Сергей Волков.

Твой демон зла. Ошибка

(страница 1 из 17)

скачать книгу бесплатно

Нине Николаевне и Марии Егоровне

с благодарностью за веру и верность…



Один в поле не воин…


Пролог

Открываю дверь, вхожу и тут же – быстрый прыжок за колонну. Пантера, итиё мать! Уф, кажется, не засекли…

Осторожно выглядываю. Тихо. В десяти шагах впереди – широкая лестница, наверху этаким ванькой-встанькой маячит часовой с автоматом наизготовку. Сзади него неширокая площадка, и дверь. Мне – туда.

Припав на одно колено, вскидываю винтовку, тщательно прицеливаюсь (торопливость нужна известно когда – при питие халявной водки и лобызании чужих жен), – выстрел. Часовой, прощально махнув мне ручкой, падает. Путь свободен. Вперед.

Ступеньки, ступеньки… На ходу подхватываю валяющуюся рядом с трупом обойму. Весьма кстати – патронов у меня не густо. Вот и дверь. Зараза, заперто…

Оборачиваюсь, оглядываю зал с колоннами. Ага, вот и ключ-флэшка, лежит в нише с краю. Удачно, тьфу-тьфу-тьфу, пока все идет на редкость удачно.

«Стой.», – шепнул мне внутренний голос, но было уже слишком поздно – меня подстерегала типичная «египетская» ловушка для лохов. Каменные плиты пола неожиданно разошлись, и я полетел вниз…

Низкая комната с четырьмя дверьми, по двери на каждую стену. Куда? Ладно, попробуем все по очереди.

Подхожу к первой, узкой, покрытой какой-то зеленоватой слизью, открываю, держа винтовку наготове, и тут же на меня прыгает мутант в зеленом камуфляже. Голова еще не успела сообразить, что к чему, а руки уже привычно направили ствол в грудь нападающему. Выстрел, и мой незадачливый противник отлетает в сторону, дергая руками, словно кукла на веревочках. Кровища-а-а… Блин, весь я в ней, как хирург-любитель.

Двигаюсь дальше. Коридор, мрачные каменные стены, поворот, другой, низкая арка, и сразу же, отвесно – пустота. Далеко внизу, во внутренним дворике, видны несколько солдат. Судя по новенькой форме – новобранцы, сгрудились возле офицера, как бараны. Рядом лежит оружие, стоит открытый патронный ящик. Прямо напротив, на узком мостике, перекинутом над головами тех, внизу, спиной ко мне застыл часовой. Пока он меня не заметил, и ладно. Что же делать? Вернуться в комнату с четырьмя дверьми, или попробовать пройти здесь? Но как я сумею укокошить столько народу? А если и сумею, то как потом спущусь вниз, за так мне необходимыми оружием и патронами? А время-то идет… тик-так, тик-так… Ладно, нечего думать, трясти надо.

Ловлю спину часового в прорезь прицела, стреляю, и сразу же переношу огонь на группу солдат внизу, боковым зрением отметив упавшее с мостика вниз тело.

Палец привычно нажимает на спусковой крючок, мелодично звенят раскатывающиеся по полу гильзы. Гадство, патроны кончаются. Солдаты внизу, похватав оружие, пытаются отстреливаться, несколько пуль выбивают каменную крошку из стены рядом со мной.

Уф… Я быстрее.

И солдатики, и «херр охфисиир» полегли все, кроме одного, и этот один, спрятавшись за опору мостика, неумело, но весьма активно поливает из автомата выход из коридора, не давая мне поднять головы. И, как на зло, у меня остался только один патрон. Непруха, туды ее в капусту вперед ногами.

Стрельба внизу неожиданно затихла. Ага, мальчонка меняет магазин. Что ж, это мой единственный шанс.

Узкая опора мостика – не важное укрытие, но мне впервые за сегодняшний день повезло – солдатик чуть согнулся, вставляя магазин в прижатый к груди автомат, и его голова в камуфляжном кепи высунулась из-за металлической трубы. Я вскинул винтовку, выстрелил, и на каменных плитах дворика распласталось еще одно безжизненное тело. Кончено…

Теперь оставалось найти способ спуститься. Стены в коридоре абсолютно гладкие, никаких намеков на скрытую дверь. Но как-то же отсюда спускаются, иначе зачем вообще нужен этот коридор.?

Вот. Нашел. Вдоль стены над двориком тянется, постепенно понижаясь, узкий, в две ладони шириной, пандус, ведущий вниз. Ну, теперь главное – не упасть.

Отбросив бесполезную винтовку, начинаю спускаться. Шаг, другой, третий… Из казавшейся монолитом стены вдруг начинают выдвигаться с глухим скрежетом большие каменные блоки, норовя скинуть меня вниз. Видимо, я не отключил эту систему контроля, и вновь попался в ловушку. Приходится уворачиваться, а это очень сложно на узком парапете, когда за спиной бездна.

Слава Богу, спуск наконец позади. Теперь – бегом. Подхватываю еще теплый автомат, закидываю за спину, в руки – пулемет, набиваю ранец запасными магазинами, пристраиваю под мышкой трубу ракетомета. Ну, теперь мне сам черт не брат! Теперь посмотрим, кто – кого…

В дальнем от меня конце дворика – дверь. Рывком распахиваю ее, пулеметной очередью срезаю двух солдат, бегущих по коридору на встречу, и устремляюсь вперед, к лифтовой комнате. Кабинка лифта снабжена одной единственной кнопкой, значит, поднимает она только на определенный этаж. Только бы там не было засады.

Подъем закончился очень быстро. Двери лифта распахиваются, и тут же по мне открывают огонь два автоматических пулемета, прикрепленных к потолку и снабженных видеокамерами.

В бронежилет ощутимо ударяет несколько пуль, я падаю, откатываюсь в сторону, одновременно вскидываю ракетомет. С протяжным завыванием первая ракета устремляется к цели, и сразу же за ней – вторая. Грохот слившихся взрывов перекрывает все остальные звуки, меня осыпает дождь осколков, но дело сделано – баста, карапузики, кончилися танцы…

Бегу дальше. Дверь, за нею никого, еще дверь, лестница, ступеньки, еще дверь. Так, тут я уже был, эта та самая комната с четырьмя выходами, в которую я провалился, пытаясь добраться до ключа.

Ну что же. По крайней мере я теперь знаю, куда ведут две из четырех дверей. Попробуем толкнуться вот в эту… Заперто. Значит, остается последняя.

Открываю дверь, и сразу же получаю порцию свинца в бронежилет. И тут засада… Тьфу ты, да что ж за день такой, а?

Стреляют несколько человек, укрывающихся за перевернутой мебелью. Это что-то вроде караулки, вдоль стен видны оружейные ящики, в углу, под потолком, поворачивается на кронштейне видеокамера.

Первую пулю – туда, разбить «недреманное око». Есть. Ну, а теперь займемся солдатами.

Два выстрела из ракетомета разметали самодельную баррикаду, огонь прекратился, а последнего оставшегося в живых пришлось свалить в рукопашной, всадив ему под ребро нож. И поделом – не прыгай на пробегающих мимо.

Из караулки вверх ведет винтовая лестница, заканчивающаяся небольшой площадкой с дверь, запирающейся изнутри. Очень хорошо. Так, что же у нас за дверью?

За дверью был тот самый зал с колоннами, и плоская пластина флэшки по-прежнему покоится в нише, буквально в двух шагах от меня. Ну, я не ёрш, дважды на одну удочку не клюю.

Аккуратно, по стеночки, подбираюсь к нише. Ура, вот он, ключик. Теперь к воротам.

Ворота, повинуясь сигналу замка, бесшумно отъехали в сторону. Так я и знал. В рот пароход, в попу огнемет. Этого я и боялся… В тридцати шагах впереди глыбился, матово отсвечивая полированным металлом, боевой киборг-охранник, квадратное чудовище высотой в два человеческих роста, вооруженный скорострельными пушками, пулеметами и реактивными радиоуправляемыми снарядами. Уничтожить его нельзя, можно только обесточить, а для этого нужен генератор электромагнитного поля, которого нет, нет, нет…

С жужжанием повернулась боевая платформа робота, объективы видео-глаз поймали меня в поле зрения, и… И все, как говориться, «гейм овер»…

Глава первая

Сняв со взмокшей головы блестящий шлем «виртуалки», я отключил компьютер и спрыгнул с платформы-тренажера.

– Неплохо. Стрелял, как всегда, хорошо, а вот реакция слабовата. Но в целом – неплохо.

Я почувствовал, как краснею. А от двери ко мне шел президент «Залпа» Руслан Кимович Хосы, невысокий, плотно сбитый, как всегда, одетый в камуфляжку, и как всегда, на его смуглом, монгольском лице играла хитрованская восточная улыбка.

– А я-то думаю, чем занимаются мои сотрудники в рабочее время? Оказывается, блуждают по витруальным лабиринтам, – голос у Хосы был мягким, с едва заметным акцентом, однако каждый «залповец» хорошо знал, что в любую минуту эта кажущаяся мягкость могла обернуться стальной непреклонностью бывшего боевого офицера-десантника.

– Да я, Руслан Кимович, отработал уже. Так, после дежурства развлекаюсь…

– Дома, что ли, не ждут? Ладно, ладно, не тушуйся, я сам грешен, люблю побегать в этой каске, – Хосы кивнул на черный шлем, висящий на кронштейне, и продолжил: – Ты вот что… Как здоровье?

– Спасибо, не жалуюсь.

– Дома?

– Все нормально.

– Норма-ально… А должно быть отлично! – мой начальник улыбнулся еще шире, и я забеспокоился всерьез. – Хотя норма в нашем случае лучше, чем отклонение от нее. Ты сильно изменился, Сергей, за те полгода, что работаешь у нас. Да и зарекомендовал себя отлично. Правда, я слышал, что у тебя в прошлом были какие-то проблемы с зеленым змием… Ну да пусть все твое будет в ладах с твоей совестью, главное, что сейчас ты в форме.

Хосы прошелся по ковру компьютерного класса, заложив руки за спину, покачался на носках у окна, затем повернулся к мне, переминающемуся с ноги на ногу.

– Слушай, Сергей. Хочу с тобой посоветоваться. Есть мнение – отправить тебя на учебу, в школу телохранителей. Ты знаешь, это – престижная работа, очень хорошие деньги, высокое положение в структуре «Залпа». Я говорил с начальником твоего отдела, с твоими коллегами, смотрел твое личное дело… Мне кажется, ты вполне подходишь для этой работы.

Сказать, что я удивился – значит не сказать ничего. Да у меня просто дух захватило при упоминании о школе телохранителей. Телохранители были элитой «Залпа», они не подчинялись никому, кроме президента фирмы, получали просто бешеные (с моей точки зрения) деньги, и при этом часто выполняли пустяковую, (опять же по моему мнению) работу.

В последнее время и у олигархов районного масштаба, и у чиновников, и у воротил щоу-бизнеса стало ультрамодно иметь телохранителя, да еще и не одного. Причем это совершенно не важно, нужен ли клиенту почетный эскорт из квадратноголовых мальчиков или нет. Модно – и все тут.

– Руслан Кимович, в принципе я… – мысли «тревожно путались и рвались», я аж вспотел от волнения. Президент «Залпа» спас меня:

– Обойдемся без принципов. Я уже говорил – есть мнение, что сотрудник «Залпа» Сергей Воронцов достоин быть направленным на учебу в школу телохранителей. Ты – парень рассудительный, поэтому давай так: я даю тебе два дня на размышление, подумай, все взвесь, реши, обсуди с женой, и в среду, часиков в десять утра приходи прямо ко мне. И имей в виду: если ты откажешься, для тебя ничего не измениться, ни отношение руководства, ни теперешняя твоя работа… Ну, будь здоров.

Хосы резко повернулся и вышел из компьютерной. Я несколько секунд обалдело глядел ему вслед, потом подхватил сумку, лежащую на полу рядом с виртуальным тренажером, и тоже двинулся к выходу – все же время поздние, Катя заждалась уже, наверное…


По дороге домой, и в метро, и в троллейбусе я размышлял над предложением шефа. С одной стороны согласиться было очень заманчиво. С другой – большой риск сложить голову под пулями наемного убийцы, подосланного к клиенту, но даже не это меня останавливало… Кто такой телохранитель? По мне, так он более всего походит на «шестерку», которая должна везде ходить за клиентом, и выполнять его указания. В конце концов, решив посоветоваться с Катериной, я переключился на другие мысли. Чего сейчас ломать голову, еще два дня впереди.

Катя встретила меня дежурным упреком и полной сковородкой жареной картошки. Сама она от еды отказалась, сославшись на то, что сыта, и я сразу заподозрил, что тут опять виновата какая-нибудь новомодная диета.

Пока я ел, проголодавшись после суточного дежурства, Катя, подперев щеку рукой, с улыбкой наблюдала за этим процессом, зная, что говорить сейчас что-либо мне бесполезно – все равно не услышу.

Наконец, червячок вошел в состояние заморенности. Катя налила чай, и принялась выкладывать последние новости, «вести с полей», как я их называл.

– Ты знаешь, оказывается, снова входят в моду сапоги-чулки. Ни когда бы не подумала, это так безвкусно. А у нас секретарша самого вчера в них выпялилась, девки все выпали просто.

У Риты опять проблемы, с Генкой. Завел он себе какую-то… Добро бы, просто кобелировал, так он еще и обувать-одевать ее решил. Риткина мать купила для Ритки плащик кожаный, такой, с пояском, ну, размер немного не подошел, ты же знаешь Риткину фигуру. Она без задней мысли отдает плащик Генке, мол, продай на работе. А он и рад. Прошло два дня, говорит – продал. И что? Через неделю Ритке докладывают, что так и так, видели твоего с какой-то фифой, а на фифе был тот самый плащик. Нет, ну гад какой, ты посмотри.

К нам в контору опять проповедник приходил, приглашал, у них там какая-то церковь какого-то Христа, не помню. Я думаю, ерунда все это, все эти секты, церкви, братства. Меня двадцать пять лет учили, что Бога нет. Так неужели я за несколько лет поверю, что он есть? Чушь. Другое дело, Соня и Ленка со своим ходили. Называется «Клуб интеллигентов». «КИ-клуб», сокращенно. Вот это да. Вот там интересно. Ленка рассказывала, так заслушаешься…

Я, если честно, слушал жену краем уха, размышляя над сегодняшним разговором с президентом «Залпа». Внутренне-то я все же склонялся к тому, чтобы принять выгодное и заманчивое предложение, но для порядка и душевного спокойствия надо было посоветоваться с Катей.

Допив остатки чая из чашки, я взял жену за руку:

– Извини, что перебиваю, но мне надо с тобой поговорить. Мне предлагают перейти на другую работу. Само собой, и денег будет побольше, и работа не пыльная…

Катя напряглась, посмотрела мне прямо в глаза:

– И денег будет побольше, и риску?… Сережа, договаривай все до конца.

– В общем, мне предложили стать телохранителем. Поучиться в специальной школе, пройти стажировку. Дали времени на размышление, до среды…

– Сережа, откажись. Ведь убьют за чужие деньги, что я без тебя буду делать?

Я побарабанил пальцами по столу, улыбнулся:

– Да ладно, Кать. Двум смертям не бывать, а одной не миновать. Прорвемся.


Вечером, лежа в кровати, полусонный, я рассеянно поглядывая одним глазом в телевизор, размышляя: «Ну, допустим, я откажусь. Что тогда? Так и буду до самой пенсии сидеть у входа в этот свой банк, проверять пропуска и документы. Со временем отрастет животик, он вон уже начинает выпирать, зараза. Потом лысина проклюнется, зрение испортится, мозги закостенеют – и все, на свалку.».

Перспектива вероятного своего будущего, неожиданно возникшая в голове, напугала меня до крайности. Подбиравшийся было сон слетел, как и не было.

«Спокойно, Серега.», – сказал я сам себе: «Предположим теперь другой вариант. Я соглашаюсь. Оклад, премии, зависть коллег и знакомых – это все само собой. Но самое главное не это. Появляется перспектива. Квалифицированный телохранитель цениться сегодня гораздо выше, чем квалифицированный физик-ядерщик, финансист или там журналист. В конце концов, не понравиться, уйти всегда успею».

«А если не успеешь?!», – вдруг прозвучал в голове «внутренний голос». У меня аж дыхание перехватило – это «второе я» обычно «включалось» лишь в самые ответственные моменты жизни.

«Перенервничал. Все, хватит думать. Завтра же позвоню шефу, скажу что согласен, и точка», – я потянулся, улегся поудобнее. От ощущения победы над нерешительностью вдруг стало весело и радостно. Я даже прищелкнул пальцами под одеялом, на что Катя, читавшая взахлеб какую-то книгу, немедленно отреагировала в своем любимом стиле:

– Сережа, ты чего? Блох, что ли ловишь?

Я фыркнул, поцеловал жену в острое плече:

– Сама ты, Катька, блохастая. Просто думал…

– А-а. Небось, про новую работу? Не нравиться мне все это, Сережа.

Катя закрыла книгу, положила на одеяло, повернула голову, посмотрела строго и укоризненно.

– Тебе-то хорошо, ты у нас героем будешь ходить. Телохранитель. Круче вареных яиц. А вдруг, не дай Бог, тьфу-тьфу-тьфу, что случиться. Как же я без тебя? А ребенок?

Когда Катерина готова заплакать – это для меня хуже нет. Беременность вообще сильно изменила ее, Катя стала более женственной, рассудительной, даже похорошела, но временами нервы, реагирующие на процесс перестройки организма, сдают, и тогда Катя готова плакать по пустякам. Я поднял вверх руки, изобразив позу «ханде хох»:

– Все, милая, все. Именно думая о тебе и о ребенке, я и решил согласиться на эту работу.

Катя всхлипнула. Я погладил длинные темные кудри жены, и что бы сменить тему, подхватил соскользнувшую с постели книгу:

– Что читаешь? О, «Унесенные ветром-2». Ха! Что только люди не придумают. «Два капитана-2», «Три тополя на Плющихе-3», «Четвертая высота-4»…

– «Десять негритят-10», – улыбнулась сквозь набегающие слезы Катя: – Но на счет этой книги ты зря. Очень интересно написана.

Я махнул рукой:

– Дурят нашего брата. Вернее, вашу сестру.

– Да ну тебя. – обиделась Катя, потом вдруг всплеснула руками: – Ой, совсем забыла тебе сказать. Представляешь, какое несчастье. Помнишь, мы на Рождество были у Нельки Симич? Помнишь Надьку Рыбцову? Ну, она с мужем была, с Толиком, большой такой, биохимик, вы с ним еще о рыбалке на кухне трепались? Ну помнишь?

Я кивнул, припоминая здоровенного, что называется, «косая сажень в плечах», мужа Катиной школьной подруги.

– Так ты представляешь – он повесился. Прямо дома у себя. Ему кто-то позвонил, он закрылся в комнате, долго разговаривал, а потом… В общем, Надька через час вызвала милицию, сломали дверь, но уже поздно…

Неприятный холодок проскользнул где-то внутри, на краткий миг возник, нет не сам страх, а только призрачная его тень. Я нахмурился:

– И что? Может, у него депрессия была или пьяный был?

– Да ты что. Он и не пил почти, и веселый был всегда. Да и на работе у него все шло хорошо. А вот так вот раз – и нет человека. Надька себе места не находит, плачет все время. У них же двое детей.

Представить себе, как большой, жизнерадостный человек снимет трубку телефона, выслушивает звонившего, потом хладнокровно запирает дверь, и вешается – для моего воображения это непосильная задача. Чертовщина какая-то.

– Кать, ну, а причину-то выяснили? Может, он записку оставил?

– Да не было никаких причин. И записок он не оставлял. Я же тебе говорю – и на работе у него все было нормально, и с Надькой они жили душа в душу. Наверное, это как-то связано с тем звонком, но милиция ничего выяснить не смогла, кто звонил, чего говорил…

Разговор затих сам собой. Я закрыл глаза, но уснуть сразу не получилось – маленький зародыш страха, поселившийся где-то в душе, словно покалывал меня, словно нашептывал: «Это все не случайно, это все не просто так…» И долго еще лежал я без сна, всматриваясь в светящиеся стрелки часов на стене. Человек, как известно, предполагает, а судьба располагает…


***

Где-то в центре Москвы…

– Ну, а что думает по этому поводу Андрей Эдуардович?

Маленький, лысый человек, сидевший за одной из сторон аспидно-черного, абсолютно пустого треугольного стола, повернул голову к пожилому, полному мужчине, глыбившемуся в кресле слева. Тот снял с крупного, пористого носа старомодные очки в золотой оправе, достал из кармана пиджака огромных размеров синий носовой платок, задумчиво протер стекла. Потом водрузил очки обратно на нос, метнул острый взгляд из-под седых кустистых бровей на третьего собеседника, высокого, моложавого, с идеальным пробором и маской безучастности на тонком, холеном лице, выдержал паузу, наконец сказал густым басом:

– Я с самого начала предлагал выходить на разработчика, на автора проекта. Что толку разговаривать с этими… с руководством, если в «барбосах» у них сидит бывший «гэбэшник», целый «полкан». Да «глубинники» наверняка контролируют деятельность этой шаражки. А автор гуляет под небом голубым, гениальный и голодный. Кстати, Дмитрий Дмитриевич, кто он?

Моложавый Дмитрий Дмитриевич, занимавший кресло справа, медленно повернул голову и ровным голосом, лишенным, казалось, всяких эмоций, отчеканил:

– Пашутин Игорь Львович, тридцать пять лет, холост, кандидат физических наук, работал в НПО «Айсберг» по проблемам, связанным с биоэлектроникой, в интересующей нас конторе с 1999 года, старший научный сотрудник, оклад – семь с половиной тысяч рублей. Проживает по адресу…

Лысый нетерпеливым жестом остановил говорившего. Андрей Эдуардович восторженно крякнул:

– Здорово у вас поставлена работа, Дмитрий Дмитриевич. Ну, так я и говорю – давайте выходить прямо на этого Пашутина. Предложим ему «полную корзинку», вовлечем в сеть…

Лысый хлопнул по столу маленькой, твердой ладонью:

– Я понял вашу мысль. Хорошо, попробуем пойти этим путем. Но… немного погодя.

Андрей Эдуардович удивленно воззрел на него:

– Господин Учитель, а чего «годить»? Возьмем быка…

– Нет. Пока информатор не передал данные о завершении работ над прибором, никаких действий мы предпринимать не будем. А будем мы… Будем мы продолжать наблюдение! Дмитрий Дмитриевич, это возлагается на вашу службу. Вы, Андрей Эдуардович, подготовьте базу для дальнейшей работы по проекту. По моим данным, самое большое, через месяц, экспериментальный образец будет готов. Тогда и выйдем на Пашутина.

Дмитрий Дмитриевич повернул свое лишенное эмоций лицо к Учителю и спросил:

– В случае отказа Пашутина сотрудничать…

– Ликвидация. И тут же, немедленно! – быстро перебил его тот: – Иначе, вдруг появиться кто-то еще, такой же гениальный, и прибору Пашутина будет найдено применение не по профилю. А так… Ликвидируем, изымем техническую документацию, образец, и закроем тему. Все, господа, совещание окончено.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное