Сергей Верин.

Дети Индиго: им улыбаются ангелы

(страница 2 из 10)

скачать книгу бесплатно

   Ровно через полчаса Юля проснулась. Я спросила: «Доченька, ты меня слышишь, видишь?» В ответ она утвердительно кивала, но говорить не могла, потому что с нее еще не сняли наркозную маску. Мне позволили побыть рядом до половины двенадцатого ночи. Ночевать в реанимации не разрешают никому.
   Утром я навестила Гришу. Увидев меня, он первым делом поинтересовался, как там Юля, и очень обрадовался, услышав, что все в порядке. В полдень Юленьку перевели в обычную послеоперационную палату. Она лежала на специальной кровати, вся в катетерах, трубках и проводах. Я боялась к ней прикасаться, чтобы случайно чего не зацепить и не повредить. Боли Юля не чувствовала.
   На десятый день с Юленьки сняли катетеры. Врачи сказали, что чем раньше она начнет ходить, тем быстрее пойдет процесс заживления. Мы гуляли по коридору. Она была крайне слаба, испытывала сильное головокружение, но каждый раз упрашивала меня еще немного пройтись. Бедняжка очень хотела домой. Врачи удивлялись ее решимости и жизнелюбию.
   В самом конце августа нас отпустили домой, чтобы Юля успела в школу в родном селе. 1 сентября дочка вместе со мной пошла в девятый класс. Мы приехали поздно вечером, поэтому в селе никто не знал, что она вернулась. Односельчане не могли сдержать слез, видя идущую в школу Юлю. В тот день я плакала от счастья, от ощущения новой жизни…
   Во время беседы Юля тихо сидела рядом. На вопрос о самочувствии девочка ответила, что у нее ничего не болит.
   – С удовольствием хожу на уроки, – говорит Юля. – Одноклассники очень рады моему приезду. Я им очень благодарна за теплый прием и помощь. Нужно их догонять, ведь я многое пропустила. Но ничего, справляюсь помаленьку. У меня уже даже опять списывают.
   – Кем хочешь стать, когда вырастешь?
   – Пока не определилась. Одинаково люблю все предметы. Раньше мечтала быть врачом, но сейчас, насмотревшись на их работу, передумала. Хочу сказать большое спасибо всем, кто нам с мамой помогал, а особенно – моему любимому крестному. Дай Бог всем крепкого здоровья!
   – Хотелось бы добавить, что в трудную минуту, когда, казалось бы, нет выхода из тупиковой ситуации, главное – не сидеть сложа руки, – сказала напоследок Анна Ефимовна. – Я убедилась в том, что спасение больного ребенка – в руках матери. Ради этого надо, невзирая ни на какие трудности, стучаться во все двери, просить и добиваться. И Бог не оставит вас наедине с бедой.
 //-- * * * --// 
   – Вот такая история, Зина Ивановна.
   – Однажды Господь привел ко мне молодую женщину по имени Елена, имевшую подобную проблему, осложненную к тому же сахарным диабетом, – сказала духовная целительница. – В прошлом году ей пересадили почку. Донором стала мама. Решиться на такой шаг было нелегко им обеим. Сомнения – делать операцию или нет – долго не покидали семью.
Для этого была еще одна серьезная причина. Мать Лены, недавно разменявшая пятый десяток, имела целый букет собственных заболеваний. Но для Господа нет ничего невозможного. В конце концов решение было принято. Подлечившись, мама смогла стать донором для дочери.
   Сейчас Лена в полном порядке. Мама – тоже. После операции она получила группу инвалидности, но – по ее же определению – более счастливой женщины нет на целом свете.
   Но вернемся к нашей героине Юлечке. Ситуацию в этой семье нужно рассматривать с самого начала.
   Случайностей не бывает. Очевидно, дети, пришедшие в семью Зубовых, согласно промыслу Божьему, не должны были надолго задерживаться на Земле. Отработав определенную ситуацию, они ушли. Почему таким на первый взгляд жестоким способом? Ответ на этот вопрос один. Не нам судить, как Господь забирает своих чад – и взрослых, и молодых, и совсем маленьких.
   Следует отметить следующий факт. Все дети были совершенно здоровы умственно, имели прекрасную память. Кто знает, не приходили ли они в этот мир для того чтобы, скажем так, расставить все точки над «і», может, даже завершить цикл своих земных воплощений. Многострадальной семье, наверное, нужен был толчок, стресс, чтобы проявился и реализовался ее духовный потенциал.
   Анна Ефимовна говорит, что ее мать отстояла всю службу в храме на коленях, несмотря на весьма почтенный возраст. Бабушке было очень тяжело, но она выдержала ради любимой внучки. Для иллюстрации пользы регулярных духовных практик приведу другой пример. Моя мама, которой 77 лет, без особых сложностей отстаивает все службы. Она привыкла к этому с детства.
   Думаю, дети в семье Зубовых вряд ли с малых лет приобщались к молитве. А ведь будь они приучены к духовному творению, то, скорее всего, развивались бы без отклонений в здоровье. Им не хватало духовной энергии, а возможно, и любви. Я не могу утверждать, что мама не любила своих детей. Но мы так часто говорим: «Я очень люблю своих чад!» А себя? Мы считаем, что это второстепенное. В первую очередь – дети. Мы не можем или не хотим понять одно немаловажное «но». Не любя себя как творение Божье, мы не в состоянии дать Божественную энергию Любви другим, в том числе и собственным детям. Если мы не имеем хлеба, то, соответственно, не можем никого накормить. Если у нас нет денег, то мы их не раздадим. Мы можем отдать только то, что имеем.
   Мать – учительница и директор школы – женщина явно интеллектуальная, умная, порядочная, глубоко знающая, что такое подрастающее поколение и как с ним работать. Более того, это человек, всю себя отдающий чужим детям. Но своих уберечь она почему-то не смогла, как ни старалась. Юра ушел в положенный ему срок, и Тамару Господь забрал своевременно. Это должно было произойти, сколько бы они ни боролись. Потому что с Богом бороться невозможно. Можно предположить, что если бы мама приложила столько же усилий к спасению Тамары и Юры, сколько и в случае с Юлей, то сумела бы спасти и их. Но опять же ничего случайного не бывает. Господь дал ей возможность сделать все для Юли. У девочки был шанс – в отличие от ее старших сестры и брата.
   Но шанс был предназначен и для матери – проявить себя не только на уровне деловых качеств, высокого интеллекта, но и в духовном плане. Спасая Юлечку, мама приложила огромные усилия. При этом она научилась по настоящему молиться, на собственном опыте убедилась, что Бог всегда готов прийти на помощь, стоит Его об этом только попросить в искренней молитве, с верой и благодарностью за все. Именно для этого, наверное, данная ситуация и возникла. Вероятно, при иных обстоятельствах мама не проявила бы подобных усилий.
   Есть еще такое понятие, как смирение. Из изложенной выше истории я поняла, что мама, пусть с болью, на фоне тяжелого горя, но все же смирилась с утерей старших детей. В качестве награды Господь дал ей силы для спасения третьего ребенка.
   Мы часто говорим, что если бы не болезнь, то многого я так и не узнал бы. Недаром Библия учит за все благодарить, всему радоваться и постоянно молиться. А народная мудрость советует: «Хорошо думай, хорошо говори, хорошо делай и хорошо жить будешь».
   Через трудности и страдания Господь ведет людей к осознанию того, что Он ЕСТЬ. Как бы тяжело ни было, какая бы безвыходная на первый взгляд ситуация ни сложилась, но если вы попросите, то вам будет дано. Так сказано в Библии. Если двое на земле попросят об одном – будет им. За Юлечку молились сотни людей. Вот пример того, что молитвами можно достигнуть значительно больше, чем медикаментами.
   Но в любом случае не следует забывать о том, что на все воля Божья. Идти против Господа никому никогда не удастся. Перехитрить Бога ни у кого не получится. Не стоит даже пробовать.
   Нам всем важно осознать, что каждый человек рано или поздно уйдет с этой планеты, но не умрет. При переходе в мир иной мы сбрасываем тело, словно одежду, и продолжаем жить – с тем капиталом, богатством, опытом, которые заработали в земном воплощении.
   – Особого внимания заслуживает поступок крестного девочки, подарившего ей свою почку.
   – Библия говорит: если спасешь хотя бы одну душу на земле – большая награда тебе на Небесах. Обратим внимание, отдав почку, оставшись с одним органом в довольно зрелом возрасте, мужчина практически здоров. В то же время известно множество случаев, когда человек, по тем или иным причинам лишившись почки, не может продолжать полноценную жизнь.
   Григорий получил свою награду, причем уже здесь, на Земле. Я думаю, что свое задание в этом воплощении он уже выполнил. Дай Бог ему здоровья на многие годы!


   2001 год. Моя собеседница – пенсионерка Наталия Васильевна Лебедева. Ее внучке по причине врожденного сердечного заболевания угрожает смертельная опасность.
   – Как вспомню этот ужас, так у самой сердце жжет, – утирает слезы бабушка, волею судьбы заменившая девочке родителей. – Ира была обречена с рождения. Дело в том, что она появилась на свет с тяжелым пороком сердца, в результате которого венозная кровь смешивалась с артериальной. Из-за этого бедный ребенок выглядел так, что хотелось кричать. Ногти и губки синие, личико цвета асфальта, а глаза… Невозможно передать словами выражение этих несчастных глаз. Врачи говорили, что она проживет не больше месяца, все время держали девочку в больнице. Однако прошел месяц – Ира жива. Два месяца, три, полгода, год… Однажды из-за какого-то осложнения ее перевели в реанимацию, но, слава Богу, вытащили.
   В годик Ира могла сидеть только с подушками, не выговаривала ни слова. Вместе с тем она, как могла, радовалась каждой мелочи, изо всех своих детских сил тянулась к жизни. Где я с ней только не побывала. В Киеве нам посоветовали обратиться к московским специалистам, мол, там делают такие операции. Я так и поступила. В кардиологическом центре Иру обследовали и сказали, что операция возможна, но не ранее чем через несколько лет. Но ведь ребенок столько не выдержит! В итоге москвичи пообещали прислать вызов на дополнительное обследование и лечение, но я его так и не дождалась. Спустя некоторое время нам посчастливилось попасть на прием к люксембургским врачам, который проводился во Львовском мединституте.
   Помню, очередь была страшная, родители привозили больных деток со всех уголков страны. Специалисты сразу обратили внимание на Иру, осмотрели ее и пообещали организовать вызов уже непосредственно из кардиологической клиники Люксембурга.
   Вернувшись домой, я узнала, что в местный детдом приехали шведы и тоже отбирают детей, нуждающихся в неотложной медицинской помощи. Мы с внучкой немедленно отправились на прием. Шведский врач, обследовав Иру, сказал, что у них подобные операции делают сразу после рождения. Позже я имела возможность в этом убедиться. В Швеции младенцев с врожденными пороками сердца переводят из реанимации в обычное кардиологическое отделение уже на следующий день после операции, если, конечно, обошлось без осложнений…
   В общем, сообщив, что спасти Иру вполне реально, врач поинтересовался, есть ли у меня деньги. Какие деньги, откуда они у меня? Так и сказала: нет. Он мне посочувствовал, но ничего конкретного не пообещал. Правда, Иру сфотографировали и записали все данные. Я поблагодарила за теплый прием и ушла без особой надежды на лучшее. Это было в начале октября 1993 года, а в конце того же месяца мне позвонили из областного представительства Детской скандинавской миссии и сообщили, что Иру вызывают в Швецию. Одновременно пришел вызов из Люксембурга. Обе поездки брались финансировать благотворительные организации. Посоветовавшись со знакомыми, взвесив «за» и «против», я выбрала Швецию.
   На Скандинавский полуостров нас сопровождал представитель миссии в Украине Бо Валленберг. В самолете Ира практически не выпускала из рук кислородную подушку. Встретили нас очень хорошо, поселили у матери Валленберга, которая проживает в собственном доме в портовом городе Мальме. Не теряя времени, Бо отвез нас в городок Люнд, неподалеку от Мальме, где расположен огромный лечебный центр.
   После комплексного обследования кардиохирург Пэтэр Ерге подтвердил, что у Иры чрезвычайно сложная патология. Выслушав его прогноз, я чуть не потеряла сознание. Вероятность успешного завершения операции была просто мизерной, гарантия почти нулевая. Что делать? Но без операции – стопроцентная смерть. Разумеется, я согласилась на операцию.
   Мою Иру стали готовить к операции. Вырвали зубки, выполнили другие необходимые манипуляции. Примерно в полдень я отнесла ее в операционную, уложила на стол, перекрестила… Бедненькая, она, несмотря на свои три годика, еще не ходила… Меня, полумертвую, отвели в соседний корпус, в специальное помещение гостиничного типа, дали успокоительную таблетку. Рядом постоянно находилась госпожа Валленберг и переводчик. Каждая минута казалась мне годом. Наконец, около девяти вечера звонок – операция прошла успешно! Но на этом наши беды не закончились.
   Сначала меня долго не пускали посмотреть на Иру и лишь в полночь сообщили, что через час можно будет ее проведать. Оказывается, сразу после операции у Иры возникло тяжелое осложнение с почками и пришлось проводить комплекс реанимационных мероприятий.
   Ира балансировала между жизнью и смертью. Слава Богу, ее удалось спасти.
   Чуть позже я пережила еще один шок. По словам хирурга, врачи, вскрыв грудную клетку и добравшись до сердца, увидели, что у Иры патология значительно сложнее, чем показало предварительное обследование. Целый «букет» пороков был практически несовместим с жизнью. Знай они заранее точный диагноз, вряд ли согласились бы рисковать и браться за скальпель. А так, коль уж разрезали, отступать было некуда.
   После операции бедный ребенок десять дней без движения пролежал в реанимации. От нее ни на секунду не отходили две медсестры.
   Из реанимации Иру перевели в кардиологию, в отдельную палату. Мне позволили ухаживать за ней. На поправку она шла очень тяжело, окрепнув, снова прошла комплексное обследование, курс реабилитации, и лишь после этого ее состояние признали удовлетворительным.
   Врачи планировали сделать еще одну операцию, но отложили. Я так поняла, не захотели рисковать, поскольку Ира могла не выдержать, настолько ослаблен был ее организм. Посоветовали внимательно следить за ее состоянием, так как главное – не опоздать. В 18 лет Ирочке предстоит третья операция, после которой, если обойдется без осложнений, можно будет вздохнуть с облегчением.
   Сразу же после возвращения домой нас госпитализировали в кардиологическое отделение областной детской больницы, где моя девочка сделала первые самостоятельные шаги – в четыре года!
   Постепенно жизнь вступала в свои права. Не забывал маленькую пациентку и Бо Валленберг. Несколько раз он ее навещал, а в 96-м увез в Швецию на проверку. Там Иру осмотрел оперировавший ее врач и дал заключение, в котором было сказано, что есть показания для хирургического вмешательства при условии экономической возможности.
   Ирише уже 11. Первый тревожный звонок прозвучал минувшей осенью. Кардиограмма девочки оказалась неважной. В этом году врачи констатировали дальнейшее ухудшение состояния. Наш кардиолог сказал, что надо искать возможность отвезти Ирочку на операцию. Где взять деньги?..
   Оставалась единственная надежда: на Скандинавскую детскую миссию в лице Бо Валленберга, ставшего к этому времени ее президентом. Внимательно выслушав взволнованную женщину, этот замечательный человек ответил:
   – Раз нужно, значит, будем лечить.
   – В Люнд мы прибыли 11 ноября 2002 года, – продолжает Наталия Васильевна. – В клинике, где обследовали внучку, я с ужасом услышала от врачей, что шансов на выздоровление практически никаких. Она могла погибнуть на операционном столе, но без операции неизбежно умерла бы через несколько дней. Мне говорили, что не только в Украине, но и во всем мире никто на такой риск не пошел бы. Нам оставалось уповать на Бога да на золотые руки и талант одного из лучших в мире кардиохирургов Петера Йорги – того самого, который лечил Иру, когда она была еще совсем маленькой.
   Операция продолжалась 14 часов. Ситуация сложилась более чем критическая. Вместо запланированных четырех дней Ирочка месяц лежала в реанимации, подключенная к аппарату искусственной почки. Я каждую минуту с ужасом ожидала самого худшего. Пять месяцев ребенок балансировал между жизнью и смертью.
   Невозможно передать словами, что она пережила. Девочка высохла, похудела на 13 килограммов, долго не могла есть.
   Бабушка не отходила от Иры ни на минуту с раннего утра до позднего вечера. Когда состояние девочки становилось особенно угрожающим, она оставалась дежурить на ночь.
   – Дети должны чувствовать присутствие близких, – убеждена Наталия Васильевна. – В шведских больницах родственникам разрешается находиться возле ребенка. Там в порядке вещей, если в одной палате с малышом лежат, скажем, папа, мама и бабушка. К их услугам все необходимое для того, чтобы ребенок чувствовал себя в домашней обстановке.
   В клинике Иру регулярно навещали местные жители, развлекали, играли на гитаре. Даже клоун приходил. А какой там уход, терпимость со стороны медперсонала! Во время перевязок Ирочка кричала от боли на всю кардиологию. Бедные медсестры покрывались красными пятнами, но ни разу даже не подали виду, насколько им трудно, все выполняли деликатно, тактично, спокойно, на высочайшем профессиональном уровне. Бывало, я сама не выдерживала, видя, как им тяжело, просила у них прощения за то, что им приходится терпеть, но в ответ неизменно видела лишь доброжелательные улыбки.
   Наверное, Богу было угодно, чтобы Ириша осталась жива. У меня такое ощущение, что за нее молился весь мир, и у нас на родине, в храме, который мы регулярно посещаем, и в церквях Швеции, Дании, Финляндии, Фарерских островов.
   Украинские верующие передали в Швецию платочек, освященный в одном из местных храмов и получивший чудодейственную целительную силу. Бабушка прикладывала этот платочек к Ириной груди, и именно с той поры у девочки началось улучшение.
   – На Фарерских островах мы с внучкой побывали незадолго до операции благодаря Бо Валленбергу, – говорит Наталия Васильевна. – Летали туда вместе с группой известных украинских эстрадных артистов, которые выступили перед местными жителями с благотворительным концертом. Валленберг много рассказывал людям об Ириной жизни и о том, что ей нужна срочная помощь. Ирочке сказочно, фантастически повезло, что есть на свете Бо Валленберг со своей благотворительной миссией. На какое-то время жизнь чужой девочки стала для него дороже всего. Он забывал о своем тяжелобольном отце, семье, сам чернел на глазах. Они с Ирой подбадривали друг друга. Он в реанимации и позже в кардиологии, смотря в ее больные глазки, на ее истощенное тельце, в котором едва теплилась жизнь, строил ей рожицы, а она, едва заметно улыбаясь, говорила: «Мне хорошо, все нормально». Ирочка с нетерпением ждала каждого его прихода. Он сумел раздобыть 200 тысяч долларов – деньги, огромные даже для Швеции. Этот человек через прессу и телевидение обращался к людям, умоляя их спасти ребенка. И люди отзывались. Если бы не добрые шведы, даже не знаю, что бы мы делали. Казалось бы, кто такая для них простая девочка из далекой Украины? Но люди отозвались и собрали баснословную сумму. Местные жители подходили ко мне, говорили добрые слова. Я не понимала их язык, они не понимали украинский, но… мы понимали друг друга – по жестам, по интонации, по выражению глаз. Во время таких встреч я осознавала, что люди нам искренне сочувствуют и хотят, рады помочь.
   Ира пока не решила, кем хочет стать, когда вырастет. Пока же ей из всех школьных предметов больше других нравится французский. Танцевать она тоже любит, но врачи советуют пока делать это понемногу, чтобы сердце привыкало к нагрузкам постепенно. Кроме того, по причине ослабленного иммунитета ей следует остерегаться инфекций и каждый год ездить в Швецию на ультразвуковое обследование сердца.
   – Мы не нарадуемся, смотря на Иру, – говорит руководитель регионального филиала Скандинавской детской миссии Людмила Лонюк. – Безусловно, девочку спасло Божье чудо и самоотверженность руководителя Миссии Бо Валленберга. Сумма, которую ему удалось собрать, никогда раньше не собиралась в Швеции для одного ребенка, да еще иностранного. А ведь в это время он сам преодолевал черную полосу в жизни. Почти одновременно с Ирой был прооперирован Валленберг-старший, который до сих находится в больнице в тяжелейшем состоянии. Можно лишь представить, что это значит для сына. Но и это еще не все. Когда у Иры только-только наметился положительный результат, сгорели склады миссии. Эти громадные помещения расположены в индустриальной зоне городка Окси, что неподалеку от Мальме. От искры загорелся склад, где ремонтировали автомобили. До утра выгорело буквально все на огромной территории! Узнав об этом, я была в шоке, а можно представить чувства президента. Между прочим, на складах хранились рождественские подарки для украинских детей, готовые к отправке. Но даже в такой ситуации Бо Валленберг не сломался. Сегодня он вместе с нами радуется чудесному выздоровлению Иры.
   Прошло еще три года. Я снова побывал в гостях у этой замечательной семьи.
   Июнь 2006 года. Недавно Ира вернулась из Страсбурга, где в местном университете ей была успешно проведена еще одна, третья по счету, операция на сердце. Несмотря на массу сложностей, вставших на пути к спасению жизни девочки, все закончилось благополучно.
   Ира ждала меня у парадного. Она заметно повзрослела, расцвела. Пригласив меня в квартиру, девушка побежала вверх по ступенькам, и мне было нелегко за ней угнаться. Поднявшись на четвертый этаж, я запыхался, а Ире – хоть бы что! Трудно поверить, что всего несколько месяцев назад она балансировала между жизнью и смертью и спасти ее могло, как тогда казалось, лишь чудо.
   – Слава Богу, моя девочка снова счастлива, – сквозь слезы улыбается Наталия Васильевна, не отводя от внучки взгляд, полный любви. – А ведь еще совсем недавно, чтобы подняться на четвертый этаж, мне иногда приходилось нести ее на плечах. Бледная была – до ужаса! Надеюсь, что все ее страдания теперь уже позади, так и врачи говорят. Три года назад, после второй операции, Ирочка, казалось, наконец-то зажила полноценной жизнью, – вспоминает бабушка. – Она с удовольствием училась в школе, занималась своими любимыми танцами и художественной гимнастикой. Вдруг год назад ее самочувствие стало резко ухудшаться. Вскоре выяснилось, что без еще одной операции не обойтись, но стоить она будет полмиллиона долларов! Я пришла в отчаяние. Откуда такие деньги у простой пенсионерки?! Но, взяв себя в руки, решила бороться за внучку до конца и обратилась за помощью в популярную телепередачу.
   В студии нас Ирой ожидал приятный сюрприз. Авторы пригласили на съемки Бо Валленберга. Конечно же, мы были безмерно рады снова встретиться с этим замечательным человеком.
   Господин Валленберг прямо в студии попросил телезрителей помочь собрать для нас необходимую сумму. Люди откликнулись. На специальный счет стали поступать деньги. Перечисляли кто сколько мог. Школа, в которой учится Ира, собрала 2 тысячи, два банка – по тысяче. Всего удалось насобирать около 10 тысяч гривен. Но полмиллиона долларов все равно оставались для нас астрономической, недосягаемой цифрой. Тем временем Ирочка чахла на глазах. Я не могла спокойно смотреть на ее страдания и была готовы отдать все ради спасения кровиночки. И Господь услышал мои молитвы!..
   Елена, соседка Иры по этажу, узнала, что во Львовский кардиологический центр приезжают специалисты из Франции, сотрудничающие с Красным Крестом в рамках программы «Поможем больным детям Украины с пороками сердца». Ира с бабушкой отправились туда и попали на прием к французскому профессору Бернарду Айзенману. Осмотрев девочку, он сказал, что должен посоветоваться с коллегами. Через месяц из Львовского кардиоцентра пришло сообщение, что Иру берут на операцию в Люксембургскую клинику.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное