Сергей Садов.

Странник во времени

(страница 5 из 27)

скачать книгу бесплатно

   Неожиданно стоявшие на дороге люди раздвинулись, и в образовавший проход строем вошли курсанты двух училищ. Увидев своих друзей, Миша помахал им. До начала церемонии держать в строю кадетов не стали и те кинулись осматривать яхту. Марат, Сашка, Витька и Славка подошли к путешественникам. Каждый держал в руке по букету цветов.
   – Мадмуазель, позвольте вручить вам скромный букет, – Марат был как всегда галантен. После него свои цветы вручили Наташе и остальные, но Марычев как всегда не упустил случая пошутить. Выбрав из своего букета три цветка, он вытянулся по стойке смирно перед Мишей, отдал ему пионерский салют и на одном дыхании гаркнул:
   – Спасибо дорогому и любимому вождю за наше счастливое детство!
   Славка и Сашка расхохотались. Марат, которому все шутки Витьки казались глупыми, только покачал головой. Однако Витька заметил реакцию друга.
   – Маратик, дорогой, как говорил Великий…
   – …Карлосон, – вспомнив Сашку, вставил Славка.
   Витька с неодобрением покосился на друга.
   – Как говорил Великий Александр Кузнецофф, проще надо быть, проще, – как ни в чем не бывало закончил он.
   – Великий Карлосон и Великий Сашка оба собратья по величине, то есть по величавости. Так что не важно кто сказал, – Славка оставил последнее слово за собой.
   Мише с Наташей удалось перехватить Сашку прежде, чем тому удалось достигнуть Стукова.
   – Значит по величине я Карлосон, да? – возмутился Кузнецов пытаясь вырваться из рук державших его друзей.
   Славка вынужден был признать свою ошибку:
   – Не по величине, а по величавости. По величине ты Антикарлосон.
   Марат поспешил разрядить обстановку:
   – Хвати вам цапаться. Не пытайтесь спрятаться за своими шуточками. На самом деле всем нам жаль расставаться, но ведь веселее сейчас не стало. Чуть до драки не дошло.
   Это была правда. Марат всегда умел заглянуть в суть. После его слов ни спорить ни шутить никому не хотелось.
   – Мы скоро вернемся и обязательно все расскажем, – пообещал Миша.
   В это время прозвучала команда на построение. Друзья убежали. Наташа успела сходить на яхту и отнести цветы.
   – Смирно!!!
   Миша с Наташей замерли около сходен. Потом начали произносить речи. Миша к ним не прислушивался, он просто осматривал все вокруг, стараясь запомнить эти последние минуты перед отплытием. Он обратил внимание, что Наташа делает то же самое. Последним выступал Денисов.
   – …и пусть они с честью пройдут это испытание.– Услышал Миша заключительные слова адмирала. Заработал динамик, и над площадью зазвучали слова песни: «А в море выходят ребята лихие, ведь наша стихия – морская стихия…». Четким строевым шагом Миша подошел к Денисову и отдал честь.
Воцарилась тишина.
   – Товарищ адмирал, экипаж яхты в составе Свиридовой Натальи Всеволодовной и Касатонова Михаила Петровича к отплытию готов! Командир экипажа курсант Касатонов! Разрешите отправляться?
   – Отплытие разрешаю!
   Так же четко он развернулся и направился на яхту. Снова заработал динамик и заиграл «прощание славянки». Миша встал на мостик, Наташа около штурвала.
   – Отдать швартовы! – скомандовал юный капитан.
   Команда была немедленно исполнена. Заработал двигатель, и яхта плавно отошла от пирса. Люди продолжали смотреть вслед быстро удаляющейся «Диане». Когда, наконец, та скрылась за горизонтом, народ постепенно стал расходиться. Последними оставались на берегу только старый адмирал в отставке, мужчина, стоявший рядом с ним и две женщины вытирающие слезы платком, которые продолжали смотреть на пустое море.


   Миша с Наташей стояли на корме яхты и смотрели на удаляющийся берег. «Диана» ходко шла на запад. Ребят охватили смешанные чувства. С одной стороны они только что расстались со своими родными, с друзьями, с другой – радость от первого самостоятельного плаванья. Не сразу и поверишь, что они одни – без взрослых пересекут океан. Наташа даже ущипнула себя, не спит ли. Убедившись, что все на самом деле, она стала внимательно осматривать все вокруг. Только сейчас она по настоящему поверила в реальность происходящего. Как долго она шла к этому моменту. Сколько трудов ей это стоило. И вот, словно судьба решила вознаградить ее за все пережитое в прошлом, Наташа оказывается среди кандидатов в экипаж, побеждает, находит друзей. Проплывая мимо Кронштадта, она вспомнила свое знакомство с Мишей, и улыбнулась. Не зря они тогда встретились, какая то высшая сила их свела. Наташа вздохнула полной грудью, грусть от расставания исчезла. Впереди ждало столько интересного. Будет о чем рассказать после возвращения. Столько новых впечатлений. Можно представить себя юнгой на «Испаньоле», идущей на остров сокровищ, что бы найти клад капитана Флинта…. Нет, об этих мечтах говорить вслух не стоит, Мишка потом засмеет…
   – Вот мы и отправились в путешествие, – первым нарушил тишину Миша.– Как будто мы идем за пиратскими сокровищами, зарытыми на далеком острове.
   Наташа улыбнулась. Оказывается, их мысли совпадают, надо же, об одном и том же подумали.
   – Может поищем эти сокровища? – шутливо предложила Наташа.
   – Обязательно, как только найдем карту, указывающую, где они зарыты.
   – Да ну тебя, ты серьезен как Ахметов. С тобой даже пошутить нельзя.
   – Со мной можно шутить, просто я до сих пор не верю, что мы одни, а этот корабль наш.
   – Он не наш.
   – Пока мы не вернемся он наш.
   – Верно.
   Ребята замолчали и с жадным любопытством стали смотреть по сторонам. Казалось бы, каждый из них уже неоднократно ходил с группой на паруснике по Балтийскому морю, но тогда это было не то. Тогда с ними были офицеры, а сейчас были только они и море. Это делало все впечатления ярче, интересней.
   Яхта на скорости примерно двадцати узлов уходила в сторону океана.
   – Мишка, я такая счастливая! Ты не поверишь!
   – Поверю, – усмехнулся Миша, глядя на сияющую от счастья Наташу.
   Со свойственной юности беззаботностью они уже забыли все плохое и грустное оставшееся позади. Теперь они были целиком в будущем, а оно не могло быть плохим, им не хотелось верить ни во что плохое. Впереди было море, солнце, легкий бриз и радость…
   До самого вечера друзья не сходили с верхней палубы. Двигатель был уже отключен и под парусами, слегка накренясь, яхта уходила в свое первое плаванье. Разговор ребят сводился только к обмену впечатлениями. Говорить никому не хотелось. Хотелось постоянно смотреть на волны, на отраженное в воде солнце, на чаек. Уже к ночи Миша, на правах капитана, составил график дежурств. Дежурства никогда ни у кого не вызывали восторга, в этот же раз все хотели стоять первую вахту. Только применив власть капитана (а также громкий голос и различные аргументы) он сумел отстоять право первой вахты. Наташа отправилась спать. В результате, совершенно непредвиденно, Мише вместе с вахтой досталось и приготовление завтрака.
   Утром друзья собрались в кают-компании, и Миша подал на стол завтрак.
   – Это что? – Наташа с сомнением посмотрела на бело-желтую массу с нарезанной колбасой.
   – Это яичница. По фирменному рецепту.
   – По фирменному?
   – А ты думала. – Миша приступил к еде. Наташа осторожно попробовала.
   «Могло быть и хуже. С другой стороны это могло быть и лучше».
   – Слушай, ты дома когда-нибудь готовил?
   – Редко, – осторожно ответил Миша.
