Сергей Самаров.

Прирожденный воин

(страница 3 из 31)

скачать книгу бесплатно

2

Самолёт приземляется так быстро и при этом заходит на посадку с такого угла, что Миша Каховский не успевает, как рассчитывал, рассмотреть город в иллюминатор. Но он не сильно расстраивается. За ту неделю, что он собирается гостить в Лондоне, он успеет ещё познакомиться с ним. И даже есть кому показать российскому гостю достопримечательности, потому что прилетел он сюда по настоятельному приглашению...

Стюардесса по внутреннему радиовещанию начинает что-то рассказывать про Лондон и про аэропорт «Хитроу», но Миша понимает речь стюардессы с трудом. Он изучал английский со старанием и даже с помощью репетитора, но не настоящий язык, а американский диалект, мечтая, как многие из подающих надежды программистов, когда-нибудь перебраться работать в Силиконовую долину[8]8
  Силиконовая долина – местечко в США, где сконцентрированы центры и фирмы компьютерного программирования.


[Закрыть]
, где можно проявить себя наиболее ярко и зарабатывать в соответствии с квалификацией, чего в России ожидать практически невозможно. И считал, что владеет английским неплохо. Но, впервые попав за границу, убедился, как трудно ему воспринимать на слух чистую английскую речь.

Ждать багажа необходимости не возникло, поскольку Миша имеет при себе только ручную кладь. О том, как работники аэропорта «Хитроу» постоянно воруют, что им приглянется в багаже пассажиров, знают, наверное, во всём мире. Поэтому никто не оставляет в багаже ценные вещи. Миша не решился сдать в багаж даже ноутбук. В здании терминала, приближаясь вместе с другими пассажирами к столу таможенника, он видит в толпе встречающих человека восточной внешности с маленьким бумажным плакатом: «Майкл Каховски». Утром, во время телефонного разговора, когда Миша перед вылетом позвонил из «Домодедово», Лейла предупредила, что сама не сможет его встретить, но в «Хитроу» приедет её брат. Значит, это и есть брат, которого зовут Патрик... Лейла англичанка по матери и пакистанка по отцу. Брат, естественно, тоже.

Миша взял с собой только минимум необходимой одежды и московские сувениры для Лейлы – подруги по переписке через Интернет, которая его и пригласила в гости. Сувениры везёт каждый россиянин, и таможенники давно к таким вещам привыкли. Единственное, что интересует толстого веснушчатого англичанина, – ноутбук. Он даже зачем-то заставляет молодого человека загрузить компьютер и проверяет перечень программ. Но возражений не высказывает и ставит в документы свой штамп.

Миша выходит через таможенный лабиринт и сразу встречается взглядом с молодым человеком, держащим плакат.

– Патрик? – спрашивает он.

Патрик улыбается и протягивает руку.

– Я вас сразу узнал по фотографии... – говорит он на довольно приличном русском.

Лейла писала, что Патрик изучает русскую филологию в Оксфорде.

– Пойдёмте к машине.

Они выходят за стеклянные двери.

Миша осматривается.

– А где вереск? – спрашивает.

– Вереск? – Патрик не понимает.

– Ну да... «Хитроу»... Вересковый ряд... – переводит он традиционное название аэропорта.

Патрик не сразу понимает, но когда понимает, смеётся.

– Весь вереск давно укатали под взлётную полосу...

Должно быть, в Оксфорде русскому языку учат отменно... Слово «укатали» иностранцу трудно просто понять, не то что употребить правильно. Когда же в российских университетах начнут так же хорошо преподавать английский?..

3

Для Георгия Проханова поездка в Лондон казалась промежуточным моментом в быстрой карьере и одновременно возможностью осуществить свою мечту. Участие в небольшой однодневной конференции по проблеме борьбы с компьютерными вирусами, где ему регламентом определено двадцатиминутное выступление на тему перспективы антивирусных комплексов защиты в системе авиационной диспетчерской службы. И вечером того же дня поездка через туннель под Ла-Маншем. Дорога на Париж... Нынешняя поездка пока просто ознакомительная – на собеседование, где предстоит выложить концепцию своего видения вопроса. Недавно Георгию предложили возглавить антивирусную лабораторию в компьютерной службе аэропорта «Орли». Он, конечно, знает, что на это место претендует, кроме него, четыре человека. Но в своей системе Проханов уверен и предполагает, что его доклад будет выглядеть не бледно в сравнении с другими. Он разрабатывал систему в Москве в течение полугода в составе целой бригады программистов, которую и возглавлял. Но финансирование проекта неожиданно прекратилось. Бригада распалась, ребята разбежались кто куда, а незаконченные результаты их труда остались в руках Георгия. Он сумел в одиночку завершить главное. Остальное можно доработать в Париже с командой французских программистов. Главное – в предложении Георгия содержалась не одна программа, а целый комплекс программ нового поколения, отличительной чертой которых было самообучение. То есть эти программы умели прогнозировать дальнейшие шаги любого постороннего файла, попавшего случайно в компьютер, и сами не просто подбирали способы блокировки и в случае надобности уничтожения файла-пришельца, но и создавали наиболее выгодные направления своей работы. Особенность, отличающая разработку Проханова, заключалась в том, что он в отличие от всех без исключения антивирусных программ не предлагал бороться с «exe»-файлами, что приводит часто к неоправданному уничтожению ни в чём не повинных систем и к долговременному сбою в работе диспетчерских служб. Георгий исходил из того, что любой вирус для продуктивной деятельности, попав в компьютер, в первую очередь интересуется библиотеками, то есть dll-файлами. Вот систематизацию всех библиотек программного обеспечения и «запирание» их в жёсткие рамки ограниченного доступа Проханов и принял за основу. Дальше программы брали любопытный файл под контроль, изучали его и только после этого принимали самостоятельное судебное решение. То есть при включении в действие системы программ, предлагаемых Георгием, вирус, попав в компьютер, мог оставаться безвредным до того времени, пока его достаточно хорошо не изучат и, более того, не найдут человека, вирус заславшего.

Вся система программ находится у Георгия в кармане пиджака в коробке с двумя компакт-дисками. И если он везёт с собой ноутбук, то там этих программ нет. И любопытные конкуренты не смогут добиться результата, заглянув в его компьютер. Но заглянуть в компьютер хочет для чего-то таможенник в аэропорту. Более того, он просит загрузить его и проверяет перечень программного обеспечения. Георгий понимает, что это просто выполнение каких-то инструкций, потому что сам таможенник не может программы компьютера даже просмотреть. Должно быть, он умеет работать в среде Windows, но совершенно не знает, как подступиться к оперативной системе OS-2. Проханов сам показывает таможеннику, какие программы у него на ноутбуке установлены.

Выйдя из зоны таможенного контроля, Георгий видит в группе встречающих молодого человека восточной внешности с плакатом: «Георгий Проханов» – и сразу подходит к нему. Человек уверенно шагает навстречу. Георгий высылал через электронную почту свою фотографию для документов на участие в конференции, и его, должно быть, узнали.

– Мистер Проханов? – спрашивает встречающий на приличном русском языке.

– Да. Прибыл...

– Меня зовут Патрик Мунашаф. Мне поручено встретить вас и проводить... До начала конференции у нас ещё четыре часа. Я покажу вам город, потом мы позавтракаем у меня дома, если вас это устроит. Это будет гораздо дешевле завтрака в ресторане.

– Устроит. Вполне... – легко соглашается Георгий. – Где вы изучали русский язык?

– В Оксфорде. Я студент, подрабатываю переводчиком. Но я некоторое время жил в России. Работал в ваших библиотеках.

Они выходят за стеклянные двери терминала. С крыльца Проханов осматривается.

– А где же здесь вереск?

– Весь вереск давно укатали под взлётную полосу...

Георгий тоже не обращает внимания на речевые тонкости в лексиконе Патрика... Впрочем, он всегда невнимателен к чужим словам, потому что загружает голову другими проблемами и этим гордится...

4

Лёня Борман с детства страдал от своей фамилии, так же, как когда-то страдал его дед, отправленный только за фамилию на долгих двенадцать лет на прииск Ягодное в Колымском крае. Ещё в младших классах школы за Лёней прочно установилась кличка Гестаповец. Став постарше, он несколько раз пытался доказать сверстникам, что Мартин Борман никакого отношения к гестапо не имел, хотя и был идеологом гонений на евреев. Но это никого не смущало. Дети – существа самые жестокие. Не научившись ещё прощать, любят обижать, считая, что от этого сами становятся взрослее и сильнее. Лёню всегда обижали. И потому он рос без друзей, углублённый только в себя и в мир собственных дум и ощущений. Так было и в школе, так было и в институте. Одиночество всегда порождает странности в характере – это доказано психологами. Лёня всем и всегда казался странным. Родители не понимали причин нелюдимости сына, поскольку он никогда не жаловался на полученные обиды, и считали, что Лёня ведёт себя как личность незаурядная, наделённая особыми способностями. Он, в свою очередь, в душе мечтал когда-нибудь доказать, что он выше и умнее тех, кто его обижал. И потому всегда старательно учился, предпочитая книги и учебники играм с другими мальчишками. А потом ему и вовсе стало не до игр. В доме появилось чудо, поглотившее Лёню полностью, – компьютер. В четырнадцать лет он уже самостоятельно научился программировать и даже помогал отцу, владельцу маленькой строительной фирмы, создавал для него эксклюзивные программы учёта и управления. В университете Лёня принимал участие в каждом конкурсе, и неизменно его программы оказывались лучшими.

А потом он встретил на областной «компьютерной олимпиаде» своего одноклассника Вовку. Даже фамилию не вспомнил, потому что старался не забивать голову ненужными вещами... Просто Вовка, и всё... Поговорили мельком. Лёня не любил воспоминаний о школе, хотя после её окончания прошло целых два года. Вовка неосторожно оставил ему свой электронный адрес. Борман свой адрес не дал. Вовка тоже всегда был в числе его обидчиков... А сейчас стал соперником. И даже занял на «олимпиаде» второе место после Лёни.

– В следующий раз я выиграю... – сказал Вовка на прощание. – У меня такие наработки есть... Все просто ахнут! Совсем немного осталось доделать... Только из маленького тупичка выйти... Ты, кстати, не поможешь?

«Ахать» Лёня не любил. Потому и помочь отказался, сославшись на занятость. Но мысли о наработках Вовки покоя не давали. Так появился первый созданный Борманом «троянский конь» по имени «Martin». Имя само собой появилось. Как признак мести. Клеймо! «Martin» свою работу выполнил с блеском. А Лёня завершил остальное. Он легко нашёл выход из тупика, в котором застрял Вовка. И когда с новой программой участвовал в своём университетском конкурсе, все в самом деле «ахнули» – так просто, остроумно, почти гениально работала программа. Но выход с этой программой за пределы университета мог вызвать ненужные разговоры. И тогда появился на свет «Martin-2», который ушёл по электронному адресу Вовки, уничтожил все следы своего предшественника, а потом и самоуничтожился вместе со всеми данными на компьютере соперника.

А Лёня поверил в свои силы. Может быть, чуть-чуть рано... Ему бы годик-другой ещё подождать, поднакопить знаний и набраться навыков. Но нетерпение заставило идти на необдуманные шаги. Новые «Martin'ы» пошли на сайты крупнейших компьютерных фирм. И уже через два месяца разразился скандал, в результате которого Лёню отчислили из университета, и с трудом удалось замять уголовное дело. Спасло его то, что он не успел отправить адресатам «Martinа-2» и не нанёс материального ущерба, а интеллектуальный ущерб невозможно было классифицировать в денежном эквиваленте, поскольку Лёня никак полученные данные не использовал.

– Легко ты отделался... – сказал следователь ФСБ, пододвигая для подписи документ о прекращении уголовного дела. – Я тебя с трудом отстоял... Прокурор требовал доследования. Еле удалось убедить его, что грех, так сказать, губить талант, который может послужить стране...

Лёня молча подписал и поднял глаза. Следователь смотрел прямо на него, ожидая реакции на последние свои слова. Пауза затянулась, предвещая значимое предложение.

– К сожалению, по нынешним временам достаточно трудно договориться в университете. Они там придерживаются своей позиции и к нашим словам мало прислушиваются. Но я могу смело гарантировать только одно... Через год мы поможем тебе восстановиться и продолжить обучение. А этот год...

Он опять поднял глаза, ожидая, что Лёня сделает то же самое.

А Лёня смотрел в окно. Он вспоминал деда, который умер, когда сам Лёня ещё только готовился пойти в первый класс. За несколько дней до 1 сентября... И из-за этого знакомство со школой получилось не слишком радостным. Лёня плохо помнил его и больше представлял по рассказам отца, чем знал в действительности. Наверное, с дедом так же точно говорили, только тогда эти стены носили другое название. Может быть, и стены были другие, не в этом суть...

Лёня уже понял, что ему сейчас предложат сотрудничество. Так и произошло.

– А этот год, – продолжил следователь, – я предлагаю тебе поработать дома... Мы тебе поможем... Финансово... Будем оплачивать отдельные поручения.

– Что я должен буду делать? – спросил Лёня, стремясь не встречаться глазами со следователем.

– У тебя в определённых кругах уже имя появилось... Имя – это много... Это ещё не имидж, но тоже кое-что... Ты должен стать образцовым хакером... Заведёшь среди хакеров знакомства... Станешь нашим, так сказать, связующим звеном... Что скажешь на это?

Лёня молчал больше минуты. Словно бы раздумывал. В действительности он уже всё решил. Даже с ломом против танка драться бесполезно. Надо мягко согласиться... Не сразу, но согласиться... А потом этой работы избегать... И ни в коем случае не давать никаких подписок.

– Я планировал уехать учиться в Гарвард... – сказал он, наконец.

Следователь сориентировался быстро.

– Это даже интересно. В Кембридже учат неплохо, я слышал... Только сейчас тебе никто не откроет визу. Ты в «чёрном списке»... Американцы следят за этим... У них достаточно бед со своими хакерами... Но на будущее этот вопрос можно поставить... Если ты хорошо себя зарекомендуешь за этот год, мы поможем тебе и визу оформить, и даже устроиться в Гарварде...

– Можно мне подумать? – Лёва спросил робко, как и подобает говорить человеку, только что избавившемуся от угрозы суда, со своим благодетелем, что помог от этой угрозы избавиться.

– Завтра я тебе позвоню. Давай повестку...

* * *

Но до звонка следователя позвонил другой человек. Этот говорил с лёгким восточным акцентом. Пригласил на встречу для серьёзного делового разговора.

– На какую тему? – поинтересовался Лёня.

– На тему взаимовыгодного сотрудничества.

Они встретились через полчаса, когда человек подъехал к дому на джипе «Линкольн», что уже само по себе говорит о том, что разговор предстоит серьёзный. Уже в возрасте, с умными глазами. Только сделал знак рукой – и водитель вышел из машины, оставил их одних.

– Вы чечен? – сразу спросил Лёня.

Воспитанный государственной пропагандой, он чеченам верить не хотел.

– Я турок. Но – российский подданный. Слышали, наверное, про турок-месхетинцев? Так вот, я из них... А вам не нравятся чечены?

– Почему... – отчего-то смутился Борман. – Мне всё равно... У меня нет причин плохо о них думать... Что вы хотели мне предложить?

– Я много слышал о ваших талантах. И хотел помочь вам продолжить образование в Англии. С начала будущего учебного года. А этот год вы могли бы закончить, работая в компьютерной лаборатории нашего концерна. Там же, в Великобритании...

– Меня могут не пустить за границу.

– Глупости. Мы всё сделаем сами. Никто даже не подумает вас задерживать.

– И какие условия?

– Мы подпишем контракт, согласно которому вы, после окончания Оксфордского университета, обязаны будете отработать десять лет в нашем концерне...

– А что это за концерн?

– Это международное достаточно разветвлённое предприятие с широким спектром интересов. До подписания контракта я не уполномочен углубляться в детали. Но не могу не сказать, что такого предложения добиваются многие талантливые молодые люди. Даже имеющие законченное образование и опыт работы. Мы выбрали вас...

* * *

Лёня выходит из стеклянных дверей терминала аэропорта «Хитроу» и с крыльца осматривается...

– Весь вереск давно укатали под взлётную полосу... – говорит Патрик.

– Какой вереск? – рассеянно спрашивает Лёня.

Патрик теряется...

– «Хитроу» – «вересковый ряд»...

ГЛАВА ВТОРАЯ

1

Пулат удовлетворился сказанным о Троянском коне так же, как удовлетворился бы двумя фразами о принципе устройства синхрофазотрона. С компьютером Пулат знаком только на уровне простого пользователя. И в вирусах не разбирается. Но он прозорливо догадывается, что его пригласили не исключительно для борьбы через сеть со всякими возможными и невозможными хакерами. И потому, дожидаясь своего часа, садится в кресло и просматривает красивые картинки в книге, поскольку читать на трезвую голову не любит. Александра тут же оценивает пристрастие Пулата к изобразительному искусству.

– Вам принести альбомы? – предлагает. – Красивые...

– Альбомы? – не понимает Виталий.

– Александра у нас – художник... – объясняет Тобако. – И имеет большую библиотеку картин и картинок на любой вкус. Тебе понравится...

– Если не трудно. – Виталий сохраняет гвардейскую галантность и сдержанность.

В это время в кармане Доктора издаёт трель сотовый телефон.

– Слушаю... – рявкает Доктор. – Давайте, записываю...

И пододвигает к себе лист бумаги с ручкой. Но ничего не записывает, хотя ручку из рук не выпускает. – Телефонограмма из НЦБ, – сообщает он мрачно. – Согласно распоряжению штаб-квартиры, нам выделен телефон спутниковой связи. На моё имя. Просят прибыть для получения...

– Постараются ящик вручить... – предостерегает Тобако. – Проси трубку. У них там есть и старые ящики... Под «дипломат» сделаны. Тяжесть с собой таскать... Ноутбука хватит... Есть и трубки... Чуть больше обычной сотовой. Антенна в комплекте.

– Я знаю. И ещё...

– И ещё?..

– И ещё передали запрет на работу через центральный компьютер до особого распоряжения. Очевидно, комментарии будут переданы по спутниковой связи. Я поеду получать... Может, дополнительную информацию выужу...

Тобако кивает Доктору, на несколько секунд задумывается, потом смотрит на Александру, стоящую в дверях.

– Саня, сориентируешься при телефонном разговоре?

– При каком? – не сразу понимает она.

– Тебе вот-вот будут звонить из ментовки. Пригласят на допрос...

– Сориентируюсь...

– Главное, забудь про Интерпол. Ты – простая женщина, не понимающая, что происходит... И очень беспокоишься за мужа. Можешь даже поплакать... Не по телефону, а там, в кабинете...

– Я попробую. Специально для этого накрашусь старой тушью... Советской... У меня где-то валяется... Чтобы по щекам потом потекло...

– Чувствуется художник... – даёт оценку Пулат. – А мне что делать? Картинки смотреть?..

Во взгляде у него пока только удивление, готовое перерасти в недовольство. Натура требует деятельности, к которой он привык больше, чем к спокойной жизни.

– Дослать патрон в патронник... – многозначительно говорит Тобако.

– Уверен? – Пулат достаёт из поясной кобуры пистолет, опускает предохранитель и передёргивает затвор. – Я не против. Ты со мной?

– Рад бы, но... Время дорого... Надо создавать фон. Я пока сгоняю к полковнику Баранову. Воспользуюсь тем, что мне недавно восстановили пропуск в здание.

Звонит городской телефон. Громкость специально поставлена на максимум, чтобы слышно было из жилой квартиры. Доктор смотрит на табло определителя. Качает головой.

– Номер московский. Незнакомый... – поворачивается к Пулату. – Трубку не брать. Они наверняка проверят перед визитом, есть здесь кто или нет. Возможно, это уже и есть проверка. Могут сюда и не войти, сразу в квартиру. Контролируй. Хотя это – едва ли... Там они уже были. При понятых посетить офис не решились. Теперь должны навестить... Один или двое, больше, пожалуй, не заявится... Не выпускать... Справишься?

Виталий отвечает только насмешливым взглядом. Доктор этот взгляд понимает. «Маленький капитан» в бытность свою в ГРУ специализировался на задержании. На задержании разведчиков и диверсантов противника, а не ментов и тех, кто с ними рядом.

– Если они придут, – сомневается Александра, – это же опасно... Пулат один, а их может быть...

– Такая у них работа, – говорит Пулат даже с сожалением, почти с сочувствием к тем, кто должен прийти. – Они вообще, похоже, ребята рисковые...

– Да... – соглашается Доктор. – Пожалуют, я думаю, минут через пять-десять после ухода Саньки. Будь готов. Пусть здесь отлежатся до нашего приезда. А ты, как сделаешь, позвони... Ну... По коням!

* * *

Щёлкает, захлопываясь, замок в двери. У двери тоже громкий голос. Это хорошо для того, кто остаётся караулить. Предупредит.

– Пойду и я собираться, – говорит Александра. – Сейчас альбомы вам подготовлю, чтоб скучно не было. Могу свои эскизы дать. Я сейчас детскую книжку иллюстрирую. Посмотрите... Я занесу...

Она выходит, а Пулат прогуливается к окну. Провожает взглядом выезжающий со двора «БМВ» Тобако. Лохматая голова Доктора светится в окне справа. Значит, Тобако сначала отвезёт Доктора до стоянки, где тот держит свой «пятисотый». Сам Виталий привык обходиться попутным транспортом и никогда не страдает от этого. И уж совсем не имеет пристрастия к большим «Мерседесам», как Доктор. Хотя машины знает отлично и ремонтирует всем знакомым и малознакомым людям по их просьбе. Так убивает свободное время, которого у военного пенсионера-инвалида обычно достаточно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное