Сергей Самаров.

Закон ответного удара

(страница 7 из 34)

скачать книгу бесплатно

– Что вам, мужики? – Игорь отключил сигнализацию и открыл дверь машины.

– Слушай, братан, подвези на Северо-Запад… – толстый говорил солидно и коверкал слова, пытаясь неудачно передать блатную манеру речи.

– Нет, некогда, – коротко ответил Игорь.

Он ждал продолжения.

При одном варианте, если парни из Конторы, они ни за что не захотят его отпустить. Разыграть попытаются кого-никого, затеять драку. Тут может и другая машина подъехать. Хотя бы милицейская. И «повяжут». Если смогут…

При втором варианте, если это просто шелупонь поддатая, а запашок от них идет чуть ли не многодневный, тоже могут навязать драку. Конечно, здесь вполне реально и даже правильно все решить двумя ударами. Но стоит ли связываться, отвлекаться от дела и нарываться на непредвиденную случайность.

– А где здесь, слышь, братан, машину лучше поймать? – спросил толстый. – Мы приезжие, понимаешь…

– Посмотри на номер… – сказал Игорь. – Я сам приезжий. Выйди на дорогу, там и лови…

Парни переглянулись и двинулись вперед. В сторону, противоположную дороге. Игорь хотел окликнуть и показать, думал, заблудились спьяну, но потом сообразил, что скорее всего им и не надо никуда ехать и вовсе они не приезжие. Просто увидели стоящую во дворе машину и подумали, что там есть чем поживиться. Обычно такими делами пацаны балуют, но что с пьяных возьмешь, может, им добавить желательно грамм по двести, а не на что… И он тут, как назло, помешал…

Ну и ладно, что все обошлось мирно. А то Игорь уже почувствовал в себе прежний боевой завод. Он сам потом, задним числом анализируя какие-то события, участие в какой-то операции, часто о своем заводном характере жалел. Всегда лучше, если возможно, обходить стороной острые углы. Если уж совсем приходится трудно, как сегодня днем, на шоссе возле Бакала, то приходится применять все способности, всю тренированность. И это дорожное происшествие дало ему жесткий толчок-посыл. Нервная система сработала по аналогии с боевыми действиями на территории противника. И началась цепная реакция. Потому так и досталось ни в чем не повинному бомжу в подъезде. Сильнее бы досталось этим двум алкашам возле машины. И любому, кто может сейчас подвернуться под руку. Надо себя контролировать!

* * *

…Там, где пересекались, согласно карте, сразу три тропы, одинаково трудные для прохождения, одинаково заросшие и одинаково заминированные, – вторую мину снова нашел капитан Тан, а третью и четвертую парни из группы обнаружили самостоятельно. Причем последняя, как показалось, поставлена совсем недавно – свежак. И скорее всего, для них именно и предназначенная. Прямо посреди тропы широкий лист растения. Не успел еще ни подвянуть, ни, как это часто случается в тропиках, прорасти. Лист привлек внимание. Сразу возник вопрос – кто-то недавно прошел по тропе? Да, естественно, листья с таким толстым корешком не отрываются сами по себе, да и ветра подходящего для них пока не было.

Саша Краснов, старший лейтенант, участвовавший еще в прошлой операции здесь же, в Южном Вьетнаме, поднял руку и сделал пальцами жест – туда – сюда.

Группа моментально рассредоточилась по кустам, растворилась среди сплошной зелени. Только капитан Тан чуть задержался, не умея реагировать на спецназовскую жестикуляцию, но его сильной рукой утащили в секунду чуть ли не за шиворот.

Краснов действовал правильно.

Лист свежий. Это подозрительно. Лежит там, куда упасть не должен. Значит, его сюда принесли. Если человек просто несет лист в руке, от мошкары отмахивается, в левой ли, в правой ли руке несет, а потом бросает, то не будет он лежать прямо посреди тропы. Нет, так его, скорее всего, можно лишь специально положить. Есть, конечно, и другой вариант – попроще. Кто-то несет заплечную корзину. Местные вьетнамцы носят такие узкие и длинные не по росту корзины. И прикрыл поклажу листом. Лист вполне может упасть, если положили его не слишком аккуратно. Хорошо, если так.

Но про первый вариант забывать нельзя. Спецназовец обязан предвидеть главным образом самый неприятный для себя вариант и действовать соответственно, чтобы остаться в живых.

Саша наклонился. Одновременно щелкнул предохранитель его автомата. Где-то рядом вполне могла быть и засада. Он поднял лист. Под ним земля насыпана свежей кучкой, едва заметным бугорком. Осторожно, песчинку за песчинкой, камушек за камушком начал он очищать центр бугорка, его вершину. И увидел плоскую зеленую кнопку размером с юбилейный металлический рубль – колпачок взрывателя мины. Наступи – и долго будешь лететь прямым курсом по направлению к преисподней – можешь и по компасу не сверяться…

Краснов не стал разминировать тропу. Насыпал так же аккуратно на кнопку песочек и прикрыл снова листом. Мина французская, противопехотная – Саша наметанным глазом определил сразу. Что это значит? Значит, что ставили ее явно не американцы, как те мины, которые встретились им раньше, а вьетнамцы. Вооружение со старых, от давней французской оккупации оставшихся складов.

Старший лейтенант не спеша поднялся в полный рост, спокойно огляделся, сделал мягкий, кошачий шаг назад – и исчез среди зелени. Как раз наступил момент, когда засада, если она есть, должна начать стрелять. Но группа Краснова опередила и подстраховала. Уже прошла, вернее, пролезла вперед, прочесала все ближайшие кусты. Чисто… Никого…

Согрин раскрыл одновременно две карты. Ту, что досталась от жандармского офицера, и свою, со спутниковой съемки. Карты почти одного масштаба. Но на спутниковой – различие это всплыло у него в голове задним числом еще во время движения – просматривается еще одна тропа. Совсем, похоже, заросшая, пролегающая, судя по всему, неподалеку. И ведет она не к тому самому перекрестку, где должны были встретиться две жандармские группы, а немного в сторону, то ли к какому-то селению, то ли к развалинам в джунглях. Про развалины Игорь подумал потому, что рядом не было традиционных рисовых полей, а следовательно, и жителей.

– Что это за тропа? – спросил он Тана.

– Там не должно быть тропы, – вьетнамец был удивлен не меньше, и удивился он явно неподдельно.

– А вот это что такое? Селение?

Тан пожал плечами.

– И селения там нет.

– Тогда какие-то развалины. Рядом не видно ни одного поля. Ни одной очищенной площадки.

Вьетнамец некоторое время помолчал в раздумье.

– Здесь в свое время самолеты столько кружили, что наверняка бы увидели развалины. Янки все джунгли насквозь прочесывали, искали наши тропы. Но на их картах ничего нет. И на наших тоже не было. Я бы наверняка знал…

– Ты здесь воевал?

– Да, тогда у меня еще был свой отряд. – Тан, вспоминая, говорил даже с какой-то грустью, с тоской. – Мы входили в провинциальное соединение. И места эти я хорошо изучил. Каждый холм прошел, каждый куст раздвинул, через каждое болото перебирался, от островка к островку…

Капитан сохранял упрямую уверенность в своей правоте. Но Согрин знал по опыту, что нет ничего хуже, чем догматическая уверенность. Здесь ничего нет, потому что не может быть… Глупо… Космическая съемка не от руки нарисована каким-то фантазером. И маленькая тропа… Когда-то люди проторили ее, втоптали землю. И земля сохранила тепло их босых ног. И тепло это видно сейчас из космоса. Хотя сомнение полностью еще не оставило и самого Согрина. Он уже достаточно знал местный климат и легко мог предположить, что каждая тропа должна зарасти дикой и буйной местной зеленью. Сразу после сезона дождей должна зарасти. Такова местная природа. Так что же это? И стоит ли терять время, такое драгоценное, на ненужные, возможно, блуждания.

Хотя – насколько они ненужные? Если впереди ждет засада, то эту засаду лучше всего обойти и напасть с тыла. Конечно, можно и вблизи обойти, через кусты. Но кто подскажет, где эта засада ждет. Жандармский офицер мог к тому же и соврать. Трудно полагаться только на его откровенность. Хотя лужа мочи под ним вроде бы гарантирует некоторую честность.

– И тем не менее там что-то есть. Самолеты могли не все и заметить. Скорость при сравнительно небольшом потолке полета слишком велика. А эта карта с инфракрасной съемки. Такая съемка видит предметы даже под землей. И тропу видит. Маленькую. Похоже, заброшенную… Попробуем?

Тану, вероятно, стало даже интересно. Он-то считал, что знает этот край достаточно, но вдруг, да-да, вдруг да откроется нечто новое…

– Пойдем. Только как туда доберемся?

– Через километр самый узкий участок. Через него напрямую и пойдем.

– А это что? – ткнул Тан в карту. – Болото?…

– А ты что, никогда по болотам не ходил?

Вьетнамец кивком согласился:

– Хорошо. Оттуда нас ждать не должны…

И группа быстрым маршем направилась вперед, к месту, где лучше всего перебраться на забытую тропу. Но и на ускоренном марше об осторожности они не забывали. Где появилась одна свежая мина, жди следующую. И если первую удалось легко обнаружить, то вторая может быть поставлена хитрее.

– Стоп! – через несколько минут скомандовал Согрин. – Теперь направо. Рубить можно будет только метров через двадцать.

Двадцать метров через заросли дались так же, как километр ускоренного марша. Но времени заняли больше. И только когда командир дал разрешение помогать себе при прокладывании пути ножами, тяжелыми и приспособленными специально для этого, стали двигаться значительно быстрее.

Тан в таких делах человек более опытный, он и показал, как легче рубить лиану. Ни в коем случае не поперек – она только пружинит и почти не поддается тяжелому лезвию. А вот вкось, под изгиб – легко перерубается. Такое обучение еще ускорило передвижение. Там, где сначала приходилось наносить по три удара, теперь обходились одним. Но все же километр пути занял около трех часов.

– Есть! Вот это да! – воскликнул идущий впереди Слава Макаров. – Смотрите, смотрите, что это?… Каменная дорога. Шоссе Найроби – Пекин.

Возглас придал силы и остальным. Ножи заработали энергичнее, и скоро все они собрались в одном месте. Перед ними была тропа, заросшая поверху переплетенными кронами деревьев, но сама тропа не затянулась растительностью. А Слава, заинтересованный этим феноменом, сковырнул ножом, а потом просто сгреб подошвой верхний слой земли. А под землей камни, подобранные один к другому булыжники-голыши. Дорога и в самом деле была каменная, несомненно, и выложенная руками человека.

– Я знаю, что это такое. Такие дороги я видел, – с гордостью сказал вдруг Тан. – Их прокладывали еще в одиннадцатом веке, когда наша страна называлась Дайвьет. Тогда дайцы были одним из самых сильных народов в Азии. Китай не устоял перед монголами, и Русь не устояла, а наши предки трижды их разбили и не дали себя покорить…

– Монгольские кони сильно потели в ваших краях, – обмахивая себя веткой, мучаясь от липкой жары и москитов, мрачно сказал Сохно, хотя из-за тяжелого голоса всегда казалось, что он говорит мрачно. – И москиты их загрызли, потому они с вами и не справились…

Тан спорить не стал, только снова вежливо улыбнулся. Но на сей раз улыбнулся так, словно чувствовал свое превосходство над людьми из краев значительно более северных. Действительно, жара и москиты из всей группы, кажется, только на него одного и не действовали.

– Ладно, время терять не будем, мы и так уже опаздываем. – Командир первым сбросил с себя некоторую эйфорию от находки. – Вперед, не на экскурсию сюда пожаловали… Будем часы и минуты сокращать. И постараемся запас сделать.

И первым подбросил у себя за спиной тюк с грузом, чуть сбившийся во время бесконечного пролезания через заросли, и зашагал по твердому покрытию.

– Теперь я верю и в развалины, – поравнявшись с ним, сказал Тан. – Дайцы строили небольшие и хорошие каменные города, красивые… И храмы… Только их находят очень редко. И в большинстве на побережье…

Игоря мало тронула древняя история – не тот момент, слишком уж он озабочен другим. На выполнение задания время отводилось конкретное и жестко лимитированное. Встреча с жандармами внесла свои заметные коррективы в просчитанный график передвижения. Но просчитывали его там, по другую сторону демаркационной зоны. А здесь корректором работают Его Величество Случай и первый министр Чужой Замысел. Значит, наверстывать придется за счет сна. И командир прибавил шаг, настолько резко прибавил, что Тан сразу же остался позади.

– Темп подняли, здесь это можно, – обернувшись, скомандовал Игорь.

Группа подтянулась.

Игорь около часа шел первым – на десять шагов впереди других, как и полагается ведущему, задавая темп марша, но не теряя при этом внимательности, успевая и по сторонам смотреть, и под ноги, и в крону деревьев заглядывать. Хоть и заброшенная тропа, а все же и здесь – думать так велит подготовка спецназовца – какой-то неведомый умелец может поставить мину.

Кроны деревьев склонялись низко, образуя природный туннель, листва, а кое-где ветви и лианы грозились стукнуть по голове, и приходилось постоянно идти чуть пригнувшись, что довольно сильно утомляло. В такой листве проще простого протянуть тонкую проволоку к мине, укрепленной на стволе. Но там, где можно было выпрямиться в полный рост, Игорь тут же переходил на легкий бег.

Группа показала привычку к такому способу передвижения. Но Тан к этому был не подготовлен. Из авангарда он быстро перешел в центр, а скоро и в замыкающие. Но там уже он показал азиатскую волю, порой близкую к фанатизму, и не отставал.

Через час, как и положено, Игорь уступил место ведущего Саше Краснову, который шел до этого вторым, а сам перешел в замыкающие. По правилам прохождения группы, роль замыкающего не менее ответственна, чем роль ведущего. Замыкающий должен контролировать тылы и не допустить внезапного появления преследователей. Кроме того, взгляд замыкающего должен заметить любую деталь, любой след, случайно оставленный кем-то из группы, и ликвидировать его.

После второго часа, когда замыкающим стал Краснов, Игорь смог отвлечься и достать свою карту, стал рассматривать ее на ходу.

Тан держался рядом. Хотя и задыхался, хотя и побледнел от усталости, но старался не показать этого. Упорства и характера капитану было не занимать. Согрин знал эту азиатскую черту – не зря из них получаются хорошие бегуны-стайеры.

Обычно привал делается через полтора-два часа марша. Но Игорь понимал, что времени они потеряли слишком много на короткий бой с жандармами, на допрос и особенно на прорубание через джунгли. А кроме того, впереди лежало болото, на которое указал в карте Тан. Вроде бы тропа и через болото просвечивает – так космическая съемка показывает. Возможно, ее и не сильно затопило. Но ил и грязь – принадлежность любого болота – на камнях становятся гораздо более скользкими, чем на простой почве, и идти, возможно, будет труднее. А в конце пути им снова предстоит пробираться напролом через джунгли. Теперь уже почти полтора километра. И там рубить преграды можно будет только на первых порах, если вообще следует это делать, чтобы не выдать себя подготовленной для них засаде. И еще следует учесть, что где-то бродит третий отряд, желающий соединиться с первым, уже уничтоженным, и этот третий отряд, не дождавшись своих, наверняка предпримет поиски и будет постоянно настороже, будет ожидать нападения.

Ну, ладно, разберутся они с жандармами. А дальше еще два дня пути через болота. Теперь уже без троп, напрямую. Потому что на болоте тропы пролегают по открытой местности, а им показывать себя никому не обязательно. Кто знает, сколько времени можно потерять там, плутая и выискивая проходимые места. Правда, на болото по графику им выделено дополнительно двенадцать часов. Только этих часов хватит ли?…

Команду на привал и на обед Игорь дал только после третьего часа марша. Но и сам привал ограничил пятнадцатью минутами, хотя, вообще-то, после такого длительного безостановочного движения отдыхать следовало бы никак не менее получаса.

* * *

Дом сестры на улице Татьяничевой Игорь нашел без труда – память не подвела, хотя год назад этот дом выделялся среди других своей этажностью и замысловатой, не всегда дружащей со вкусом навороченностью, а теперь он стоял в ряду других таких же домов, сделанных на один манер. Но к подобным архитектурным «шедеврам», по всей стране разбросанным, россияне уже привыкли. Привык и он.

Игорю пришлось позвонить трижды, прежде чем Алексей, муж Татьяны, соизволил проснуться и откликнуться по домофону весьма недовольным голосом:

– Какого еще черта… Кого несет?

Время было всего-то около часа ночи. Мог бы в это время и телевизор посмотреть.

– Леша, проснись и пой… И гостей принимай!

– Кто там еще?

– Игорь. Из Самары.

Зятек, похоже, проснулся наконец-то:

– О-хо! Какими путями-судьбами… Иду!..

– Игорь, ты, что ли?… – раздался голос Татьяны.

– Нет, – ответил Игорь. – Это кто-то на меня похожий… Вставай и беги на кухню. Я голоднее стаи волков!

Глава 7

Несмотря на то что ночью они засиделись допоздна за бутылкой французского коньяка польского производства, встал Игорь в начале седьмого.

Поселили его на самом верху, в уютном изнутри мезонине, который хозяева звали на французский лад мансардой. В прошлый приезд Игорь мезонин толком и не видел – тот еще достраивался, и обляпанные раствором и битумом строители шастали вверх-вниз без конца, надоедая хозяевам. Во многом именно из-за строителей Игорь и не захотел тогда остановиться у сестры, хотя и на двух этажах место ему наверняка бы нашлось, даже, пожалуй, вместе со всей отдельной мобильной группой, если бы удалось собрать ребят всех вместе – с того и с этого света.

Начиная день с интенсивной зарядки, Согрин в какой-то мере сбрасывал физическую усталость предыдущего дня. Участие в операции – это дело одно, там психологический настрой работает, групповая готовность выложиться. Вечером, бывало, кажется, что все уже, что завтра ногами двинуть не сможешь, настолько устал без конца шевелить ими. С такой мыслью и засыпаешь. А утром мысли другие – сколько сегодня удастся пройти?

Но в одиночестве работать гораздо сложнее. Поддержки моральной нет, чувства локтя не ощущаешь. Да и, говоря честно, Игорь меньше устал бы, если бы такое же количество часов, что затратил на дорогу сюда, участвовал в марше по вражеской территории, через горы, пустыни или болота, через что угодно. Но к передвижению в автомобиле он привык меньше. Нагрузка идет не на те мышцы, которые привычно – тренированные – работают при ходьбе и беге. И в результате с утра спина, как блокированная хлорэтилом, поскрипывает, хочется изогнуться и ухо к позвонкам приложить. А всю прошедшую ночь во сне перед глазами ползла и ползла скользкая и бесконечная лента шоссе. Не снилась сбитая с обрыва машина, не снились другие машины, встречные и попутные, – глаз только прочно запечатлел, как сфотографировал, утомившую дорогу.

Зарядка выгнала из головы туман, а из спины усталость. Игорь отжимался от пола уже пятый десяток раз, когда вошел без стука Алексей.

– Привет, путешественник! Как спалось?

– Нормально. – Игорь поднялся с пола и отряхнул ладони. – Я разбудил вас?

Спальня хозяев располагалась как раз под его комнатой. И, еще начиная зарядку, Игорь старался, чтобы дубовый паркет под толстым ковром не слишком скрипел.

– Ничего. Я всегда рано встаю. А ты, надо сказать, еще молодец, – он придирчиво осмотрел обнаженный торс Игоря. – В форме, мужик, держишься.

Алексей бывший спортсмен, мастер спорта по дзю-до, и потому знает толк в мужской атлетической фигуре. Хотя сам и растолстел в последние годы. Отъелся на калорийных бизнесменовских харчах.

– Кстати, у меня внизу маленький спортзальчик с тренажерами. Загляни, попробуй… Душу иногда отвести можно.

– Обязательно, – пообещал Игорь, восстанавливая после отжимания дыхание плавным разведением рук. – Я и сам уже тысячу лет о тренажере мечтаю. Что-нибудь типа велосипеда или гребного, чтобы легкие получше дышали. Гребной, говорят, вообще для грудной клетки незаменим.

– Ну ладно. Татьяна там завтрак готовит. Спускайся. Потом поговорим.

Игорь принял душ, долго менял воду с холодной на горячую и обратно, сам переключатель на смесителе к этому специально приспособлен – благодать. А когда спустился, с кухни доносились соблазнительные запахи, завтрак уже стоял на столе. Ждали только его.

От коньяка он отказался, но вечерний поздний ужин не утолил его последорожный голод. И позавтракал Игорь плотно. Мало ли какие дела и какие новые неприятности предстоят ему на сегодня.

Похороны… Поминки… А что потом? Там его будут ждать – это стопроцентно. Но, скорее всего, без какого-то конкретного действия с его стороны ничего предпринимать не станут. Его же увидят на похоронах многие люди. Им – конторским – тоже ни к чему поднимать лишний шум. Разговоров они в последние годы боятся, это не то что раньше. Вот там, в дороге, там его могли убрать спокойно, без лишних хлопот и без свидетелей.

– Пойдем в кабинет, – позвал Алексей.

Игорь еще ночью сам напросился на разговор.

Домашний кабинет Алексея казался даже не принадлежностью этого дома – так походил он на обычный рабочий кабинет шефа солидной фирмы. И мебель, как полагается, и японский сейф с наборным кодом в дополнение к ключевому замку, и мультимедийный компьютер, и стандартные вертящиеся кресла, у которых время от времени отваливаются колеса. И даже холодильник здесь отдельный. Только стола для заседаний не хватает. Заседать здесь не с кем.

Игорь постучал ладонью по холодильнику.

– Минералка есть?

Алексей кивнул:

– Есть. Доставай. Наливай. Садись и выкладывай проблемы. А мне скоро ехать…

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Поделиться ссылкой на выделенное