Сергей Самаров.

Элитные спецы

(страница 6 из 27)

скачать книгу бесплатно

– Да, я хотел бы познакомиться поближе с жизнью, деяниями и работами святого Никодима Столбовского. Мне сказали, что это возможно только в вашей библиотеке…

Худосочный монашек поднимает внимательный изучающий взгляд на спецназовца и тут же снова смотрит в пол.

– Да, у нас собраны все его труды в период, когда мы по поручению митрополита готовили материалы для его канонизации. Они, кстати, и сейчас все в одном месте. Недавно были неожиданно для нас востребованы…

В голосе монашка отчетливо прослушивается лисья хитреца. Кордебалет, как опытный оперативник, сразу настораживается:

– Востребованы? Кем?..

– По договору о культурном обмене, мы делимся научными данными с Верховным управлением мусульман России. Их заинтересовали деяния преподобного Никодима, и мы с удовольствием предоставили им материалы.

– Вот уж странно… Зачем мусульманам новый православный святой? Я этого не понимаю… – подполковник насторожен, но спрашивает не настойчиво, вроде бы между делом, как спросил бы любой другой – равнодушный в этом вопросе – человек.

– Дело в том, что в духовном наследии, которое оставил после себя святой Никодим Столбовский, есть некоторые философские размышления, не совсем вписывающиеся в традиционный канон православной науки, тем не менее представляющие несомненную ценность. В местности, где располагался монастырь, который господу угодно было поручить заботам архимандрита Никодима, проживает много татар. Значительная часть из них еще в давние времена приняла православие и поверстана в казаки. Однако татарское православие в некоторой мере не совпадает с православием русским, точно так же, как русское православие не совпадает с православием греческим, послужившим русскому первоосновой. Как славяне сохранили в значительной степени свои ведические праздники и обряды, включив их в православные обряды и предоставив многим святым черты своих не забытых полностью языческих богов, так и татары не совсем отреклись от магометанства и совмещали традиционные мусульманские праздники с праздниками православной церкви. Архимандрит Никодим отслеживал некоторые характерные черты слияния различных религий и на основе этого делал довольно смелые не только для своего, но и для нашего времени выводы о возможности в будущем слияния если не религий, то хотя бы святых праздников. Вы же знаете, что, например, отец наш небесный Иисус в магометанстве причислен к лику святых пророков и носит там имя пророка Исы. Есть и множество других общих черт, поскольку магометанство, хотя и является мировой религией, все же остается вторичной и даже не входит в число великих как раз по причине своей вторичности…

– Да, я знаю… – неуверенно поддакивает Кордебалет. – Когда-то изучал в университете, извините, научный атеизм… Мне трудно судить, насколько он научный… Тем не менее не понимаю, чем могут заинтересовать работы святого Никодима мусульман.

– Даже мусульмане признают святость архимандрита Никодима. Он лечил людей, невзирая на их принадлежность к вере.

Вернул к жизни и многих мусульман. Он вообще был просвещенным человеком и хорошо знал не только Священное Писание, но и Коран. Как раз это помогло ему написать несколько любопытных работ, синхронизирующих события двух религий. Именно его изучение отношений между христианством и магометанством и интересует современных исламских философов. Мы получили письмо из канцелярии управления мусульман России с просьбой предоставить доступ к сокровищам нашей библиотеки двум ученым имамам и не могли отказать им в таком благом деле…

– Вам прислали письмо по почте?

– Нет, его привезли сами те два исламских имама, которые непосредственно работали с рукописями. Такие письма трудно доверять почте, да это как-то и не принято.

– А вы имеете перечень рукописей, которые их интересовали?

– Конечно… Но – пройдемте в саму библиотеку. Я попросил выделить для вас келью, чтобы никто не смог помешать вам продуктивно работать…

Уже в келье, когда туда приносят книги и просто папки с отдельными листами, исписанными ровным каллиграфическим почерком, Кордебалет снова возвращается к интересующему его вопросу.

– Вы не можете сделать мне копию того письма из управления мусульман России? Возможно, имамы работают над той же темой, что и я. Мне было бы интересно встретиться и с ними…

– Конечно. Нет проблем… Ксерокс у нас есть…

Теперь монашек короткое мгновение смотрит в глаза Кордебалету. Он уловил его заинтересованность, и глаза отражают некоторое беспокойство.

– Еще вопрос… Я оформлял пропуск… Одну фотографию наклеили на пропуск – куда идет вторая?

– На карточку учета…

– Ученые имамы проходили такую же процедуру?

– Конечно… Это обязательно… У нас хранятся не только книги, но и ценнейшие рукописи, не подлежащие никакой финансовой оценке – настолько они драгоценны. И мы обязательно фиксируем каждого посетителя. С этим у нас порядок…

– Мне необходимы копии с карточек учета имамов… Желательно, чтобы это была не ксерокопия, а сканирование… Это возможно сделать?

Худосочный библиотекарь поднимает на подполковника глаза в немом вопросе. Хочет что-то спросить, но не решается.

– На всякий случай… – говорит Кордебалет успокаивающе. – Хочу посмотреть на эти лица… Вдруг возникнет необходимость встретиться…

– Я сделаю…

* * *

Мочилов молча слушает, как полковник Согрин в общих чертах обрисовывает возникший план. У него уже были заготовлены собственные соображения по поводу простой и чисто силовой акции, какие проводят отряды боевиков, не слишком способных на длительную и тщательную подготовку, на выверение хитроумных многоходовых планов. И Юрий Петрович даже высказывал свои соображения руководству. Но предложение Согрина выглядит, как охотно признает Мочилов, более интересным, хотя и сложным с технической стороны. О чем он тут же и говорит полковнику, предлагая рассмотреть собственные сомнения не как возражения, а как деловую детальную проработку его предложения. Такая проработка – дело обычное на подготовительном этапе любой операции.

– Я согласен, что подобное проникновение в Столбов позволит вам присмотреться к обстановке и действовать более осмысленно. Но условия учений предполагают максимальное приближение к действительной обстановке. То, что по силам организовать такой мощной структуре, как ГРУ, не всегда может оказаться по силам террористам… Необходимость множества документов, нужных для проведения такого мероприятия, признаюсь, меня смущает… Мне кажется, что мы здесь просто слегка «пересолим» ситуацию. Это вызовет возражения у командования.

– Юрий Петрович, ты уж извини, но давно пора смотреть на террористов иначе. Это не доморощенные хулиганы – я сам столько раз там, в Чечне, держал в руках разные документы. И у меня не возникало никакого сомнения, что документы принадлежат тому, кто их предъявляет… Документы сотрудников чеченской милиции, службы безопасности президента Чечни, ФСБ Чечни и другие подобные, позволяющие носить при себе оружие… Мы тут же связывались с указанными организациями, выясняли, что такие сотрудники там действительно есть… А потом оказывалось, что боевики используют настоящие фамилии, но вклеивают в документы свои фотографии… В полевых условиях невозможно точно узнать, с кем имеешь дело… А сами документы выполнены на высшем полиграфическом уровне… Может быть, даже более высоком, чем настоящие… Я могу с полной уверенностью в своей правоте доказывать, что материально-техническая база, работающая на террористов, находится вовсе не в подвале какого-нибудь развалившегося здания в Грозном или в Гудермесе, не в горной пещере, исследовать которые большой мастер подполковник Сохно, а принадлежит определенному, достаточно богатому человеку, или даже государству, и оснащена лучше, чем многие российские полиграфические предприятия. Террористы имеют возможность подделать любые документы…

– Точно… – смеется Сохно. – Месяц назад задержали молдаванина-наемника с моими данными… Только тогда прокол вышел – я уже получил подполковника, а документы были на майора Сохно… Спецназ ГРУ, естественно… Слухи к боевикам доходят с опозданием… Еще и случай помог – на КПП стояли парни, которые знают меня в лицо… Им даже звонить никуда не пришлось…

– Было дело… – кивает Согрин. – Наемник оказался бывшим офицером милиции из Кишинева. Проходил по федеральному розыску…

– Жалко, я с ним так и не встретился… – Сохно потирает о ладонь сильный кулак с деформированными от частого применения суставами. Жест для тех, кто Сохно знает, весьма даже впечатляющ…

У Согрина звонит мобильник. Полковник смотрит на определитель номера.

– Слушаю, Шурик… Так? Так… Понял… Хотя это, скорее, данные для Басаргина и для Астахова… Но – пока не торопись… Показывать Астахову наш интерес к святому Никодиму – это значит провалить учения… Ждем тебя с письмом… У нас еще есть время… Доработай там и выжми все, что сможешь, для Александры… Именно по периоду конца девятнадцатого века, вплотную к двадцатому… Когда освободишься? Хорошо… В семнадцать ноль-ноль встречаемся у Басаргина…

Согрин убирает трубку и смотрит на Мочилова победителем.

– Непредвиденные препятствия, Игорь Алексеевич? – Мочилов ждет комментариев. Если данные предназначаются для генерала Астахова и Басаргина, то они всегда обещают осложнения.

– Возможно… Пока только подозрения, которые следует проверить, но проверить их следует не силами антитеррористического подразделения ФСБ, а исключительно своими, плюс силами Интерпола…

– И что?

– Похоже, кто-то, кроме нас, идет по тому же следу…

– То есть?

– С письмом из управления мусульман России в библиотеку патриархии приезжали два ученых имама и интересовались житием святого Никодима… Всем, что с ним связано.

– Ни хрена себе… – кашляет в кулак Сохно. – Значит, началось… И всего-то после четырех рюмок… Нет… Пора начинать основательную пьянку…

Взгляд Согрина останавливает мечтания подполковника…

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
1

Полковник Согрин с подполковником Сохно приходят к интерполовцам первыми.

– Шурик, вижу, еще не прибыл… – Согрин окидывает взглядом комнату и останавливается на портрете Сохно, что по-прежнему украшает стену там, где в советских учреждениях красовался портрет Ленина. Сохно же, в отличие от своего командира, сначала смотрит на свой портрет и только потом окидывает взглядом комнату.

– Звонил… – отвечает Доктор Смерть.

– Дело в том, что он собирается подкинуть вам информацию…

– Мы уже в курсе… – прерывает полковника серьезный Басаргин. – Шурик по факсу перебросил нам письмо. Фотографии имамов принесет лично. Зураб, как правоверный мусульманин, уже отправился в управление мусульман проверять подлинность письма. Но у меня в связи с этим делом сразу возникает вопрос…

– Я даже знаю – какой… – невесело усмехается Согрин. – Генерал Астахов…

Басаргин кивает.

– Вы сами должны понимать, что это даже не вопрос человеческой порядочности… Хотя я понимаю, что, вводя генерала Астахова в курс дела, мы срываем выполнение прекрасного и неожиданного плана учений, чем весьма расстроим подполковника Сохно – автора концепции. Это вопрос государственной безопасности и эффективной антитеррористической работы.

Согрин только потирает подбородок и смотрит на Сохно.

– А кто сказал, что мы не сможем справиться с антитеррористической работой без «Альфы»? – спрашивает Сохно. – Вы уже справлялись сами, и не однажды… А вместе с нами справитесь с большей гарантией…

Басаргин вздыхает:

– Я с удовольствием подниму репутацию своего подразделения, справившись с подобной серьезной задачей. Беда в том, что нас не пустят на объект… Как и вас…

– Но мы-то туда все равно проникнем… – смеется Сохно. – Точно так же можете проникнуть и вы… Не понимаю, в чем проблема?

– Проблема в том, что любая ошибка может обернуться громадной трагедией. Недопустимо превращать антитеррористическую деятельность в игру – повезет или не повезет, сумеем или не сумеем?.. Необходимо включать все силы и действовать с наибольшей эффективностью…

– Конечно, – Сохно согласен. – Именно потому я и говорю, что мы сумеем… Мы все силы включим, что не всегда бывает даже в самой серьезной обстановке… Мало кто в действительности знает, что это такое…

– Не торопись, Толя… – Согрин тоже в сомнении. – Здесь нельзя смотреть на вещи однозначно… Ни с той, ни с другой стороны… Я только предлагаю не суетиться и все тщательно продумать… Если мы сможем справиться своими совмещенными силами – будем справляться. Если не сможем, будем объединяться с условным противником и действовать сообща против противника безусловного. Главный вопрос при этом, как я понимаю, звучит именно так – хватит ли у нас сил на самостоятельную работу? Как бы мы собой ни гордились, как бы ни желали защитить честь мундира – а обязаны признать, что у «Альфы» возможностей гораздо больше, поскольку «Альфа» имеет хорошо отлаженный аппарат, специализирующийся как раз на этом виде деятельности.

– Но мы-то смогли бы обойти этот аппарат стороной… – не согласен Сохно. – И террористы, если те имамы в самом деле имеют отношение к террористам, тоже смогли бы его обойти…

– В том-то и сложность антитеррористической деятельности, – добавляет Басаргин, – что никогда не знаешь, откуда и кем, в какую сторону будет направлен очередной удар… И этот удар следует угадать, предвидеть…

– Но в данном-то случае они его не предвидят!

– А мы этого не знаем… – смеется Доктор Смерть. – Может быть, они тоже этот путь контролируют…

– Я даже не удивлюсь, если узнаю, что под видом имамов в поповскую библиотеку пожаловали ребята из «Альфы»… – добавляет Тобако. Как бывший «альфовец», он всегда готов отдать антитеррористам лавры победителей.

– Давайте не будем делать скоропалительных выводов… – предлагает Согрин. – У нас слишком мало данных, для того чтобы судить обоснованно.

– А это мы сейчас узнаем… – говорит Доктор, глядя на определитель номера подающего сигнал телефонного аппарата и включая спикерфон, чтобы разговор было слышно всем. – Что нового, Зураб?..

– Боюсь вас расстроить… Письмо действительно зарегистрировано в управлении…

– Значит, имамы настоящие?

– Не знаю… Здесь не все однозначно и понятно. С просьбой о допуске в библиотеку патриархата в Верховное управление мусульман России обратилась научная конференция по исламской геополитике… Это постоянно действующая международная организация. Располагается в Саудовской Аравии, в Эр-Рияде, при всемирном исламском университете. Но в управлении нет данных о том, что имамы, упомянутые в письме, прибыли в Россию. Более того, никто не припомнит, чтобы письмо выдавалось кому-то на руки, хотя оно было подготовлено и подписано. Сегодня уже поздно, и на месте нет человека, который может это проверить. Меня просят прийти завтра. Мы можем подождать до завтра?

– До завтра мы подождем… – говорит Басаргин, наклонившись к аппарату.

– Тогда я сейчас приеду…

– Подожди… А в управлении есть в наличии письмо конференции?

– Есть… Я сам видел… На арабском языке… Но прочитать я не смог… Арабский не знаю…

– Можно сделать перевод?

– Хорошо. Я попрошу сделать… Привезу…

– Ждем тебя…

Доктор Смерть отключает спикерфон.

– Вот так… А мы уже начали суетиться и искать спасения под крылышком генерала Астахова. А вопрос, возможно, решается просто, и никаким терроризмом здесь не пахнет…

– Запроси Лион… – не слушая Доктора, просит Басаргин. – Все данные о научной конференции по исламской геополитике. По Эр-Рияду у них должно быть основательное досье… И вообще, что-то я про эту конференцию слышал…

Доктор пожимает плечами и сразу начинает стучать по клавиатуре. Его особое усердие показывает, что Доктор слегка недоволен, в результате чего, учитывая толщину его пальцев, обычно страдает клавиатура.

– Странно… Меня сразу переадресуют в базу данных… – говорит Доктор, отрываясь от клавиатуры и взлохмачивая затылок. – База на французском языке… Андрей… Твоя работа…

Доктор выбирается из своего любимого надежного кресла, уступая место Тобако как признанному полиглоту. Даже при том, что он традиционно не любит расставаться со своим креслом, сейчас он понимает, что Андрей на его месте принесет больше пользы.

– Почему переадресуют? – интересуется Басаргин. – Что-то новое…

– Я раньше с этим не сталкивался, но слышал… Переадресуют обычно в случае крайней оперативности, когда дело уже стоит на раскрутке… – Доктор пожимает плечами и предполагает: – Жди звонка из Лиона… Сейчас доложат о нашем интересе комиссару Костромину, и Станислав Сергеевич свяжется с тобой собственной персоной… Вопрос двух-трех минут…

Пока Тобако разбирается с базой данных Интерпола, вводит пароль и ждет подтверждения, все сидят в напряжении, потому что любая новая ситуация в Лионе автоматически в состоянии создать новую ситуацию в Москве. Но Доктор оказывается провидцем, потому что телефон спутниковой связи, лежащий на столе, скоро подает свой сигнал.

– Что я говорил? – Доктор протягивает трубку Басаргину. – Комиссар Костромин…

За неимением спикерфона Басаргин включает трубку спутникового телефона на полную громкость, чтобы разговор слышали все. Регулировка звука – приятная особенность спутниковых трубок, и грех этим свойством не пользоваться.

– Привет всем… – начинает комиссар Костромин довольно хмуро. – По вашему первому запросу дан положительный ответ. Пусть парни поучаствуют в международном мероприятии. Подтверждение отправляю шифрсвязью. Что касается второго запроса…

Пауза затягивается.

– Что касается второго?.. – переспрашивает Александр, поторапливая.

– У вас есть какие-то материалы об этой пресловутой конференции?

Доктор показывает на городской аппарат и нажимает клавишу определителя звонков, чтобы высветить на табло номер мобильника Зураба. И даже пальцем показывает. Басаргин кивает, показывая, что он знает.

– Есть одно непонятное письмо в Верховное управление мусульман России… Именно оно нас заинтересовало… А что есть у вас?

Костромин мычит в трубку что-то нечленораздельное.

– Я пришлю вам… Через несколько минут… Мы сейчас как раз занимаемся основательной проработкой этих парней… На предмет связей с… Сами догадываетесь, с кем…

Раздается звонок в дверь. Ангел с Пулатом выходят, чтобы открыть.

– Я недавно где-то слышал об этой конференции… – продолжает Басаргин. – Не могу вспомнить, где, и не могу вспомнить, по какому поводу…

– Именно они первыми выпустили зеленую карту мира… Ту самую, где половина России окрашена в зеленый цвет и входит в панисламское государство. Они же планируют мирное заселение Франции арабами с тем, чтобы в последующем превратить ее в исламское государство. Они же в перспективе планируют выделение исламских штатов-эмиратов в составе США, с тем, чтобы в последующем объявить их отдельным государством. Это они пропагандируют повышение рождаемости в мусульманских семьях, особенно в беднейших странах, с последующей эмиграцией молодежи в указанные регионы при финансовой поддержке конференции, чтобы таким образом ислам стал первоначально распространенной, а потом главенствующей и объединяющей силой в мире. Таким вот образом два года назад молодежь целого племени из Нигерии была отправлена на жительство во Францию. И Франция со своими либеральными законами никак не может с этим бороться. Вот такие дела… К сожалению, все эти устремления конференции вовсе не относятся к разряду шуток, хотя многие из них носят благой характер, а многие не могут быть приемлемы ни для одной цивилизованной страны мира… Но сегодня уже значительная часть из перечисленного мной постепенно обретает черты реальности. Этим создается угроза перераспределения влияния во всем мире. А это чревато непредсказуемыми последствиями…

– Это проходило по сводкам. Я помню эту карту… Только все эти идеи панисламского всемирного государства, насколько я помню, формировались не на одной какой-то конференции, а во многих, часто противостоящих организациях…

– Конференция объединила различные течения, свела усилия и помыслы в единую реку…

– Но я слышал о ней в другой связи… Причем мимоходом, но название в памяти осталось. Будет хоть какая-то зацепка, я обязательно вспомню…

– Да, если вспомнишь что-то дельное, сообщи сразу. У нас к конференции повышенный интерес. И сообщи, что там за непонятное письмо?

– Сейчас Зураб принесет перевод. Письмо пришло с просьбой оказать содействие в установлении связей с Московской патриархией…

– Что-то совсем новое… Зачем им такая связь? Это не подвох?

– Мы боимся, что подвох… Вернее, разведка для проведения крупнейшего по своим масштабам террористического акта. Я обязательно перешлю данные и прошу их проверить…

– Жду…

В квартиру входят Кордебалет вместе с Зурабом – добрались одновременно, хотя были в разных концах города. Ангел с Пулатом изображают гостеприимных хозяев. Пулат даже не стремится занять свое кресло около двери, явно уступая его подполковнику. Но, прежде чем сесть, и Зураб, и Шурик достают бумаги и выкладывают на стол перед Тобако, занявшим место Доктора. Андрей продолжает работать в базе данных Интерпола, а Доктор просматривает бумаги.

– Значит, господа, это все-таки наша работа… Мне почему-то так кажется…

– Что?.. – спрашивает Согрин.

– В письме конференции говорится совсем не о тех людях, которые работали в библиотеке… Конечно, они могли заменить одних имамов на других… Так сказать, в рабочем порядке… Однако мне кажется, что так в официальных кругах не делается…

– Мне тоже так кажется… – кивает Кордебалет. – И еще многое кажется…

2

Снег идет и идет. Сырой, мягкий, липкий… И небо все тучами заложено – солнцу не пробиться, просвета не углядишь. Во дворе мальчишки катают снежный шар – снежную бабу, наверное, собираются лепить. Шар большой, и катиться не желает, обрастая все новым и новым снегом, наращивая массу, неподвластную детским рукам.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное