Сергей Зайцев.

Принцип действия

(страница 5 из 34)

скачать книгу бесплатно

   – Пароль доступа я снял, – сообщил я стоявшему рядом интендант-полковнику Грогу, невольно подавлявшему меня своим ростом – торчит, зараза, словно черно-белая жердь из снега. – Можно приступать к загрузке.
   – Действуй, – полковник кивнул Грегори.
   И Булочка вяло потопал к роботу. Сон грядущий, кажется, интересовал его больше, чем новенький, ещё блестевший зеркальной поверхностью «Следопыт», сиявший под лучами прожекторов так, что глазам было больно. За окрас «меха» отвечает верхний слой брони – специальный нанокомпонент вырабатывает необходимые оттенки программно, процедуру я уже запустил, выбрав расцветку «белое безмолвие», но изменения скажутся только минут через десять-пятнадцать.
   Из торцевого люка между ног почти с трёхметровой высоты выдвинулась лифтовая площадка, подхватила Грегори и унесла в нутро боевой машины.
   Вот чудак. Да я бы прыгал от счастья, если бы мне дали покататься на такой «машинке». Нет, Грегори среди нас, пилотов, нечего делать. Настоящий пилот должен быть немного сумасшедшим и любить свою технику до самозабвения.
   Ведь там, внутри – иной уровень бытия.
   Не другая, мало кому доступная сторона жизни, а другой её слой…
   Я облизнул враз пересохшие губы, отчетливо представляя, что сейчас чувствует Булочка. Я тоже хотел туда. Для Грегори сейчас весь мир сжался до размера кокона жизнеобеспечения. Чтобы через двадцать две секунды – время нейро-загрузки, развернуться новой системой восприятия, куда более объёмной, чем человеческая.
   Есть расхожая аксиома – чем больше техника усложняется внутри, тем больше она должна упрощаться в применении. В боевых роботах новой линейки совершенство управления доведено до… до совершенства. Я это знал лучше многих. К сожалению, все эффекты этого совершенства доступны только в том случае, если к системам управления подключено всё необходимое оборудование. И наличие лоцмана у пилота – важнейшее звено в перечне необходимых устройств. Вряд ли Булочка без лоцмана почувствует что-то особенное. А вот я…
   Хватит, хватит. Потерпи. Никуда роботы не денутся. Не в этот раз, так в следующий, не этот кокон, так другой…
   На чём в управлении «мехами» сделан акцент? На том, что сознание пилота боевой машины обязательно должно меняться. Не по его прихоти, настроению или желанию. По требованию самой техники. Это необходимо для подгонки сознания под законы боевой динамики. Чтобы пилот-человек смог выполнить поставленную цель с максимальной отдачей. И сознание меняется не «навсегда», а на время боя, в своей машине пилот – активный симбионт. Наработанный опыт бытия внутри машины, жизненные повадки воинственного великана, который действует согласно твоему разуму и твоим намерениям…
   Робот пришёл в движение. Глухо ударив стопами по покрытому коркой утоптанного снега пластобетону космодрома, огромный человекообразный силуэт переступил с ноги на ногу.
Поднял руки, представлявшие собой не что иное, как плазменные электромагнитные пушки «Нова», шевельнул стволами малых лазеров «Блеск», укреплённых в плечевых гнездах. Тестовый режим, проверка систем жизнеобеспечения и вооружения. В специально выведенном перед глазами окошке на виртуалке лоцмана плыли строчки технических данных, которые я внимательно изучал. Я всё ещё отвечал за этого робота, поэтому обязан был наблюдать за всей процедурой загрузки, и если что пойдет не так, вмешаться и поправить. Но пока все шло как надо.
   «Следопыт» вздрогнул всем телом – включился антигравитационный привод, ощутимо, более чем вдвое, уменьшивший вес робота. Ячеистые наконечники стволов двух противопехотных игломётов «Кусака», встроенных в бёдра, коротко сместившись, уставились как раз на троицу наблюдателей – полковника, меня и Болтуна. По шее и между лопатками тут же скользнул предательский холодок. Силу противопехотных игломётов, способных мгновенно разрезать очередью даже пехотинца в штурмовых доспехах, я осознавал хорошо. Впрочем, как и мощь всего остального вооружения, разработанного специально для индивидуальных боевых роботов.
   – Шутник недоделанный, – зябко передернув плечами, усмехнулся Макс. Хотел ещё добавить что-то нелестное, но присутствие начальства, наверное, заставило сдержаться. Полковник остался невозмутимым. Этот человек, бесспорно, умел держать себя в руках.
   А я вот за своим внешним спокойствием никак не следил. Мне бесстрастность лучше всего удавалась внутри «меха», при подключении всех боевых программ, фильтрующих перепады психики и контролирующих ровное течение эмоциональных состояний. Вот там уж я себя чувствовал наглухо защищённым от посягательств окружающего мира, жил только «здесь и сейчас» – быстротекущим моментом…
   – Достаточно. Пусть выходит, – приказал полковник, убедившись, что пилот вполне владеет машиной.
   – Полковник, дайте минутку, я еще не освоился, – рокочущий синтезированный бас вырвался из громкоговорителей «Следопыта», ощутимо всколыхнув морозный ночной воздух.
   – Отставить. Покинуть машину.
   Тон Грога не допускал возражений.
   – Как впечатления, пилот? – строго осведомился полковник, когда робот «выпустил» Булочку наружу, и он подошел к нам.
   Но пилоту в данный момент было начхать на колючий, взыскующий взгляд и начальственный тон. Он находился под впечатлением. И впечатление это было сродни эйфории. Мне ли не знать. Перед нами предстал уже другой человек – перерождённый Грегори Верный. Он внешне подтянулся, перестав напоминать рыхлую кучу тряпья, в глазах горела некая одухотворённость, в движениях проступала уверенность. Пилот получил дозу.
   – Толковая машина, полковник. Такое ощущение, что робот сам всё делает за меня. Я только хотел поднять руку – глядь, а она уже поднялась. Обалдеть. Здесь скорость «обратной связи» – просто фантастика. Мгновенный отклик. Никаких задержек на прохождение сигналов по нейроволокнам…
   – Без тебя он ничего не сможет сделать, – резко сказал Грог. – Без тебя он лишь неодушевлённая куча железа.
   – В «первопроходцах» установлена новая операционная система управления с повышенным ассоциативным интеллектом, – пояснил я, – она всего лишь предугадывает твои реакции, экстраполирует на основе накопленных данных психофизиологического сканирования.
   – Толковая машина, – возбужденно повторил Булочка. – Я бы сменил своего «Шершня» на «Следопыта». Точно бы сменил.
   Эге, стало быть Булочка что-то всё-таки «почувствовал». То, чем является «Следопыт» в отличие от «Шершня». Почувствовал даже без лоцмана. Долгое время специализируясь на пилотировании определенных моделей, к своим личным роботам пилоты рано или поздно начинают питать весьма нежные чувства, поэтому признаться, что чужой робот чем-то лучше его «Шершня», непросто. А тут Булочку враз проняло. Я ему почти завидовал. Настраиваешь тут, настраиваешь, а обкатывают другие. Впрочем, мне-то как раз не привыкать, как эксперт я успел настроить и прочувствовать массу роботов самых различных моделей и классов. «Следопыт» – лишь последнее звено в длинной цепи предшествовавших чередований. К тому же на Гэгвэе, на «РобоТеховском» полигоне, где я неоднократно испытывал всех приобретенных Кассидом роботов, я погонял его немало…
   – Хотел бы я знать, как ты это делаешь, – медленно и скрипуче проговорил полковник, продолжая пристально рассматривать «Следопыта», словно искал какой-то подвох.
   Я сдержанно улыбнулся, промолчав.
   «Экспертом» в команде Кассида Кассионийца я стал не сразу. Понадобилось немало времени на то, чтобы сперва самому понять, а потом и другим доказать своё призвание специалиста по настройке высокотехнологичного вооружения, попросту говоря «мехов», поскольку в них сосредоточена такая масса высоких технологий, какую не отыщешь ни в какой другой технике. Именно я посоветовал шефу торговать роботами новой серии, когда изучил их спецификации, выложенные на рекламный сайт военной техники в межпланетную сеть их создателем, компанией «РобоТех». Роботы элитного класса не были рассчитаны на устаревшие технологии слаборазвитых миров, поэтому в их схему управления были внесены некоторые специфические изменения, которые я умел модифицировать в соответствии с нуждами очередного клиента. Даже Кассид не знал, как я это делаю. А я избегал говорить на эту тему, отделываясь многозначительной улыбкой типа «секрет фирмы». На самом деле я тоже не до конца понимал, как это у меня получается. Но это уж мой личный секрет. Работа спорилась, а солидные суммы процентов от сделок Кассида пополняли мой банковский счёт.
   – Ладно, отдыхай, эксперт, – не дождавшись от меня ответа, подвёл черту под испытанием Нэшен Грог. – Встретимся на «Гряде».
   – Есть просьба, полковник. Я хотел бы завтра отправиться с вашим конвоем в качестве пилота. «Следопыт», как вы уже убедились, в полном порядке, а я не люблю быть пассажиром.
   – Исключено, – отрезал Грог. – Я ещё не купил этого робота. Если ты не справишься с настройкой моих «первопроходцев» на «Гряде», этот робот вернется к владельцу. Целым и невредимым.
   – Не понимаю. Вы же только что видели…
   – Поменьше слов, эксперт. Я не знаю, что именно ты сделал с этим роботом, в чём хитрость. И я до сих пор не уверен, что всё твоё умение – не блеф. Пока ты не докажешь обратное на моих «первопроходцах»… Ясно?
   – Яснее некуда.
 //-- * * * --// 
   – Ты всегда так торопишься? – проворчал Грегори, когда мы вернулись в «забегаловку» уже без интендант-полковника, оседлали стулья и тяпнули по пивку. Пиво оказалось вполне сносным. Не Зармондское, но тоже ничего. Задним числом я подумал, что следовало прихватить фляжку с «Забулдыги», угостить моих новых знакомых. – Успеешь ещё навоеваться.
   – А ты посмотри на этот лихорадочный блеск в его глазах, – Макс Болтун, чью словоохотливость за пределами космопорта сдерживало то ли присутствие начальства, то ли он просто боялся отморозить свой бойкий язычок (виртуальный термометр, когда мы уходили, показывал минус восемнадцать, и температура продолжала падать), снова оттаял и разговорился.
   – И что? – Булочка непонимающе перевел взгляд с меня на него и обратно.
   – Не видишь? Ему «железный дровосек» на ногу наступил.
   – Кто наступил? – озадаченно переспросил Грегори.
   Я скованно улыбнулся, оставив их обмен репликами без комментариев и сделав вид, что всё мое драгоценное внимание поглощено дегустацией местного пива. «Железный дровосек», значит. Опытный перец, этот Хуллиган. А Булочка – совсем нет.
   В нашей профессии есть побочный эффект, о котором в среде пилотов не принято много говорить. Постоянные погружения, раз за разом, из месяца в месяц, из года в год, рано или поздно начинают оказывать своё влияние на психику, постепенно перестраивая её, приспосабливая к нуждам самой машины. Двойственность видения мира – вне робота, и внутри его, начинает обостряться, угнетать, потому что контраст слишком уж разителен. В роботе ощущаешь себя почти богом. Богом Войны… Подобная зависимость легко снимается специальными курсами реабилитации – при первом же желании самого пилота. Я пока не считал, что у меня зашло так далеко. Роботы для меня не самоцель, это просто моя работа, для которой я в данный момент жизни оказался наиболее пригоден. И кроме роботов у меня ещё имелась масса других интересов. Сенс-книги, например. Ещё – игры Глубокого Погружения – так называемые «гэпэшки». Кроме того, не на последнем месте стояло и самообразование. Человек перестаёт внутренне совершенствоваться, когда начинает стареть его душа, когда пропадает тяга к новым знаниям. Это – не про меня. Мне многое что в этом мире интересно…
   Что же до «железного дровосека»…
   По какому-то давнему приколу так называли пилотов, крепко подсевших на управляющий нейроконтур робота. Таким, как они, отождествлять себя с многотонным бронированным гигантом, максимально защищённым от всего и вся, естественней, чем находиться в собственном слабом и уязвимом человеческом теле. Раз Булочка не знал этого выражения, значит, он был новичком.
   – Давно не был в деле? – поинтересовался у меня Болтун, впервые за вечер проигнорировав вопрос напарника. Сработало старое правило в отношении «дровосека» – не знаешь сейчас, значит, узнаешь позже. Но уже сам.
   – Около двух месяцев. Но ты ошибаешься, с «железным дровосеком» я вожу очень дальнее знакомство, допинг мне не нужен. Это просто моя работа.
   – Да-да, – не без ехидства поддакнул Макс Хуллиган. – Понятно. В любом случае, потерпи до утра. Ремцех подправит наши машинки, можно сказать, уже последний глянец наводит, а утром двинемся в путь.
   – Слушай, эксперт… – начал было Булочка, но я его оборвал.
   – Сомаха. Просто Сомаха. Не люблю официальщины.
   – Да и у нас субординация не в почёте, – понимающе хмыкнул Макс и начальственным голосом продекламировал: – «Главное, чтобы каждый хорошо знал свои обязанности и умел их выполнять на должном уровне». Это личное высказывание интендант-полковника. И сам он, понятное дело, образец человека, который хорошо умеет выполнять свои обязанности.
   – Да погоди ты, ещё успеешь приколоться с полковником! – нетерпеливо перебил Булочка. – Я вот что хочу спросить… Мне показалось, или загрузка «Следопыта» прошла быстрее?
   – Не показалось. Двадцать две секунды вместо двадцати восьми. Пока это предел скорости адаптации человеческого мозга.
   – Иногда и шесть секунд решают, кому жить, а кому умереть… А остальные «мехи» этой линейки, «Право Первопроходца»… такие же продвинутые?
   – Ого! – чёрные брови красавчика Макса изумленно вздёрнулись. – Твой «первопроходец» прямо-таки вдохнул жизнь в моего конопатого приятеля. Что, и впрямь так потрясно? Эй, Грегори, что с тобой, дружище? Я ещё не видел тебя таким взволнованным…
   – Да пошёл ты! Дай с человеком поговорить!
   – Я, конечно, могу виртуально показать другие модели и рассказать о них во всех подробностях, – вмешался я, чтобы немного остудить перепалку. – Но у тебя нет лоцмана, а у меня нет доступа к сети…
   Лимит новых знакомств, оказывается, на сегодняшний вечер ещё не исчерпался.
   На стене позади Грегори протаял экран коммуникатора, на котором возникла миленькая мордашка светловолосой девушки. Синевой своих глаз она могла поспорить с тавеллианцем, но у нее взгляд был теплый, живой. Выполненная под «колокольчик», волосок к волоску, прическа смотрелась оригинально. Да и форма, серый китель без знаков различия, ей определённо шла. Своим обликом она так напоминала мне одного человека, которого я знал и любил раньше, что внутри у меня что-то дрогнуло.
   – Привет, мальчики. Докладывайте, как тут у вас дела. Не шалили?
   – Познакомься, эксперт, это Танити Стокс. – Болтун живо поднялся и раскланялся. – Познакомься, Танити, это наш новый эксперт по вооружениям, Сомаха Олиман.
   Девушка, едва я попал в её поле зрения, оценивающе прищурилась.
   – Знаю, Болтун. Это моя обязанность – знать. Но раз уж представил… Очень приятно, Сомаха. Болтун тебя не сильно достаёт своим трёпом?
   – Да нет, Танити, не беспокойся, – я тут же подхватил предложенный стиль общения. – Макс отличный собеседник…
   – Знаю, знаю. Выболтает даже то, чего знать не должен. Ладно, у меня дела. Если что понадобится, свяжитесь со мной, всегда буду рада помочь.
   Прямая трансляция прервалась заставкой – короткий стилизованный меч, придавленный тяжелым книжным томом с золотым тиснением: «Закон». Фирменная эмблема «Правопорядка».
   – А она кто? – уточнил я. – По должности.
   – Начальник службы безопасности «Правопорядка».
   – Ого. Не подумал бы.
   – Многие так… не думали, – ухмыльнулся Макс. – Ты с ней поосторожнее. Танити Стокс у нас зубастая штучка, палец в рот не клади, по шею откусит. Все новоприбывшие для неё – предмет пристального изучения. С того момента, как ты сошёл с челнока, она наверняка с тебя глаз не спускала, а сейчас решила познакомиться лично, так, на всякий случай. Составить впечатление. Если решит, что ты не шпион и не подрывной элемент, то заинтересуется тобой как мужчиной и затащит к себе в постель. Вот тогда об отдыхе точно придётся забыть.
   Я молча кивнул. Вот зараза. Фигу тебе с маслом. Случайные сексуальные связи меня никогда не прельщали. Мало ли у кого какие на меня планы… Хотя против интересного знакомства я, в принципе, никогда не против. Был бы человек хороший. Остальное же планированию не подлежит. Смешно как-то тут загадывать. И бестолково. Ерунда, короче. Черт, прямо растерялся от такой вводной.
   – Вечно ты на неё наговариваешь. – Грегори, неожиданно после появления Танити утративший интерес к разговору, уже улегся на свою откидную койку и натянул по глаза одеяло, из-под которого теперь и доносился его приглушённый голос. – Что за странное желание всякий раз поливать ее грязью…
   – Зато ты всегда млеешь, стоит только её увидеть, – тут же поддел его Макс. – Прямо ангел небесной красоты, только без крылышек. Не будь таким наивным, дружище.
   Грегори что-то неразборчиво проворчал, на чём и успокоился. Видимо, заснул.
   – Да, насчёт местной сети, – Макс подмигнул мне, явно копируя жест Танити, не оставшийся без его внимания. – Если хочешь, я предоставлю тебе временный код доступа к информационной базе космопорта. Я связался с операционным отделом, они не против. Танити им разрешила.
   – Временный?
   – На тридцать минут. Предосторожности военного времени. Если попадёшь в лапы к «мясоедам», то информация устареет раньше, чем они сумеют её из тебя выбить и воспользоваться.
   – Хорошо, давай.
   По внутренней линии на лоцман поступили необходимые данные, я тут же зарегистрировался в сети и полез знакомиться с информационной базой. Макс что-то ещё говорил, раскладывая свою койку, но я слушал его уже вполуха. Копировал в память лоцмана материалы о Диком Лесе, все, что сумел откопать – видеоролики, снимки, текстовые записи, отчеты, описания. Главное – уложиться по времени с закачкой. А просмотреть можно и позже, уже в своем архиве. Времени – хоть до утра.


   За подлётом челнока с «Откровения» – корабля «миротворцев», вышедшего на синхронную орбиту рядом с «Забулдыгой» несколько часов назад, вся команда – Кассид, Зайда и Лайнус, наблюдала из кают-компании, заранее расположившись в удобных креслах. Для обзора «космических» гостей на стене был отведен квадрат из девяти экранов. Появление чужого корабля подняло экипаж с коек раньше запланированного времени. Таких гостей не следовало оставлять без пристального внимания, ведь они являлись представителями одной из воюющей на планете сторон. Довольно долго «Откровение» не подавал никаких признаков жизни, на попытки Кассида связаться для дежурного обмена любезностями никак не реагировал. А потом в полной тишине эфира «гора родила мышь» – к внешнику стартовал челнок, светлая точка в черной бездне космоса.
   – Военный транспортник, – прокомментировала Зайда, изучая выданные бортовым ИскИном спецификации на судно. – На нём даже нет вооружения. Челнок тоже обычный, грузовой.
   – Естественно, – благодушно рыкнул Кассид. Появление новых клиентов всегда поднимало ему настроение. – «Миротворцы» не планировали войну в космосе, когда нападали на Двойное Донце. Зачем тратиться на боевые корабли, если противник не обладает даже противокосмической обороной? Вполне достаточно десанта.
   Лайнус, уютно утонувший в кожаном кресле, привычно промолчал, никак не отреагировав на обсуждение. Лишь насмешливая искорка скользнула в синих холодных глазах…
   – Не знаю, какого черта им тут понадобилось, но, надеюсь, ты не собираешься и им предложить «первопроходцев»? – заранее нахмурившись, осведомилась бикаэлка.
   – Контракт есть контракт, рэ-эррр, – небрежно отмахнулся капитан. Выпученные глазные яблоки жутковато шевельнулись в слишком тесных для них глазницах, Кассид уставился на измочаленную зубочистку, которую сжимал в толстых ультрамариновых пальцах, оканчивающихся желтоватыми когтями. Костяная поделка явно проиграла битву с его челюстями, похоже, пора было взять новую.
   – Кассид, – золотисто-зелёные глаза на широком, покрытом замысловатой татуировкой лице бикаэлки угрожающе сверкнули, – я тебя знаю, как облупленного. – Сомаха на Двойном Донце, ещё не забыл? Пока мы работаем с «агностиками», мы не можем предлагать товар их врагам.
   – Не учи меня жить, женщина, – недовольно отозвался капитан «Забулдыги». – Или тебе просто поболтать охота? Как ты абсолютно верно заметила, Сомаха ещё на Двойном Донце. Я забочусь об этом парне. Действительно забочусь. И не только потому, что его способности приносят нам хорошую прибыль. Не хочу, чтобы у него из-за нас были осложнения с местными властями. Это может сорвать нынешний и будущие контракты с Грогом. А для новых клиентов в просторных трюмах нашего старого внешника много чего найдется, мы богаты не одними «первопроходцами».
   – Ну, это уже ближе к теме, – проворчала, успокаиваясь, Зайда.
   На экране связи возникло лицо «миротворца». Точнее, поправил себя Кассид, разглядывая внешность гостя, – дородная, самодовольная, чисто выбритая розовая харя. Двойной подбородок подпирал тесный форменный воротничок мундира ртутно-зеркального цвета.
   – Полковник Нибелунь, командующий Военной Бригадой Гармоники, – представилась Харя.
   Интересно, а что случилось с предыдущим командующим – прима-генералом Белым, с которым Кассид был знаком по прошлым визитам на Двойное Донце? Тот вел себя не в пример корректнее. Вслух этот вопрос капитан разумно решил не озвучивать, такому типу лишние вопросы задавать ни к чему.
   – Кассид Кассиониец, капитан «Забулдыги», – любезно прорычал в ответ кассиониец. – Извините за накладку, полковник, но обычно я работаю с клиентами по предварительной договорённости. Чтобы ничто не помешало конфиденциальности переговоров. Ваш визит несколько… э-э… неожиданный…
   Он с любопытством отметил про себя то, как полковник одет. Когда он надумает сменить имидж, можно будет взять за образец форму «миротворца» и поэкспериментировать, довести её до кондиции. Проглядывают довольно интересные варианты… Этот зеркально-стальной цвет хорошо подходит для рубашки под его любимый жилет из пуленепробиваемых композит-пластин…
   – У тебя нет клиентов в данный момент, торговец, – отрезала Харя, бесцеремонно оборвав размышления Кассида. – Не набивай себе цену. Я не трачу своё время по пустякам. Будь готов открыть шлюз, когда я пристыкуюсь.
   – Что ж, подгребайте, полковник, я впущу вас на корабль, – не стал возражать Кассид. Он успел заметить, как «миротворец» недовольно скривился, прежде чем экран связи погас. Этот тип, похоже, даже мысли не допускал, что какой-то торговец может его не впустить, то есть диктовать свои условия. Недотёпа.
   «Бо-ольшая ошибка со стороны полковника», – внутренне усмехнулась Зайда, внимательно следившая за разговором. Кассид не терпел от посторонних никакой грубости по отношению к своей персоне, даже если такое обращение позволяли себе очень богатые и перспективные клиенты. Отчасти поэтому до сих пор и не стал таким же богатым, как его родственники. Чувствительность в таких вопросах доходам не способствует. Никак.
   Спустя несколько минут, когда гости – полковник Нибелунь и рослый безымянный офицер-помощник в мундире цвета запёкшейся крови, – оказались на корабле, и Зайда любезно провела их в кают-компанию, для приёма уже все было готово. Кассид не потрудился встать из кресла, чтобы поприветствовать прибывших, при его массивной комплекции это казалось довольно затруднительным телодвижением.
   – Проходите, полковник, присаживайтесь.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Поделиться ссылкой на выделенное