Сергей Садов.

Странник во времени

(страница 4 из 27)

скачать книгу бесплатно

   С трудом был восстановлен мир, и до половины второго все дружно изучали «Диану». Юные путешественники провели друзей по всем закоулкам яхты, показывая и рассказывая все, что узнали о ней сами.
   – Нет, это не корабль, а сказка,– заметил Славка, когда друзья возвращались домой.
   Наташа и Миша решили проводить всех до училища, а после пройтись по Петербургу.
   – Сказка, это сказка, а яхта – быль, – поправил Славку Марат.
   – Слушайте, вы нам сувениров привезите, – попросил Сашка.
   – Конечно, привезем, – пообещала Наташа.
   Незаметно подошли к училищу.
   – Ладно, мы пойдем, – стал прощаться Миша.
   – Давайте. Когда мы теперь встретимся? – спросил Славка.
   – До двадцать шестого не удастся.
   – Вы же утром двадцать пятого возвращаетесь, – удивился Марат.
   – Возвращаемся мы двадцать пятого, но потом идем к организаторам. Будут последние инструкции и различные напутствия, – неожиданно заговорил стихами Миша. – Не знаю, сколько времени это займет. Лучше бы нам дали отдохнуть в этот день.
   – Говорят, что приедет сам Денисов, – добавила Наташа.
   – Главком приезжает!? И все ради вас? Вы теперь совсем зазнаетесь, – рассмеялся Славка. – Смотрите, после рукопожатия руки не мойте.
   – Остряк-самоучка, – пробурчал Миша.
   – Давайте возвращаться, – сказал Марат, – А то опоздаем и придется нам полы драить.
   – Это точно, – Витька почесал затылок.
   Друзья распрощались.
   – Не люблю прощаться, – заметил Марат. – Скорее бы они уехали.
   – Ты хочешь, что бы они уехали? – удивился Славка.
   – Раньше уедут, раньше приедут, – пояснил свою мысль Ахметов.
   – Это точно, раньше сядешь, раньше выйдешь, – сострил Сашка, но на него не обратили внимания.
   – Орлы, что вы такие пасмурные, – неожиданно раздался рядом знакомый бас.
   – Здравия желаем, товарищ капитан первого ранга! – вытянулись по стойке смирно кадеты.
   – Вольно ребята. Так что вы такие грустные? Еще встретитесь. А как вы смотрите на то, что бы подготовить друзьям небольшой сюрприз?
   – Какой сюрприз? – насторожился Витька. Сюрпризы он любил.
   Владимир Михайлович рассказал…
   – Отличная идея, – воодушевился Сашка.
   – Не ори ты, оглашенный, – толкнул друга в бок Марат.
   Кононов рассмеялся:
   – Идея не только моя. Мы ее вместе с Ложиновым обсуждали.
   – А кто это? – удивился Славка.
   – Ложинов Борис Петрович, начальник училища в котором учиться Наташа.
   – Родителей их позвать бы, только жаль, что у Наташи они в Пензе живут, а у Миши отец в плаванье, – заметил Марат.
   – Родители Наташи завтра приезжают.
Марат, надо бы встретить и все объяснить им.
   – Сделаю, Владимир Михайлович.
   – А я к Мишкиным родным схожу, – вызвался Славка.
   – Вот и договорились. Только смотрите, не проговоритесь, если Наташа или Миша вам позвонят.
   – Обижаете, товарищ капитан, неужели мы не понимаем, – сказал Сашка. – Когда это мы вас подводили?
   – Хорошо, хорошо, – рассмеялся Кононов. – Верю вам. Можете идти.
   Капитан направился к себе.
   – Вот это будет сюрприз, – мечтательно протянул Сашка.
   – Будет, если ты не проболтаешься, – заметил Марат.
   – Когда это я кому что говорил? – завелся Кузнецов.
   Однако спорить ни кому не хотелось, и ссора не имела продолжения. Друзья с энтузиазмом принялись обсуждать готовящийся сюрприз.


   Двадцать шестого мая в двенадцать часов дня Миша и Наташа стояли возле «Медного всадника», с нетерпением ожидая своих друзей. Вчера Миша, выкроив немного времени, дозвонился до училища и договорился с друзьями встретиться в это время около памятника. Однако, те опаздывали.
   – Ничего не понимаю, – кипятился Миша. – Куда они пропали?
   – Но прошло всего десять минут. Может что-то их в дороге задержало?
   – Наташка, ты не знаешь моих друзей. Опоздать мог и Славка, и Витька, и Сашка, но я не помню ни одного случая, что бы Марат опоздал хоть на минуту куда-нибудь.
   Наташа в это время пыталась, что-то рассмотреть вдали.
   – Вон, кажется, они идут.
   – Где? – Миша повернулся в ту сторону, куда смотрела девочка, и увидел мчащегося к ним Витьку. Однако сколько путешественники не смотрели по сторонам, больше никого из друзей заметить не смогли.
   – Где остальные? Почему опаздываете? Мы же еще к нашим родителям хотели съездить, – накинулся на Витьку Миша.
   – Подожди, – отмахнулся тот. – Вас срочно Владимир Михайлович вызывает.
   – Что случилось? – испугалась Наташа.
   – Ничего не случилось. Просто вы срочно Кононову, зачем-то, понадобились.
   – Витька, не темни. Колись, зачем нас вызывают? – спросил Миша.
   – Не знаю я. Сказал только, что бы я вас позвал.
   Миша прекрасно изучил друга и понимал, что тот врет, но если Марычев чего-то не хотел говорить, то все вопросы были бесполезны. Наташа, очевидно, тоже это поняла, так как настаивать на ответах не стала.
   – Нам еще родителей повидать надо, – в последней попытке вытянуть из друга хоть какую-ту информацию, сказал Миша.
   – Ваши родители уже с утра в училище и ждут вас там, – огорошил путешественников Витька.
   – Что!? Ты хочешь сказать, и мои, и мишкины родители ждут нас в училище? – была поражена Наташа.
   – Ты что, тупая? Я же ясно сказал: Владимир Михайлович, Сашка, Славка, Марат и ваши родители ждут вас.
   – Кто тупая? – вежливо спросила девочка.
   – Пошли быстрее, нас же такси ждет, – сделал вид, будто не расслышал вопроса Марычев.
   Наташа с Мишей обменялись недоумевающими взглядами.
   – Ладно, Миш, поехали, на месте все выясним, – Наташа пошла за Витькой.
   – Быстрее, быстрее, – торопил друзей тот.
   Все вместе они направились в сторону стоявшего неподалеку такси. Марычев уверенно залез на переднее сиденье, рядом с водителем, Миша и Наташа сели на заднее. Таксист с любопытством осмотрел троих курсантов в красивой кадетской форме и, не спрашивая адреса, тут же отъехал.
   – Может ты хоть сейчас, что-нибудь объяснишь? – поинтересовался Миша.
   – Приедете, все узнаете. – Витька всю дорогу делал вид, что очень заинтересован пейзажем за окном машины, и ему совершенно некогда отвечать на разные вопросы.
   Такси остановилось возле главного входа в училище. Марычев вытащил обоих друзей из автомобиля и потащил их в здание.
   – По-моему, ты забыл заплатить за проезд, – сообщила Наташа.
   – Так бы нас и отпустил таксист, если бы ему забыли заплатить.
   – Ты хочешь сказать, что заказал такси доставить нас от памятника в ваше училище. И почему, кстати, я должна бежать по вызову вашего начальника?
   – Во-первых, для заказа такси у меня не хватило бы денег, во-вторых, если ты уже прибежала, то нечего упрямиться после срока и заходи, а в-третьих, Ложинов тоже в нашем училище и, так же, вызывал тебя. Просто я забыл об этом сообщить.
   – Что делает здесь Ложинов?
   – Наташка, ну что ты ко мне пристала? Сейчас все узнаешь.
   Витька провел друзей по коридору и свернул направо.
   – Кабинет начальника на третьем этаже, – сказал Миша.
   – Зато столовая на первом. – Марычев был невозмутим.
   – Зачем нам столовая? – окончательно вышел из себя Миша. – Ты, ничего не объясняя, притащил нас сюда, заявив, что нас вызывает Кононов. Теперь оказывается, что он вызвал для того, что бы мы подкрепились.
   Витька хихикнул.
   – И для этого тоже.
   Ответить Марычеву Мише помешало то, что они уже подошли к дверям столовой, и Витька приглашающим жестом отворил двери:
   – Прошу.
   Миша с Наташей, решившись разом покончить со всеми вопросами, зашли и… замерли. Весь зал был полон народу. Здесь были и одногруппники Михаила и совсем незнакомые ребята, в которых Наташа, к собственному удивлению, узнала своих одногруппников. Многие были с девушками. Здесь же были и оба начальника – Кононов и Ложинов, а также родители путешественников. Среди немногих взрослых они с удивлением обнаружили и главнокомандующего ВМФ Денисова, направляющегося прямо к ним. Друзья так растерялись, что не знали, то ли отдавать честь и встать по стойке смирно, то ли бежать отсюда поскорее и без оглядки. Денисов понял их состояние и потому, когда подошел, заговорил спокойно, чуть улыбаясь.
   – Ну здравствуйте, путешественники. Вижу сюрприз, который устроили ваши товарищи, вам понравился. А Владимир Михайлович умеет убеждать. Вчера он пришел ко мне, рассказал о готовящемся и уговорил прийти. Так что вы не стесняйтесь, я здесь только как гость, неофициально, так сказать.
   – Очень приятно, – только и смог сказать Миша.
   Денисов засмеялся, чем окончательно смутил курсантов. Витька же, вместо того, что бы прийти на помощь, буквально наслаждался растерянностью друзей.
   – Отдыхайте ребята, вы это вполне заслужили, – Денисов отошел и к ребятам подошли их родители.
   – Как вам понравился сюрприз? – спросил Эдуард Васильевич.
   – Дед, ты же наверняка знал обо всем, а вчера, когда я тебе звонил, ты мне даже не намекнул, – возмутился Миша.
   – Это было бы крайне не порядочно по отношению к тем людям, которые доверили мне тайну. Кстати, ты не думаешь, что необходимо поздороваться, прежде чем начать разговор?
   Только тут Миша посмотрел на людей, стоявших рядом с его матерью и дедом.
   – Извините, пожалуйста, – смутился Миша. – Я так растерялся.
   – Я понимаю, – улыбнулась женщина. – Посмотри на мою дочь.
   Так это родители Наташи, догадался, наконец, Миша, и повернулся к своей подруге. Наташа с открытым ртом рассматривала все вокруг. «Неужели у меня был такой же глупый вид», – подумал он. «Почему был?» – ехидно осведомился внутренний голос. Отогнав наваждение, Миша слегка подтолкнул девочку. Это помогло, правда, не до конца.
   – Ой, здравствуйте, Эдуард Васильевич. То есть здравия жалаю, то есть желаю, – Наташа совсем запуталась и замолчала.
   Эдуард Васильевич рассмеялся. Как ни странно, это заставило ее собраться. Взяв Мишу за руку, подвела к своим родителям.
   – Познакомьтесь, это Михаил, мой друг и напарник в путешествии, а так же капитан «Дианы».
   – Михаил Касатонов, – отвесив легкий полупоклон, представился Миша.
   – Людмила Егоровна, – ответила мама Наташи, покоренная его манерами.
   – Точно принц, – заметила она тише.
   – Он может быть и принцем когда захочет, но почему-то разбойником с большой дороги ему нравится быть больше, – проворчал адмирал.
   Миша в это время обменивался рукопожатием с отцом Наташи.
   – Всеволод Николаевич, – представился тот.
   Услышав замечание деда, Миша повернулся к нему.
   – Конечно предпочитаю быть разбойником, ведь у них жизнь намного интереснее, чем у принцев.
   Наташа поперхнулась соком, который сейчас пила. Эдуард Васильевич только развел руками.
   – Ну что я говорил.
   Всеволод Николаевич с любопытством посмотрел на Мишу.
   – Значит вы, молодой человек, предпочитаете развлечение обыденности? А вам не кажется, что такая жизнь может быть опасна?
   – В интересной жизни есть одно достоинство: невозможно умереть от скуки.
   – С таких позиций, согласен, – рассмеялся Наташин отец, признавая свое поражение.
   Теперь Миша знакомил Наташу со своей мамой – Антониной Вячеславовной.
   – Вот, значит ты какая. Миша много о тебе рассказывал. Кажется, ты произвела на него сильное впечатление, – Антонина Вячеславовна внимательно посмотрела на девочку. – А знаешь, я всегда хотела иметь дочь. С ней было бы гораздо спокойней, чем с мальчишкой. Мальчишки всегда доставляют много переживаний.
   Мишина мама с грустью посмотрела на своего сына.
   – Вы не знаете нашу дочь, – невесело улыбнулась Людмила Егоровна. – С ней хлопот больше, чем с некоторыми мальчишками. Да разве какая-нибудь девочка решила бы поступать в кадетское училище? Только нашей подобное взбрело в голову.
   – Мама! – Наташа упрямо поджала губы. – Не надо об этом.
   – Уважаемая Людмила Егоровна, – пришел на помощь Наташе мишин дед. – Я знал многих взрослых здоровых лбов, которые вашей дочери и в подметки не годились. У вас замечательная дочь.
   Наташа, услышав такую характеристику от бывалого адмирала, буквально расцвела.
   – Смотри, не зазнайся, – заметив какое впечатление произвели слова деда на девочку, шепнул Миша.
   Та сердито посмотрела на него, но отвечать не стала. В это время подошел Марат Ахметов.
   – Прошу к столу, – пригласил он.
   – Что-то вы, господа, заговорились и забыли про еду, – сказал Мише и Наташе подошедший Сашка. – О еде забывать нельзя.
   Эдуард Васильевич, взяв под руки обеих дам, увел всех взрослых к накрытым столам. Позади них, о чем-то разговаривая, шли Владимир Михайлович с отцом Наташи. Неожиданно дед обернулся к Михаилу с компанией и подмигнул.
   – Наконец-то мы остались одни, – сказал подошедший Славка.
   – Одни? – Наташа с сомнением оглядела полный зал.
   – Ну, почти одни, – поправился тот.
   – Пошли быстрее, – поторопил друзей Сашка. – К столам уже пригласили.
   – Ты что, с голоду помираешь? – повернулся к нему Славка.
   – Как говорил Великий Карлосон: пора бы нам чем-нибудь подкрепиться.
   – Кто говорил? – изумился Стуков.
   – Великий Карлосон, – объяснил Сашка. – Надо книжек больше читать, тогда не попадешь впросак в обществе.
   – Особенно полезно для ознакомления с правилами хорошего тона читать про Карлосона. Он прекрасно знал как вести себя в обществе, – расхохотался Витька.
   – И наш Сашка берет с него пример, – добавил Славка.
   Так, обмениваясь шутками, ребята сели за стол. После обеда начались танцы. Ребята из разных училищ знакомились. Силач Севка Морозов поспорил с кем-то из наташиной группы, и Толька Ветров, сбегав в мастерские, благо они были недалеко, принес металлический прут. Вокруг спорщиков собралась толпа.
   – Покажи ему наших, – подзадоривал Севку Витька.
   – Спокойно, хиляк, – Севка взял принесенный прут, поднатужился и согнул его.
   – Ура! – закричали те, кто поддерживал Севку.
   – Он его и разогнуть обещал, – не сдавалась другая сторона.
   – Смотри, – Сева снова взял прут.
   Сначала у него все получалось хорошо, но когда прут оказался почти прямым он, вдруг, стал крутиться в руках и Севке никак не удавалось твердо ухватить его.
   – Он его выпрямил, – заявил Славка.
   – Нет, на глаз видно, что прут кривой, значит, проиграл, – заспорили с ним.
   – Что, не получается? – подошел к спорщикам Иван Павлович – учитель физкультуру мишиного училища. – Ну-ка дай.
   Отобрав у Севы прут, он, на глаз, оценил его кривизну и одним резким движением распрямил.
   – Ломать не строить, а гнуть прутья не разгибать, – возвратил прут Иван Павлович.– Слабый ты еще, Морозов, для таких упражнений. Ну ничего, на занятиях я тобой персонально займусь. Ты и не такие прутики будешь гнуть.
   Вокруг засмеялись.
   – Эх ты, не мог постоять за честь училища, – попенял Севки Витька.
   – Может курсант Марычев желает поддержать честь училища? – услышал слова Витьки учитель.
   – Я не спорил, – уклонился Витька.
   – Значит, я тобой вместе с Морозовым займусь.
   – А что я такого сделал? – удивился Витька.
   – Ты? Ничего. Но я подумал, что в будущем ты вместо Морозова хочешь стоять за честь группы.
   – Иван Павлович, – с достоинством возразил Витька. – Если я заключаю пари, значит, я уверен в победе. Не имею привычки спорить в случае неуверенности в благополучном исходе. Говоря, что Морозов не сумел постоять за честь группы, я имел в виду, что он заключил пари, в исходе которого не был уверен, а вовсе не это глупое сгибание и разгибание прута, который ему ровным счетом ничего не сделал.
   Витька поспешил удалиться, оставив за собой последнее слово.
   – Вот ведь хитрец,– то ли ругая, то ли хваля, сказал вслед Марычеву Иван Павлович.
 //-- *** --// 
   Проводы юных мореплавателей затянулись до вечера. Расходиться стали только в шесть часов, а к восьми кроме Миши, Наташи, их родителей, Кононова, Ложинова и Денисова с охраной никого не осталось. Денисов подошел к ребятам.
   – Ну как, путешественники, готовы к покорению морей и океанов?
   – Всегда готовы, Дмитрий Иванович, – по пионерски ответил Миша.
   Главком повернулся к Наташе.
   – Кто бы мог подумать, что девушка станет одним из членов экипажа. Выходит, я не зря разрешил тебе попытаться поступить в училище?
   Наташа неопределенно пожала плечами.
   – Я лучшая среди курсантов своего возраста.
   – Знаю. Я вот в Москве расскажу о тебе тем, кто был против твоего зачисления. Вот полюбуюсь на них. Ладно, ребята, мне пора, да и вам необходимо отдохнуть. Завтра мы с вами еще встретимся.
   Адмирал удалился.
   – Думаю, этот день вам надолго запомнится, – подошел к путешественникам Кононов вместе с Ложиновым.
   – На всю жизнь, – искренне пообещал Миша.
   – Прямо так и на всю жизнь? – рассмеялся Ложинов. – Думаю, впечатления от путешествия затмят этот день.
   – Ладно, ребята, идите домой. Завтра у вас трудный день и вам стоит отдохнуть. К тому же ваши родители, наверное, хотят побыть с вами наедине до отплытия и попрощаться, – предложил Кононов.
   Людмила Егоровна искренне поддержала Владимира Михайловича. Впрочем, никто и не спорил. Последнюю ночь перед отплытием ребята хотели провести вместе с родными, поэтому они быстро попрощались и расстались до утра. Завтра начиналось их первое самостоятельное путешествие.
 //-- *** --// 
   На следующий день Миша с Наташей встретились только в двенадцатом часу и до часа занимались последней проверкой необходимых в путешествии вещей. В половине второго они вместе с инструктором вывели яхту из закрытого дока и направились в сторону Петербурга, где должны были состояться торжественные проводы.
   – Ходют тут всякие, ходют. Совсем покою нету. И хто это придумал малолеткам корабль доверить? Перевернуца, обязательно перевернуца, – с этим мрачным пророчеством старик-сторож, наблюдавший за отплытием яхты, вернулся допивать свой остывающий чай, от которого его оторвали путешественники.
   «Диана» под всеми парусами приближалась к месту своей новой и недолгой стоянки. Миша, решивший немного полихачить, на полном ходу мчался к порту, и лишь у самого пирса сделал поворот, паруса тяжело опали, яхта мягко коснулась причала.
   – За подобные фокусы кадет Касатонов получает выговор, – объявил инструктор и уже улыбаясь, добавил, – Молодец, хорошо пришвартовался.
   – Спасибо, Аркадий Геннадьевич, – ничуть не расстроился полученным выговором Миша, этот выговор был из тех, который стоил многих похвал.
   На пришвартовавшуюся яхту поднялись Ложинов и Кононов.
   – Как, путешественники, готовы? – спросил Владимир Михайлович.
   – Готовы.
   – Ну тогда быстро переодевайтесь и на выход, – поторопил Ложинов.
   – Борис Петрович, но ведь до отплытия еще два часа? – удивилась Наташа.
   – До отплытия два, а до начала церемонии час, – объяснил Кононов.
   – Ой, про церемонию я совсем забыл, – схватился за голову Миша.
   – Я тоже, – смущенно призналась Наташа.
   – Вот дают, – рассмеялся Борис Петрович. – Совсем о торжественной церемонии забыли – между прочим организованной в их честь.
   – Думаю, у них все мысли были предстоящим путешествием заняты. Где уж там о каких-то мероприятиях помнить, – с улыбкой ответил Владимир Михайлович.
   Совсем сконфуженные ребята отправились по своим каютам. Через десять минут они появились одетые в полную парадную форму курсантов кадетского училища. Вместе с Ложиновым и Кононовым они поднялись на причал. Народу было еще мало, но родители курсантов были уже здесь. Друзьям удалось разглядеть их несколько в стороне от начавших собираться людей. Миша и Наташа помахали им. Неожиданно включился спрятанный где-то динамик, по всему причалу заиграла музыка. Миша прислушался, но динамик был еще не настроен и поэтому ничего не удалось разобрать.
   С каждой минутой площадь перед пристанью все больше заполнялась народом, поэтому ребята поспешили поскорее протиснуться к родителям.
   – Вот и наши герои, – поприветствовал их Эдуард Васильевич.
   Людмила Егоровна, не скрывая слез, обняла Наташу.
   – Все будет хорошо, мама, все будет хорошо,– сама чуть не плача повторяла Наташа.
   Антонина Вячеславовна крепилась, но, обнимая сына, говорить не пыталась.
   – Успокойся, дорогая, и сама расстраиваешься и Наташа, глядя на тебя, уже плачет,– пытался успокоить жену Всеволод Николаевич.
   – Я не плачу, папа, – сразу ощетинилась Наташа.
   – Конечно не плачешь, – поддержал ее Эдуард Васильевич. – Это мой внук совсем расклеился.
   Наташа посмотрела на Мишу, но тот успел отвернуться, однако она успела заметить его предательски блестевшие глаза. После этого Наташа уже не стыдилась своих слез.
   – Когда я отправлялся в свое первое плаванье, вроде большой был – девятнадцать лет, а плакал как мальчишка, – признался Эдуард Васильевич.
   Мысль о том, что старый адмирал когда-то мог плакать показалась ребятам забавной, и они против воли улыбнулись. Обе матери с благодарностью посмотрели на адмирала.
   – Вас уже ищут. Пора идти, – через некоторое время сказал Эдуард Васильевич и на прощанье крепко обнял своего внука. Затем Миша перешел в объятия матери.
   Наташа тоже прощалась со своими родителями. Когда ребята уходили, мальчик успел заметить, как Людмила Егоровна уткнулась в плечо своего мужа, его мать была более сдержанной, однако украдкой вытирала глаза платком. Наташа слегка побледнела.
   – Мы ведь ненадолго уезжаем, – сказала она.
   Миша понял, что этими словами Наташа пытается подбодрить себя, и он поспешил поддержать ее:
   – Конечно ненадолго, мы и не заметим, как вернемся.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное