседка и какие-то хозяйственные постройки, сработанные из массивных бревен, создавали впечатление среднерусского гостиничного комплекса для туристов.

Когда Батяня вышел из автомобиля, его встретил полный мужчина среднего возраста, с рыхлым, но довольно суровым лицом. Он был одет в гражданское, но Лавров сразу узнал генерала Минина. Без лишних прелюдий сопровождающие майора были отправлены в пристройку, а генерал пригласил гостя попариться с дорожки.

* * *

Генерал Владимир Петрович Минин, как любой настоящий любитель бани, ловким движением «поддал парку» и начал нещадно охаживать себя добротным березовым веником.

– Ну что, как пар? – с наслаждением пробасил он.

– Спасибо, товарищ генерал, в самый раз. – Батяня, не особо привыкший к таким дозам горячего воздуха, почувствовал, что у него немного перехватило глотку.

– Ну да что ты, ведь не на плацу! – резонно заметил хозяин усадьбы и по-дружески перетянул майора веником по спине. Батяня шутливо скривил лицо, но в долгу не остался.

– Самая, Лавров, полезная на свете вещь – это русская баня! – провозгласил Минин. – С любым стоящим доктором поговори, и он тебе то же самое скажет. Я сам в этом деле, можно сказать, профессионалом стал и всем советую почаще там бывать. Любую хворь убивает наповал!

Батяня кивнул, соглашаясь с генералом. Вместе с тем Лавров подумал и о том, что у него, в отличие от старого армейского товарища, свободного времени куда как меньше. Добровольное истязание, приносящее только положительные эмоции, продолжалось. Клубы пара заполняли все пространство.

Через несколько минут исхлестанные березовыми букетами мужики сидели на лавках в парилке, потягивали холодный квас и гоготали. Если бы кто-нибудь посмотрел на это зрелище со стороны, он наверняка бы заметил одну интересную деталь: у Минина на правом плече красовалась наколка «Кандагар-87», и точно такая же татуировка была набита на предплечье у Батяни.

– Эх, Лавров, а ведь были времена! Помнишь, как мы с ребятами духов месили? – Генерал, видимо, соскучился по звуку «настоящих» выстрелов, и поэтому самозабвенно предавался приятным воспоминаниям.

Сейчас, глядя на несколько расплывшуюся фигуру генерала, трудно было в нем узнать того старлея, который резво бегал по горам Афгана. Время, как говорится, брало свое.

– Да чего тут вспоминать. – Батяня явно был настроен более скептично. Он вообще не любил вспоминать свои боевые подвиги, потому что зачастую рядом с ним гибли его боевые товарищи. – Война есть война. Всегда так было, да и всегда так будет.

Как человек военный, Лавров считал, что как бы человечество ни ухищрялось в смысле мирных инициатив, в обозримом будущем ожидать того, что проблемы и разногласия будут решаться мирно, не приходится.

– Ну что ты как старик! – Минин явно был настроен на веселую беседу «за жизнь», и столь жесткое парирование собеседника его немного расстроило. – Ведь было же? Было. Так и нечего тут стесняться! Да, много наших там полегло. Но ведь сам говоришь – война. А на войне что? На войне убивают!

– Знаешь такую поговорку: кто былое помянет, тому глаз вон. А кто забудет, – тут Батяня резко посмотрел в глаза генералу, – а кто забудет – тому два!

– Ладно-ладно, не хочешь говорить – не надо. Я же не настаиваю. – Минин понял, что продолжать разговор в подобном ключе значило похоронить всякую надежду на приятный вечер в компании старого друга. – Ты прав, тема вовсе не подходящая. Вечер-то сегодня, надо сказать, на удивление погожий.

Батяня слегка улыбнулся. Да, бывает же такое в жизни! Вроде начинали служить в одной роте, в Афгане. А как судьба сложилась? На Минине теперь генеральские погоны и лампасы парадные, а у него, боевого офицера, сто наград и дырка в кармане.

– А ты, я вижу, все еще в майорах, – как будто бы читая мысли Батяни, произнес собеседник, – не пора ли делать новый шаг наверх, а?

Лавров глотнул кваса, поставил кружку и ответил в свойственной ему манере жесткого юмора:

– Я уж лучше в майорах, чем жопой на нормативных документах.

– Эх, Лавров, был бы ты гибче... – Минину пришлись не по душе эти слова, и он отчасти принял образ «жопы на документах» на собственный счет.

– Ты сам знаешь, кто гибче гнется... – На этот раз Батяня обошелся без скабрезностей. – Только вот на пенсию хочу уйти с чистыми руками.

– Да ну тебя! О чем с тобой ни заговоришь – так потом повеситься хочется! – Несмотря на произнесенные слова, Минин, видимо, не так уж и сильно расстроился. Казалось, ему не хотелось омрачать столь знаменательную встречу какими-то служебными обидами. – Ладно, пойдем-ка в гостиную. А то там уже все стынет. Разговоры на голодный желудок – это хуже не бывает!

Минин и сам прекрасно знал, что уговорами тут делу не поможешь. Характер Лаврова был известен всем. И если как специалисту в своей области ему цены не было, то насчет «компромиссов» Батяня тоже являлся классическим примером, на этот раз неуступчивости.

Идя по двору, Лавров окидывал взглядом дом, ладные постройки вокруг. Да, жизнь кабинетного работника имеет массу отличий...

В гостиной уже был накрыт приличный стол. Для того, чтобы «не травмировать психику подчиненных», Минин решил особо не выкаблучиваться. Все было в меру, по-северному. Рыба, оленина, икра, разнообразные соленья, клюквенный морс и венец любого русского стола – граненый штоф водки.

– Такой бы стол – да к нам на Волгу, – мечтательно протянул Батяня. – Да, вы тут совсем зажрались на Дальнем-то Востоке.

Генерал только захохотал своим утробным смехом и хлопнул товарища по плечу.

– Не горюй, служивый! Будет и на вашей улице праздник!

Минин, в отличие от майора, всегда любил некоторые блага. А их, как известно, дают соответствующие должности. И вот, особенно не рискуя, хорошо зная правила подковерной игры, он и оказался «наверху». Это, конечно, не предел, но все же...

Бывшие соратники и сослуживцы уселись за стол и начали не спеша подметать блюда со скатерти. Тем более что выбор здесь имелся очень неплохой. Однако весь этот гастрономический калейдоскоп производил какое-то обратное впечатление – чем больше человек съедал, тем больше ему хотелось есть. В итоге Батяня понял, что без подходящей застольной беседы они просто лопнут от всех этих вкусностей, и никакой героической смерти ему не видать. Поэтому он отодвинул блюдо с очередной «рыбкой» в сторонку, взял штоф и спросил:

– Слушай, Петрович, а зачем ты меня сюда вызвал? Думаю, не только для того, чтобы пропарить кости и пузо набить? Ты же знаешь, я люблю ясность.

– А что ты думаешь, я не могу вот так запросто пригласить старого армейского товарища? – деланно обиделся Минин. – Ты что же, считаешь, что я уже совсем от земли оторвался?

– Ну, от земли ты отрываешься в салоне самолета, – съязвил Батяня, – пассажирского. А у нас транспорт попроще.

В ответ на это генерал еще раз усмехнулся. Правда, с набитым ртом это у него вышло гораздо менее убедительно.

– Ты прав, не только для этого. – Минин вытер рот салфеткой, чокнулся с Батяней и резко опрокинул стопку. Покряхтев для приличия, он отломил внушительный ломоть солонины и продолжил разговор: – Понимаешь, наш полигон – это очень важный стратегический объект.

– Ну, это сложно было не заметить, – вставил свои пять копеек Батяня, – тут и пятиклассник определенные выводы сделает.

Генерал прожевал кусочек оленины, снова вытер рот салфеткой, и его лицо приняло очень серьезное выражение, контрастируя с недавней расслабленностью.

– Шутки пока в сторону. Что-что, а это от нас никуда не денется. Ситуация, брат, такая, что надо нам обсудить некоторые проблемы.

«Ну, наконец-то! – вздохнул Лавров. – Ох уж мне эти хождения вокруг да около».

– В последнее время командование ракетных войск стратегического назначения участило экспериментальные запуски межконтинентальных баллистических ракет. А пункт приема всего этого добра только один – у нас. Естественно, ракеты не оснащены ядерными зарядами, но сами микросхемы и вообще вся эта электроника, которой под завязку напихана каждая такая торпеда, – это уже сама по себе государственная тайна, – тут Минин окинул взглядом беседку.

Никого поблизости не было. Он помолчал, несколько раз щелкнув пальцами. Лавров выжидающе смотрел на него, ожидая продолжения. Лицо майора приобрело выражение собранности, и от прежнего веселья, казалось, не осталось и следа.

– Так вот, в течение этой недели нам уже шмальнули три красавицы: одну с подлодки из Баренцева моря, другую с космодрома в Плисецке, а третью – с авианосца из акватории Белого моря. Первые две еще ничего – «Тополь» и «Синева», модернизированные, естественно, но особого интереса они для этих, – генерал кивнул головой в ту сторону, где должна была находиться Америка, – не представляют. А вот третья ракета – это что-то особенное, – провел Минин рукой по вспотевшему лбу, – «Супер-Булава». Понимаешь, конструкция в основном от «Булавы», но точность и дальность полета – это что-то фантастическое! Не буду загружать тебя всякой физикой, но одно скажу точно: если долбануть хоть из Архангельска по Сиднею, то через семь минут от Австралии в прямом смысле слова ни хрена не останется. Еще одна Атлантида появится, понимаешь?

Тон и жестикуляция старого армейского товарища не оставляли Батяне никакого шанса на сомнения. Судя по всему, ракета действительно была сверхмощной. Да и вообще – в нескольких фразах предельно четко было обрисовано все. Ни добавить, ни убавить.

– Ну, хорошо, предположим, что ракета просто великолепная и, как я понимаю, крайне секретная. А я-то тут при чем? – задал майор вполне резонный вопрос, на который хотел услышать убедительный ответ.

В этот момент в окно послышался какой-то стук. Минин вздрогнул, а Лавров более спокойно повернул голову в ту сторону. Увидя то, что было там, генерал облегченно вздохнул, а Лавров ухмыльнулся. На подоконнике сидел воробей и с присущим этой птице нахальством стучал клювом в стекло, будто желая добраться до тех вкусностей, что украшали стол. Пернатое создание прохаживалось вдоль окна, периодически нанося удар в тронутое морозом стекло.

Минин потер подбородок, собираясь с так некстати прерванными мыслями.

– Понимаешь, когда ракеты приземляются, они не взрываются. Они просто разлетаются, как фарфоровые вазы, – обрисовывал он дальше ситуацию, – в этом и состоит наша задача – собрать каждую ракету по болтику, по крупиночке, и... и чтобы об этом никто не узнал, понимаешь?

– Намекаешь на «НЛО»? – уже осведомленный Батяня хитро прищурился.

– Молодец, Лавров! – Генерал хлопнул ладонью по столу. – Вот именно его я в виду и имею. Сам понимаешь, никакая это не тарелка – это пилотируемый летательный аппарат, причем упал он где-то на нашей территории. Возможно, это как-то связано с совсем недавно начавшимися на Алеутах учениями Седьмого оперативного флота ВМС США. Исходя из этих догадок, мы составили приблизительную карту траектории, но ничего больше сделать не можем. Наша радиоразведка бессильна против их пеленгующих локаторов, тем более это было бы уже вмешательством в учения.

– И? – Батяне хотелось услышать то, зачем Минин вырвал его из почти уже неминуемого отпуска.

– Я понимаю, майор, ты устал, у тебя были учения, тебе хочется домой. Но и ты пойми меня! – жарко говорил генерал. – Разведгруппа из Ключей-20 уже вылетела, и эту чертову головку рано или поздно найдут. Но этот НЛО портит всю картину. Не хочется никаких неожиданностей, понимаешь? С воздуха разведка невозможна: плотная облачность, бураны, зима на носу. Да и хрен ты чего разглядишь в этой тундре...

– Понятно. То есть ты хочешь, чтобы я нашел эту штуку и доставил ее или то, что найду в ней, сюда? – Батяня уже не хотел дослушивать долгую и изобилующую лишними фактами речь генерала.

– Да. – Минин не скрывал, что сейчас все зависит только от Батяни. – Понимаешь, никто кроме тебя не способен качественно провести такую сложную и тонкую операцию. Можешь взять кого хочешь из своих ребят, с твоим начальством я как-нибудь договорюсь. Ну, так что?

Лавров глубоко вздохнул и посмотрел в глаза Минину. Он ощущал, что жажда нового «дельца» побеждает в нем все остальное, в том числе и запланированный отпуск. Поэтому не прошло и пяти секунд, как он принял решение:

– Согласен!

Глава 8

Буря становилась все сильней, и огромные сугробы в мгновение ока вырастали там, где еще недавно лежало дерево или камень. Такой страшной пурги в этих краях не было давно. Несмотря на то что здешние зимы богаты на снег и метели, эта оказалась в рекордсменах. В этом году все обернулось как-то странно: еще не успела наступить зима, а бураны и метели невиданной силы заметали весь полуостров снегом.

Собаки на привале уже подняли лай, а Теченеут стоял с карабином наперевес и завороженно смотрел на предмет, который лежал прямо перед ним. Это было что-то напоминавшее большую стальную птицу, только без перьев и хвоста. Шаман начал бормотать про себя какое-то заклинание. Теперь он ни капельки не сомневался – перед ним лежала волшебная птица. Что делать дальше, старик не представлял. Он понимал, что при помощи карабина он не сможет расправиться с этой магической птицей. Собаки заливались лаем, и вожак, рыча, начал приближаться к непонятному объекту.

Коряк окликнул пса, но тот, казалось, находился в каком-то тумане. Буря начинала усиливаться, и теперь Теченеут уже совсем не представлял себе, что же ему делать. Единственное, что пришло ему в голову, – подробнее рассмотреть этот непонятный предмет или, как он решил – эту птицу. Блестящая обшивка, два крыла, обтекаемый нос... Ничего, что могло бы свидетельствовать о присутствии какого-либо живого существа. Шаман поудобнее перехватил карабин и начал приближаться вплотную. Вожак залился хриплым лаем и попытался царапнуть когтями по обшивке странного предмета.

Собака явно трусила перед неизведанным, но, превозмогая страх, она бросалась на удивительный предмет. Впрочем, особых успехов пес тут достигнуть, конечно, был не в состоянии.

У старика в голове творились невообразимые вещи. С одной стороны, он ужасно боялся приближаться к «птице» – ведь это означало верную смерть не только для него, но и для всего его рода. С другой стороны, в нем начинал просыпаться пытливый человеческий разум: почему эта птица упала в тундре? Почему она лежит так, словно она вовсе не живая? Из чего она сделана? Чтобы получить ответ хотя бы на один из мучавших его вопросов, Шаман осторожно приблизился к «птице» и легонько тюкнул по ней своей палкой. Звук напоминал удар стали о сталь. То есть это, определенно, был не лед.

Внезапно из-за корпуса таинственного аппарата появилась человеческая фигура. Шаман опешил – теперь он вообще не понимал, что ему делать: бежать, стрелять, пытаться заговорить или сделать что-либо еще. Да и человек ли это? Если все, что здесь находится, связано с миром мертвых, то ни о каком живом существе, а тем более человеке, не может быть и речи! Если бы собака не оказалась более сообразительной, то коряк, вернее всего, шлепнулся бы на колени. Нервы старика и так были расшатаны, а все эти события, развивающиеся с бешеной скоростью, совершенно выбили его из привычного круга жизни.

Вожак бросился на фигуру и, рыча, вцепился в нее. Следом за этим, почти сразу, шаман услышал громкий вопль. Как он ни был перепуган в тот момент, он все же уверился, что слышал именно человеческий крик. Да и если бы это был дух предка, как его смогла бы укусить обыкновенная собака, из плоти и крови? Нет, это определенно человек! Как бы там ни было, во всяком случае, хоть что-то уже проясняется...

Шаман окликнул вожака, но тот крепко схватил свою добычу и не собирался ее отпускать. Человек упал на колени, не переставая орать, и вдруг в дикий рев бури и вопли несчастного врезался еще один звук – звук выстрела. Вожак заскулил и, судя по всему, отпустил незнакомца. Тем временем буквально на глазах буран стал настолько сильным, что Степан уже не мог различить очертания предметов дальше вытянутой руки. Он попытался нащупать палкой стальную «птицу», но попадал куда-то мимо. Природа разбушевалась вовсю.

Однако дальнейшее заставило шамана окончательно удостовериться в том, что мистики в этом предмете не больше, чем в его нартах, – в его сторону раздался еще один выстрел. По звуку старик успел определить, что стреляли, скорее всего, из пистолета. Пуля прошла мимо и только немного порвала шубу на плече. Коряк не стал ожидать следующего выстрела, инстинктивно передернул затвор, навел ствол в сторону предполагаемого противника и спустил курок. Выстрел, рев бури, лай собак – и больше ничего.

Шаман не сразу смог определить, попал он в человека или нет. Тогда он решил, что единственный выход – это подобраться поближе и проверить, поражена цель или таинственный стрелок скрылся.

Степан осторожно шагал вперед, держа в одной руке палку с железным наконечником, а в другой – карабин. Он понимал, что в этой снежной буре он ничего не сможет увидеть, пока не столкнется с «этим» лоб в лоб. Поэтому вероятность того, что его предполагаемый противник сможет увидеть его раньше, напрочь отпадала. Сделав еще несколько шагов, шаман обо что-то запнулся. Однако он сразу понял – это тело вожака. Тут его поразила не очень-то приятная мысль: если вожак убит, то кто поведет стаю? Собаки или разбегутся, что будет наилучшим вариантом, или... Об этом старик даже не хотел думать.

Шаман нагнулся и попытался на ощупь найти тело собаки. Нашарив загривок, он поднял пса и поднес к лицу мертвую тушу вожака. У того была прострелена черепная коробка. Однако в зубах у собаки застряла часть материи. Скорее всего, это были куски той одежды, в которую был одет невидимый враг по ту сторону бури.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное