Сергей Зверев.

Батяня. Ответный ход

(страница 3 из 19)

скачать книгу бесплатно

Из кухни Витя вернулся с чашкой кофе. Аромат свежесваренного кофе приятно щекотал ноздри.

– Кто это?

– Мои личные дела, дорогая. Мне пора, – уклонился от ответа мужчина.

– А то я уже подумала, что дед тебя ищет…

– В машине, на природе, как и обещал, – напомнил ей Витя.

Входная дверь однокомнатной квартиры хлопнула, и девушка осталась наедине со своим зеркальным отражением. На ее губах все еще играла загадочная улыбка.

* * *

Фары бежевой «Тойоты» выхватили из темноты дорожное ограждение. Машина резко свернула, напоследок запоздало мигнув правыми поворотниками. Под протекторами затрещали тонкий лед и гравий, с порывом ветра в чуть приспущенное окошко залетел отвратный запах. Салон мгновенно наполнился «ароматом» тухлятины и гнилья. Вонь исходила от прибрежной свалки, куда рыбаки ежедневно сбрасывали испорченную рыбу и отходы морепродуктов. Несмотря на то что на улице стоял мороз, «ароматом» веяло за километр. Теперь подымай не подымай стекло, все равно ничем не поможешь. Запах, казалось, навечно поселился в машине. Над «японцем» закружилась стая чаек – за несколько секунд лобовое стекло покрылось десятком белых пятен. Водитель выругался и включил стеклоочистители.

– Ну и денек выдался. – Крепкий мужчина, сидевший за рулем, с отвращением посмотрел на белое вязкое вещество, размазанное «дворниками» по стеклу автомобиля.

«Тойота» выехала на складскую площадку с покореженными ржавыми морскими контейнерами и сверкнула стопниками. Заглушив двигатель, Витя привел сиденье в полулежачее положение и откинул голову на жесткий подголовник.

– Мужик, может, закурить найдется? – На приспущенное стекло окошка легла пара грязных пальцев.

Витя по инерции потянулся к «бардачку», где всегда лежал пистолет, не раз спасавший ему жизнь. Но, рассмотрев в темноте испитое заросшее лицо незнакомца, лишь выругался.

– Держи и вали отсюда. – Вместо пистолета Витя вытащил из «бардачка» почти пустую пачку недорогих сигарет.

– Дай вам бог. – Бомж жадно выхватил пачку с тремя сигаретами и растворился в темноте.

Витя щелкнул зажигалкой, и в приспущенное окошко вылетела тонкая струйка дыма. Где-то вдалеке загорелся огонь, загремели громкие пьяные голоса. На металлических стенках морских контейнеров, которыми была заставлена часть площадки, заплясали десятки теней.

– Ну и место.

Сплюнув в окошко, Витя крутанул колесико магнитолы – из динамиков полилась спокойная классическая музыка. Когда нервы доходили до предела, а пять минут ожидания казались вечностью, Витя всегда включал Моцарта. Кассету с записью подарила ему Маша. Он и сам не знал почему, но эта музыка действовала на него успокаивающе.

Уже смеркалось. Фары автомобиля, вспыхнувшие сзади, заставили Витю вздрогнуть. На лбу проступили капельки пота.

– Теперь и музыка не поможет. Это он.

Водитель бросил взгляд на циферблат часов – ровно половина шестого.

– Такие люди не опаздывают. – Витя затаил дыхание.

Дверца приехавшего автомобиля хлопнула.

Посмотрев в зеркало заднего вида, Витя прищурился и прикрыл глаза тыльной стороной ладони. Яркий свет фар беспощадно слепил глаза. Человек низкого роста, одетый в длинный черный плащ, неторопливо приближался к «Тойоте»:

– Здравствуй, – он опустился на заднее сиденье, – свет в салоне не включай.

Витя нервно протер о штаны вспотевшие ладони. Закурил еще одну сигарету.

– Не нервничай, – человек в черном плаще говорил спокойно.

– Я и не волнуюсь, просто…

– Выключи музыку, она действует мне на нервы.

Динамики заглохли, ветровое стекло с водительской стороны плавно поползло вверх. Витя почувствовал себя неуютно, как будто он сидел в чужой машине, а не в своей собственной.

– Вот теперь и поговорить можно.

На некоторое время в салоне повисла гнетущая пауза. Витя выстукивал на приборной панели одно из бессмертных произведений любимого композитора Маши и даже не мог вспомнить его имени. Пришелец тем временем смотрел на спинку водительского сиденья.

– План еще в силе? – Витя вдавил окурок в наглухо забитую бычками пепельницу.

– Конечно, иначе мы бы не встречались сегодня.

– Все может случиться. Кто его знает.

– Ты собираешься дать задний ход?

Витя колебался, не зная, что именно ответить. Любой ответ мог быть истолкован не в его пользу.

– Ты платишь, как и договаривались?

– Обижаешь. – Узкие глаза незнакомца блеснули.

– Тогда я по-прежнему в деле.

На лобовое стекло «Тойоты» упал белый комок птичьего помета.

– Как меня эти чайки достали. – Витя ударил кулаком по сиденью.

– Ты уже договорился? – прозвучал спокойный вопрос.

– Все будет в порядке, – ответил Витя, – это было несложно.

– Вот и славненько!

Три бомжа, устроившись за стенкой из картонных коробок от рыбных консервов, оживленно, но беззлобно ругались. Их грязные, закопченные лица озаряли языки пламени, вырывающиеся из дырявой жестяной бочки. Такой костер был единственным способом спастись от холода и пронизывающего ветра, гуляющего по складской площадке. Вскоре около бочки появилось еще несколько бездомных, из карманов у них торчали рыбьи хвосты.

– Сейчас жарить начнут. – Витя скривил губы.

Незнакомец с отвращением посмотрел на заляпанное лобовое стекло.

– План безупречен, и многое в нем будет зависеть от тебя. Но если подведешь…

– Я понимаю.

Гость опустил руку в карман плаща, и под ноги водителю упал целлофановый пакет.

– Здесь ровно половина, как и договаривались. Другую получишь после выполнения твоей части работы.

Витя поднял с пола пакет и перелистал новенькие купюры. Переломив не слишком толстую пачку пополам, он спрятал деньги в «бардачок».

– На дне пакета – коробочка. Там же инструкция, все сделаешь по написанному. – Невысокий мужчина хлопнул дверцей.

Фары его автомобиля загорелись, машина дала задний ход. Витя остался наедине со своими мыслями. Вновь включив магнитолу, он вслушивался в игру скрипки с оркестром.

– И что Машка в этом находит? Не пойму. Но иногда до самого нутра пробирает.

Глава 3

Проехать на территорию поселка корейских лесорубов и выбраться из него можно было только по специальному разрешению. Выдавалось оно лишь двумя людьми: начальником охраны и парторгом Ли Эр Йоном. Для последнего не существовало никаких запретов, он сам их устанавливал для других. Он мог выезжать и возвращаться в гетто, когда ему вздумается, чего не могли рядовые корейцы-лесорубы, постоянно вкалывающие на лесоповале: лес – зона, зона – лес. За выполнением всех инструкций и правил строго следила специальная комиссия, созданная самим Ли Эр Йоном. И если кто-то осмеливался ослушаться, тут же получал по заслугам.

Единственная дорога, ведущая в поселок, заканчивалась массивными воротами, за которыми кипела коммунистическая жизнь.

Старый «УАЗ», за рулем которого сидел Ли Эр Йон, миновал просеку и подкатил вплотную к КПП. Кореец-охранник молнией сбежал из будки-высотки, козырнул парторгу и отворил ворота. Ли Эр Йон надменно посмотрел на расшаркивающегося перед ним охранника и ухмыльнулся.

Припарковав машину напротив небольшого бревенчатого здания, на козырьке которого развевался корейский флаг, он поспешил подняться к себе в кабинет, расположенный на втором этаже. Сжимая под мышкой кожаную папку, кореец шагал по лестнице. Звеня ключами, он вошел в маленький, но практичный кабинет. Компактный письменный стол, небольшой шкафчик в углу, да и портрет Великого Вождя были единственными украшениями в скромном помещении. Выставлять роскошь напоказ для парторга непозволительно. Сбросив черный плащ, Ли Эр Йон подошел к замерзшему окну и протер «глазок», теперь он мог видеть поселок. Вереница бревенчатых бараков, высокий забор, вышка КПП, через которую он въезжал несколько минут назад, – полный порядок. Постояв у окна некоторое время, дождавшись, когда сменится охрана на вышках, парторг, наконец, опустился на стул. Потянулся к графину, наполнил стакан холодной до ломоты в зубах водой.

Тишину прервал зуммер дискового телефона, спрятанного в выдвижном ящике карликового столика. Ли Эр Йон, служивший в органах госбезопасности не первый год, предпочитал хранить вещи в местах, недоступных чужому глазу. Поэтому поверхность стола в его отсутствие всегда была девственно чиста. Бросив пару слов в микрофон, парторг опустил трубку на рычаги. Отпив пару глотков воды, он стиснул зубы и со злостью выплеснул содержимое стакана на пол.

Парторг мгновенно изменился в лице: лоб покрылся капельками пота, под тонким слоем кожи проявились темно-синие вены. Сильно выступавший кадык то подкатывал к подбородку, то снова опускался, глотать стало сложно. Пульс участился, и Ли Эр Йон, как рыба, выброшенная штормом на берег, жадно хватал ртом воздух.

Трясущимися руками парторг дотянулся до папки. С трудом вытащил белый баллончик с прикрепленной к нему небольшой маской, повторяющей форму рта, и приник к ней губами. Пара вдохов, и корейцу стало легче. Откинувшись на спинку стула, он расстегнул верхнюю пуговицу рубашки и задышал полной грудью.

Приступы астмы начались у него уже в России. После первого приступа, случившегося два года назад, белый баллончик стал неотъемлемой частью его жизни. Без этого баллончика он не представлял своего дальнейшего существования, как не представляет его тяжелобольной, подключенный к искусственной почке. Отключили от аппарата, и тебя нет.

Об этом недуге знал только он сам и не собирался ни с кем делиться своей тайной, опасаясь за занимаемое место. Желающих занять его в Пхеньяне было предостаточно. Вдоволь отдышавшись, парторг выдвинул нижний ящик стола и достал карту. Разложив ее на столе, он склонился над ней. Найдя нужный квадрат, кореец пометил карандашом интересующую его местность. Обвел кружками портовый город и вертолетную часть, отчертил дорогу, соединяющую два объекта, – провел поверх нее жирную линию, соединив два овала. Улыбнулся, постучал пальцами по столу. После чего занес карандаш над картой и опустил острие грифеля на излучину реки, вблизи которой была отмечена сопка. Обрисовал и это место, посмотрел на проделанную работу. Уголки губ корейца плавно поползли вверх.

Набрав короткий номер на дисковом телефоне, парторг поднес трубку к уху. Через минуту в его кабинете уже стояли два охранника. На вид им было лет двадцать, не больше. У каждого на груди поблескивал значок с изображением вождя. Выпрямив спины, подняв головы, корейцы, не мигая, смотрели на портрет Ким Ир Сена, висевший за спиной у парторга. Поудобнее устроившись на стуле, Ли Эр Йон открыл папку. Охранники замерли в ожидании. Их маленькие черные глазки перекатывались – останавливались то на начальнике охраны поселка, то на изображении Ким Ир Сена, словно они боялись обделить вниманием одного и другого.

* * *

Старый, но все еще добротный «Ми-8», принадлежавший морскому порту, пронесся над заснеженной равниной и взял курс на лесной массив. Тень от вертолета, как морская волна, переливалась по макушкам высоких деревьев, иногда проваливаясь в вырубленные участки леса. Изредка внизу мелькали дикие животные. Испуганные стрекотом лопастей, они бежали прочь, прячась в лесной глуши.

Вертолет забрал вправо и сбавил высоту. Казалось, что «Ми-8» вот-вот зацепится за верхушки деревьев и рухнет вниз. Но это было всего лишь зрительным обманом, пилот знал, что делает, – до леса оставалось метров пять. Ему не раз приходилось летать этим путем, в основном, когда вертолет арендовал Ставропольский. Щедрый бизнесмен платил не только за аренду морскому порту, но и пилоту лично, тот зарабатывал на одном полете больше, чем получал за месяц. Связавшись с базой, пилот пошел на посадку.

«Ми-8» завис над лесной делянкой, где уже было вручную расчищено место для посадки. Внизу, как муравьи в потревоженном муравейнике, копошились корейцы. Стук топоров, эхом разносившийся на многие километры, заглушил звук вертолетного двигателя. Пилот выровнял машину над площадкой и плавно опустил ее, шасси коснулись спрессованного снега. Лопасти все еще вращались, создавая вокруг машины сильный воздушный поток.

Кореец в длинном черном плаще, прикрывая лицо от ветра, торопился встретить прилетевшего гостя. Как только он подошел к «вертушке», полы его плаща взметнулись, аккуратно уложенная прическа вмиг растрепалась.

Дверца вертолета открылась, и на снег спрыгнул широкоплечий мужчина. Осмотрелся по сторонам, покосился на корейцев-лесорубов, рубивших неподалеку сучья. Не заметив ничего подозрительного, он разложил лесенку. На ступеньку ступила нога в сапоге с острым носом.

– Нет, Витя, не надо, я сам. – Ставропольский первым спустился на землю. – Неужели я так стар?

– Нет, что вы, Николай Павлович.

– Остаешься на борту, а мне с человеком поговорить надо.

Парторг шагнул навстречу бизнесмену и первым протянул руку. Обменявшись рукопожатием, мужчины направились к вагончику-бытовке, одиноко дымившему жестяной трубой среди поваленных деревьев. Корейцы-лесорубы, усердно стучащие топорами, не отвлекались от работы, хотя им и было интересно, что же за гость пожаловал в таежную глушь. Но все поголовно боялись поднять головы, боялись гнева начальника охраны Ли Эр Йона, жесткого и принципиального парторга. Поэтому все покорно занимались своим делом, не бросая любопытных взглядов по сторонам.

Закрыв наглухо дверь, кореец предложил гостю присесть. На газовой плите предусмотрительно кипел чайник, извещая свистком о том, что вода уже закипела.

– Николай Павлович, может, кофе?

– Не откажусь. – Бизнесмен устроился на небольшом диванчике, видавшем виды.

Приготовив кофе, Ли Эр Йон присел рядом со Ставропольским.

– Сразу к делу? Или… – Парторг бросил взгляд на бутылку корейской водки.

– Пожалуй, обойдемся без спиртного. – Бизнесмен отхлебнул горячего напитка.

– Смотрите. – Кореец пододвинул к диванчику стол, сколоченный из досок, снял с него газеты, под ними оказалась разложенная карта. – Вот здесь! – Ли Эр Йон ткнул пальцем в угол.

Ставропольский наклонился, прищурил глаза и посмотрел на указанный корейцем квадрат.

– Место хорошее.

– Лучше некуда, – корейцу понравилось, что бизнесмен одобрил его выбор.

– Только все должно пройти гладко, никаких подозрений насчет меня возникнуть не должно. Мне лишние проблемы не нужны.

– Насчет этого можете не беспокоиться.

– Тогда я полагаюсь на тебя, но если произойдет что-нибудь непредвиденное, пеняй на себя. – Бизнесмен пригрозил корейцу кулаком.

– Не беспокойтесь, Николай Павлович, не первый год работаем вместе.

Ставропольский поднялся и направился к двери.

– Подождите, я вас проведу, – парторг угодливо улыбнулся.

* * *

Пока пожилой бизнесмен беседовал с корейцем, Витя ожидал его в вертолете. Место, куда он приземлился, не слишком нравилось ему. Причина была проста – Витя никогда не верил корейцам до конца, недолюбливал их и называл не иначе, как «коммунистическими сволочами». Хотя чем «коммунистическая сволочь» хуже «капиталистической», объяснить не мог. Он все время поглядывал на часы и с нетерпением ожидал появления Ставропольского.

– Отвратное место, – произнес вслух Витя.

– Это точно, – отозвался пилот.

– Уже надоело на узкоглазых смотреть, будто и не Россия здесь, а какой-нибудь «Шаолинь гребаный». Быстрей бы домой вернуться.

На удивление Вити, его хозяин вернулся быстро – даже спросил: «Неужели надо было лететь? Перекинулся бы парой слов по телефону». Бизнесмен поднялся по раскладной лесенке в вертолет:

– Разгоняй винты. Пошли на взлет.

За иллюминатором маячил кореец в черном плаще, махающий взлетающей «вертушке» рукой. Витя бросил на него пристальный вопросительный взгляд. Это не укрылось от внимания Ли Эр Йона, в ответ он чуть заметно кивнул – на его губах играла неискренняя восточная улыбка, предназначавшаяся Ставропольскому.

– Сволочь коммунистическая, – стиснув зубы, проговорил Витя.

– Ты чего? – Ставропольский краем уха уловил реплику своего телохранителя.

– Не нравится он мне, Николай Павлович, кореец в плаще. Уж лучше конь в пальто.

– Он мне тоже не по душе, но что поделаешь – бизнес.

«Вертушка» вновь взмыла над лесом, оставив позади лесную делянку.

– Летим в сорок пятый квадрат, – абсолютно неожиданно приказал бизнесмен пилоту.

«Ми-8» сменил курс. Пилот выругался про себя, но ничего не сказал. За те деньги, которые заплатил ему бизнесмен, он обязан был кружить над тайгой хоть целый день.

– Теперь покружи над этим местом. – Николай Павлович выглянул в иллюминатор.

Витя тоже приник к иллюминатору, не понимая, что здесь забыл его хозяин.

«Сопка, излучина реки, дорога. Неужели заправку здесь построить хочет?» – размышлял Витя.

Вертолет сделал два круга и уже пошел на третий, но бизнесмен махнул рукой и приказал пилоту возвращаться на базу.

– Правда красиво? – Ставропольский пристально посмотрел на своего телохранителя.

– Тут и пикник неплохой получится. Поляна что надо. И вертолету есть где приземлиться.

– Надо будет как-нибудь внучку на природу вывезти, а то все время дома сидит. На природе свежий воздух, не то что в городе.

Николай Павлович чуть заметно улыбнулся и загадочно сверкнул глазами. Пилот «вертушки» связался по рации с аэродромом и направил машину на юг.

Витя напрягся, как струна, почти одеревенел. Загадочный взгляд бизнесмена заставил его задуматься и поостеречься:

«Неужели он догадывается, что я сплю с его внучкой? Или просто так о ней вспомнил?»

* * *

Два бойца из комендантского взвода, совершавшие обход периметра вертолетной части, то и дело поглядывали на ангар, из окон которого лился яркий свет, отблески квадратных окошек искрились на снежной глади. Коренастый сержант поправил лямку автомата, сделал последнюю затяжку – сигарета чуть не обожгла губы. Солдатский ботинок вдавил в белое полотно обгоревший окурок.

– Сейчас бы на КПП зайти да в очко перекинуться.

– А я бы чайку! – Второй охранник обреченно оперся о бетонное перекрытие забора.

– Ничего не выйдет, и сегодня работаем в усиленном режиме.

– Это все из-за гостей, что-то в ангаре высматривают. Целый час там уже торчат. – Сержант похлопал напарника по плечу. – Ладно, пошли обход делать. Еще полтора часа до смены снег топтать.

Они замолчали, подняв ворота бушлатов, направились вдоль проволочного забора, оставляя за собой цепочку рифленых следов солдатских ботинок, которые понемногу заметал снег.

В одном из ангаров, где находился сверхсекретный вертолет, собралось немало народа: московские инспекторы, инженеры, сотрудники «Ростехвооружения», техники вертолетной части и двое десантников. Десятки любопытных взглядов пытались, подобно рентгену, пронзить блестящую металлическую поверхность «вертушки». Рядом с «Барракудой» стоял испытатель и время от времени бросал реплики-ответы, касающиеся технических характеристик вертолета.

– А что, если электронная система выйдет из строя? – Майор Лавров рассматривал через открытую дверцу кабины панель приборов.

– Это невозможно в принципе. Здесь тройная система дублирования. Все предусмотрено нашими разработчиками.

– Отследить его реально? Радаром, например… – В разговор неожиданно встрял старший лейтенант Барханов.

– И это невозможно. При желании радарный мониторинг отключается или в автоматическом режиме, или простым нажатием кнопки. Получается вертолет-невидимка, – пилот усмехнулся, – кстати, вот она.

Старлей присвистнул. На губах майора заиграла заразительная улыбка.

– Желающих посмотреть много. Я лучше отойду, гляну со стороны, – Барханов отошел от вертолета.

Пилот проводил старлея изучающим взглядом и повернулся к Лаврову лицом.

– Это все, что вы хотели знать, майор?

Лаврову не понравился откровенно наглый вопрос испытателя, как будто тот хотел побыстрей избавиться от собеседника. Видимо, его ждали более важные дела, чем рассказ о технических характеристиках «Барракуды».

Комбат Лавров изобразил на лице удивление и, вопреки желанию пилота, начал сыпать вопросами:

– Товарищ майор, а как же борьба с танками? Складки местности, ПЗРК «Игла»? Вертолеты противника?

– По огневой мощи наш новый вертолет равен десятку американских «Апачей». У противника нет ни единого шанса. – Пилот с неприязнью посмотрел на собеседника.

– Противника нельзя недооценивать. В любом случае, при наличии самой совершенной электроники, все решает человеческий фактор. – Лавров кивнул.

К вертолету вернулся старлей, шепнул:

– Майор, пошли, познакомишься с командиром части. Очень интересный мужик. Что пялиться на «вертушку», когда она на земле стоит. Вот взмоет в небо, тогда посмотрим, – Барханов указал рукой на высокого пожилого полковника.

– Подожди, старлей, я к вам попозже присоединюсь. Все равно ему сейчас не до нас будет. Вон, видишь, московским гостям что-то объясняет. А у нас с майором Пожарским очень занятный разговор выходит.

– Не затягивай.

И тут к вертолету пробился капитан в годах, пилот из части, глаза его блестели от любопытства.

– Скажите, товарищ майор, – обратился он к испытателю, – сколько времени надо, чтобы освоить такую машину? Где будет центр подготовки?

– Капитан, – снисходительно бросил майор Пожарский, – вам уже поздно мечтать о переподготовке, вам о пенсии думать надо. Не тратьте зря время на «Барракуду». Вам на ней уже не летать.

Капитан покраснел как рак, на помощь ему пришел Лавров:

– Мы все люди прошлого века. И вы, и я. А у капитана, думаю, заслуг перед Родиной не меньше, чем у вас. Опыт перенимать надо, а не нос задирать.

Испытателя аж перекосило от заявления десантника, но он смог сдержаться от словесного водопада в адрес настырного майора. Правда, от цепкого взгляда Лаврова не ускользнуло и это. В людях он разбираться умел, тем более в военных. И хамства не терпел.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное