Сергей Слюсаренко.

Миссия «Ермак»

(страница 1 из 3)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Сергей Сергеевич Слюсаренко
|
|  Миссия «Ермак»
 -------


   – Какого черта?! – Навигатор ворвался в рубку. – Кто брал и не закрыл мою «золотую темную»?
   – Так, спокойно! Что стряслось? – Капитан даже не обернулся, занятый своими делами.
   – «Золотая темная» высохла! А я всегда ее плотно закрывал.
   – Объяснил бы сначала, что за темное золото, – сказал без тени сочувствия бортинженер.
   – Не темное золото, а «золотая темная»! Краска! Уникальная причем! Что я буду теперь делать? Что? – Навигатор так и стоял, держа на раскрытой ладони баночку краски. Можно было подумать, что он сейчас расплачется от обиды.
   – Нам только уникальных красок не хватало, – возмутился инженер.
   – Этой краской, и только этой, можно добиться точной имитации генеральских пуговиц. А теперь она засохла! Кто-то открыл и бросил на столе баночку!
   – Дима, подумай, кто мог в твою каюту зайти? Без тебя? – попытался успокоить его капитан. – Да и ничего страшного, что-нибудь придумаем. С Землей свяжемся, спросим, какой нужен растворитель. Просто бронзой нельзя?
   – Да-а, конечно. – Навигатор махнул рукой и покинул рубку. Его спина выражала сожаление о безнадежно засохшей краске.
   Войдя в свою каюту, Дмитрий с силой швырнул баночку о переборку.
   – Пижоны! Как мне все это… – прошипел он.

   – Что, неужели психологи ошиблись? – пробормотал капитан.
   – Да почему ошиблись? – возразил инженер. – Вон как время пролетело! Почти два года, а никто не впадает в депрессию, не нервничает. Ну, разве что вот эта краска…
   – А что твой, ходить уже научился?
   – Да вот-вот! Скоро покажу! Он у меня вприсядку пойдет.
   – Смотри, чтобы он мебель не поломал. Между прочим, – спросил капитан, – как там реактор? Может, внеочередной тест запустить?
   «Реактором» команда Первой межпространственной миссии «Ермак» называла хранящийся в огромном грузовом отсеке одноименного корабля термоядерный заряд с полууправляемым синтезом. Именно этот заряд должен был породить первую искусственную сверхновую.
   – Можно, конечно, – без особого энтузиазма произнес инженер.
   – Андрей, а что так уныло?
   – Да прогонял я уже сегодня этот тест! Сколько можно?
   – А зачем прогонял? Что-то беспокоит?
   – Ну… – протянул Андрей, – то же, что и тебя. Ничего конкретного, устал, наверное. Но все-таки согласись, мы бы тут взбесились, не будь психологической разрядки. Кстати, ты когда опять нам концерт устроишь?
   – Я «Чакону» учу, – сказал капитан.
В его голосе звякнули горделивые нотки. – Сложнейшее гитарное произведение Баха. Думаю, уже ближе к дому подготовлю. У нас работы-то на днях, ой, как прибавится.
   «Это хорошо, что не скоро, как это его бреньканье надоело…» – подумал инженер.

   Навигатор был свободен от вахты. Трехмерная модель генерала Груши́ была закончена. Сегодня модель будет сделана в пластике, и можно приступать к любимой работе – раскраске. А потом итог многомесячной работы – сбор панорамы битвы при Ватерлоо. На легком стеллаже уже выстроилась целая армия. Еще раз оценив картинку на мониторе, навигатор кликнул мышкой на иконке «render». Ловкий резец, не толще цыганской иголки, заплясал вокруг пластикового цилиндра – будущего наполеоновского генерала. Каким фантастическим сюрпризом был для Дмитрия этот компьютерный гравер. Навигатор был уверен, что сам по старинке, штихелем и скальпелями, будет ковырять пластик. Но чтобы такое! Надо было видеть довольные лица комиссии, когда он чуть не захлопал в ладоши, увидев впервые модельный станок в действии.
   Работа гравера окончилась, и навигатор, откинув защитный колпак, извлек фигурку. Полюбовался, как всегда, точностью воспроизведения. Осторожно, боясь повредить хрупкую игрушку, он поставил пока еще розового, как пупс, генерала на стол. Рядом с таким же миниатюрным барабаном. На этот барабан он посадит Наполеона. Навигатор еще долго мог смотреть на солдатика, но необходимо было покрыть модельку специальной жидкостью, которая превратит пластик в сверхпрочную керамику. Пульверизатор находился на полке, там же, где краски. Однако, вернувшись к столу, навигатор обнаружил, что генерал сидит на барабане в императорской позе. Как на поле боя.

   Инженер, облачившись в разовый комбинезон, бахилы и маску, обязательные в зоне реактора, вошел через шлюз в грузовой отсек. Кроме реактора там был еще зонд, который нырнет за «горизонт событий» черной дыры. Той самой черной дыры, рожденной сверхновой. Беглый осмотр – все в порядке. Да и что сделается с грузом в трюме корабля, уже два года движущегося прямолинейно и равномерно? Пробежав по клавишам контрольного пульта, он получил обычный ответ: «ОК» – все системы в порядке.
   – Шкот тебе в глотку, раз ты капитан. – Здесь, в одиночестве, инженер дал волю эмоциям. – Неймется ему. Пионер пустотный. Как меня все достало…
   Пока шел тест, инженер стал вспоминать подготовку к полету. В команду отбирали только тех, кто имел помимо работы серьезное увлечение. Как говорили в комиссии: «Людей с повышенной гибкостью сублимации». В общем, он никогда даже и не задумывался, что это хобби. Увлекся роботистикой еще студентом. Хотел сделать сказочного робота, как в кино. Слугу и собеседника. И именно андроида. На комиссии Андрей слегка разволновался, наговорил что-то про кучу чертежей, что никогда не мог найти нужных деталей и достаточно мощного компьютера. В итоге его взяли в основной состав. И кроме того, для завершения работы над своим роботом ему разрешено было взять с собой на борт все необходимое. «В пределах весовых ограничений», – как злобно предупреждала инструкция. Сигнал зонда отвлек его от воспоминаний. Ну, естественно, все отлично.
   – А зачем тебе твой робот?
   – Бутылки будет открывать и закрывать, – ответил инженер. – Как в старом рассказе про… – И испуганно оглянувшись, подумал: «Я что, сам собой уже говорю?»
   Контроль уже окончен, и можно возвращаться к себе в каюту. Вахта через день.

   Этот пассаж Стасу никак не давался. И вроде пальцы шли куда надо, и ноты он видел, даже закрыв глаза, но… музыки не было. Гитарой капитан стал увлекаться лет в двадцать, не имея никакого музыкального образования. И поэтому тратил на элементарные вещи уйму времени и сил. В свои почти сорок он так и не научился подбирать на слух, для игры ему всегда требовались ноты. Капитан боролся со своей бесталанностью целеустремленно, как упорный больной с недугом. Нота за нотой выучивая сложные классические пьесы, сонаты, канцоны… Вот теперь вершина его увлечения – «Чакона» Баха. Иногда он сомневался, что сможет осилить ее до конца. «Все, на сегодня хватит», – решил капитан. Сегодня особый день – впервые за многие месяцы предстоит маневр. Положив гитару, капитан открыл шкаф – он привык в ответственные моменты соблюдать даже внешние формальности. Свежая рубашка, галстук. Надо подавать пример команде, а то вон навигатор на вахту в трусах однажды пришел. И тут неожиданный звук отвлек капитана. Как будто струны гитары ожили, тихонько завибрировали. Показалось даже, что они еле слышно повторили последний сыгранный пассаж. «Какая нудятина!» – подумал капитан. И сам удивился этой мысли. Повозившись еще немного с галстуком, он вышел из каюты.

   «Ермак» готовился к маневру. Для плавного изменения траектории и торможения нужно было развернуть световой парус. И хотя наполнит его свет не Солнца, а совокупности здешних светил, все равно парус называли «солнечным». Вся небольшая команда была на своих местах. Капитан отметил про себя, что не только он на кокпите при полном параде.
   – Ну что, готовы? – не совсем строго начал капитан.
   – Да, вполне, – кивнул инженер.
   – Навигация готова.
   За два года экипаж научился работать почти без слов. Слаженность была безупречная.
   – Дима, сбрось в ЦУП свой файл.
   – Уже закачиваю.
   Ждать ответа из ЦУПа никто не собирался – для этого не меньше двенадцати часов потребуется. Но ритуал – есть ритуал.
   – Начинаем маневр. – Капитан отдал приказ тихо, как-то по-домашнему.
   Дальше все шло строго по протоколу, отработанному сотни раз на тренажерах.
   – Перейти на внешний обзор.
   Команда надела очки – дисплеи, позволяющие видеть, что происходит вне корабля так, словно они сами вышли на внешнюю поверхность «Ермака».
   – Разлочить люк паруса.
   – Люк свободен, – сообщил инженер. Но капитан и так видел, как провернулись замки.
   – Люк открыть.
   – Есть открыть.
   Люк как будто выдержал паузу, прежде чем приподняться над поверхностью обшивки, а потом плавно отъехал в сторону и обнажил разгонные бустеры – по старинной парашютной традиции вытяжную систему называли «медузой».
   – Бустеры в норме. – Инженер видел, как мигнули красным индикаторы.
   – Доложить готовность к выбросу.
   Навигатор, как и положено по инструкции, проверил готовность бустеров выполнить назначенный им программой маневр.
   – Поднять парус. – Отдав архаичную команду, Стас удивился, насколько она проста и даже несерьезна.
   – Есть поднять парус, – отчеканил инженер с флибустьерскими нотками в голосе.
   Электромагнитный импульс выбросил «медузу», бустеры стали удаляться от корабля плотным строем, увлекая за собой тонкие концы. Когда расстояние между кораблем и «медузой» стало достаточным, чтобы реактивные струи не повредили парус, включились вытяжные двигатели. Подчиняясь заранее заложенной программе, миниатюрные цилиндры, окруженные конусной струей плазмы, ринулись в разные стороны, как фейерверк. И сразу же, увлекаемый концами, из люка взметнулся парус. Сначала он был похож на комок золотой бумаги. Но по мере того, как бустеры разлетались в пространстве, циклопический, величиною с сотню футбольных полей парус разворачивался на фоне черного космоса. Казалось, невидимые матросы разбежались по вантам и слаженно раскатывают сотканный в райских мастерских золотой холст. Экипаж смотрел как завороженный. Даже самые высокотехнологичные тренажеры не могли сравниться с реальной картиной. И когда «медуза», завершив свою работу, оторвалась от вытяжных фалов, парус застыл неровным куполом. Это выглядело как-то неестественно, мозг человека не мог смириться с тем, что развернутый парус не наполнен воздухом, а похож на мятую простыню, хранящую складки от длительного пребывания в шкафу.
   – Почти красиво, – пробормотал капитан. – Навигатор, данные по положению паруса.
   – Положение штатное.
   – И долго он как тряпка будет?
   – А то ты не знаешь? – буркнул капитан.
   – Я знаю, – одновременно ответили навигатор и инженер.
   – А спрашивать чего?
   – А я и не спрашивал, – опять, как в какой-то странной игре, проговорили оба.
   – Да что вы как попугаи? – рассердился капитан.
   – Ну, с этими дисплеями слегка очумели. Месяц нам эту мятую бумажку созерцать еще…
   – У-у, как долго…
   И тут, как будто мгновенный порыв бриза наполнил парус. Исчезли складки, неровности. Парус выгнулся горделивым профилем, как грот древнего брига.
   – Навигатор, что за… – заорал капитан.
   – Ускорение – ноль, импульс мог не дойти до корпуса.
   – Сколько ждать?
   – Датчики строп, натяжение по вектору паруса – ноль, – сообщил инженер.
   – Объясните мне, что здесь происходит? – Капитан злился от собственной беспомощности.
   – Надо прокрутить внешнюю телеметрию, – не очень уверенно произнес инженер.
   – Так, прокрутим потом, сейчас доклад по готовности паруса. – Капитан взял себя в руки.
   – Датчики целостности паруса – норма, натяжение – норма, – доложил инженер.
   – Изменение траектории – ноль.
   – И что это значит?
   Навигатор начал говорить:
   – Несмотря на то, что парус расправился под действием…
   – Ты меня за кого держишь? Объясни мне, почему развернулся парус?
   – Такое ощущение, что парус просто расправился… без видимых причин.
   – Отлично, теперь так: совместная вахта – двенадцать часов, потом – в штатном режиме. Инженер – отчет в ЦУП.

   Вахта подходила к концу. За это время успели получить краткий приказ из Центра управления – Миссию продолжать без изменений. И еще неформальный комментарий. Странное поведение паруса, возможно, объясняется неожиданным внешним электромагнитным импульсом неизвестного происхождения. Очень внятное и успокаивающее объяснение.
   – В итоге ничего опасного не произошло. Будем считать, что инцидент исчерпан. Пусть это будет проявлением воли природы, не пожелавшей пялиться на помятый парус. Зато теперь красиво. – Шутка у Стаса вышла кислой, и это поняли не только члены команды, но и он сам.

   – Я вот что думаю. – Капитан, судя по всему, решил начать разговор, к которому давно готовился. – Нам надо обсудить кое-что.
   – Ты, Стас, так важно начинаешь, – улыбнулся навигатор, – как будто поймал кого-то, кто пачкает стены в гальюне. Или еще хуже.
   – Не ёрничай, Дима, я вполне серьезно. – Капитан даже не улыбнулся. – Кстати, я отключил микрофон мониторинга. Все, что мы сейчас скажем, нигде не будет записано. Итак, я хочу услышать следующее. Не наблюдал ли кто из вас странных происшествий, скорее, просто совпадений или… – Капитан задумался, подбирая нужное слово. – Или, может, просто показалось что-нибудь странное. – Он опять сделал паузу. – Короче, не молчите, даже если вы стыдитесь признаться.
   – А почему ты… э-э-э, – протянул навигатор, – тревожишься?
   – Хотя бы потому, что мы в Дальнем Космосе. Мы первые в Дальнем Космосе. И что нас здесь ждет – не знает никто. Парус этот неадекватный… голоса дурацкие…
   – Что голоса? – перебил его инженер.
   – Ничего голоса. – Капитан глянул исподлобья. – Потом начнутся голоса. Признак психической нестабильности… Ладно, проехали. Но прошу вас, не молчите. Все, конец вахты, по каютам.

   Капитан сидел, подперев скулы руками, и смотрел на парус, сверкавший в иллюминаторе рубки. Без всяких видеокамер и дисплеев, без обработки изображения он выглядел величественным и нереальным. Даже здесь, в пустоте космоса, с его масштабами, парус был громаден и холоден. Золотой неподвижный купол. На фоне этого гиганта тяговые концы похожи на тонкую паутину. Спустя несколько часов они уже начали воспринимать импульс паруса и теперь натянулись, как струны.
   «Что же происходит с нами?» – События последних дней мучили капитана. Он не мог сформулировать, что же именно происходит, но все было как-то не так. Как будто он в миг потерял душевный контакт и с командой, и с кораблем.
   Обойдя Контрольный пост, капитан подошел вплотную к иллюминатору. Протянул ладонь к парусу. Там, где палец коснулся холодной поверхности ситалла, осталось маленькое запотевшее пятнышко. Как когда-то в детстве, он подышал на стекло и на туманном пятне вывел: «СТАС». Улыбнулся самому себе, глядя, как быстро тает надпись на стекле. Потом еще раз подышал на то же место. Надпись опять появилась. Тут он пожалел, что иллюминатор обзора не замерзает фантастическими узорами, как окно зимой. «Да, нужно в отчете написать рекомендацию, чтобы в оранжерее была ель», – решил капитан и нарисовал елку. Кривую и не очень похожую. Потом еще раз подышал и нарисовал Чебурашку.
   Вахта кончалась, Стас прогнал рутинные тесты и уже собрался вызвать навигатора. Но не смог. Что-то совершенно нерациональное накладывалось на его развлечения с рисунками на туманной поверхности иллюминатора. Что-то на грани чувств. Сначала он подумал, что это просто продолжение его тревог, но потом все-таки решил проверить записи. Вызвал в компьютере файл камеры внутреннего наблюдения. Вот он сидит, вот – у иллюминатора, вот – дышит, рисует. Все нормально. Так, точно бред. Стас уже хотел отключить запись и тут понял, что его мучило. Изменив режим воспроизведения, он вывел на экран две синхронные картинки: он у стекла и купол паруса. И увидел, как на куполе, повторяя движение его пальца, возникла надпись: «СТАС», потом рисунок елки и, следом, Чебурашка. Как будто кто-то выдавливал на мягкой поверхности паруса пальцем. Гигантским пальцем.
   – Ни хрена себе, – пробурчал капитан.
   Он не без труда заставил себя просмотреть запись еще раз. Как Стас и подозревал, никаких странных изображений на куполе паруса на этот раз не было. «Ну и хорошо, – подумал он. – Галлюцинации – это самое лучшее объяснение. Главное, простое!»

   Передавая вахту, капитан ничего не сказал навигатору. И молча, не оглядываясь, ушел к себе в каюту. Впрочем, если бы оглянулся, он бы увидел, как навигатор скрутил ему фигу. Даже после двенадцатичасовой работы спать не хотелось. Капитан сел на край койки и машинально взял в руки гитару. Пальцы бегали по струнам в простых пассажах. Часто это помогало ему успокоиться и немного расслабиться. Но сейчас ничего не получалось… Капитан отыскал нужные ноты. Казалось, сейчас, вот сейчас зазвучит МУЗЫКА. Со второго раза удалось сосредоточиться. А через мгновение пришла легкая головная боль, усталость и недоумение. Единственное, что удалось сыграть, это тупую одноголосую мелодию… Все тот же Чебурашка и неуклюжие пешеходы.

   Инженер спокойно спал. Напряжение вахты, в которой он полностью слился с парусом и чувствовал каждый бустер «медузы» частью своего тела, ушло в первые секунды сна. Во сне он увидел, как его детище – суставчатый робот комичного вида – читает лекцию по космогонии. Про переход в иное измерение через черную дыру, про горизонт событий, которых никому не дано познать.
   – Вы почему спите, молодой человек? – Робот постучал пальцем по кафедре. – Вы что себе позволяете?
   Инженер, вскрикнув, проснулся. Стук не прекратился. Напротив, в шкафу, ЕГО робот стучал в прозрачную дверцу скрюченным пальцем, и, оттого что конечность была сделана из тефлоновых деталей, звук был глухой и тревожный. Инженер никогда не отличался безрассудной храбростью. Он просто много умел и прекрасно изучил матчасть. А уж робота, собранного своими руками из сотен шестеренок, гидроприводов, шаговых двигателей и процессоров, он знал досконально. И знал, что от него можно ожидать, а чего – нельзя. Инженер спокойно открыл дверцу шкафа. Рука андроида безвольно повисла.
   Молчаливое противостояние робота и его создателя было прервано писком динамика компьютера.
   – Гравитационные девиации, – сообщил синтезированный голос коммуникатора. – Тяга паруса передалась кораблю, возможны непредвиденные вибрации.
   – Вашу мать! – Инженер наконец понял, что напуган. – Раньше не могли сказать? Почему я должен дергаться из-за такой ерунды?
   Кто должен был говорить раньше, инженер не уточнял. И с тяжелым чувством пошел на смену навигатору. Вахта есть вахта.

   У навигатора дрожали руки. Уже второй день он не мог отделаться от мысли о сумасшествии. После того, как генерал Груши, встав с наполеоновского барабана, громко икнул и застыл в той позе, какую придал ему навигатор в модельной программе. Поле битвы при Ватерлоо, воспроизведенное с точностью маньяка, еще вчера было макетом. А сейчас, несмотря на застывшие пластиковые фигурки, на покрашенные бронзой игрушечные пушки, на коней с синтетической гривой, несмотря ни на что, это поле изменилось и стало ЖИВЫМ. Как будто навигатор смотрел не на творение своих рук, а поднялся на монгольфьере и наблюдал реальное поле битвы. Это ощущение овладело им на мгновение. Секунда, и исчезло чувство, что великая битва при Ватерлоо произойдет именно сейчас, что после первого яростного залпа пушек, замечется прислуга с банниками, закричат раненые лошади, засуетятся санитары и хмурые полевые хирурги возьмутся за ампутационные ножи. И что Наполеон, глотая сопли и слезы, проиграет свою последнюю битву. Но это внезапное чувство, улетев, оставило тянущую боль в груди. Что-то среднее между холодным страхом и восторгом. Как будто из далекого детства прилетело оно, из страшных сказок и непонятных взрослых фильмов про Планету Бурь и Чужих.
   Навигатор, постояв немного над макетом, наконец решился. Сел за свой рабочий стол спиной к игрушечному полю битвы, выбрал из недоделанных солдатиков одного самого трудного, улана с конским хвостом на каске, и принялся аккуратно счищать одному ему видные неровности. Через минуту мысль, что он скорее сумасшедший бездельник, чем член межзвездной миссии, полностью захватила его. Рывком встав из-за стола, навигатор рукой смел все на пол. И, отвернувшись к переборке, попытался заснуть на своей узкой койке. Но сон не шел. Чем больше он старался забыться, тем сильнее овладевали им тоска и ощущение, что он теряет что-то очень важное. Как будто у ребенка забирают любимую игрушку. Так он пролежал довольно долго, время от времени впадая в забытье, вернее, в тревожный сон без сновидений, не приносящий отдыха. В конце концов он не выдержал и, приведя себя, насколько мог, в порядок, пошел в рубку, хотя до его вахты еще оставалось много времени.
   – Здоров.
   – Да виделись сегодня уже, – отозвался Стас. – Чего не спится?
   – А сейчас ночь? Я как-то совсем с ритма сбился, с тех пор как мы парус развернули. Как вахта? – Дмитрий понял, что ему сейчас больше всего хочется просто так поболтать ни о чем.
   – Да что вахта. – Капитан расслабленно откинулся в своем кресле. – Кроме того, что наш парус наконец потянул – ничего. А теперь вообще до выброса – одно безделье.
   – Ну не скажи, какое безделье? Реактор выводить когда? Два дня осталось!
   – Дима, ты же и сам понимаешь, что процедура плевая! Открыть грузовой люк и снять крепление? Это что, работа? Он-то, родимый, дальше пойдет по инерции, пока нас парус в сторону потихоньку тянуть будет. Да что я тебе рассказываю! Это ты не хуже меня знаешь.
   – А если не пойдет? – Навигатор сам испугался такого вопроса.
   – А почему не пойдет? – возразил капитан, скорее, по инерции. Он понял, что вопрос совсем не праздный. – Ты тоже чувствуешь это? – продолжил капитан через мгновение.
   – Я чувствую ЧТО-ТО, – кивнул навигатор. – Я только не могу сказать, что именно я чувствую. Так, одна необоснованная тревога и…
   – Что «и»? – Стас жестко посмотрел на навигатора. – Что у тебя кроме тревоги?
   – Я устал, Стас. Мне все надоело. Нет, ты не подумай, не работа. Мне почему-то не хватает простого общения. Помнишь, первые месяцы мы не сидели по своим каютам, а разговаривали, спорили. Все думали, что же нам зонд сообщит из-за горизонта. И спали хорошо, и солдатиков мне было интересно лепить. Прямо как в детстве.
   – Но это естественно, мы же не можем весь полет говорить об одном и том же. Ведь потому психологи и надеялись на наши увлечения. Иначе мы бы тут все свихнулись.
   – А я и чувствую, что свихнулся! – Дмитрий неожиданно резко воспринял слова капитана. – Игрушки мои дразнят меня! Рожи корчат, воевать собираются.
   – Ты о чем это?
   – Я имею в виду то, что у меня бред начинается! Тривиальные визуальные галлюцинации, – сказал навигатор, и ему стало легче.
   Все – обратного пути нет. Он признался. А дальше уже все пойдет само собой.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное