Сергей Самаров.

Тройная зачистка

(страница 4 из 23)

скачать книгу бесплатно

Александра только переоделась и уже была готова к выходу. Закрыли дверь, удивились подъездной тишине, которая показалась гнетущей – не слышно даже оперов, опрашивающих соседей, и вызвали лифт. Когда Басаргин нажимал на кнопку, сердце учащенно забилось. Именно с этого, именно с нажатия кнопки и мыслей, пришедших после того, как лампочка внутри кнопки не загорелась, и начались события сегодняшнего утра.

Сейчас кнопка загорелась сразу. Заскрипели где-то вверху, протягиваясь через блоки, канаты. Зашумел двигатель. Особенно сильно его бывает слышно ночью, когда кто-то из соседей возвращается поздно. Иногда этот звук даже будит, и долго потом не удается заснуть.

Неудобства цивилизации... Техногенный фон...

2

Старенький «Москвич», к которому уже проблематично найти необходимые запчасти, постоянно стоит во дворе. Нормальные угонщики на такую технику внимания не обращают, и тратить деньги на платную стоянку необязательно. Это единственное преимущество «Москвича» перед всяким другим возможным транспортом. Говорят, даже троллейбусы в депо разграбливают. Воруют цветные металлы. Но на такой «Москвич» никто не позарится. Машина уже основательно изношена, и Басаргин обычно старался не ездить на ней на работу, если не было насущной необходимости мотаться по городу. Сейчас, однако, предпочел собственный транспорт общественному.

Он отвез Александру до дома, где в полуподвале размещалась мастерская.

– Саня, – сказал на прощание, – о предложении Костромина пока забудь. Никому ни слова. Это очень серьезное дело. Ни подругам, никому...

– Мог бы и не предупреждать, – она вздернула нос.

– Болтовней можешь все сорвать, если...

И продолжительная пауза.

– Что «если»?

– Если я еще соглашусь.

– Куда же ты денешься! – чуть ли не весело сказала Александра. – Какие сомнения могут быть, господин капитан... Не может быть никаких сомнений!

– Мне срок на раздумья дали до вечера. Вечером Станислав Сергеевич приедет за ответом.

– Что же ты сразу не сказал? Я бы никуда не поехала.

Вот что такое творческая работа. Большое преимущество – возможность ходить в мастерскую, когда вздумается. Иногда, особенно по утрам, когда вставать не очень хотелось, Басаргин даже завидовал жене.

– Главное, допоздна не задерживайся.

– Я после обеда приеду. Или ты из управления за мной заезжай. Коньяк купим и торт к чаю.

– Я заеду, – пообещал он и захлопнул дверцу изнутри. Снаружи эта дверца не закрывалась.

* * *

Утренний час пик уже прошел. Дороги более-менее проходимы для транспорта. И через сорок минут Басаргин уже поставил «Москвич» на стоянку около управления. Среди сияющих и блестящих лаком машин центра Москвы его развалюха смотрелась индейским вигвамом среди небоскребов Уолл-стрита. Усмехнувшись этим грустным мыслям, капитан прошел к своему подъезду. Дежурный при виде его встал и вышел из своего «аквариума».

– Привет, Басаргин, – протянул руку, здороваясь. – Ты, говорят, опять отличился?

– Вынудили.

– Авторский выстрел?

– Авторский выстрел.

– Сколько ты лбов за свою жизнь прострелил?

– Не считал.

Но ты следующий на очереди...

Он поморщился бестактности этого бодрячка-майора, сложную эвенкийскую фамилию которого всегда забывал. Майор сам происходил из семьи охотников и всегда хвастал своим умением стрелять. Но повторить результаты Басаргина ни на одних стрельбах ему не удавалось.

Капитан быстро прошел в сторону финансовой части. Касса уже открылась. В очереди стояло пять человек. Все знакомы только в лицо. Хоть здесь повезло, не будет разговоров об утреннем происшествии. Потом подошли еще сразу трое. Эти поздоровались за руку. Тоже за «боевыми» – вместе были в командировке в Чечне. Но они не так информированы, как дежурный, и потому ничего еще не слышали об очередном авторском выстреле Басаргина.

Разговор шел только о том, чтобы смотаться из управления на пару часиков раньше окончания рабочего дня и обмыть «боевые». Александр отрицательно покачал головой.

– Я за рулем, это – во-первых, – сказал, не думая, что от него может еще пахнуть утренним коньяком. – И у меня сегодня много дел накопилось, это во-вторых. И я сегодня вне управления работаю, это в-третьих. Никак, ребята, не могу...

В управлении, вообще-то, не принято просто вот так пить. Даже по праздникам здесь стараются проявить сдержанность. Но вернувшиеся из Чечни сотрудники там приобрели особые привычки. Там выпивка – дело не просто обыденное, но почти обязательное. Там – иной мир и иные отношения к жизни, смерти и к службе тоже. Там даже не «стучат» друг на друга при чрезвычайных обстоятельствах, чтобы себя выгородить. Больше того, отношения там складываются так, что можно охарактеризовать их только одним понятием – «общежитие», когда все на виду у всех.

Посмеялись и сообща сделали экспертное заключение, что Александру суждено пожалеть об отказе.

Получив деньги, Басаргин сразу поднялся к себе на этаж. И, не заходя к себе, постучал в кабинет полковника Баранова.

– Войдите, – донеслось из-за двери.

Баранов оказался один. Читал материалы какого-то дела и при появлении капитана снял очки.

– Что дома не сидится?

– Забежал «боевые» получить... И... консультацию у вас.

– По поводу?

– По поводу утреннего разговора, Сергей Иванович. Что посоветуете?

– Ничего не посоветую, – ответил Сергей Иванович даже сердито. – Мне отпускать тебя – жалко. Не отпускать – тебя жалко. Видишь разницу?

– Вижу.

– Это большой рост и большие перспективы в росте. Интересная работа. Куда как интереснее нашей. С твоими-то способностями к аналитике... Ты можешь далеко пойти и стать звездой мирового уровня. А вообще, это дело стоящее. Я бы и сам согласился, только мне не предлагают.

– Ясно, товарищ полковник. А я надеялся, что вы меня отговаривать будете...

– Надеялся он... – ворчливо усмехнулся Баранов. – Санька как? Оклемалась?

– Нормально. Я клин – клином... Рассказал о предложении комиссара. Сразу успокоилась и стала размышлять: сможет ли она зарабатывать себе на жизнь уличным художником на Монмартре. Отвез ее пока в мастерскую, чтобы дома одну не оставлять. На обратном пути заеду. Пожелания будут?

– Согласишься?

– Соглашусь.

– Ну и ладно... Тогда иди. Думаю, оформление еще затянется. Потому не прощаюсь. Завтра с утра на службу жду.

Капитан вышел. Его кабинет располагался в том же крыле, только в другом конце коридора. Он пересек коридор как можно быстрее, чтобы никто не вышел и не остановил с разговором о прошедшем утре. Подполковник Елкин, сосед по кабинету, участник вчерашней операции, еще, должно быть, отсыпался. Александр снял печать, открыл дверь своим ключом, вошел и осмотрелся. Сообщив Баранову, что решил дать согласие комиссару Костромину, Басаргин уже почувствовал себя в этом кабинете чужим.

Странное, как сам осознал, чувство. Вот на вешалке еще висит его куртка, в которой пришел в конце весны на работу, а днем установилась страшная жара, и потому решил оставить куртку здесь. С тех пор и висит. На подоконнике стоит желтый, странной формы электрический чайник, который принес из дома, потому что на день рождения жене старая, случайно нагрянувшая в Москву подруга подарила новый. Вот стоит сейф, состоящий из двух отсеков. В верхнем отсеке хранятся папки с делами, исписанными почерком Басаргина, а в нижнем отсеке всякая ерунда из личного арсенала ерунды – три различные кобуры, нож-мачете, привезенный из Чечни, нунчаки, купленные по случаю, какие-то групповые фотографии и даже кусок камня от постамента под памятником Дзержинскому, который стоял неподалеку на площади. И еще что-то подобное, положенное в нижний отсек еще много лет назад и благополучно забытое.

Неужели это все уже не его?

Нет, это все его, но это все необходимо будет унести или выбросить, в зависимости от надобности. А дела придется передавать другим сотрудникам. Ум понимал естественность процесса, но ностальгические нотки больно щипали сердце.

Чужой кабинет...

Он все же сел за свой стол, включил компьютер, вошел в базы данных и открыл раздел «Антитеррор». Экран с интервалом в пару секунд замигал левой половиной окна – с синего на красное и обратно. Предупреждение, что для полного доступа следует набрать пароль. Пароль Басаргин не знал, официально запрашивать разрешение тоже не захотел, потому что решил никому пока не говорить о новом повороте своей судьбы, а если Костромин прикажет, то вообще не говорить о новом месте работы. Это все организационные вопросы, которые еще предстоит решить. И потому он вошел в систему с ограниченным доступом. Здесь была только история антитеррористических операций, но без подробностей, которые могли бы пригодиться в дальнейшем. Расстроившись, что не сумел набрать дополнительную информацию, Басаргин выключил компьютер. Впрочем, вскоре он догадался, что расстраиваться ему нет смысла. Если его приглашают на работу в такую солидную организацию, то наверняка не сразу «бросят» в дело, чтобы грудью прикрывать амбразуру, а предварительно будут чему-то обучать. Или, по крайней мере, откроют доступ к файлам, которые дадут информации больше, нежели есть в базе данных ФСБ.

У Интерпола база данных со всего мира...

* * *

Перед уходом Александр открыл верхний отсек сейфа, собираясь положить туда пистолет, подумал и только забрал комплект для чистки оружия, чтобы воспользоваться комплектом дома. Оружие он любил содержать в порядке и всегда испытывал какое-то удовольствие от ухода за ним...

3

Душанбинский аэропорт ночью прохладный и приятный.

Особенно хорошо это чувствуется после дневной жары. И еще здесь по ночам безумолчно поют то ли сверчки, то ли цикады, то ли еще какие-то насекомые и квакают в арыках лягушки. Днем этих звуков почти не слышно. Разве что лягушки голос подают. Но у них период такой – свадьбы... А что за свадьба без песни, пусть даже и без гармошки...

Здание туалета для пассажиров находится не в самом аэровокзале, а справа от него, среди густых кустов. Грязная бетонная коробка с надписями на таджикском языке по стене. Паленой резиной писали. Что там написано, подполковник Воронов не понимает. Он вообще не только читать, он разговаривать по-таджикски не умеет, хотя уже третий год регулярно летает в Душанбе по два раза в месяц.

Подполковник прошел мимо туалета по асфальтированной дорожке, попыхивая сигаретой. Со стороны посмотреть, просто русский офицер прогуливается. Дальше эта дорожка ведет к месту высадки пассажиров, месту выдачи багажа, а если мимо металлических ограждений пройти, то выйдешь на стоянку для транспорта. Оттуда, со стороны стоянки, навстречу подполковнику двигался еще один офицер. Встретились они около ограждения из гнутых труб и сетки-рабицы. Молча пожали руки. Посмотреть, встретились два старых товарища. Остановились поболтать о жизни и о службе.

– Привезли?

– Как обещано, товарищ подполковник. Я же еще ни разу вас не подводил.

– Подводил. В прошлом месяце.

– Тогда не я подвел, а меня. Пограничники, заразы, лютовали. Ладно хоть сейчас поутихли.

– Где?

– В кабине. Сейчас водитель в мешок перекладывает.

– Кто водитель? Надежный?

– Я только с одним человеком работаю. Прапорщик Собченко. Помните его?

– Он же тупой, как валенок.

– Зато хитрый, как настоящий хохол. Мне иногда кажется, что все машины, которые у нас в ремонте числятся, он уже давно продал, а деньги на сало потратил. Вы пропуск заказали?

– Конечно.

– Будем заезжать.

– Не забудьте мешок опечатать. Сопроводительные документы в порядке?

– Накладная на технику и сопроводительное письмо на фельдкурьерский груз, упакованный в мешок и опечатанный. Мешок сдается под роспись сопровождающему.

– Я к таможенникам заглядывал. Там сегодня какой-то незнакомый вертится.

– Тоже таможенник?

– Тоже. Но я его первый раз вижу.

– Приняли, наверное, нового. Если таможенник, не беспокойтесь. Они все одинаковые во всех странах. Кроме разве что Канады.

– Почему именно Канады?

– В Канаде и в США законы дурацкие. Там запрещено продукты питания ввозить. Прапорщик Собченко в прошлом году отправился в Канаду навестить родственников. И повез им соленое сало. И все на таможне отобрали. Прапорщик обиделся. Говорит, если бы хоть съели... А то ведь выбросили в грязный ящик. А он сам солил, старался. По собственному рецепту.

Подполковник взглянул на часы:

– Пора.

– Какая стоянка?

– Пятая. Да сегодня только один самолет и грузится. Там где-то еще пассажирский на Москву стоит. Утром летит. Техники возятся, готовят.

Майор кивнул и вернулся на стоянку, где прапорщик Собченко уже переложил героин в стандартный армейский мешок для перевозки почты – с дырочками для шнуровки и с бляшкой для печати, через которую шнуровка пропускается. Сам мешок уже на глазах у майора перебросил в кузов, где стояли подготовленные для отправки ящики с подлежащей ремонту негабаритной техникой.

Раньше перекладывать в мешок было нельзя. Машину всегда может остановить на дороге военный патруль. Если на технику документы в порядке, то сопроводительное письмо фельдкурьерской почты сделано самостоятельно на компьютере. Форма произвольная. Такие письма проходят только у местных таможенников, которые не знакомы с документацией Российской армии. Но раз с печатью, то сомнений быть не может. Печатям принято доверять.

Машина заурчала сильным двигателем, выбралась со стоянки, приняла правее и подъехала к воротам. Сигнал у «ЗИЛа» густой, басистый. Слона разбудит. Разбудил и дежурного, который на слона никак не походил. Из будки вышел молодой парнишка в галошах на босу ногу. Остановился под лампочкой. Посмотрел на номер, провел пальцем по листу бумаги, после этого открыл ключом замок и поднял шлагбаум.

Машина вырулила на стоянку, где приготовился к погрузке старенький военно-транспортный «Ан-12». Сама погрузка много времени не заняла. Заметно косящий одним глазом таможенник сверял наличие груза со списком.

– Порядок? – спросил у него подполковник.

– Как сказать... – таможенник уклончиво отвел один глаз в сторону самолета. Второй при этом разглядывал офицера.

Подполковник порядок знал и нарушать его не собирался. И потому достал из кармана сто баксов и сунул в протянутую руку. После этого забрался в кабину «ЗИЛа», вытеснив оттуда прапорщика Собченко. Прапорщику всегда нравилось пинать колеса машины, и он занялся этим делом с удовольствием.

Подполковник отсчитал сто двадцать пять стодолларовых купюр. Майор тщательно пересчитал их.

– Через месяц будет партия в два раза больше.

– Надо будет скидку сделать. Опт есть опт!

– Здесь скидок не бывает. Спрос слишком большой.

Подполковник долго не думал.

– Возьму.

– Ни пуха... – пожелал удачного полета майор, решив важный для себя вопрос.

ГЛАВА 4
1

Пришла в голову необходимая мысль.

И, выйдя из управления, Басаргин не сразу отправился за женой, а предварительно заглянул в книжный магазин, где после консультации у продавца купил аудиокурсы обучения английскому и французскому языкам. Английским он относительно владел, мог поддержать разговор на простейшем бытовом уровне, но не более того. И даже читал весьма плохо, гораздо хуже, чем говорил. Французским владел на уровне красивых или пошловатых крылатых фраз, что, естественно, совершенно недостаточно для сотрудника организации, имеющей штаб-квартиру во Франции. Пусть и не сразу, но туда, вероятно, съездить придется. И даже не однажды. А почему, собственно говоря, не сразу? От кого-то Басаргин слышал, что в Лионе есть даже свой закрытый коллеж, где обучают по ускоренному курсу своих сотрудников. Впрочем, его приглашают не для учебы, а для работы. А вообще – неизвестно, что и как будет, поэтому не надо строить планы на будущее, когда оно настолько туманно.

Должно быть, сегодня вечером уже многое станет известно. Если комиссар Костромин найдет нужным сообщить что-то, он сообщит. Он не может не сообщить, потому что каждый человек должен знать, на что соглашается. Работать куда-то идут для выполнения определенных действий, а не ради красивого и солидного названия организации.

Сообщит хотя бы заработную плату – усмехнулся капитан необходимому минимуму информации.

Время приближалось к обеду, и движение на московских улицах не сильно, но возросло, хотя о пробках говорить было еще рано. Но даже при таком движении «Москвич» уже не смотрелся таким архаичным, потому что все двигались одинаково медленно, с небольшими остановками, и обгоняли его не часто. В современном громадном городе, когда проезжаешь перекресток за два или три переключения светофора, считается, что пробок нет.

Уже на подъезде к кварталу Александр позвонил в мастерскую и попросил жену выйти на улицу, чтобы ему не вертеться и не заезжать во двор. Она села в машину, довольная, почти счастливая, и Басаргин порадовался: значит, не вспоминала о стрельбе и трупе, занятая своими мечтами. Мечтать Александра умеет даже больше и дольше, чем это надо. Потому, наверное, и пошла в художницы, где для ее богатого воображения есть собственный выход энергии. Иначе могла бы стать просто классической лентяйкой и неустроенным человеком, неудачником, что сплошь и рядом, как известно, случается с мечтательными людьми.

– К Сергею Ивановичу заходил? – спросила Александра.

Она понимала, что муж еще раздумывает, решившись согласиться только процентов на восемьдесят. И мнение человека, имеющего у мужа авторитет, могло существенно повлиять на конечный результат раздумий.

Но тут же она увидела на передней панели две коробки с аудиокурсами иностранных языков, взяла их в руки, рассмотрела, все поняла и опять заулыбалась. Ее мечта начала сбываться.

– Заходил и к Сергею Ивановичу, – глядя на дорогу, ответил Басаргин.

– Он, естественно, сказал, что ни в коем случае не отпустит такого ценного сотрудника, – она начала уже играть, зная результат, можно себе и игру позволить, и легкие подкалывания словами.

– Сергей Иванович сказал красивую фразу, которую записать не грех. Отпускать меня – жалко, а не отпускать – жалко меня. Ты, как художница, не оценишь таких тонкостей языка, а вот наш следователь майор Лысцов, который сегодня приезжал по вызову, оценил бы это по достоинству. Он вечером заглянет. Я обязательно продиктую ему...

Басаргин так невинно слегка хвастался. Он иногда позволял себе похвастаться перед женой, сам зная, что говорит только правду. Сотрудник он был в самом деле ценный, и ценили его совсем не за умение стрелять точно в лоб. Умение стрелять ценится в различных спецназах. Александр в спецназе никогда не служил и не имел к этому склонности, хотя во время командировки в Чечню смешалась работа оперативников и спецназовцев. Там стрелять приходилось несколько раз, и коллеги оценили его авторский выстрел по достоинству. А в управлении его ценили за более тонкую и более нужную для оперативника вещь – за способность к анализу. Он умел из великого множества сваленных в кучу фактов выбрать только несколько необходимых, и выстроить из них версию, и предположить дальнейший ход событий. Сейчас он тоже готовился выстраивать версию. Но будет это только вечером, когда майор Лысцов принесет ему факты, которые удалось накопать по покушению. Несколько странная ситуация. Обычно опера копают, ищут факты, а следователь строит версию и делает выводы. Здесь случилось все наоборот, но отнюдь не стараниями самого Басаргина.

Александра поскучнела. В глазах, как утром, появился болезненный туман. Зря он упомянул имя Лысцова и напомнил ей про покушение.

– Саня, а ты-то сама решилась? – спросил он ее, отвлекая Александру от скорбных дум.

– На что мне решаться? – она возвращалась к недавней радости и легкости с трудом.

– Я тебе разве не говорил? Совсем Басаргин памяти лишился. Стареет... – в третьем лице невинно унизил он себя. – Наш комиссар поинтересовался твоим умением молчать. Я это гарантировал. И после этого он сообщил, что жены большинства сотрудников являются внештатными помощниками мужей. А некоторые в конце концов становятся даже штатными. Ты готова быть моей полноценной помощницей и боевой подругой? Решилась?

Она коротко и слегка грустно улыбнулась.

– Решилась. Только, надеюсь, мне не придется стрелять кому-то в лоб.

Он оценил слова, сказанные недобрым голосом, как упрек себе сегодняшнему, а не как надежду на будущее.

– Я тоже на это надеюсь. Особенно если тебе не придется стрелять в меня.

– В тебя я умышленно промахнусь. Из семейных соображений. Кормильца следует беречь! Как ты сумел так попасть – прямо в лоб?

Он чуть не проговорился и не сказал, что всегда так получается почти нечаянно. Еле-еле успел остановить язык. И потому только пожал плечами.

– Ты меня стрелять научишь?

– Вот это уже вопрос пусть и внештатного, пусть даже будущего внештатного сотрудника Интерпола... А вообще, я должен тебе сказать серьезно. Работа у меня будет очень интересная и опасная. То есть у нас будет работа интересная и опасная. И стрелять я буду просто вынужден тебя научить, потому что ты становишься моей напарницей. Знаешь, что это такое?

Она посмотрела на него косо, не понимая, всерьез говорит муж или опять болтает, чтобы отвлечь ее от дурных мыслей. И пришла к выводу, что говорит он серьезно. Но тут же сама себе удивилась. Она не испугалась предстоящих трудностей и даже опасностей. Экзотику она представила себе раньше. А теперь к экзотике прибавилась еще и романтика.

Басаргин словно бы читал ее мысли.

– Только ты не думай, что здесь сплошная романтика. Это кропотливая и часто неблагодарная работа. И на трупы смотреть придется чаще, чем ты хочешь. И на многое другое еще смотреть. И многое вообще будет отталкивать, отвращать, и придется учиться свое отвращение преодолевать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное