Сергей Зайцев.

Принцип действия

(страница 6 из 34)

скачать книгу бесплатно

   Дородный, коренастый полковник Нибелунь выглядел как уменьшенная копия ещё более дородного, просто огромного Кассида. Окинув подозрительным взглядом пространство кают-компании, он завистливо скривился при виде информационного великолепия настенных панелей и решительно прошёл к столу и опустился в предложенное кресло. Его офицер остался возле двери отсека, положив руку на набедренный игломёт. Ни для кого из хозяев «Забулдыги» этот жест не остался незамеченным.
   – А ваш человек? – Синее лицо Кассида выразило легкую озадаченность. – Место за столом есть и для него.
   – Это излишне, – буркнул «миротворец», жадно уставившись на красовавшийся посреди столика бочонок с Зармондским пивом – неоднократно проверенный способ для ослабления бдительности гостей. – Мой помощник останется у входа. Для чего здесь эти экзот-роботы? – взгляд гостя сместился на двух стюардов возле кресел, терпеливо ожидающих команд. Росточек всего в полметра, плоская голова-тарелка с бусинами видеосенсоров, тонкое цилиндрическое тельце, ручки-ножки в виде металлических прутиков. Более несуразных механических созданий Нибелуню лицезреть ещё не доводилось.
   – У меня на корабле железное правило – каждому гостю личный стюард, ничто не должно мешать наслаждаться деловыми переговорами, – пояснил Кассид. – Поэтому я приготовил двоих – вам и вашему человеку.
   – Странные у тебя стюарды, торговец. Очень уж хлипкие на вид.
   – Смею заверить, что до сих пор не подводили.
   – А эти люди здесь зачем? – полковник Харя недовольно воззрился на Зайду и Лайнуса, по давно заведённой традиции усевшихся в кресла возле стены. – Мне они не нужны.
   – Эти люди мои компаньоны, полковник. И имеют полное право и даже обязаны здесь присутствовать. Впрочем, мешать они нам не станут, договариваться по всем ключевым вопросам вы будете только со мной.
   – Ладно, к делу. Пиво оставьте себе, у меня на это нет времени. Я знаю, что у вас есть четыре робота из линии «Право Первопроходца». Я их покупаю. Оплата немедленно, заберу я их тоже сейчас. Не люблю откладывать дела в долгий ящик.
   И где этот «миротворец» учился вести переговоры? Никакого вкуса и такта.
   – Есть некоторые трудности, полковник, – вполне благожелательно прорычал Кассид, не желая торопить события. – В данный момент на корабле три робота, а не четыре. Один уже на Двойном Донце. Но и на остальных уже заключён предварительный контракт.
   – Знаю, – надменно усмехнулся Нибелунь. – Как видишь, я в курсе твоих сделок с «травоедами». Но я не сержусь, работа у тебя такая. Я заберу трёх остальных. Какие остались? Покажи мне модели.
   «Да уж, сколько бы ни участвовало человек в деле, у каждого свои планы, как распорядиться ситуацией», – мысленно хмыкнул Кассид. Предложение «миротворца», а в особенности его поведение, торговца почти позабавило.
Как-то нужно выкручиваться из этой ситуации, чтобы и волки остались сыты, и овцы целы. Хорошо хоть полковник спокойно отреагировал на тот факт, что один робот продан их врагам.
   – Я не работаю по одним и тем же позициям с двумя клиентами одновременно, полковник, – вежливо пояснил Кассид, – вы уж извините мне мою старомодность. Тем более, если интересы клиентов диаметрально противоположны. Мне дорога моя репутация честного торговца. Но кроме роботов, у меня есть и другой товар, который может вас заинтересовать. Например, тактические ракеты с независимой системой наведения на цель. Имеется два десятка комплектов штурмовой брони для пехотинцев класса «Рэкс-500», разработанной для ведения боевых действий в условиях полного вакуума. Считаю важным подчеркнуть, что доспехи экранируют нейроизлучение любой мощности и даже способны выдержать удар боевого робота («Правда, – подумал про себя Кассид, – человек внутри доспехов от такого удара будет напоминать яйцо всмятку, но это уже нюансы. Броня-то уцелеет»). Есть отличные плазменные ружья системы «Жар», великолепно дополняющие штурмовые доспехи… Впрочем, я сброшу на ваш лоцман весь список с необходимыми спецификациями, а вы сами решите…
   – Я уже решил, – оборвал Нибелунь. – Сколько Грог заплатил тебе за «первопроходцев»? Я заплачу больше. Вдвое. Такая цена устроит любого проныру вроде тебя.
   На секунду Кассид даже окаменел с открытым ртом. Рука с зубочисткой из голубоватой кости ларвы замерла, оставив на время его зубы в покое. «Два», – отметил про себя Кассид, захлопывая рот и с некоторым усилием маскируя внешней невозмутимостью начинавшее охватывать его бешенство. Второе оскорбление подряд. Мало кому это сходило с рук.
   – И подумай вот о чём, торговец, если решишь упрямиться дальше, – высокомерно добавил Нибелунь. – Вскоре Двойное Донце будет нашим. И все торговые дела тебе придётся вести с нами. Если ты не уступишь нам сейчас, боюсь, позже ты не найдешь в нашем лице радушных покупателей. В известном космосе торговцев и без тебя полно.
   Кассид не остался в долгу. Его вежливость стремительно улетучивалась.
   – А вы подумайте вот о чём, полковник, – неторопливо прорычал он в ответ. – Монополия на межпланетные перевозки принадлежит Кассионии. А я, если вы ещё не заметили, чистокровный кассиониец. Тот, кто угрожает одному из нас, угрожает всем нам. В случае необходимости у Кассионии найдётся достаточно сил и средств, чтобы установить торговую блокаду для Двойного Донца.
   – Ты блефуешь, торговец, – полковник снял с бедра игломёт и включил питание. – Блефуешь бездарно и жалко, твои тупые ожиревшие мозги не способны прислушаться к гласу разума…
   Кассид не стал говорить – «три». Третье оскорбление подряд само по себе являлось призывом к ответному действию. А вкупе с угрозой физической расправы…
   Офицер в красном мундире тоже выхватил игломет и наставил на Зайду, худощавая фигура тавеллианца, сидевшего рядом с бикаэлкой, не показалась ему достойной внимания. Кроме того, объектов было двое, а игломёт – один, приходилось выбирать.
   На лице Кассионийца не дрогнул ни единый мускул. Зайда и Лайнус тоже не шелохнулись. Сорок лет вместе – большой срок. За это время они успели повидать всякого. Опасные клиенты, хотя и не попадались на каждом шагу, для них были далеко не в новинку, команда «Забулдыги» давно научилась их нейтрализовывать быстро и безболезненно, а также избегать при этом ненужных жертв и возможной огласки. Собственно говоря, вся система безопасности корабля-внешника была подогнана под это. Нибелунь, в силу своей провинциальной недальновидности, ничего этого не знал. Но будь он умнее, то хотя бы задумался, как вообще кассионийцам так долго удается держать монополию на межпланетную торговлю. Ни самого полковника, ни его отцов и дедов ещё не было на белом свете, а Кассиония уже хозяйничала на торговых путях известного космоса. Нибелунь, на свою беду, об этом не задумался. Иначе не сделал бы такую большую глупость – угрожать кассионийцу на его «территории», не имея солидной вооружённой поддержки.
   И всё же Кассид предпринял последнюю попытку уладить дело миром. Правда, любезность из его голоса уже испарилась, уступив место вибрирующему рыку, полному властности и нешуточной угрозы:
   – Опустите оружие, полковник. Вы находитесь на моём корабле, и здесь действуют мои правила, рэ-эррр. Никто не смеет мне тут угрожать. Дважды повторять не буду.
   Нибелуня этот приказ абсолютно не впечатлил.
   – Значит, сейчас сделаем так, – презрительно бросил он, поигрывая игломётом. – Открываешь шлюз и впускаешь моих людей. Мы забираем твоих роботов и в обмен оставляем тебе твою жалкую жизнь. А если не будешь упрямиться, то и твоих компаньонов не тронем…
   Дальше слушать не имело смысла. Наглец и хамло этот полковник. А «хамлов» надо наказывать. Кассид отдал команду по лоцману, и система безопасности корабля пришла в движение. В мановение ока экзот-роботы класса «скелетон», созданные компанией «РобоТех» для охранной деятельности еще до эпохи, предшествовавшей появлению настоящих боевых роботов, сбросили свою мирную, невинную личину стюардов. Хилые на вид полуметровые тельца размылись от скорости, когда роботы бросились каждый к своей цели. Кассид не врал, когда говорил Нибелуню, что свой стюард приставляется к каждому гостю на корабле. Но делалось это отнюдь не для удобства посетителей. Каждый гость с момента появления на «Забулдыге» находился под неусыпным взором механического, смертельно опасного создания. Способного усмирить любого сорвиголову.
   Доля секунды – и оба «скелетона», действуя по стандартной боевой программе, написанной с учётом их способностей, нейтрализовали свои цели. Взлетев по телам бесцеремонных гостей вверх, охранники замерли на груди, напротив лиц. Три стальные лапки каждого экзота, так смахивавшие на безобидные прутики, вцепились мёртвой хваткой в затылок своего подопечного, пробив коготками кожу и вонзившись в черепную кость, четвёртая лапка превратилась в острое десятисантиметровое жало. «Скелетоны» почти синхронно – и потому со стороны это выглядело особенно жутко, вскинули жала и резко опустили к правым глазницам жертв, одновременно включив узкофокусированный сигнал инфразвука.
   От шока обоих «посетителей» парализовало.
   Выпучив глаза, полковник Нибелунь смотрел на манипулятор с жалом, замершим в доле миллиметра от сетчатки его драгоценного глаза. Он почти чувствовал прикосновение холодного безжалостного острия. И с ужасом ждал, когда сталь, пробив глазное яблоко, погрузится в его мозг. Короткий приступ ужаса, вызванный инфразвуком, был так силён, что полковник забыл собственное имя. Его подчинённому тоже пришлось несладко – привалившись к двери кают-компании, рослый, мускулистый офицер тоненько скулил, как потерявшийся щенок.
   – Замрите, оба. Вы же не хотите лишиться глаз. – Кассид зевнул с деланной ленцой, с удовольствием почесал снова зазудевшее местечко возле белоснежного рога. – Прикажите вашему человеку успокоиться, полковник. Его писк, не подобающий мужчине, меня несколько нервирует.
   Во внезапно наступивший пронзительной, мертвой тишине стук упавшего на пол пистолета адъютанта прозвучал наподобие громового раската. Полковник Нибелунь всхрапнул, как загнанный конь… и сознание, спасовавшее перед обстоятельствами, его покинуло.
 //-- * * * --// 
   – Почему ты их не остановил, Лайнус? – выговаривал Кассид своему пилоту несколько минут спустя, когда непрошенных гостей выдворили с корабля, а их челнок поспешно отбыл на транспортник «Откровение». – Я за что тебе плачу деньги?
   – Обижаешь, Кассид, – невозмутимо ответил тавеллианец, удобно устроившись в кресле и посматривая на шефа с полусонным прищуром. – Если бы я хоть на минутку забыл о своих обязанностях, этот тип тут же продырявил бы башку и тебе, и нам всем, что он и собирался сделать с самого начала. А с моей помощью получилась хоть видимость каких-то переговоров.
   – Ты серьёзно, рэ-эррр?!
   – Серьёзнее некуда. Его желание было отчётливым. Я не смог погасить его полностью лишь по одной причине – он носил с собой ментальный блокиратор. Видимо, наслышан о тавеллианцах, в отличие от нашего приятеля полковника Грога.
   «Да, Грога бы удар хватил, – мысленно согласился Кассид, – если бы он увидел, на что способны его хилые стюарды. Однако этот Нибелунь не так уж и глуп, как казалось. Точнее, он еще глупее, раз решил, что какой-то блокиратор дает ему неоспоримое преимущество над командой «Забулдыги».
   – А ты что скажешь, Зайда? Ситуация складывается каверзная. Есть какие-нибудь дельные мысли?
   Бикаэлка медленно и отстраненно кивнула, погрузившись в размышления. Дельные мысли у нее определенно были. Один из экранов, во время визита «миротворцев» предусмотрительно демонстрирующий какую-то ерунду, теперь снова показывал нужный участок Двойного Донца, наблюдать с помощью видеокамер высокого разрешения с орбиты за движением конвоя, в котором находился Сомаха, было несложно, Лайнус синхронизировал местоположение «Забулдыги» с вращением планеты.
   – Угроза торговой блокады их не испугала. Почему? То ли полковник действительно не поверил, что говорит о его неосведомлённости, то ли это просто некомпетентный дурак, не видящий дальше собственного носа, то ли есть ещё какая-то серьёзная причина, заставляющая идти «миротворцев» на крайние меры. Но какая именно?
   Кассид одобрительно хмыкнул. Долгие годы совместного плавания ни для кого не проходят бесследно. Их оценки событий и мысли частенько совпадали. Вот и сейчас Кассионийца беспокоили те же самые вопросы.
   – Вряд ли корабль «миротворцев» приперся сюда ради нас, – согласно проворчал Кассид. – Скорее, мы для них сюрприз, и по какому-то недоразумению этот крякнутый полковник, дитя невежественности, решил превратить нашего «Забулдыгу» в свой трофей.
   – Что бы там ни было, а нашему парню не мешает поторопиться с выполнением контракта на Двойном Донце, – подвела итог Зайда. – Могут возникнуть осложнения, если мы не уберёмся отсюда как можно скорее. В данный момент Сомаха, кстати, уже на полпути к форпосту, будем рассчитывать на благополучный исход дела.
   Кассид удрученно вздохнул, шумно выпуская воздух из вместительной грудной клетки. Если бы прибыль для него значила столько же, сколько для его родственников, он давно бы уже добился немалых успехов в межпланетной торговле. Потому что все его ближайшие родственники с Кассионии, из многочисленной торговой семьи «Хэнки и сыновья», уже давно или владельцы крупных компаний с сотнями кораблей и десятками тысяч персонала, или входят в совет директоров таких компаний. А у него до сих пор единственный корабль и персонал из трёх человек. Смех, да и только.
   Слабость Кассида проявлялась в том, что он иногда думал о людях, с которыми имеет дело, больше, чем следует думать старому межзвёздному торговцу. Ну что ему мешало продать этих проклятых «первопроходцев» Нибелуню? Да ещё по цене вдвое большей, чем он сам рассчитывал? И пусть «миротворцы» с «агностиками» между собой разбираются сами, без него.
   Но помешало личное оскорбление, нанесённое торговцу полковником.
   Надо над собой поработать, в который раз решил Кассид. Иначе с такой благотворительностью недолго вылететь в трубу. Впрочем, учитывая анализ ситуации, выданный компаньонами, он прекрасно понимал, что полковник «миротворцев» не собирался платить с самого начала. А раз так, то и работать не над чем.


   Разведчики охранения – два быстрых легкобронированных снегохода, вооружённые спаренными пулемётными турелями и маломощной ракетной установкой, рассчитанной на поражение таких же легкобронированных целей, в очередной раз пронеслись мимо, вздымая искрящиеся в лучах солнца облака снежной пыли. Пронеслись и умчались вдаль, вскоре превратившись в тёмные точки на белом фоне.
   «Шершень» Грегори Верного, легкий поджарый кработ, бодрой трусцой двигался впереди конвоя, быстро перебирая голенастыми лапами и оставляя позади следы оттиснутых «калиток» – характерные отпечатки своих ребристых стоп. За ним, подминая «калитки», шустро чесали два восьмиколёсных БМП «Крот» – приземистые калоши с зализанными очертаниями и свежими заплатками на броне, закрывшими лазерные ожоги, которые я видел на них вчера. В каждой машине – по двадцать солдат, регулярная месячная смена воинского состава гарнизона «Гряды», форпоста восточного рубежа обороны. За «Кротами» полз танк-робот «Жигало», смахивавший на плоскую серебристо-белую коробочку портсигара на гусеничном ходу. За ночь ствол его повреждённой гаусс-пушки заменили, теперь танк был в полном порядке.
   А за ним в кабине грузовоза ехал я, посматривая на окружающую панораму снежного царства свысока. Ещё бы – кабина «Труженника-150К» относительно дорожного полотна возвышалась на трёхметровой высоте. Если оглянуться, на платформе сзади кабины можно было увидеть огромный контейнер с упакованным внутри «Следопытом» – здоровенный ребристый чемодан, который под силу поднять разве что великану.
   Хороший денёк. Ясная, безветренная погода, никаких осадков. В тёплой кабине грузовоза абсолютно не ощущался двадцатиградусный мороз, царивший снаружи. Я развалился на мягком сиденье в гордом одиночестве, распахнув на груди куртку, движением машины управляла автоматика, так что мне абсолютно нечем было заняться. Ровное, монотонное гудение двигателя клонило в дрёму, с которой я боролся по мере сил. В архиве моего лоцмана имелось немало интересных виртуальных игр, сенс-книг, голофильмов, в которые я ещё не играл, не читал, не смотрел. Ничто из этого меня сейчас не привлекало. Не хотелось пропустить что-нибудь важное или просто интересное из того, о чём читал ночью.
   А ночью я читал о Диком Лесе.
   Поэтому, чтобы не задремать, я время от времени перебрасывался ни к чему не обязывающими фразами с Максом Хуллиганом. Его боевой робот – «Кровавый Гончий», этакая могучая «тушка» десятиметровой высоты и сорока пяти тонн массы, сноровисто топтал дорогу в арьергарде конвоя, надёжно прикрывая наш тыл. Солнце отражалось на белых с чёрными подпалинами гранях многочисленных деталей корпуса и вооружения ИБээРа. Окрас «белое безмолвие» мало помогал кработу теряться на окружающем природном фоне, такого здоровяка трудно замаскировать на открытой местности – скорее, такой окрас делал облик робота более внушительным, подчёркивая наиболее характерные детали боевого дизайна.
   Разделявшее нас расстояние в сотню метров, естественно, не мешало разговору. Во-первых, мы ещё не вышли из зоны охвата сетевых ретрансляторов космопорта, во-вторых, военные модели лоцманов способны на вполне приличных дистанциях обходиться и без ретрансляторов, в-третьих, блоки коммуникаторов есть как и в роботах, так и в моём транспортнике. Тройное дублирование, как ни крути.
   Что? Спрашиваете – где же этот пресловутый Дикий Лес? Просто посмотрите ещё разок вокруг… Ах да, прошу прощения, я забыл сказать – наш небольшой отряд двигался по дну гигантской заснеженной траншеи, между двух неровных покатых скосов, служивших траншее стенками. Высота стенок в пределах видимости колебалась от тридцати до сорока метров, а ширина дна составляла около пятидесяти. Все транспортные магистрали на Двойном Донце выглядят одинаково, потому что проходят сквозь Дикий Лес, и склоны этой рукотворной траншеи – не что иное, как занавешенное преддверие, вход в царство флоры и фауны Двойного Донца. Склоны являлись частью Дикого Леса, в котором люди для своих нужд пробили дорогу, безжалостно истребляя всю растительность, оказавшуюся на их пути. И на то была веская причина.
   Экосистема Дикого Леса или Покрывала, как ещё иногда называют её местные, весьма развита и разнообразна. Покрывало настолько обширно, что укутывает собой практически всю планету, за исключением горных пиков и океанов, и под ним идёт загадочная, малоизученная жизнь, межвидовая конкуренция за жизненное пространство не затихает круглый год. Летом ярусный мир открывается солнцу и становится почти безопасным для людей. Твари зимнего сезона спят в глубоких берлогах, а летние, хоть и многочисленны, но мелковаты. Зимой же без оружия и бронированных машин в западню Дикого Леса лучше не попадать.
   Самый простой и безопасный для людей способ надолго проложить дорогу среди Дикого Леса – использовать гигантские бульдозеры с лазерными ножами, представляющие собой одновременно и мини-заводы по переработке биомассы. Техника обязательно обеспечивается серьёзной охраной, на тот случай, если твари Леса решат оспорить право на территорию в зоне разрушения. А такое случается сплошь и рядом.
   Дикий Лес быстро заращивает свои раны, какими бы обширными они не были. После того, как дорога проложена, искусственные траншеи за несколько недель затягиваются щитами – гигантскими листьями кронообразующих деревьев – тысячелистников. А пока рана свежа, листья кроны просто опускаются к земле, образуя «склоны», вдоль которых мы двигались сейчас. Летом состояние такой дороги поддерживается еженедельной прогонкой бульдозеров вдоль всего маршрута. Зимой же Покрывало относительно статично, растительная жизнь с холодами почти замирает и «стенки» не торопятся опять превратиться в «крышу»…
   Продолжая задумчиво смотреть вперед, сквозь стекло кабины, я достал карманный, на стакан, термос, презентованный мне перед походом Максом – за что ему отдельное спасибо, плеснул в крышку горячего ароматного кофе «местного разлива», неожиданно неплохого на вкус…
   Снежное безмолвие тянулось, насколько хватало глаз, снег сверкал так, что без затемнения стёкол было бы больно смотреть. Однообразная сверкающая белизна склонов нарушалась лишь темными пятнами «ртов» – вентиляционных отверстий в Покрывале, выглядевших, словно серый сигаретный пепел на выстиранной скатерти. Они возникали через каждые сто пятьдесят – двести метров пути.
   – Приходилось путешествовать внутри, под Покрывалом? – спросил я Макса, снова просматривая материалы по Дикому Лесу, освежая в памяти то, что изучал ночью.
   – Ага. Пару раз, летом. Разведка местности. Если натыкаешься на древолапа, главное правило – стреляй прежде, чем он окончательно проснётся и начнёт двигаться. Или сразу удирай что есть мочи. Если он тобой заинтересуется, то уже не отстанет. Слишком тупые мозги, чтобы остановиться. Если они вообще есть, эти мозги. А лучше всех Дикий Лес знает Булочка, даром что ли – абориген. Понадобятся подробности, спроси у него.
   – Он не показался мне особо разговорчивым.
   – Что есть, то есть. Но парень добрый. Просто поверь. Его беда в том, что он весьма влюбчив. О, любовь, великое чувство, великая сила и великая тема! – анимационный аватар Болтуна – вихрастая, большеглазая физиономия, проявившаяся на моей виртуалке вместо его истинного облика, улыбнулся до ушей. Буквально. Уши при этом оттопырились, как крылья у стрекозы, казалось, ещё парочка таких улыбок, и физиономия взлетит. – Некоторых любовь окрыляет, для других это чувство – сплошная нервотрепка, а Булочку она превращает в варёный овощ. Он очень… как бы это сказать… деликатный парень по отношению ко всему женскому полу. Все женщины для него являются предметом поклонения. А к Шайе он питает особо нежные чувства. Я рассказывал тебе о ней вчера…
   – Да-да, я помню. Женщина-пилот в вашей команде…
   – Вот что, времени у нас ещё много, дорога длинная, а с моим звеном тебе придется знакомиться в любом случае. Если хочешь, немного расскажу о каждом заранее, чтобы ты при встрече смог быстрее наладить контакт.
   – Валяй, – я с удовольствием отхлебнул кофе. Здесь главное – не торопиться. Запас маловат. А до «Гряды» еще около часа пути.
   – Но сперва услуга за услугу. Расскажи о своих. Очень мне любопытственно послушать о кассионийце… У тебя ведь, насколько я слышал, очень пёстрая команда? Кассиониец, бикаэлка, тавеллианец. Ты, похоже, единственный нормальный парень среди них?
   – Поаккуратнее с выражениями, – после подарка Макса я был настроен к нему благодушно, но его вопрос меня слегка задел.
   – Да я не имел в виду ничего плохого. Я просто хотел сказать, что только у тебя нет каких-то особых способностей.
   – С чего ты взял?
   – А-а… а что ты умеешь?
   – Система управления «первопроходцев» не рассчитана на работу без лоцмана.
   – Ах, это, так ты, наверное, просто талантливый программист… или технарь.
   Я усмехнулся, не собираясь вдаваться в подробности о своих способностях, среди которых имелось кое-что плохо вмещающееся в разряд «нормальных». Не стоит. Максу незачем об этом знать. Я и так сказал больше, чем следовало, только чтобы его отвлечь от Кассида и остальных.
   – Ну, так как? Расскажешь о своих сейчас или в следующий раз?


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Поделиться ссылкой на выделенное