Сергей Юрьев.

Жемчуг богов

(страница 3 из 41)

скачать книгу бесплатно

– Нет, ты мне всё-таки объясни, зачем тебе это всё понадобилось! Перебьют же вас как кроликов. И меня заодно. – Сандра дю Гальмаро была не то чтобы сердита, но ее раздражало, что Лопо держит ее тут за дурочку, и когда она пытается спросить о чем-то действительно серьезном, старается отшутиться. – Не из-за меня же в самом деле ты окрысился на моего папочку.

– Нет, конечно… – Бывший полковник Движения за Свободу и Процветание Сиара Лопо да Пальпа обнял ее чуть крепче, чем она хотела. – Из-за тебя, радость моя, я бы согласился рискнуть только собственной жизнью, а нас тут целый гарнизон, и уж ребятам на тебя точно наплевать.

– Так в чем же дело?

– Просто скоро, даже очень скоро Сезар въедет в Вальпо на белом коне, и под ним окажется весь Сиар. И он уже теперь топчет всех, кто хоть полслова поперек. Просто мы, не я один, решили дать ему повод задуматься, что случится, если он будет продолжать в том же духе. Да, Сиару нужна твердая рука, но если к ней будет приставлена всего одна голова, да еще и глухая, то нам через год не миновать такой резни, какой за все четыре сиарских революции не случалось. Народ тут вспыльчивый…

– Они зашевелились, команданте! – Лейтенант ввалился в бункер без стука, и это означало, что дело действительно дрянь. – Там не меньше восьми батальонов, и, похоже, с ними иностранный спецназ. И еще тридцать шесть танков, ракетные балки….

– Хватит! Всё ясно. – Лопо стряхнул с колен Сандру, поднялся с дивана и одернул френч.

– Пока я здесь, они не посмеют, – Сандра попыталась улыбнуться и придать голосу небрежно-уверенную интонацию, но то и другое получилось неважно.

– Еще как посмеют. – Лопо втиснулся в портупею и стряхнул с плеча нитку, оставшуюся после погон. – А впереди пойдет сводный отряд кавалеров «Свободы и Сандры»…

– Часов шесть продержимся, – сообщил лейтенант. – Кровью умоются!

– Без тебя знаю! – оборвал его Пальпа. Лейтенант был совсем мальчишкой, и предстоящая стычка всё еще оставалась для него игрой в войну, той самой игрой, из которой он не выходил никогда, и сам не заметил, как вместо деревянного автомата в его руках оказалось боевое оружие. – Бери два взвода и начинай палить джунгли.

– Сыро сегодня, – попытался возразить лейтенант.

– А ты напалмом не пробовал?

– Есть, команданте! – Лейтенант исчез так же стремительно, как и появился.

– А «сводный отряд» я тебе припомню… – пообещала Сандра, вытаскивая из пирамиды снайперскую винтовку.

– Как?! Труп мой каблуками топтать будешь? Топчи – мне всё равно… Ты куда это собралась?

– Да туда же, куда и… – она не успела договорить – он вырвал у нее винтовку и разломал ее об угол железного стола.

– Тут сидеть будешь, пока всё не кончится. А когда снаружи всё стихнет, пойдешь к папочке.

– Шел бы ты сам… к папочке! Вместе со своими вояками! – Она метнулась к выходу, но Пальпа успел схватить ее за руку, рванул к себе, крепко зажал в объятиях и держал, пока Сандра не перестала вырываться.

– Прощай. – Он ткнулся носом в ее лоб, толкнул ее в глубокое кресло и вышел.

Дверь за ним со стоном закрылась, а потом заскрежетал наружный засов.

Всё. Через несколько часов сюда ворвутся гвардейцы и начнут поздравлять ее со счастливым избавлением, пригласят присутствовать при расстреле уцелевших мятежников, а потом прилетит вертолет из Лос-Гальмаро…

Один за другим раздалось несколько разрывов, и последним бункер ощутимо тряхнуло. Вовнутрь ввалилась вентиляционная решетка, люстра с грохотом упала на стол, и замигало аварийное освещение. Нет, так, пожалуй, и до вертолета не доживешь… Но в следующий раз грохнуло уже где-то дальше, и Сандра решила расслабиться – в конце концов, будь что будет.

Где-то вдалеке разорвалось еще несколько снарядов, а Сандра обошла стол, заглянула в развороченный бар и обнаружила там единственную уцелевшую бутылку, в которой оставалось на три пальца рома. Она сделала из горлышка пару глотков, вернулась в кресло и откинулась на спинку, стараясь ни о чем не думать. Но мысли продолжали копошиться в голове, подгоняя друг друга в такт миганию лампочки над железной дверью. Наверное, Лопо уже убит… Всё… Хватит Сиара… Первым же рейсом – в Эвери, там хоть есть чем заняться и кем… И черт с ними, с наскальными рисунками, пусть сами маси разбираются со своими предками, хотя зачем им это надо, они сами – как предки… Пока война не кончится, сюда больше ни ногой… Хотя папа и после войны найдет себе забаву какую-нибудь – еще похлеще… Свободу и процветание… Нет, надо бежать… Бежать отсюда…

Она делала по глотку после каждого разрыва, и вскоре бутылка опустела. Сандра швырнула ее, не глядя, в самый темный угол, и одновременно грохнуло совсем близко. Из вентиляционной шахты, в которую угодила бутылка, полетели бетонные обломки и каменная крошка, а откуда-то сверху пробился лучик света. Спотыкаясь о разрушенную мебель, она двинулась туда и с некоторой опаской просунула голову в шахту. Там обнаружился висящий на пучке арматуры обломок плиты, а за ним голубело небо. Это был выход, но Сандра еще некоторое время думала, а надо ли ей туда. Снаружи сквозь треск автоматных очередей доносилось кваканье минометов, были слышны чьи-то крики, тянуло пороховой гарью и паленым мясом… С другой стороны, и оставаться не было смысла – ром кончился, а последние сигареты вообще остались у Лопо в кармане френча. Кстати, и поэтому тоже стоит его там поискать… Сандра протиснулась в узкую щель, и в ее колени впились мелкие камушки. Она мысленно сказала «прощай» своим колготкам и мельком подумала, что надо было сменить форму одежды перед тем, как началась заваруха. Потом ей показалось, что она застряла и останется здесь навеки – там снаружи все друг друга перебьют, и за ней просто некому будет прийти… Приступ страха частично выгнал хмель из головы, и дальше она пробиралась уже более уверенно.

Пролома как раз хватило, чтобы просунуть голову, а где пролезла голова, там и остальное… Но сначала она еще раз прислушалась к тому, что происходило вокруг. Бой сместился в сторону от бункера, где-то поблизости гудело и трещало пламя – видимо, полыхали подожженные лейтенантом джунгли, но до них было четверть мили, и сюда огонь не доберется… Только бы не приспичило какой-нибудь шальной пуле… Сандра знала, что если ее разглядят, то стрелять не будут ни с той, ни с другой стороны, а ну как не успеют… Нет, хватит с нее приключений… Больше – ни-ни! Никогда.

Она осторожно выглянула наружу. Из четырех дзотов, прикрывавших подходы к бункеру со стороны дороги, три были разворочены, а четвертого просто не было, от минометного дивизиона тоже остались только дымящиеся обломки. Трупов, правда, почти не валялось, но земля вокруг была так перепахана снарядами, что было ясно: их заодно и похоронили. На фоне пылающих джунглей замерли черные силуэты дымящихся танков, которые явно отсюда уже никуда не уедут. Часов шесть… Кровью умоются… Лейтенанта того, наверное, уже нет, и Лопо нет, и никого нет…

Сандра выбралась наружу, с тоской осмотрела свою одежду, в которой еще час назад не стыдно было появиться на студенческой вечеринке. Но, кажется, красоваться здесь уже не перед кем. Только вот босиком далеко не уйти, а туфли там, внизу, остались, но и в них тут всё равно не находишься… Она заметила какие-то сапоги, валяющиеся возле разбитого миномета, но тут же отвела взгляд – в сапогах наверняка были чьи-то ноги, то есть уже ничьи…

От бункера в разные стороны разбегались три дороги, одна, бетонка, вела к транссиарскому шоссе, вторая – в сторону Хавли, городка рудокопов и промысловиков, который за последние годы почти обезлюдел, а третья, заросшая грунтовка, – к пещере, ради которой, собственно, Сандра и оказалась здесь.

Доктора Даугера, профессора с кафедры археологии и палеоэтнологии, вдруг заинтересовала письменность древних маси, она почему-то оказалась очень схожа с письменностью фасаков, проживавших на противоположном конце света примерно пять тысяч лет назад. Чтобы не тратить средства университета, он предложил Сандре дю Гальмаро писать у него курсовую работу, а заодно сделать фотокопии наскальных надписей и рисунков из Каркуситантхи, ведь всё равно она собирается посетить Сиар, где ее уважаемый отец имеет неограниченные возможности…

Сандра собиралась пробыть здесь дня два, но сначала сама пещера заворожила ее – в ней было что-то леденящее душу, волнующее. В первый день она пришла туда как на работу, на второй – уже в гости, а на третий у нее возникло ощущение, что она дома. И одновременно она почти знала, почему большинству людей эта пещера внушает такой ужас, только не было слов, чтобы это объяснить… А потом появилась еще одна причина задержаться – полковник Лопо да Пальпа оказался вовсе не таким болваном и солдафоном, как того требовал устав. Было в нем что-то от тех блестящих кавалеров времен балов и дуэлей, о которых Сандра любила читать лет десять назад. Иногда, правда, Лопо да Пальпа вспоминал, что он солдат, а поэтому должен быть груб и циничен, но только не тогда, когда они оставались наедине.

Со стороны Хавли вдруг с новой силой загремела канонада. Видимо, именно туда отступили остатки мятежников, и вот теперь их настигли. Значит, туда уходить не стоило, хотя Лопо, если он до сих пор жив, должен быть именно там. Да идет он… Даже не чмокнул на прощание… Нет, она пойдет к пещере, туда, по крайней мере, кроме нее, вряд ли кто-то решится войти. Там у нее припрятан и комбинезон, и фонари, и консервы – можно хоть неделю скрываться. Под защитой Каркуситантхи можно будет переждать, пока в окрестностях прекратится стрельба и папин гнев пойдет на убыль. В конце концов, в их роду всегда ценилось право каждого поступать как он считает нужным, даже если это не совсем нравится родственникам.

Сандра заглянула за угол и увидела, что «доди», на котором Лопо обычно объезжал посты, каким-то чудом уцелел. Он стоял между бункером и горящей казармой, лихо задрав к небу пулемет на турели, и ключ, конечно, как всегда, торчал в замке зажигания. Значит, не придется топать пешком эти восемь миль. Она уже почти подошла к машине, когда за ее спиной раздался выстрел. Там на куче вывороченной земли стоял Лопо. Один. Стрелял он в воздух, видимо, только затем, чтобы она оглянулась и увидела его, прежде чем уехать. Лопо спрятал пистолет в кобуру, махнул ей рукой и, припадая на левую ногу, двинулся туда, где полыхали джунгли.

Несколько секунд Сандра смотрела ему вслед, а потом в ней как будто распрямилась пружина, и она метнулась за ним, не замечая камушков, впивающихся в ступни. Она уже перелезла через кучу покореженного железа, бывшую когда-то минометной батареей, когда Лопо, почуяв погоню, прибавил шагу. Но идти быстро он всё равно не мог…

– Что! Не получилось просто сдохнуть, так решил сдохнуть красиво! – Сандра схватила его за ремень и дернула к себе. – Только никто не увидит! А я никому не расскажу!

– Ты за плечо только не тряси… – попросил ее Лопо, скривившись от боли, и тут до Сандры дошло, что кровь, пятнами проступившая на френче, – не кровь поверженных врагов, а его собственная.

– Пойдем. Поедем… Я знаю, куда нам можно.

– Поедем, – согласился он. – Только ты потом всё равно домой…

– Про «потом» потом разберемся. – Сандра взяла его за руку, и они, поддерживая друг друга, двинулись к машине.


17 августа, 16 ч. 50 мин.

До места они доехали почти без приключений, разве что однажды «доди» наперерез выскочили два автоматчика и взяли их на прицел. Но когда после предупредительного в воздух они приготовились расстрелять их в упор, из-за того же кустика выскочил офицер, разглядевший, видимо, кто за рулем. Не успев дать команду, он просто толкнул своих солдат, и пули прошуршали где-то выше.

Сандра резко надавила на тормоз лишь после того, как они выехали на асфальтовый пятачок перед самым входом в Каркуситантху. Здесь лет пятнадцать назад хотели сделать смотровую площадку для туристов, но помешало очередное наступление отрядов Гальмаро.

– Ты как хочешь, а я туда не полезу, – тут же сообщил Лопо, со странным испугом заглядывая в черную пасть пещеры.

– Не знаю, как я, а ты туда полезешь точно! – в тон ему отозвалась Сандра, выуживая из его нагрудного кармана смятую пачку с остатками сигарет. – Ты мне еще живой пригодишься. Дай-ка лучше огоньку.

Прикурив, она снова села за руль, включила фары, и «доди» с недовольным урчанием въехал под каменный свод. До заваленного валунами крутого уклона, под которым едва колыхались густые воды подземного озера, было мили полторы, и их вполне можно было проехать, если знать как. Сандра знала. Пока ехали, она, не оглядываясь на своего полковника, чувствовала спиной, как на него сейчас наваливается тот ужас, который в свое время разогнал отсюда туристов и который странным образом никогда не действовал на нее. Еще до того, как приступить к выполнению профессорского заказа, Сандра знала, что только маси могут без страха посещать Каркуситантху и что пещера многие века была для них священным местом. Но и они, перед тем как войти, совершали какой-то сложный ритуал, о котором были свидетельства шестисотлетней давности, времен покорения Сиара отрядами конкистерос. С тех пор никто не натыкался в джунглях на становища маси, и никто не мог проследить, куда они исчезают после своих редких появлений вблизи поселков бывших завоевателей. Они просто уходили в джунгли и растворялись в них. Хотя было известно, что немалое количество маси когда-то давно растворилось в людской волне, накатившейся из-за океана. И еще были маси-изгои, в основном женщины… Какое табу было ими нарушено, никто не мог знать. Все они старались принять обычаи и язык пришельцев, а по прошествии времени – забыть, кто они и откуда пришли. Прабабка Сандры была из таких… Может быть, тех, в ком есть хоть капля крови этого странного народа, и впускает Каркуситантха, оберегая их от гнева обитающих в ней духов…

При слабеющем свете фар она перевязала ему раненое плечо, предварительно протерев кожу вокруг раны ромом из НЗ, хранившегося в багажнике «доди». В аптечке обнаружились только бинты и какие-то таблетки. Лопо бил озноб, который явно был вызван не только раной… Он бы немедленно помчался к выходу, срывая с себя только что наложенные бинты и вопя не важно что, лишь бы погромче. Но, во-первых, вряд ли ему удалось бы сразу найти дорогу назад, а во-вторых, здесь была Сандра, перед которой было стыдно за свой страх, за это странное леденящее душу чувство, которого он, пожалуй, не испытывал никогда раньше, а если и испытывал, то совсем не так, как сейчас.

– Глотни, может, полегчает, – Сандра протянула ему бутылку, присев перед ним на корточки. – И перестань дрожать. Я тут уже раз двадцать была, и ничего со мной не случилось.

– С тобой… С тобой и в Пекле ничего не случится… Псы Маргора лягут у твоих ног и будут лизать тебе колени… – Несколько глотков рома действительно слегка приглушили ощущение ужаса.

– Откуда ты знаешь эту легенду?

– Знаю…

– Ты ведь тоже сегодня всё равно что в Пекле побывал.

– Я им приказал сдаться… Отойти к Хавли и сдаться. У них у всех в кармане мой приказ лежит… Не поленился, сто шестьдесят три раза переписал… Чтоб у каждого был. «Отвечать огнем на любые попытки…» Им теперь ничего… По штрафным ротам на полгода раскидают, и всё… Мой приказ потому что…

– Бредишь?

– А? Да нет, мне уже лучше…

– Посидишь тут? Я искупаюсь…

– Где?! – Он почувствовал, что начинает паниковать от одной только мысли, что она куда-то уйдет.

– Да вот тут пять шагов до озера. – Она швырнула в воду камушек, чтобы он услышал всплеск, и начала сдирать с себя лохмотья, в которые успели превратиться и блузка, и юбочка, и всё, что под ними.

Сверху на нее падал слабеющий свет фар. Черная вода поглощала его без остатка, и казалось, что она, обнаженная, прекрасная, как богиня древних ахаев, парит среди кромешной тьмы, излучая собственный свет. Раздался всплеск, на мгновение черная завеса поглотила ее, но лишь на мгновение… Она поплыла к противоположному берегу и вскоре уже стояла на плоском камне, торчащем из воды, рассматривая и ощупывая скалу, которая нависала над чашей озера. А потом Лопо то ли уснул, то ли впал в спасительное беспамятство.

Когда он вновь открыл глаза, Сандра уже сидела рядом в легком рабочем комбинезоне, задумчиво курила и не менее задумчиво швыряла в воду камушки.

– Как дела? – поинтересовался Лопо, стараясь, чтобы его голос звучал как можно бодрей.

– Там, на той скале, надпись… – сказала она с какой-то растерянной улыбкой. – Я ее сфотографировала месяц назад. Она изменилась… Раньше там было девять «ликов солнца», а теперь двенадцать, было шесть «ликов луны», а теперь только три… Либо со мной не всё в порядке, либо… Я даже не знаю что…


17 августа, 19 ч. 40 мин.

Гвардейцы, здоровенные парни в хаки с золотыми аксельбантами и погонами, деловито заталкивали пленных в грузовики, похоронная команда извлекала из-под завалов и сортировала трупы, а Тика о чем-то до хрипоты спорил с грузным офицером возле свежепоставленного шлагбаума, который усердно красили два солдатика, один белой краской, другой – черной. Зеро и Савел поглядывали на них, не слезая с брони гусеничного вездехода, припаркованного возле разбитого бункера.

– Кажется, Тика наконец-то нарвался на достойного собеседника, – оценил ситуацию Савел.

– Это только первый раунд, – возразил Зеро. – Тика его измором возьмет.

Но, судя по всему, у офицера был приказ, и Тика натолкнулся на необходимость искать того, кто этот приказ отдал. Но вышеозначенный начальник в данный момент отсутствовал, так что Тике пришлось с чувством выругаться и отойти на заранее подготовленные позиции.

– Они, видите ли, утверждают, что хотя мятеж и подавлен, но главная цель операции, освобождение заложницы, не достигнута! – начал он сообщать, находясь еще в сотне шагов от вездехода. – Не схвачен также зачинщик мятежа, и пока они не поставят его к стенке или не найдут тело, а папе не вернут дочку, никто из посторонних к пещере не приблизится, будь у него хоть по три пропуска в каждом кармане. Так что нам остается всего ничего – дождаться полной победы или письменного приказа команданте Гальмаро, заверенного круглой печатью его личной канцелярии, или, в крайнем случае, устного распоряжения генерала Рауса, отбывшего за дальнейшими распоряжениями.

– Значит, они сбежали вдвоем. Как это романтично. – Савел усмехнулся и покосился на Зеро, ожидая, что тот поддержит тему.

– То ли они сбежали, то ли полковник ее уволок с ножом к горлу – какая разница! А нам из-за них эту ночь придется торчать здесь, в этой развороченной дыре, а может, и не одну… А время идет. У нас, между прочим, сроки! Вот вам, Зеро, что мешало еще три дня назад засесть за работу и написать нужную нам бумажку?! И не надо было бы сюда тащиться, мы бы задним числом подтвердили соответствие! Я, конечно, понимаю – надо, чтобы всё было натурально, но кто знает, сколько времени они нас тут промурыжат. А на мне, между прочим, еще девять текущих дел висит, и у каждого сроки оговорены.

– Тика, а зачем вы нам здесь нужны? – поинтересовался Зеро. – Вы не специалист по нашим делам, не грузчик и не охранник…

– В мою задачу входит всячески способствовать ускорению выполнения задания агентом Зеро Валлахо, осуществлять нейтрализацию бюрократического фактора, а также периодически докладывать в Группу Контроля о действиях агента, равно как и о его бездействии…

– Вот иди и осуществи нейтрализацию, – прервал его Савел и разлегся на крышке люка. – Или доложи.

– На сегодня я исчерпал все свои возможности, – не унимался Тика. – Вот завтра прибудет генерал Раус, и если он окажется не таким же дуболомом, как его подчиненные, завтра же к вечеру мы сможем начать…

– А куда они могли деться, эти ваши мятежники и заложники? – спросил Зеро.

– В том-то и дело! – чуть ли не обрадованно воскликнул Тика. – Если бы они просто ушли в джунгли, у нас не было бы никаких проблем. Гальмаро бросил бы сюда полк или дивизию, они бы оцепили район, всё тут обшарили, а мы были бы сами по себе. Но дело в том, что они скрылись именно в пещере, прямо-таки въехали туда на армейском «Додио-211» с передним приводом, крупнокалиберным пулеметом и недельным армейским пайком на четыре персоны. И теперь, пока их не отыщут, нам туда, говорят, дорога заказана, а не найдут их никогда, пока сами не вылезут, потому что уже пробовали. Две роты туда загнали, так они через полчаса оттуда вылетели, как будто им кто-то соли на хвост насыпал.

– Это всё тебе у шлагбаума сказали? – подключился к разговору Бакс.

– Это всё, что мне удалось услышать, подслушать, выспросить по пути до шлагбаума и обратно, а обо всём остальном я просто догадался. Работа у меня такая – всё знать, а чего не знаю – о том догадываться.

– Догадался бы ты, где дочка здешнего хозяина прячется, цены бы тебе не было, – съязвил Бакс.

Тика посмотрел на него с укоризной и молча отправился на второй раунд, видимо, посчитав, что сиарский офицер – более безобидный собеседник, чем коллеги.

– А правда ли, что Гальмаро награждает отличившихся в боях орденом «Свобода и Сандра», с которым в комплекте идут интимные услуги его дочки?

– Тика рассказал? – усмехнулся Савел. – Вообще-то, он не позволяет себе шуточек, если речь идет о деле, но когда он просто треплется, верить ему можно не больше, чем цирковому клоуну. Гальмаро как-то застукал дочку с каким-то офицером, но отнесся к этому спокойно – ему-то какая разница, что за игрушки у ребенка. А всё остальное – местный армейский анекдот. Есть такой орден в Сиаре, назван в честь Сандры Каллери, героини борьбы за независимость, сподвижником которой был Дуарт Гальмаро, фамильный предок нынешнего, основатель рода, можно сказать. Точнее – клана, род у них гораздо древнее.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Поделиться ссылкой на выделенное