   Смутные подозрения Наташи, зародившиеся глядя на приготовленный завтрак, превратились в уверенность и, задавая следующий вопрос почти не сомневалась в ответе.
   – А кроме фирменной яичницы ты умеешь еще что-нибудь готовить?
   – Конечно умею: картофельное пюре, картошку в мундире, могу отварить вермишель и… и….
   – И…, – подтолкнула его девочка
   – И все, – вынужден был признаться Миша.
   Наташа мысленно застонала, впервые ее посетила мысль, что путешествие может оказаться менее увлекательным, чем казалось в начале.
   – Ты великий кулинар, – только и сказала она.
   – Ну не так все плохо. Подумай, я ведь мог вообще ничего не уметь готовить.
   – Ты не представляешь, как меня успокоил. Вот что, капитан ты или нет, но на кухне теперь я капитан. Я не желаю весь рейс питаться яичницей или картошкой. Возражения будут?
   – Никак нет, товарищ капитан кухни, – Миша вздохнул и честно признался, – я надеялся, что ты это скажешь. Мне тоже не хотелось бы питаться весь рейс своей едой.
   – Только не говори, что готовить еду чисто женское занятие, – вежливо попросила Наташа.
   Миша опасливо покосился на нее.
   – И не думал, – соврал он.
   Завтрак закончили быстро, и Наташа прошла в рубку. В Балтийском море всегда много кораблей и ребята решили, что пока не выйдут на простор океана покидать рубку будут только ненадолго. Вскоре к Наташе пришел Миша с каким-то деревянным ящичком в руках. Этот ящичек девочка заметила еще при погрузке личных вещей. Миша не выпускал его из рук, пока не отнес в свою каюту. Спросить тогда не хватило времени, а потом она о нем забыла. И вот сейчас Миша принес его в рубку.
   – Что это?
   – Сейчас увидишь. – Миша осторожно поставил свою ношу на стол и открыл. Наташа, с некоторым удивлением, узнала старинный секстант.
   – Это что, семейная реликвия?
   Миша удивленно посмотрел на нее.
   – Как ты догадалась?
   – Никак, – Наташа пожала плечами. – Сказала первое, что пришло в голову. А откуда он?
   – Понимаешь, мой предок служил на корабле, который был затоплен во время Крымской войны на Севастопольском рейде и этот секстант он забрал с собой. После войны он остался у него. Мой предок отдал его потом своему внуку, когда тот впервые отправился в поход, а внук передал уже своему сыну. С тех пор каждый в нашей семье, кто идет в первый поход, берет его с собой.
   Наташа всегда интересовалась морем и всем с ним связанным, поэтому до конца вахты расспрашивала Мишу о его предках, о кораблях на которых они служили и о сражениях, в которых принимали участие. Миша отвечал обстоятельно и подробно. Было видно, что ему нравиться рассказывать. Незаметно закончилась вахта Наташи, и она с сожалением прекратила расспросы.
   – Мишка, твоя очередь стоять.
   – А ты куда? Оставайся, а то одному скучно. Я же с тобой всю вахту простоял.
   – А обед ты по телефону закажешь? Или ты думаешь, он сам собой приготовиться?
   – Да, об этом я как-то не подумал.
 //-- *** --// 
   Вскоре жизнь на яхте приобрела размеренность. На четвертые сутки «Диана», миновав Кильский канал и пройдя Северное море вышла в Атлантический океан. По такому случаю, Наташа организовала праздничный ужин. Впрочем, Миша праздничного настроения по этому поводу не испытывал, поскольку вся черная работа по его подготовке выпала на него.
   – Я как древнеегипетский раб сегодня вкалывал, – мрачно шутил он.
   – Не ворчи. Ты будешь любимым рабом. И я тебя накормлю так, как кормят только очень любимых рабов.
   – Или как тех, которых собираются принести в жертву.
   – Это в жертву кому я собираюсь тебя принести? – возмутилась Наташа.
   – В жертву самому страшному богу – богу приготовления еды.
   Наташа улыбнулась.
   – Не знала, что есть такой бог, но буду иметь тебя в виду, если ему вдруг понадобиться жертва.
   – Спасибо на добром слове.
   Однако все его мрачное настроение исчезло без следа стоило увидеть накрытый стол.
   – Наташка, ты волшебница. Как тебе все это удалось сделать?
   – Секрет фирмы. Впрочем, тебе подобное все равно не удастся. Картошки с вермишелью и яичницей для праздничного стола маловато. А теперь пошли наверх, по моим расчетам через полчаса будет океан.
   – Каким это образом ты так точно подсчитала? – с интересом спросил Миша.
   – Не ехидничай. Неужели тебе недостаточно того, что определила?
   – Типичная женская логика. Определила и никаких вопросов.
   – Женская логика? – вежливо переспросила Наташа.
   – Мы слишком много времени провели внизу. Так что согласно твоим расчетам океан будет не через полчаса, а через десять минут, – поспешил перевести разговор на другую тему Миша.
   Десять минут прошли незаметно.
   – Все. Океан. – Наташа оторвала взгляд от часов и огляделась.
   Неизвестно были ли верны расчеты, но именно это мгновение ребята запомнили как выход в Атлантический океан. Им казалось (а может это действительно было так), что даже вода изменила свой цвет. Где-то в груди возникло чувство пьянящего восторга и теплой волной разлилось по всему телу. Оба курсанта что-то кричали, впоследствии они и сами не могли вспомнить что. Миша выстрелил параллельно воде из ракетницы. Наконец страсти немного улеглись, и путешественники только сейчас услышали настойчивый сигнал вызова. Ребята переглянулись и оба кинулись в рубку, однако дверь оказалась для двоих слишком узка. Только после непродолжительной борьбы они оказались внутри. Миша немедленно включил рацию.
   – «Диана», «Диана», вызывает берег, ответьте «Диана». Прием…
   – Мы здесь Владимир Михайлович, – отозвался Миша.
   – Наконец-то. Вы куда пропали?
   – Владимир Михайлович, мы в океан вышли и там не слышали вызова.
   – Зачем вы в океан вышли? – испугался капитан.
   – Да не мы вышли, точнее мы, но только вместе с яхтой, яхта вышла в океан и мы вместе с ней…
   – Ясно, – оборвал поток мишиного красноречия Владимир Михайлович. – Разговаривать с вами сейчас бесполезно.
   Кононов хорошо понимал чувства кадетов, поэтому и не сердился. Его восторг, когда он сам впервые вышел в океан был не меньшим, а ребятам всего четырнадцать лет, их понять можно. Да и ругать за опоздание со связью их было бесполезно. В данную минуту его упреки просто не дойдут до их сознания. Оставалось одно – не мешать. Капитан поспешил закончить разговор:
   – Рад, что у вас все хорошо. Следующий сеанс связи как обычно и постарайтесь не опаздывать больше. Конец связи.
   – Конец связи, – повторил Миша и выключил рацию.
   – Мишка, айда есть. Я голодная как волк.
   – Ты думаешь, что после того, как я переделал столько работы я сытый?
   Друзья спустились в кают-компанию. Через час Миша с довольным видом откинулся на спинку стула.
   – Все, больше не могу. Я сам себе напоминаю бочку набитую провизией.
   – Конечно больше не можешь, больше и нечего. Все съел, – ехидно заметила Наташа.
   – Можно подумать ты не ела, – обиделся Миша.
   – Я тебе только помогала. Давай убирать посуду.
   Миша изобразил умирающего от перенапряжения сил.
   – Не придуривайся, иначе потом один будешь все убирать, когда отдохнешь.
   Мише пришлось подчиниться. Ребята два часа занимались уборкой. Конечно, это можно было сделать и быстрее, но только не тогда, когда у тебя полный желудок, а все твои мысли сосредоточены только на том, как быстрее отправиться спать.
   – Миш, чья сейчас вахта?
   – Наташка, не издевайся. Кто из нас сейчас способен отстоять вахту? Может ты?
   – Нет, я засну, не выдержу.
   – А еще моряком хочешь быть. Настоящий моряк должен преодолевать трудности, – подтрунил над подругой Миша.
   – Вот ты и преодолевай. Ты же у нас потомственный моряк, – рассердилась Наташа.
   – А я не хотел становиться моряком. И потом я тоже-ик усну, – развалясь на диване благодушно ответил он.
   В конце концов, договорились провести ночь в дрейфе и довериться автоматике.
 //-- *** --// 
   Незаметно прошло еще шесть дней. Друзья загорали, иногда купались. «Диана» была все ближе к конечному пункту назначения. Первые впечатления поутихли, и ребят все чаще начинало раздражать общество друг друга. Однообразие вахт надоело обоим, и только сеансы связи с берегом нарушали однообразие. Общая раздраженность и явилась причиной ссоры путешественников. Причина, в принципе, была пустяковой и, обычно, ребята просто обменялись бы парой шуток, подтрунив друг над другом, на этом дело закончилось бы.
   Наташа хотела смотреть по телевизору один канал, Миша другой. Разгорелся спор. Наташа припомнила мишкину глупость, из-за которой он не хочет стать моряком, а в училище учится потому, что его дед адмирал. Подобного Миша стерпеть не мог, поэтому молча встал и ушел к себе в каюту. Наташа сообразила, что наговорила много лишнего, но упрямство помешало ей немедленно извиниться.
   Если бы ребята только могли предвидеть к каким последствиям приведет их ссора. Не будь ее, может быть, им удалось гораздо быстрее вернуться домой и не пришлось бы подвергать свои жизни стольким опасностям…
   Наташа в скверном настроении шла к мишиной каюте. Говорить с Мишкой не хотелось, однако новость была достаточно важна, что бы забыть на время об обидах.
   «Я все равно первая не заговорю». Умом девочка понимала, что виновата больше, но она всегда была упряма. Наташа подошла к двери и постучала.
   – Войдите, – раздалось из каюты.
   Что бы Мишка не вообразил будто она пришла извиниться, девочка выдала свою новость двумя словами.
   – Барометр падает.
   Миша мрачно посмотрел на нее.
   – Так подопри его чем-нибудь.
   «Он еще издевается». От обиды у Наташи перехватило дыхание. Предупреждающий сигнал из рубки предотвратил готовящийся скандал. Путешественники бегом кинулись из каюты. Миша, первым забежав в рубку, включил радио.
   – Внимание всем кораблям находящимся в районе… В вашем направлении движется грозовой фронт. Принять все меры предосторожности. Внимание, всем кораблям находя…
   Касатонов отключил приемник и направился к карте. Через минуту отошел и посмотрел в иллюминатор.
   – Повезло же нам, в самое пекло угодили, – пробурчал он. Потом повернулся к Наташе.
   – Пока шторм не начался, я пойду посплю, а ты будь в рубке. Когда начнется, я тебя сменю.
   – Почему это ты меня сменишь? Стой ты, а потом я.
   – Во-первых, сейчас твоя вахта, во-вторых, работы хватит обоим и, в-третьих, если я сейчас не высплюсь, то не смогу когда понадобится нормально работать. Неизвестно сколько продлится шторм.
   Наташа была вынуждена признать его правоту. В это время зажужжал зуммер вызова. Девочка подошла.
   – «Диана», вызывает берег, прием…
   – Слушаю вас Аркадий Геннадьевич, – узнала она голос инструктора.
   – Вы слышали штормовое предупреждение? – сразу перешел к делу тот.
   – Слышали. Мы сейчас как раз готовимся.
   – Вы там осторожно, – в голосе Стрелецкого слышалась нешуточная тревога. – Шторм обещают на девять балов.
   – Мы все понимаем, Аркадий Геннадьевич. Вы не волнуйтесь, у нас все будет хорошо.
   – Я тоже на это надеюсь. Ну, не буду вам мешать. До свиданья, ребята. Не ссорьтесь там.
   Связь отключилась. Наташа несколько секунд пыталась сообразить, как Стрелецкий узнал об их ссоре, но быстро поняла, что это было простое пожелание.
   Ветер постепенно крепчал, небо стало заволакивать тучами. Стремительно темнело. Наташа поспешила убрать паруса, оставив только штормовые. С включением двигателя она решила не спешить. Сверкнула первая молния. Началась болтанка. Наташа включила сигнал тревоги и начала бороться с вдруг ставшим не послушным штурвалом. В рубку поднялся Миша.
   – Началось.
   – А я и не заметила, – едко отозвалась Наташа.
   – Ложись отдохни. Ты пока мне не нужна. Когда понадобишься, разбужу.
   Признавая его правоту, а также, чувствуя усталость, девочка не стала спорить и легла.
   – Я все равно не смогу уснуть под такой грохот, – донеслось до Миши, но когда он обернулся, Наташа уже спала.
   Проснулась девочка оттого, что слетела с дивана. За окном рубки была непроглядная темень, упругие струи дождя хлестали в стекла. Яхту не милосердно качало. Миша стоял у штурвала с упрямо сжатыми губами, он не отрывал взгляда от экрана радара. Во время вспышек молний его силуэт четко выделялся на фоне окна.
   – Тебе помочь? – стараясь перекрыть грохот урагана, закричала Наташа.
   – Проверь, где мы, – прокричал в ответ Миша.
   Девочка подошла к карте. В такую погоду определять положение корабля можно только по направлению и скорости движения. Можно было более точно определить координаты с помощью навигационной системы, через спутник. Но она была опечатана еще на берегу.
   На карте были последние пометки Миши. Рядом с ними отмечалось когда они сделаны и скорость судна. Наташа провела расчеты, проверила курс и отметила предполагаемое нахождение корабля на данный момент. Затем подошла к Мише.
   – Где мы? – спросил Миша во время минутного затишья.
   – Нас несет на северо-запад. Иди, теперь ты отдохни, – прокричала она.
   – Ветер усиливается! Одна не справишься!
   В этот момент налетел особенно сильный порыв ветра. Яхту развернуло, и она зарылась носом в волну. Винт выскочил из воды и замолотил лопастями по воздуху. Миша отчаянно завертел штурвал, пытаясь поставить «Диану» против волны.
   – Скоро это кончится? – спросила Наташа.
   – Я что, бюро погоды? Надеюсь к утру стихнет.
   Однако к утру шторм не стих. Тяжелые свинцовые волны обрушивались на палубу с не меньшой яростью, чем ночью. В грозовом небе не было видно ни одного просвета. Целый день шторм не затихал ни на минуту. Не было времени даже нормально поесть, и ребята питались только сухим пайком. Ночью Миша и Наташа были вынуждены спать по очереди и урывками, в результате оба были вымотаны до предела. Только к шести часам следующего утра гроза стала понемногу стихать, а к девяти успокоилась совсем. Снова засияло солнце. У путешественников хватило сил только на то, что бы связаться с берегом и точнее определить свои координаты. Убедившись, что до земли далеко, они положили яхту в дрейф и отправились по своим каютам. Ребята спали крепко, и никто не заметил, как ветер переменился и понес «Диану» на юг.
   Из кают путешественники выбрались только ближе к вечеру. Наташа поднялась на мостик, там уже находился Миша. Он успел поставить паруса и вернуть яхту на прежний курс. К Наташе он даже не обернулся, хотя не мог не слышать, как она вошла.
   «Ну пусть, не хочет говорить не надо. Я тоже первой не заговорю». Наташа подошла к карте. «Так, это наше старое положение. Не намного мы и ошиблись, определяя куда их несет шторм». Она осталась довольной. «Посмотрим, сейчас мы должны быть где-то здесь. Ага, вот и Мишкина пометка. Выходит мы в пресловутом Бермудском треугольнике». Девочка не слишком верила в то, что о нем рассказывали, и задумываться над этим не стала.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное