Сергей Юрьев.

Жемчуг богов

(страница 6 из 41)

скачать книгу бесплатно

Глава 4

«Катлеоцептантхагани (Создатель Всего Сущего Властитель Судеб) первую треть прошлого лежал посреди пустого серого пространства. В начале второй трети прошлого он понял, что одинок, и слепил из глины небытия яйцо. Он долго наслаждался созерцанием его совершенства, а когда яйцо треснуло, из него вылупился Ватахутлеоцептантхи (Красный Беркут Страж Неизбежности), началась последняя треть прошлого. «Зачем ты сломал яйцо, которое было так прекрасно?» – спросил Катлеоцептантхагани. «Если бы яйцо уцелело, не появился бы я, еще более прекрасный», – ответил Красный Беркут. Катлеоцептантхагани согласился с ним, увидев, что птица действительно красива, но захотел большего и создал Сквотантхагани (Женщину Властителя Судеб), красота которой была совершенна. Но Красный Беркут, уязвленный тем, что не он самое прекрасное творение во вселенной, наслал на Сквотантхагани великую скорбь. Увидев, что она грустна, Властитель Судеб создал жемчужину, поверхность которой переливалась всеми цветами радости, а внутри её была бесконечность. Но недолго Женщина радовалась подарку – как только она познала бесконечность, к ней вернулась печаль. И тогда он создал вторую жемчужину, еще прекраснее первой, но и ее внутреннюю бесконечность вскоре познала Сквотантхагани. Катлеоцептантхагани начал творить жемчужины одну за другой, стоило ему увидеть след печали на лице своей возлюбленной. Огорчился Ватахутлеоцептантхи, что его замысел не удался, и он начал склевывать жемчужины, надеясь, что этого никто не заметит. Но Сквотантхагани помнила каждую бесконечность из тех, что она познала, и вскоре обнаружила пропажу. Чтобы жемчужины не пропадали вновь, Катлеоцептантхагани сделал из них ожерелье и повесил его Женщине на шею. Но невозможно было сотворить нить, на которую нанизалось бы больше, чем две бесконечности, и каждую жемчужину он пронзил тремя нитями. Две из них были общими с соседними жемчужинами, одна – с левой, другая – с правой, а третья нить принадлежит лишь одной бесконечности. Но когда Сквотантхагани засыпает в объятиях своего мужчины, прилетает Красный Беркут и пытается разорвать бусы. В это время в мирах, которых он касается своим могучим клювом, происходят великие бедствия».

«Мифы народов мира». – Т. 14. Академическое издание. Равенни – 2961 г. Статья «Мифология маси-урду».

«Даже в том случае, если все документы у прибывшего в порядке, необходимо провести тщательный досмотр багажа, а также личный досмотр субъекта, если тот не дал исчерпывающих пояснений о цели визита, подтвержденных не менее чем двумя свидетелями внутри страны, не имеющими судимостей, со справками о политической благонадежности».

Из «Сборника инструкций таможенно-иммиграционной службы Республики Корран».

19 августа, 13 ч. 15 мин.

В конце концов, привыкнуть можно ко всему… Можно даже дышать этим влажным ужасом, который пропитал окружающую темноту, и не морщиться, можно, если сильно постараться, говорить без дрожи в голосе… «Доди» вместе с пулеметом, большей частью продуктов, патронов и аккумуляторов для фонарей остался возле подземного озера.

Почти всё пришлось бросить, хотя сиарские гвардейцы так и не осмелились проникнуть в пещеру достаточно далеко. Это сделали союзники из Эвери, спецподразделение «Цепные Псы». Лопо однажды пришлось участвовать вместе с ними в одной операции. Тогда на «Псах» была сиарская форма, а лица им до этого неделю мазали маслом для загара, и перед боем полковник да Пальпа почти не мог отличить эверийцев от своих. Но стоило начаться атаке… «Псы» двигались бесшумно и стремительно, они, казалось, видели в темноте летящие им навстречу пули и неуловимыми движениями пропускали их мимо себя. В них было что-то нечеловеческое, точнее, надчеловеческое… Он тогда даже вспомнил легенды о севейских берсерках. Пленных они не брали…

Вчера Лопо буквально спиной почуял их приближение, и ему стало ясно, что их не спасет ни выгодная позиция, ни темнота, ни знание Сандрой всех ближайших закоулков – их может спасти только бегство.

– Вот дрянь. Не горит. – Сандра швырнула в темноту бесполезный уже фонарь, и тот шмякнулся о камни.

– Ты знаешь, куда теперь идти? – задал Лопо совершенно нелепый вопрос.

– У тебя спички остались? – спросила она вместо ответа.

– Два коробка.

– Зажги. Куда пламя укажет, туда и двинемся.

Пламя действительно едва заметно склонилось набок, причем не в ту сторону, откуда они пришли. Прежде чем огонек погас, Сандра сунула в него кончик сигареты, чтобы сэкономить спичку.

– Последняя, – сообщила она. – Оставлю. Пока не выберемся, будем вести здоровый образ жизни: голодание, спорт, секс. И держись за мой карман, а то здесь в упор ничего не видно.

Дальше они двигались на ощупь. Изредка, усомнившись в направлении ветерка, Лопо зажигал спичку, и они вместе смотрели на нее, пока огонек не угасал.

– А по-моему, мы спускаемся, а не поднимаемся, – сказал Лопо после долгого молчания, когда каменный коридор сузился настолько, что, расставив руки, можно было нащупать обе стены. – Может быть, тебе стоит вернуться.

– А если шмальнут без разбора на звук? К тому же ты говорил, что там эверийцы. Им-то всё равно, чья я дочь и кто мой отец.

– Да нет же! Я уверен, им твой папочка условие поставил – тебя вытащить. За мной гоняться они бы здесь не стали. Вернись. Ну, выпорет он тебя по-отечески кожаным ремнем, уедешь опять в свой университет, выберешь себе там кого-нибудь. Я уже всё равно смертник – мне либо здесь подыхать, либо наверху подыхать. Два дня жизни ты мне уже подарила, и хватит с меня.

– Т-с-с-с… – Она приложила палец к его губам. – Слышишь?

Это было похоже на треск разрываемой ткани. Звуки доносились откуда-то сверху и были едва слышны. Было даже странно, что Сандра смогла их расслышать сквозь вдохновенную речь Лопо.

– Может, это камень крошится… – предположил да Пальпа.

– Да не может быть. Тут ведь не Кондо-ди-Дьеро. В этих местах землю никогда не трясло…

Треск превратился в скрежет, и прямо им на головы посыпалась каменная крошка. Лопо подтолкнул Сандру вперед, схватил ее за руку, и они, то и дело натыкаясь в темноте на валуны и стены, быстро, насколько это было возможно, двинулись вперед. Крошка продолжала сыпаться, но треска они почти не слышали за собственным топотом. Вскоре Сандра ударилась-таки коленкой об очередное препятствие, и Лопо едва успел подхватить ее в падении. Он прижал ее к себе, на несколько мгновений они замерли, и это дало им возможность заметить, что треск прекратился, а сверху ничего больше не сыпется.

– Болит?

– Еще как.

– Дай, я посмотрю. – Он помог ей усесться, нащупав место поровнее, закатал штанину, благо комбинезон оказался достаточно просторным, и зажег спичку, последнюю из первого коробка. Коленка, слава Богу, формы не потеряла, но на ней уже зацветал немалый синяк. Лопо начал осторожно ощупывать коленную чашечку, желая убедиться в ее целости.

– Мне больно, – сказала Сандра, как только спичка погасла, и голос ее растворился в темноте.

– Пройдет.

– Сама знаю…

– Идти сможешь?

– А куда я денусь!

– Вот и иди… Иди назад. А я ухожу. И не вздумай меня искать. – Он наконец-то решился сделать то, о чем думал с того самого момента, как они попали в пещеру. Теперь, когда ощущение ужаса притупилось, он почувствовал, что сможет. Стоит ему оторваться от нее на сотню шагов, и она уже не сможет его найти. И тогда останется лишь надеяться на Создателя, что она выберется. С ним сейчас опаснее, чем без него. А его собственная смерть и так уже слишком запоздала. Только бы для Гальмаро этот урок даром не прошел…

Он быстро вскользь поцеловал ее в губы и, воспользовавшись секундным замешательством, исчез. Он умел двигаться бесшумно, война в джунглях научила. Пригодилось и сейчас… Пока они шли вместе, Лопо успел заметить, что проход, в который их занесло, имеет массу ответвлений, в основном таких, что в них едва можно было протиснуться. Он продвинулся вперед на несколько десятков шагов, нащупал нишу на высоте вытянутых рук, скривившись от боли в плече, подтянулся и замер в глубоком тесном проеме. Оставалось только дождаться, пока Сандра уйдет. В конце концов, она совсем не дура, чтобы рисковать ради него, да и понимает, наверное, что гоняются главным образом не за ним…

– Лопо! – Сандра не сдвинулась с места, но почему-то была уверена, что да Пальпа ушел недалеко и слышит ее. – Можешь не прятаться. Я уйду. Тебе действительно проще будет уцелеть одному. Я скажу, что ты убит, что тебя придавило обвалом, и они отвяжутся. Если выберешься, ищи меня в Эвери, в университете. Я буду ждать.

Ее осторожные шаги начали удаляться, и он уже начал соображать, в какую сторону двинуться ему, так чтобы их пути не пересеклись. И тут вновь послышался знакомый треск, только громче, ближе и опаснее.

Грохот обвала заглушил все звуки – и ее шаги, и журчание крохотного ручейка, текущего неизвестно куда. Лопо торопливо выбрался из своего убежища и, цепляясь за стену, торопливо двинулся искать ее. Или ее тело. Или то место…

– Каркуситантха не хочет, чтобы мы расставались. – Ее голос раздался почти у него под ухом, и хотя она говорила негромко, от неожиданности Лопо прижался к стене. Ему вдруг показалось, что вот-вот начнется новый обвал. – Обратно не пройти. Теперь только вперед. Может быть, этот ход ведет к главному коридору…

Он не нашелся, что ответить, только обнял ее и прижал к себе крепко-крепко. На мгновение к нему вернулось ощущение покоя.


20 августа, 17 ч. 25 мин.

О том, что прошло трое суток с того момента, как нахальный «доди» въехал в пещеру, они знали благодаря командирским часам Лопо со светящимся циферблатом. Каменный коридор постепенно расширялся, и правую стену они вскоре потеряли. Изредка Лопо зажигал спичку, но слабый свет растворялся в густой темноте. Свод был уже где-то высоко, а дорога теперь всё время шла под уклон, порой едва ощутимый, но временами и довольно крутой.

Теперь они были друг для друга единственным источником живого тепла, который заменял и свет, и все желания, и весь тот мир, от которого они были отрезаны каменной бесконечностью. Когда усталость валила их с ног, Лопо расстилал пластиковый коврик, нащупав сухое и ровное место, и они, прижавшись друг к другу, стремительно погружались в тревожный сон. В первую «ночь» они, особенно Лопо, то и дело просыпались, когда вместе со сном в сознание пробиралась окружающая тьма. «Утром», проснувшись, они позволяли себе забыть, где они и почему они здесь. Они отдавались друг другу сладко и яростно, и это заглушало чувство голода, страх перед неизвестностью и даже окружающую темноту делало не столь непроглядной. Потом они плескались возле какого-нибудь небольшого водопада или ручья, подолгу собирали разбросанную вокруг одежду, и Сандра смеялась, а ужас, овладевший Лопо в начале странствия, медленно, но верно таял. Каркуситантха и для него постепенно становилась не источником необъяснимого ужаса, а убежищем, почти домом.

Однажды Лопо чуть было не оставил свой автомат вместе с подсумком, патронами, последней пачкой галет и складным пластмассовым стаканчиком. Они уже отошли на сотню шагов, прежде чем он их хватился, и пару часов они потратили на поиски.

– Нашел? – спросила Сандра, услышав металлический лязг.

– Нашел… Правда, я не знаю, как здесь целиться и в кого стрелять, но всё равно – нашел…

– Пригодится, когда выйдем.

– Когда выйдем… – Его голос прозвучал словно эхо. – Когда выйдем, мне придется стать вечным партизаном или отдаться трибуналу.

– Или покинуть Сиар.

– Нельзя… Тогда всё теряет смысл. Я не собирался свергать Сезара, я только хотел показать ему, что он может быть не прав. Если я окажусь среди беглецов, ко мне здесь будут относиться так же, как к кровавым собакам из Вальпо, которые тоже скоро окажутся за бугром. Они-то уж себя не забудут, и наверняка каждый присмотрел себе теплое местечко.

– Когда вылезем, тогда и будешь митинговать… перед обезьянами в джунглях. – Сандре вдруг показалось, что у него вновь начинается бред. – Хочешь, я устрою так, что здесь никто не узнает, куда ты делся, а там – кто ты такой. Только придется месяц или два отсидеться в джунглях, но тебе ведь не привыкать. Спичку зажги.

– Осталось шесть штук.

– Ну, тогда не зажигай. Просто мне показалось, что мы вышли в главную галерею. Слишком уж тут просторно, и дует, похоже, в другую сторону.

– Слышишь?! – Лопо схватил ее за плечи и прижал к стене.

Это было совсем не похоже на тот треск, который предшествовал недавнему обвалу. Откуда-то издалека доносился едва слышный то ли свист, то ли вой, и он явно приближался.

– Призраки проснулись… – Сандре сразу вспомнились те немногие обрывки легенд маси, которые дошли до потомков конкистерос: Каркуситантха – обитель духов и ворота вечности, в них могут войти и добрые и злые, но откроются они лишь тем, кто не стремится туда войти. Понятно, как маси могут хранить вечность, но совершенно не ясно, как они могут знать о ней.

– Кажется, нас всё-таки достали.

– Что? – Сандра уже готова была к встрече с чем-то совершенно непостижимым, и слова Лопо, сказанные спокойно и обреченно, спугнули ее ожидание.

– Это турбины. Несколько. Кажется, твой папа действительно готов на всё.

Сначала на них обрушился короткий порыв ветра, а потом откуда-то вырвался поток слепящего света, выхватив из мрака огромный участок скалы. Лопо только успел прикинуть, в каком огромном зале они оказались, сами того не ведая, сорвал с плеча автомат и передернул затвор.

Нечто появилось внезапно, и вырвавшийся на волю свет нескольких прожекторов ударил в стены и пол, добрался даже до высокого свода. Сандра упала на колени и закрыла лицо ладонями – ей показалось, что кто-то хочет выжечь ей глаза. А Лопо, зажмурившись, нажал на спусковой крючок, и в безумие света ворвалось гулкое эхо автоматных очередей. Он ожидал ответного огня, но вместо этого послышался стеклянный звон, два из шести огненных глаз чудовища погасли, а потом раздался металлический скрежет, как будто кому-то вздумалось пилить гвозди циркулярной пилой. Нечто потеряло равновесие, его потащило куда-то вбок, потом подбросило вверх. Оно зацепилось за каменный нарост, свисавший с потолка, врезалось в стену и упало в двух сотнях шагов от затаившихся беглецов. Лишь два ярких луча продолжали освещать подземное царство.

– Может, там консервы есть или сигареты… – помечтала вслух Сандра, когда испуг прошел.

– Ничего там нет, – мрачно ответил Лопо. – Пойдем посмотрим.

Оно было похоже на тарелку, точнее, на две тарелки диаметром метра полтора, прикрывшие друг друга. Одна из турбин продолжала гудеть, выгоняя потоки воздуха из небольших отверстий, но половина корпуса была смята, а сама «тарелка» застряла между двумя валунами. Два прожектора подпирали лучами потолок, а в разные стороны смотрели стволы видеокамер.

– Я же говорил, ничего тут нет. – Он пнул серебристую покореженную обшивку и выдернул из ножен широкий короткий штык. – Разве что фонари заберем. Надо только найти, где у них аккумуляторы.


20 августа, 17 ч. 25 мин.

– Представляете, Зеро, этот генерал Раус принимает меня за главного в нашей команде и, кажется, вчера намекал на солидное вознаграждение за любые сведения о местонахождении беглецов, то есть беглеца и заложницы… – Тика с заднего сиденья через плечо Зеро глядел на экраны мониторов. На одном из них шла прямая трансляция из-под земли, а на другом рисовалась ветка маршрута зонда, а заодно и уточнялась карта пещеры.

– Предлагаешь в долю войти, – съязвил Савел, сидевший рядом с Зеро.

– Ну уж нет, – поспешил заявить Тика. – Мне жалованья хватает. К тому же большую часть времени приходится проводить в какой-нибудь дыре вроде Сиара. А здесь даже то, что есть, потратить негде.

– Что это? – вдруг спросил Зеро, уставившись на экран.

Савел пробежался пальцами по клавиатуре, и изображение замерло. Видимо, зонд завис неподвижно напротив скалы, сверху донизу расписанной какими-то знаками.

– Это еще прошлый зонд зафиксировал. Наскальные рисунки древних маси. – Савел нажал еще пару клавиш, и зонд двинулся дальше. – Нас это не интересует, точнее, интересует, но в последнюю очередь.

– У чинуш из Научного Департамента тоже могут возникнуть вопросы, – заметил Зеро.

– Несущественно.

– Может, и несущественно, а кровушки они нам попортят, если информация просочится, – вмешался Тика. – Так что вы, Зеро, об этом лучше не упоминайте, ведь вам предстоит много публичных выступлений в защиту проекта.

– Чтобы это скрыть, нужно дочку Гальмаро там оставить, а это вовсе не в наших интересах, – напомнил ему Савел. – К сожалению, все наши планы пока зависят от благосклонности местных властей. Будущих властей.

– Ну, во-первых, неизвестно еще, захочет ли она оттуда выйти. Может, там у нее гнездо. – Тика коротко хихикнул. – В этом Сиаре чудиков на душу населения больше, чем на приеме у психоаналитика. Вот недавно, с месяц назад, был я в Вальпо – другого связного у них не нашлось – прихожу на явку, а агент – из ихних богатеньких, видно, решил к новой власти подмазаться заранее, чтоб далеко потом не бегать. Вот, значит, прихожу я к нему, а он меня первым делом спрашивает, сколько я беру за визит и почем нынче инструкция. Похоже, какой-то парень из наших его за его же деньги завербовал, а он и доволен, что потом, может быть, шею под топор совать не придется. В этих краях – что ни революция, то море крови, и в основном – после победы. А когда я ему все инструкции передал и денег не взял, он так напугался, что все пароли еще раз переспросил, и до сих пор у него, наверное, поджилки трясутся.

– Где он? – спросил Зеро, имея в виду зонд.

– Пятнадцатая миля. Еще полторы, и начнется крутизна, почти вертикаль, яма – четверть мили в диаметре. У меня, когда я предыдущий зонд вел, чуть крыша не съехала. – Савел смахнул с головы полотняную панаму и вытер рукавом пот со лба. – Когда мы смоделировали разведанный участок, это оказалось похоже на пасть дракона в разрезе. А вот дальше у него начнется пищевод.

– Кстати, о пищеводе, – вдруг засуетился Тика. – А не пора ли нам пообедать. Савел, посадил бы ты эту жестянку на перекур, а я пока консервы открою, бутерброды подогрею.

– Вот иди и открывай. Будет готово – позовешь. Мы и без тебя пока управимся.

– Нет, так нельзя. – В голосе Тики прозвучала легкая обида. – Я должен вместе с вами осуществлять наблюдение, это моя обязанность, и никто меня от нее не освобождал.

– Тика, мы никому не скажем, – попытался успокоить его Зеро.

– Ну уж нет. Мне сейчас уйти – всё равно что Савелу и этот зонд угробить.

Савел оторвался от экрана, глянул на Тику и рявкнул:

– Не каркай!

На экран в этот момент смотрел только Зеро. Он разглядел, как в луче прожектора мелькнула человеческая фигура, а потом изображение перевернулось, мелькнул высокий каменный свод, и всё исчезло. Секунду или меньше на экране плясала какая-то рябь, а потом изображение исчезло совсем.

– Тика, если окажется, что зонд грохнулся по моей вине, – Савел остекленевшими глазами смотрел на экран и говорил ледяным голосом, – я знаю, кого я потяну за собой.

– Там кто-то был, – сообщил Зеро.

– Что?! – Тика и Савел уставились на него как на сумасшедшего.

– Там кто-то был. Я на монитор смотрел, пока вы собачились.

– Давай запись. И помедленней, – потребовал Тика, и Савел молча нажал на несколько клавиш.

Изображение возникло вновь – лес каменных наростов, сверкающих всеми цветами радуги, вырос в скрестившихся лучах. Потом впереди возникло темное пространство с тремя крохотными блюдцами света – противоположная стена была слишком далеко, и прожекторы едва доставали ее. Потом в поле зрения вновь оказался пол, и обнаружилась опасная близость отвесной скалы, от которой вдруг отделилась какая-то фигура.

Савел остановил запись, выбрав нужный фрагмент, и Зеро разглядел человека в сиарской военной форме без погон с автоматом наперевес.

– Тика! Кто порол горячку? Кто требовал начинать зондирование именно сегодня? Кто не хотел ждать, когда этого парня выловят или прибьют? – Савел говорил гневно и злорадно одновременно. – А он взял да и уцелел. Только вот чем ему наш зонд не понравился… – Последняя фраза была обращена уже к Зеро.

– Со страху, – предположил Зеро.

– Две «Звезды Сиара», «Святой Иво» в петлицу, три медали «За храбрость», военный в шестом поколении… – начал возражать Тика.

– В этой пещере у всех крыша едет, – прервал его Зеро.

– Не у всех, – уточнил Тика. – «Цепные Псы» прочесали четыре зала, и ничего с ними не сделалось. Истинные герои в состоянии преодолеть все эти козни духов и прочую мистическую чушь. И хорошо, что их еще не отозвали – им-то и придется еще раз туда прогуляться. И я полагаю, что надо немедленно идти к майору Зекку. Если мы не вытащим стержень сегодня же, завтра нам точно не поздоровится. Да-да, Савел! Как бы ты ни старался, на меня всё свалить не получится!

– Так не сиди же тут, а беги к своему майору, – согласился с ним Бакс и начал отключать аппаратуру. – Иди, а я пока карту распечатаю с инструкциями.

Тика ушел, Савел тоже вылез из вагончика и полез на ближайшее дерево.

– Эй! У тебя тоже с головой не в порядке? – поинтересовался Зеро через распахнутую дверь.

– Нет! В Департаменте не место психопатам и неуравновешенным личностям. – Он уже качался на ветке, свесившись с нее вниз головой. – Конечно, есть несколько засекреченных гениев, но я, как тебе известно, к их числу не отношусь. Просто дело наше – дрянь, а значит, самое время расслабиться.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Поделиться ссылкой на выделенное