Сергей Зверев.

Человек-торпеда

(страница 4 из 22)

скачать книгу бесплатно

6

– Вот он, Светлый, – шофер остановил машину шагах в тридцати от крайних домов. – Дальше не поеду, я там одному куркулю двести рублей должен.

– Ладно, дойду уж как-нибудь, – усмехнулся Полундра, открывая дверцу грузовика. – Не инвалид. Слушай, а что ж ты этому куркулю несчастные двести рублей не отдашь? Я ж тебе только что триста заплатил.

– Подождет, ничего с ним не сделается, – отозвался водитель. На лице у него уже появилась предвкушающая приятное времяпровождение улыбка – было совершенно ясно, что заработанным деньгам он собирается найти более выгодные применение.

– А за что задолжал?

– За самогон. Он такой продукт из картошки гонит – лучше магазинной водки.

– Отравиться не боишься?

– Сколько лет уж пью и не отравился. Имей в виду, кстати, – захочешь выпить, иди к Паку, там тебе его дом любой покажет.

– Мне не до выпивки будет. Я сюда не веселиться приехал, а по делу.

– Какое, интересно, у тебя может быть здесь дело?

– Это уж, извини, тебя не касается, – говоря это, Сергей так обезоруживающе улыбнулся, что водитель даже не обиделся.

– Ну, как знаешь. Не хочешь – не говори. Значит, как надумаешь обратно ехать, звони – за триста рублей я, как пионер, всегда готов.

Машина отъехала. Полундра повернулся к поселку, окинул оценивающим взглядом открывшийся ему вид. Зрелище было довольно безрадостное. Чувствовалось, что люди здесь едва-едва сводят концы с концами. Сергей стоял на пригорке, и ему была видна добрая половина населенного пункта. Старые, в большинстве своем еще советской постройки дома. Да не просто советской, а еще, пожалуй, дедушку Брежнева в относительно молодые годы помнящие. Машин почти не видно, только дряхлый «уазик» у ворот одного из домов да пара мотоциклов, тоже древних – даже в пору ранней юности Полундры такие устаревшими считались.

«Так, а это, надо полагать, магазин, – подумал Полундра, глядя на единственное в поселке двухэтажное здание, выглядывающее из-за своего более низкого соседа. – Он же скорее всего клуб, почта и сельсовет. Или как он у них тут теперь называется. Вот там мне кто-нибудь и расскажет, как мне дом семейства Зюнь найти. А заодно и куплю что-нибудь, не с пустыми же руками в гости заявляться – они тут скорее всего живут если не впроголодь, то не очень богато».

В поселке ничьего особенного внимания Сергей не привлек. Впрочем, народу на улицах было мало – всего два человека ему навстречу попались по пути к магазину. А вот там было оживленнее. Оказалось, что двухэтажных кирпичных зданий два. Одно из них было старым, в нем, как Полундра и предполагал, находился магазин и клуб. А вот второе было сложено из новых, не успевших еще даже потемнеть от времени кирпичей, на черепичной крыше красовалась спутниковая антенна. Видимо, дом принадлежал какому-то местному богатею. Или кто-то из городских решил здесь себе что-то типа дачи устроить. У магазина сидел какой-то дедок, в стороне, посреди площади, что-то оживленно обсуждала стайка подростков.

Возле нового дома стояла приличная машина – тоже не первой молодости, но довольно мощный и крутой джип. Рядом с ним были два парня-казаха. К ним-то и подошел Полундра.

– Парни, подскажите, как мне найти дом Чанга Зюня? – спросил Сергей.

Парни переглянулись – причем лица у них при этом стали какие-то недобрые.

Один из них что-то коротко ответил на непонятном Сергею языке. Но интонация была вполне понятной – в его словах чувствовались злость и вызов.

– Вы по-русски не говорите? – с удивлением спросил Сергей. Он знал, что в бывших среднеазиатских республиках русский знают почти все.

– А почему мы должны говорить по-русски, козел? – зло оскалившись, спросил второй парень. – Ты к нам приехал, а не мы к тебе!

На какую-то долю секунды Полундра растерялся – столь откровенной агрессии он не ожидал. И просто не знал, как ответить. Он легко мог завязать обоих парней в морской узел, но вряд ли стоит начинать знакомство с поселком с драки.

– Я, парни, не к вам приехал, а к Зюням, – довольно мирно ответил Полундра. – А если вы не знаете, где они живут, то так бы и сказали.

– Ты нам, баран, не указывай, что нам делать!

– Парни, я вас, кажется, ничем не обидел, вы бы тоже язык попридержали! – не выдержал Сергей. – Не знаю, как у вас тут, а в России за такие слова и в репу получить недолго!

– Ты смотри, грозный какой! – противно усмехнулся один из парней. – Такие, как ты, дядя, в репу не дают, а получают! Три секунды у тебя есть, чтобы уйти самому!

– А что потом?

– А потом на пинках выгоним! Зря ты на болтовню свои секунды потратил.

– Попробуйте, – Полундра одним движением сбросил с плеча сумку.

Наверное, самому парню его удар казался очень быстрым и неожиданным. Но для «морского дьявола» с его подготовкой это были детские игрушки. Полундра чуть подался корпусом назад, уводя подбородок из-под удара. Дальше можно было сделать много чего – ответить таким же ударом и послать в нокаут например. Или поймать руку на болевой прием. Или просто вывихнуть ее одним точным ударом. Полундра выбрал наиболее гуманный вариант – он просто сильно пнул наглеца по голени. На Сергее были летние армейские берцы, ударом ноги в такой обуви он кирпичную стену прошибить мог. Но, разумеется, ударил мягко, в треть силы.

Однако парню хватило. Он взвизгнул, пошатнулся, с трудом удержался на ногах и тут же запрыгал на одной ноге, поджав ушибленную.

А Полундра широко улыбался, глядя в глаза второму. Но тот оказался не робкого десятка да и умел побольше. Он быстрым движением выхватил из кармана выкидной нож, нажал кнопку – с легким металлическим щелчком высвободилось лезвие. От первых двух выпадов Полундра просто уклонился – он понял, что противник не полный лопух, а значит, нужно быть поосторожнее. Выпады были серьезные – первый в живот, второй в лицо.

«Совсем охренели!» – промелькнуло в голове у Сергея.

В этот момент распахнулась дверца джипа – из него полез третий парень. Но Полундра не стал дожидаться, когда он вылезет. Уходя от очередного взмаха ножа, спецназовец резко прыгнул вправо и всем телом навалился на дверцу – та захлопнулась, угодив неудачливому вояке по пальцам. Раздался негромкий хруст и полный боли вой. Похоже, этот поплатился за неумеренную прыть переломанными пальцами.

Парень с ножом попытался воспользоваться тем, что Полундра отвлекся. Он прыгнул вперед, нанося размашистый удар. Полундра резко присел на корточки. Нож просвистел у него над головой, а спецназовец уже распрямлялся, как отпущенная тугая пружина. Расстояние до противника было идеальное – чуть меньше метра. И Полундра, не мудрствуя лукаво, засветил ему кулаком в скулу. Да так, что под кулаком что-то хрустнуло – как бы не лицевая кость. Парня отнесло шага на три в сторону. Он рухнул в пыль и скорчился, держась за лицо. Из-под прижатых к щеке рук уже показались красные струйки.

«А нечего за нож хвататься, – без малейшей жалости подумал Сергей. – В другой раз думать будет».

Сергей повернулся к тому, кого он ушиб первым. Парень уже стоял на двух ногах и таращился на спецназовца с ужасом.

– Так что, – как ни в чем не бывало спросил Сергей, шагнув вперед, – где Зюни живут?

– Н-не знаю! – отчаянно вскрикнул парень, видя, что Сергей приближается к нему. – Я не местный!

– Ну, зачем же так орать, – хмыкнул Полундра. – Не местный так не местный. Извини за беспокойство.

С этими словами он подхватил с земли сумку, развернулся и пошел к деду, сидевшему на скамейке у магазина. Тот тоже смотрел на Полундру с заметным страхом в глазах.

– Скажи, отец, где мне дом семьи Зюней найти? – Полундра постарался говорить как можно уважительнее.

– А вон там, – ответил старик, показывая рукой на соседнюю улицу. – Седьмой дом слева.

– Спасибо, – вежливо поблагодарил Полундра.

Только оказавшись у самого дома, Сергей вспомнил, что забыл зайти в магазин. Но возвращаться не хотелось – в конце концов, успеется еще. Он постучал в калитку. Немедленно раздался собачий лай, а спустя несколько секунд из дома вышла пожилая полная женщина.

– Вы Тай Зюнь? – спросил Полундра.

– А вы Сергей? – робко, словно не осмеливаясь поверить в это, спросила женщина. По-русски она говорила очень чисто, совершенно без акцента.

– Да, – кивнул Полундра.

– Вы приехали! Спасибо! Спасибо вам! – женщина бегом кинулась к калитке.

– Да пока еще, вроде бы не за что спасибо говорить, – улыбнулся Полундра.

– Есть за что! Вы один не отказали нам в помощи! Проходите.

На доме лежала та же печать, что и на всем поселке, – бедность. Чувствовалось, что поддерживать здесь хоть какой-то уют хозяевам удается с колоссальным трудом. Это было видно по каждой мелочи – бледным, застиранным занавескам, заварочному чайнику с отбитым носиком, большому ковру – когда-то он, видимо, был весьма неплох, но теперь стерся до основы и выглядел жалко.

В доме к женщине присоединился ее муж Фа Зюнь, отец Чанга. Это был невысокий, жилистый, очевидно, довольно сильный мужчина – движения его были ловкими и быстрыми, а рукопожатие крепким. Хозяева усадили гостя за стол, не слушая возражений, налили жидкого чаю, предложили рисовое пирожное. Хотели угостить и чем-нибудь более существенным, но Полундра решительно отказался.

– Рассказывайте, что с Чангом, – сказал он. – Понимаю, что сначала нужно поесть, но некогда нам тут восточные церемонии разводить. Может статься, что сейчас каждая минута на счету.

Глаза женщины тут же наполнились слезами. К счастью, ее муж владел собой лучше.

– Тай говорила, что самое главное вам уже рассказала.

– Что именно? Что Чанга какой-то ваш родственник увез?

– Да какой он нам родственник! – хмыкнул кореец. – Говорил, что предки общие, – так поди это проверь! Может, и врал. Еще он сказал, что он ваш друг, фотографию вашу Чангу передал с вашей росписью. Так что сначала-то я ничего не заподозрил, обрадовался даже – ведь он человек богатый, это сразу видно было. Да и сам он говорил, что у него в Алма-Ате какой-то бизнес. Но потом я присмотрелся и вижу: Чанг ему очень нужен.

– Зачем?

– Очень он островом Возрождения интересовался. Точнее, тем, что на этом острове было.

– А что там было? – недоуменно поднял брови Полундра.

– Как что?! Научный центр! Биологический! Сейчас он заброшен, а раньше там микробов смертельных выводили.

– Да ну? – скептически усмехнулся Полундра. – А вы откуда знаете?

– Да у нас в поселке сейчас об этом каждая собака знает! В советские времена тайна была, а потом, когда мы от вас отделились, началось – журналисты начали ездить, статьи писать. Пару раз наш поселок даже по телевизору показывали, говорили, что мы живем в страшной опасности, – последние слова Фа Зюнь сказал, явно пародируя какого-то журналиста или диктора.

– Понятно… – протянул Полундра. – Но при чем тут ваш сын?

– Так Чанг же там работал!

Полундра на секунду замолчал. Теперь ему многое стало понятно. А он-то думал, что Чанг обычный военврач!

– Я, кстати, тоже там служил. В охране, – добавил Фа Зюнь. – Но тогда не знал, что охраняю.

– Значит, этого вашего «родственника» интересовал заброшенный институт.

– Ну да! Он постоянно о нем Чанга расспрашивал. А ведь Чанг последнее время и сам этим институтом интересовался. Наши туда все больше за металлоломом ездят, а он нет. Он выяснял, какая зараза где захоронена, какую-то карту составлял. Мать из-за него постоянно волновалась, да и я тоже, честно сказать.

– Так… Понятно.

– Вообще, что-то в последнее время все этими развалинами интересуются. Экспедиция какая-то приехала, тоже, говорят, полезут туда.

– Что еще за экспедиция? – Полундра насторожился. Он прекрасно знал, что научные экспедиции – одно из самых лучших прикрытий для группы, интересы которой ничего общего с научными не имеют. Ему и самому несколько раз приходилось ученого изображать.

– Говорят, что международная экологическая, – ответил Фа Зюнь. – Но большая часть – русские. Правда, за главного японец какой-то. Наши, поселковые, ходили наниматься в рабочие – не взял. Сказал, что набрал уже.

Полундра кивнул. Он уже был почти уверен, что появление родственника Зюней, эта экспедиция и исчезновение Чанга – звенья одной цепи. Не бывает таких случайностей! Еще Сергею вспомнился корейский военно-морской атташе, с которым он разговаривал после недавних учений. Ведь он дарил ему альбом со своей фотографией!

– А какая фотография была? – спросил он.

Выслушав описание, только молча кивнул. Да, та самая. Уж не пожаловал ли сюда под видом родственника Зима Фан Кай Вень?! Полундра попросил описать Зима. Но описание его разочаровало – не он. Явно не он. Можно изменить внешность, но рост не изменишь, а по описанию Зим был намного выше военно-морского атташе. Но все равно какая-то связь между ними есть – как иначе объяснить появление фотографии?

– А давно Чанг пропал? – спросил Сергей.

– Неделю назад. Восьмой день уже пошел.

Женщина снова жалобно всхлипнула. Полундра стиснул зубы – и мысленно поклялся себе, что не уедет отсюда, пока или не найдет Чанга, или не отомстит за его смерть.

– А вы уверены, что его именно Зим с собой увез?

– Ну а кто же еще? Утром просыпаемся – ни Чанга, ни Зима, ни его машины. А он до того дня два уговаривал сына с ним на Арал поехать. Вот и уговорил, видно. Или насильно увез. Хотя, может, и нет. Чанг ему поверил, по-моему. И надеялся, что он поможет заразу со дна моря убрать.

– Как это?

– Ну, я же говорил, Чанг последнее время много занимался всей этой захороненной заразой. У него даже акваланг есть. Он нырял на дно, делал какие-то замеры, составил карту – ну, про нее я уже говорил. И он очень хотел, чтобы всю эту дрянь со дна убрали. Надеялся, Зим поможет. Он говорил, что у него в столице знакомые есть среди начальства, обещал Чанга познакомить с ними.

– Так, может, они в столицу и уехали? Далеко до Алма-Аты? – Полундра произнес название города на русский лад.

– Столица у нас Астана, – поправил его кореец. – До нее далеко. И если бы Чанг туда собрался, он бы нас предупредил – ведь не маленький, понимает, что мы волноваться будем! Нет, с ним что-то случилось.

Полундра кивнул – кореец был прав. Чанг – человек ответственный, уехать из дома больше чем на неделю и не сказать об этом ни слова родителям… Нет, он просто не мог так поступить!

– Надо бы мне посмотреть, что там за экспедиция такая экологическая, – сказал Полундра вслух.

– Возьмите ключи, – Фа Зюнь полез в ящик стола.

– У вас есть машина?

– У Чанга. «УАЗ» старенький.

– А если я ее возьму, вы сами-то как?

– Сам-то я больше на коне привык, – с легкой усмешкой ответил кореец. – Ему и бензина не надо, травку пощиплет и порядок. Намного дешевле получается. Да и не везде, где конь пройдет, на машине проехать можно.

– Хорошо. Сегодня уже поздно, а завтра поеду к этим экологам, – сказал Полундра. – А там, дальше, видно будет. Может, придется на остров ехать. Кстати, как туда добраться? Я карту смотрел, вроде это и не совсем остров, перемычка есть. Значит, можно посуху проехать?

– Можно, – кивнул кореец. – Но лучше не через перемычку, а переплыть, – так и быстрее, и удобнее. К тому же на перемычке пограничники стоят, без пропуска на остров не пустят. А по воде люди который год уже туда спокойно плавают.

– Зачем? – спросил Полундра. – Я так понял, ничего хорошего там нет, только риск заразу какую подцепить.

– Металлолом собирают, – объяснил Фа Зюнь. – Море обмелело, рыбы теперь почти нет, многие только сбором металлолома и живут.

– Ясно. Кстати, а карту, которую Чанг составил, посмотреть можно? Или он ее с собой увез?

– Нет. Она осталась здесь. Сейчас дам.

Карта оказалась подробной, но прочитать ее Полундра не смог. Наряду со стандартными обозначениями на ней было полно непонятных символов – видимо, изобретенных самим Чангом. Однако и такая карта вполне могла пригодиться, во всяком случае, на ней были обозначены места, чем-то заинтересовавшие Чанга.

«Интересно, почему он ее с собой не взял? – подумал Сергей, рассматривая карту. – Или и правда не по своей воле уехал?»

На этом месте размышления Полундры были прерваны. Во дворе отчаянно залаяла собака, послышался стук и чей-то громкий голос:

– Эй, русский, выходи!

– Это еще что такое? – испуганно спросила мать Чанга. – Кто…

– Да я тут по дороге повздорил слегка с какими-то ребятами, поучил их вежливости, – сказал Сергей, вставая из-за стола. – Наверное, за добавкой пришли.

– Что за ребята? Где ты с ними встретился? – напряженным голосом спросил Фа Зюнь.

– У двухэтажного дома рядом с магазином. Там джип стоял… – Полундра осекся, видя, как хозяева стремительно бледнеют.

– А что, это какая-то ваша мафия местная? – спросил он, стараясь, чтобы голос звучал шутливо.

– Джип был черный или красный? – тихо, едва шевеля губами, спросил Фа Зюнь.

– Черный.

– Это были люди Рустама. Он сегодня должен был приехать с Фаридом договариваться, – похоже, Фа Зюнь обращался не столько к Полундре, сколько к своей жене.

– Эй, русский! Выходи по-хорошему! – снова донесся с улицы голос. – Мы знаем, что ты здесь!

Полундра, больше не обращая внимания на корейцев, шагнул к двери. Не в его правилах было прятаться от опасности.

Выйдя на улицу, Полундра увидел плотного толстого мужика восточной внешности – лицо у него было самоуверенное, видимо, это и был Рустам. У него за спиной были все трое битых Полундрой парней. А рядом…

Сергей напрягся, внимательно рассматривая мужика средних лет, стоявшего рядом с Рустамом. По мелким деталям – по позе, положению головы, ног, рук, по едва заметным движениям Полундра мгновенно понял – тот еще волк. Такой же, как он сам, вряд ли хуже.

– Рашид, вперед! – приказал толстяк.

Но Рашид не двинулся с места. Он тоже смотрел на Полундру, явно оценивая, на что способен противник. И приходя к тому же выводу, что и Сергей, – они достойны друг друга. Настоящим профессионалам вполне достаточно несколько секунд посмотреть друг на друга, чтобы это понять.

– Ну! – прикрикнул Рустам. Рашид что-то тихо ответил. И снова поднял взгляд на Полундру.

– Спецназ? – нарушил тишину Сергей. – «Краповый берет»?

– Нет. «Альфа». А ты?

– «Морской дьявол».

Это значило, что бой – если он начнется – будет равным. Но ни бывшему спецназовцу из легендарной «Альфы», ни Полундре совершенно не хотелось рубиться друг с другом понапрасну. Они даже чувствовали друг к другу легкую симпатию – как профессионал к профессионалу.

– Может, поговорим сначала? – на этот раз Полундра обращался к Рустаму.

– О чем тут говорить?! А зачем на моих людей напал?!

– А ты их самих об этом спрашивал?

– Да! Сказали: налетел и начал бить!

– Вот так, ни с того ни с сего? Врут они тебе, уважаемый. Я их спросил, как мне этот дом найти. А они оскорблять стали, потом руками-ногами махать. А один – ножом. Не понравилось им, что я по-русски говорю. Ты, я смотрю, по-русски говоришь и ничего!

Рустам обернулся к битым. Неизвестно, что он там на их лицах прочитал, но сам быстро начал багроветь. И спустя пару секунд разразился гневной тирадой на своем языке. Пока он говорил, из парней словно воздух выпускали – они прямо-таки сдувались, как развязанные воздушные шарики.

– Извини этих баранов, – сказал Рустам, снова поворачиваясь к Полундре. – Я не ожидал от них такой глупости, поэтому и поверил, что ты напал без причины. Эти дураки не понимают, что, кроме пользы, нам от России ничего не было. И что зря мы в девяносто первом отделились, ничего хорошего из этого не вышло. Будь моя воля – завтра же Казахстан обратно к России бы присоединился. Вон, киргизы уже тоже об этом задумываются, я про это вчера в газете читал. А этим недоумкам русский язык не нравится! Из-за таких, как они, все русские от нас и уехали, теперь ни инженеров, ни ученых, ни врачей, ни учителей почти не осталось! А сами они только баранам хвосты крутить и могут! Ладно, я с ними еще дома поговорю! Извини, уважаемый. Как тебя зовут?

– Сергей Павлов.

– А я Рустам Баширмамедов. Будешь у нас в поселке – заходи.

– А ты не из этого поселка?

– Нет. Я из Солнечного, это недалеко, но уже за границей. В Узбекистане. Но кто знает, вдруг окажешься там, ведь совсем недалеко.

Прежде чем разойтись, Сергей и Рашид с уважением кивнули друг другу.

– Ой, я думала, они вас сейчас убьют! – такими словами Тай Зюнь встретила вернувшегося в дом Сергея. А ее муж шагнул к стене, в руках у него было двуствольное охотничье ружье.

– Не так это просто, – хмыкнул Полундра, глядя, как Фа Зюнь вешает оружие на стенку. Молодец старик, не робкого десятка. Видимо, решил, если придется, заступиться за гостя.

– У него Рашид так дерется, что это просто представить трудно!

– Мне не трудно – сам такой же, – отозвался Полундра. – А кто это хоть такие?

– Узбеки. Тоже металлолом собирают на острове. Приезжали с нашими договариваться, делили участки, кому где собирать. У них Рустам главный. Большой человек. У него прадедушка баем был в наших местах, а дедушка красным комиссаром.

– Интересно! – улыбнулся Полундра. – А отец?

– Председателем совхоза.

«Есть же такая порода непотопляемая!» – подумал Сергей. А вслух сказал:

– Ладно, хорошо, что миром разошлись. А сейчас давайте спать ложиться, я завтра хочу к экологам как можно раньше поехать.

– Хорошо, хорошо, – закивала Тай Зюнь. – Я вам в комнате сына постелю.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное