Сергей Юрьев.

Жемчуг богов

(страница 2 из 41)

скачать книгу бесплатно

– Господин Валлахо, вам следует поторопиться. У нас не принято опаздывать.

– Да иду я, – не слишком ласково отозвался Зеро, который как раз засовывал ногу в последнюю тапочку. – Нам что – далеко идти?

– Я провожу. – Ее голос был приглушен прикрытой дверью, но Зеро почувствовал, что горничная не испытывает к нему никаких симпатий.

Через минуту они уже вошли в просторный лифт, и горничная повернулась-таки к нему лицом.

– Я хочу вас предупредить, чтобы вы поостереглись делать здесь женщинам нескромные предложения, – сказала она, глядя на него в упор. – Все мы – служащие Департамента Безопасности, и шлюх у нас не держат.

– А вот пилот вертолета пошел к какой-то Матильде… – как бы невзначай заметил Зеро.

– Если у женщины кто-то есть, это не значит, что она шлюха.

– А у вас есть кто-нибудь?

– Вам сюда, – она указала на дверь прямо напротив открывшегося лифта, Зеро послушно вышел в коридор, и створки за его спиной тут же сомкнулись.

Дверь была солидная, из какой-то местной породы дерева. В Эвери она бы стоила целое состояние, особенно после того, как все немногие оставшиеся там леса были объявлены заповедниками и национальным достоянием. Зеро подумал: постучать или зайти без стука, как к старому приятелю, но дверь распахнулась перед ним сама, бесшумно и плавно.

– Заходи! Коктейль как раз почти готов. – В голосе Бакса было столько душевной теплоты, что Зеро на мгновение показалось, что он и впрямь рад встрече, хотя особых симпатий друг к другу они никогда не испытывали. Однажды, курсе на втором, Зеро даже навешал ему оплеух за то, что тот наушничал адъюнкту факультета о настроениях слушателей и нецензурной ругани в адрес ректора.

– Неплохо вы тут, ребята, устроились, – похвалил Зеро обстановку и уселся в глубокое, явно хозяйское кресло возле столика с закусками. – Там, куда меня заселили, – вообще роскошь неприличная.

– Нас гости не часто жалуют, – отозвался Савел, продолжая смешивать напитки. – А если кто и появляется, то рангом не ниже вице-советника. По ним и апартаменты. Не переживай, если припрется какая-нибудь шишка, тебя живо оттуда попросят. Готово! – И он поднес Зеро высокий хрустальный бокал с золотистым напитком. – Сделано по древнейшему местному рецепту – расшифровка наскальной надписи трехтысячелетней давности. Департамент намерен начать его производство через дочернюю фирму. Стараемся, знаешь ли, не слишком терзать бюджет, благо возможностей заработать у нас – хоть отбавляй.

Зеро с некоторой опаской пригубил напиток и ощутил на языке какую-то терпкую обжигающую прохладу, вкус был приятный и ни на что не похожий.

– Ну и как тебе в Департаменте? – поинтересовался Зеро, сделав второй глоток.

– Чую ехидный подтекст в твоем вопросе. Узнаю, узнаю… Большинство думает, что наш Департамент это просто шпионская сеть, опутавшая весь мир, а сотрудники только и делают, что заглядывают в замочные скважины и подкладывают бомбы под неугодных политиков.

Конечно, этим мы тоже занимаемся, у нас есть хорошие парни, которые делают грязную работу, но это всё мелочи по сравнению с главным. Мы – и силовое ведомство, и аналитический центр, и спецслужба. Заметь, спецслужба – в последнюю очередь. По мере сил отслеживаем и стараемся пресечь в зародыше угрозы, политические, экономические, военные и экологические, причем делаем это, если есть возможность, предельно цивилизованно. Я вот, например, занимаюсь анализом природного баланса и экосистем, тем же, чем и ты. Только источники информации у меня более полные и надежные…

– Так зачем же им нужен я, если у них есть ты?

– Дружище, я знаю только то, что положено, и говорю лишь то, что позволено. Но, скорее всего, ты лично Департаменту совершенно ни к чему – нужно лишь твое доброе имя как знамя, как символ. Лучше отведай вот это, – Бакс пододвинул к нему небольшое блюдо с кусками розового мяса, политыми разноцветными соусами и посыпанными зеленью. – Ящерица тугуруку, тушеная в соке маранди – самая вкуснятина из местных блюд.

Зеро наколол кусочек поменьше на двузубую костяную вилку, понюхал и осторожно положил в рот. Да, после котлет из целлюлозы это, конечно, еда, хоть и ящерица…

Савел наладился было хихикнуть, глядя, как меняется выражение лица Зеро – сиарские специи требовали привычки – но тут мелодично запел телефон.

– Эксперт-советник Савел Бакс слушает, – сообщил он в трубку и, услышав ответ, начал застегивать свободной рукой воротничок, а на лице его нарисовалось сосредоточенное выражение. И до тех пор, как в трубке послышались короткие гудки, он не проронил ни слова.

– Случилось что? – поинтересовался Зеро, поскольку Савел продолжал молчать, даже повесив трубку.

– Может быть, для тебя это даже к лучшему, но от рома нам, пожалуй, сегодня придется отказаться. Ты знаешь, у Гресса Вико очень плотный график, и завтра рано утром он отбывает в Вальпо на встречу с резедентурой, а оттуда сразу в Эвери, так что он назначил тебе аудиенцию через сорок минут.

– А ром здесь при чем?

– На дух не переносит. Ты же не хочешь произвести не лучшее впечатление на работодателя. Дела-то твои в последнее время идут не слишком хорошо – никаких тебе шумных кампаний, акций протеста, разоблачений…

– Да, конечно… Был бы я при деле – не было бы меня здесь.

– И называй его – шеф.


15 августа, 16 ч. 25 мин.

Гресс Вико оказался совсем не похож на того добренького на вид толстячка, каким Зеро его представлял себе, пока добирался в такую даль. Серый Кардинал оказался сухим, жилистым, совершенно седым и без малейших признаков лысины. Когда Зеро вошел, он как раз втыкал в огромную карту Сиара какие-то флажки, как будто насаживал на шпильки целую страну, чтобы высушить для коллекции. Несколько секунд Зеро нерешительно стоял в дверях, а потом негромко кашлянул, привлекая к себе внимание, но к нему по-прежнему был обращен седой затылок.

– Вызывали, шеф? – Зеро появился минута в минуту и счел, что это дает ему право первым начать разговор.

– Третий стул справа, – сказал затылок. – Договор на столе, контракт тоже.

Зеро послушно сел напротив разложенных на столе бумажек. Это был действительно договор, а рядом лежал контракт. Договор заключался между Движением за Свободу и Процветание Сиара и частным экспертным агентством Зеро Валлахо, лицензия номер такой-то. Текст был длинным, на два десятка листов, и Зеро лишь заглянул в итоговую сумму, которая составляла обычный гонорар за двухнедельную работу в полевых условиях. Зато контракт поражал краткостью: «Департамент Безопасности Конфедерации Эвери в лице директора Департамента по политическим и оперативным вопросам Гресса Вико (вербовщик) и гражданин Конфедерации Эвери Зеро Валлахо (агент) принимают на себя следующие взаимные обязательства: 1. Гражданин Зеро Валлахо обязуется в течение трех месяцев выполнять спецзадание Департамента, предусмотренное секретным протоколом № 35678432/2. 2. Департамент безопасности обязуется выплатить гражданину Зеро Валлахо 10 000 000 (десять миллионов) фунтов Конфедерации Эвери, из них одну треть авансом и две трети после выполнения спецзадания. Оплата производится перечислением в любой банк за пределами Конфедерации на личный счет гражданина Зеро Валлахо. Департамент берет на себя обеспечение тайны вклада и освобождение от налогообложения указанной суммы. Вербовщик ____________ Гресс Вико. Агент ____________Зеро Валлахо».

– Ознакомились? Подписывайте, – Вико уже протягивал ему через стол роскошное перо, и Зеро ничего не оставалось, кроме как взять его.

– Осмелюсь спросить…

– …что именно предусмотрено секретным протоколом, – закончил за него Вико. – Это секретная информация, которую я могу сообщить только после подписания контракта.

– Но я…

– Прибыв сюда, вы уже тем самым дали согласие сотрудничать.

– Но почему именно я?

– Господин Валлахо, вы – очень порядочный, почти бескорыстный человек. Немногие могут похвастаться подобной репутацией. Как эксперт вы не раз давали заключения, которые совершенно не устраивали заказчиков, и общественное мнение всегда было на вашей стороне. Не раз с вашей подачи происходили общественные движения, я бы даже сказал – беспорядки. Но, кроме этих известных всем достоинств, у вас есть и другие, о которых знают немногие: вы бываете сговорчивы, если уверены, что об этом никогда не узнают ваши почитатели, – Вико говорил неторопливо и спокойно, и только теперь до Зеро окончательно дошло, что подпишет он и контракт, и договор, и вообще любую бумажку, которую ему здесь подсунут.

Почему-то он даже почувствовал некоторое облегчение. Рука сама вывела две привычные загогулины, тут же из боковой двери торопливо вышел какой-то порученец, забрал бумаги и так же быстро удалился.

– А теперь, шеф, выкладывайте ваш секретный протокол. Мне его тоже подписать? – Зеро уже вернул себе самообладание, и теперь его разбирало любопытство.

– Его пока составляют, завтра подпишите. – Чувствовалось, что Гресс Вико, Серый Кардинал, вполне доволен и собой, и своим агентом. Пока. – Знаете, что это такое? – он протянул Зеро серебристый цилиндрик, и тот отдернул протянутую было руку.

– Знаю, – почти мрачно ответил агент. – Точнее, догадываюсь. Тартарриновый стержень в оболочке. Вам не страшно держать это в руках?

– Не бойтесь, он не активирован. Вам, конечно, известно, что эта маленькая штучка, если она в хороших руках, может решить большинство современных мировых проблем.

– Не надо перечислять, я в курсе, шеф. Но ведь и вы прекрасно знаете, что года три эта штучка дает море контролируемой энергии, а потом несколько секунд такое же море неконтролируемой, и ведь выбросить ее некуда, тем более если их будут сотни, тысячи, сотни тысяч…

– Вот за этим и понадобился Движению за Свободу и Процветание Сиара независимый эксперт Зеро Валлахо – чтобы подтвердить или опровергнуть мнение Департамента Безопасности, что на территории Сиара есть такое место, где отходы новой технологии можно безопасно захоронить. – Вико достал из ящика стола пачку фотографий и положил перед Зеро. – А вот и оно – это место.

На первом снимке был густо поросший зеленью склон, в котором зияла черная пасть провала. У Зеро даже холодок по спине пробежал от этой черноты, ему на мгновение показалось, что если он не оторвет от нее взгляда, она просто поглотит его. Далее последовали виды самого каменного чрева: извилистые тоннели, залы, поросшие сталактитами, и наконец грандиозный провал, поглощающий без остатка свет прожекторов.

– Насколько я понял, это Каркуситантха, Царица пещер, обитель духов, священное место маси-урду и ватаху-урду, будущий туристский рай…

– Не будет там никакого рая, – прервал его Гресс, – и быть не может. Уже в пяти милях от пещеры всем жутковато становится, а на тех, кто углубляется в нее дальше трех миль, нападает панический ужас. Вероятно, какие-то инфразвуковые колебания. Ну с этим мы тоже разберемся.

– Глубина пещеры? – Зеро тут же перешел к делу.

– А вот в том-то и дело, что нет у нее дна. Мы туда запускали зонд, и он бесследно исчез на семнадцатой миле…

– Мне всё-таки хотелось бы осмотреть объект. Хочу, чтобы мое заключение было максимально близко к истине.

– Возможно, вам и вовсе не придется кривить душой. На размерах вознаграждения это не отразится. Всё необходимое вы получите – и людей, и транспорт, и аппаратуру. Только придется подождать несколько дней – пещера в девяти милях от Хавли, а там мятеж. Я попрошу Гальмаро, чтобы он поторопился с подавлением.

– Кстати, Гальмаро… Хоть это и не мое дело, но хотелось бы узнать, почему вы ставите на Гальмаро, а не на директорию в Вальпо? И почему он должен соглашаться с превращением Сиара в мировую помойку?

– Гальмаро хоть и деспот, но не садист, как многие из членов директории. Для деятеля такого рода это уже немалое достоинство. К тому же он понимает, что если не накормит народ после победы, через год война начнется снова, но народным героем станет кто-нибудь другой. Мы собираемся арендовать у него территорию в радиусе пятисот миль от Каркуситантхи, и плата за эту аренду покроет и долги Гальмаро за последние десять лет, и будущие бюджетные расходы Сиара.

– И еще… Скажите, шеф, пещера потребуется навсегда или на какое-то время? Насколько я знаю, был проект выброса стержней в космос…

– Вы дотошный человек, Зеро. Это мне нравится. Вам наверняка известно, что пока у нас каждая десятая ракета взрывается на старте, ни о каком выбросе тартаррина в космос не может быть и речи, даже если будет взрываться каждая сотая. Абсолютно надежная техника у нас появится, по прогнозам, лет через двадцать-тридцать, вот на этот срок и рассчитывайте. И еще учтите, что подписанием заключения ваше задание не ограничится. Вы поможете нам сформировать благоприятное общественное мнение и обеспечить поддержку или хотя бы нейтралитет «зеленых» движений, партий и активистов. Используя тартарриновую технологию, мы в ближайшие двадцать лет раз в десять-двенадцать сократим площадь промышленных зон в Эвери, устраним кучу вредных выбросов и так далее. Ну, здесь не мне вас учить.

Зеро слегка кивнул – вторая часть спецзадания ему понравилась гораздо больше, чем первая.

– Меня еще одно смущает… – Зеро слегка замялся, но всё же решил договорить: – Ведь кого-нибудь наверняка очень сильно удивит мое внезапное разбогатение.

– Валлахо, вы мне всё больше нравитесь… Я вижу, что не ошибся, выбрав именно ваше досье из семнадцати предложенных. Потом, через пару лет, когда страсти улягутся, вы должны исчезнуть.

– Как?!

– Ежегодно у нас падает два-три аэробуса, тонет десяток судов, изредка горят отели… Нам не трудно сделать так, чтобы ваше имя оказалось в списке пассажиров, или постояльцев, или жертв землетрясения. А вам сделают быструю и безболезненную пластическую операцию, получите документы гражданина любого государства от Сиара до Гардарики и доступ к своему богатству.

– А Роза…

– Только не надо меня убеждать, что расставание с ней вас огорчит.

ОТРАЖЕНИЕ ПЕРВОЕ

– И вновь с Бертолийских гор спустился Родонагрон, владыка могучих тланов и воинственных тигетов, повелитель одного из двенадцати ветров, леденящего Каббибороя, носитель Жезла, слуга Источника. Каждый из его воинов, коих не счесть, покидая Варлагор, прикоснулся к Жезлу и пил влагу Источника с ладоней владыки. Но ни одна травинка долины Ирольна не склонилась перед ним, пока не была повергнута в прах золотыми подковами его коней, ни один из мужей рода Ольдора не выпустил из рук меча, покуда тело его не перемололи жернова битвы, ни одна из жен, вошедших в род Ольдора, не отказалась от объятий пламени, принеся себя в жертву во имя возрождения. Лишь об одном просил тебя вождь поверженных, но непобежденных, храбросердый Уго: принять отроков, дев и младенцев рода Ольдора в землях славного Велизора, хранимого девятью ветрами, силой Короны, доблестью воинства и мудростью светлой басилеи Эленги, к стопам коей я припадаю в мольбе своей.

Посланник распластался серой кляксой на беломраморном полу и замер в ожидании ответа, стражники уподобились каменным изваяниям, и даже ветры, умерив свое любопытство, притихли под сводом возле открытого портала. Он был стар, этот посланник, невозможно было представить, что в долине Ирольна можно было дожить до столь преклонных лет. Эленга припомнила, что и в прошлый раз, три десятка лет назад, у ее ног лежал этот же человек, моля взять под защиту других отроков, тех, что пали вчера в битве, для которой и берегли себя все эти годы. И тогда он тоже был стар, и его наготу прикрывал тот же серый балахон, и речь свою он повторил в точности, ничего не опустив, но ничего и не добавив, разве что имя вождя было иным.

– Я беру под защиту род Ольдора, пока долина Ирольна остаётся под пятой Родонагрона! – торжественно произнесла басилея и поднялась с трона – точно так же, как тридцать лет назад. И посланник, подобрав полы хламиды, кланяясь, попятился к выходу, ветры со свистом разлетелись по своим делам, и стражники, обнажив клинки, приветствовали ее решение.

Басилея окинула взглядом отроков и дев, столпившихся в дальнем конце зала, замерших в поклоне, и молча удалилась в свои покои, лишь какой-то не в меру игривый ветерок колыхнул ее мантию и испуганно умчался прятаться за низкие рваные облака.

Всё повторялось бессчетное множество раз – трижды в столетие владыка Варлагора уничтожал жителей долины, стремясь закрепиться там и воздвигнуть свои твердыни, и трижды в столетие неведомый мор начинал истреблять завоевателей. Люди Родонагрона отступали за горы, и подросшие потомки рода Ольдора возвращались из Велизора в Ирольн, который расцветал, приветствуя своих истинных хозяев… Если бы дети Ольдора хоть раз обратились к ней за помощью накануне битвы, а не после нее, судьба Ирольна складывалась бы иначе, но они шли на битву как на праздник, погибали с улыбкой в глазах и с песней на устах, ибо Глас Еги-Хранительницы обещал каждому, кто падет в битве, странствие по бесчисленным мирам и право остановить свой выбор на лучшем из них. Надеждой увидеть, что скрыто за гранью жизни, обладали лишь смертные, для которых вечный круговорот событий был лишь частью жизни, или их жизнь была лишь крохотным изгибом спирали вечности.

У входа в Розовый зал ее ожидал Данан, обняв девятиструнную лиру, такой же сгорбленный и старый, как и посланник из Ирольна. Скоро он умрет, и его место займет юноша, который стремительно и незаметно станет старцем.

Приближался час, когда басилея слушала Песнь Начала, в которой изредка еще открывались ей новые грани, хотя она повторялась слово в слово уже многие столетия. Песнь Начала была древн?й Эленги и даже древн?й Родонагрона, и стоило узловатым пальцам Данана вплестись в струны, как оживало предвечное небытие, рождался свет, отделенный от тьмы, возникали мировые сферы, и каждая вмещала в себя бесконечность. Белостенный Акрон, Город-Где-Пятится-Время, вырастал посреди небес, но путь туда знали только смертные… Они уходили, но никто из них не возвращался назад. Песнь Начала… Эленга знала, что и Родонагрон, если при вторжении в Ирольн ему удавалось захватить какого-нибудь лирника, внимает ей, когда молчат его боевые трубы, силясь поймать намек на нечто скрытое ото всех, хотя за пределами Твердыни Варлагора за одно лишь упоминание о ней Милосердные Слуги тащили на правёж любого, будь ты тигет-воин или самый ничтожный из Просящих.

– Пой, Данан, – сказала басилея, привычно располагаясь на ложе.

Данан присел на каменный пол, пробежал пальцами по струнам, и вскоре мгновение песни иссякло.

– Ты скоро умрешь, Данан, – произнесла она, глядя в его потускневшие глаза.

– Да, Светлая, я скоро умру, – согласился Данан.

– Был ли ты счастлив, Данан?

– Мое счастье – сидеть возле твоего ложа, Светлая, и петь тебе Песнь Начала.

– А хочешь ли ты смерти?

– Нет. Но смерть хочет меня.

– Не хочешь ли ты, умерев, подать мне весть из-за Предела?

– Сейчас я хотел бы, но, переступив Предел, я забуду тебя, Светлая.

– Почему никто не слагает новых песен?

– Ничто не сравнится с Песней Начала, разве что – Песня Конца, которой мне не суждено ни спеть, ни услышать. Но до тебя она когда-нибудь донесется под звон осколков небес…

Глава 2

«Дискуссия о том, кто первым открыл Южную Лемуриду – Роб Эвери из Альби или ромейский адмирал Виттор да Сиар, не имеет под собой реальных исторических оснований, поскольку ответ очевиден. Несомненно, Роб Эвери совершил свою первую экспедицию в Новый Свет на шесть лет раньше своего соперника, и 13-го августа 2146 года его галеот «Толстый Пит» бросил якорь у берегов Северной Лемуриды. После первой же стычки с местными племенами, произошедшей 17 августа, Эвери вынужден был покинуть негостеприимный берег и отправиться назад, поскольку запасов продовольствия едва хватало на обратный путь. Через 6 дней на горизонте вновь показалась земля. Мореплаватель установил на прибрежной возвышенности штандарт верховного вождя альбйцев и сакидов Гордена II, после чего, не задерживаясь, взял курс на Альби. Попытки альбийских историков доказать, что эта земля была северной оконечностью Южной Лемуриды, нельзя считать состоятельными, поскольку ширина океанского пролива, разделяющего Южную и Северную Лемуриды, в самом узком месте составляет 1320 морских миль, и галеот Эвери, который, по оценкам специалистов, был способен развивать скорость не более 5,5 узлов при попутном ветре, не мог преодолеть это расстояние за шесть дней. Очевидно, что земля, им обнаруженная, могла быть только островом Бандоро-Ико.

Следует также учесть существовавшее в тот период экономическое и политическое положение Ромейской Республики и Альби, который, по сути, ещё оставался племенным союзом с весьма слабыми признаками централизации. Ромейская Империя испытывала тогда значительные центробежные тенденции, переживала период упадка, но тем не менее оставалась крупнейшей мировой державой с гигантскими людскими и финансовыми ресурсам. Альбийцам лишь за сотню лет до означенных событий удалось отвоевать у варягов свою независимость, и они на тот период имели лишь зачатки государственности. Земли, открытые Робом Эвери, более двухсот лет оставались лишь формально владениями альбийской короны.

Экспедиция Виттора да Сиара была событием совершенно иного масштаба, это был, по сути, завоевательный поход. На борту 50-ти каравелл, помимо экипажей, находилось более 1800 солдат преторианской гвардии и провинциальных когорт, сразу же был заложен форт Вальпо, и началось планомерное истребление и порабощение местного населения…»

Эрик Кобур. «Спорные вопросы в истории великих географических открытий», стр. 164. Гельсингхомм – 2951 г.

«Ни в коем случае нельзя связывать понятия «война» и «уничтожение людей». На войне нет людей – есть лишь солдаты и население».

Кай Морци, ромейский полководец, дважды консул, трижды военный трибун, прокуратор провинции Иверия. 1132–1194 гг.

17 августа, 14 ч. 22 мин.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Поделиться ссылкой на выделенное