Сергей Садов.

Кристалл Альвандера

(страница 1 из 31)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Сергей Садов
|
|  Кристалл Альвандера
 -------

   Маме. Только когда рядом уже нет близкого человека, понимаешь, насколько он был тебе дорог.

   Наверное, это уже стало традицией – благодарить за помощь в правке людей, которые добровольно берутся за этот, прямо скажем, нелегкий труд. И от того их работа еще ценней. Не буду нарушать заведенный порядок и говорю огромное спасибо всем за помощь в сей нелегкой писательской доле: Юрию Белову, Андрею Крюкову и остальным героям тяжкого труда, принимавшим участие в правке и скрывшимся за никами Abs, ToT, Macropod, RUSer, Ludoyed, Dragon Red, Crisolita. Всем еще раз большое спасибо…


   Я с интересом прислушивался к происходящему на улице, пытаясь определить, что еще из своего огромного арсенала средств для взлома защиты применяет сестренка? А он у нее, надо признать, весьма впечатляет. Впрочем я тоже вовсе не ловил мух и совершенствовал оборону старательно, и с каждым разом она становилась все лучше. Так что в нашем негласном соревновании пока ничья – среднее время преодоления моих защитных барьеров не менялось. Сегодняшний день тоже не оказался сюрпризом, и через пять минут перед Феолой пала последняя ловушка.
   – Ну конечно! – ворвалась она в пещеру с развевающимися, словно на ветру, волосами и освещенным зловещим красным светом, похожим на заходящее солнце, лицом. В пещере? Заходящее солнце? В обед? Вообще-то сестра не любитель подобных театральных эффектов, но на этот раз, кажется, они соответствовали ее настроению. – Как всегда, заперся в своем склепе! – Она огляделась. – И опять без света сидишь!
   Я пожал плечами. Отсутствие света меня ничуть не смущало, впрочем, как и сестренку. Полумрак помогал отрешиться от всего постороннего и сосредоточиться на работе. Намного удобней, когда тебя ничто не отвлекает. Феола, понятно, все мои привычки знала прекрасно, что не мешало ей каждый раз ворчать то по поводу темноты, то из-за холода, то из-за отсутствия хоть чего-нибудь живого в моей пещере. Последнее, впрочем, она попыталась исправить, правда неосознанно. Я посмотрел ей под ноги и поморщился.
   – Филька! – Филька – это я так зову сестру, когда сержусь на нее. – Опять? – Ох уж мне эти биологи!
   Феола прервала процесс воспитания и озадаченно посмотрела на свои босые ноги. Обернулась, придерживая тунику, и смущенно кашлянула.
   – Ой! Извини, – Весь ее боевой настрой как-то разом пропал. – Я не хотела.
   Ну ясно – не хотела! Мы с ней на пару разглядывали вдруг выросшую на каменном полу пещеры траву. И в прошлый раз не хотела. И в позапрошлый. У биологов такие вещи на уровне рефлексов. Всегда «несут» с собой жизнь.
Хотя по мне, так скорее тащат. Всегда поражался, как эти вот травинки умудряются взламывать сплавленный камень? Эх, опять на ерунду силы тратить. Я нахмурился и махнул рукой, мысленно расшевелил молекулы воздуха. За спиной сестренки возник огненный смерчик и пронесся к выходу, выжигая траву и снова сплавляя пол. Феола молча наблюдала за всем этим и лишь периодически морщилась. Ха! Не нравится, что я «жизнь» любезную ее выжигаю, так нечего было ее сюда приносить! Всему свое место!
   Покончив с травой, я повел смерчик к ногам Феолы.
   – Ай! – взвизгнула та, когда огонек коснулся ее ног. – Ну, Дерри! Я тебе сейчас устрою!!!
   Дерри – это я. Хотя мое полное имя Альвандер, но сестра, сколько помню, всегда называла меня так. Полным именем она обращается ко мне лишь в особо торжественных случаях. Причем, когда эти самые особо торжественные случаи наступают, ведает она одна. Глядя, как сестренка пританцовывает, пытаясь увернуться от огня, я захихикал. Феола наградила меня многообещающим взглядом, но большего пока предложить не могла. Огонек хоть и мал, но весьма удал. Но вот ей удалось сосредоточиться, и огонек исчез. Сестренка, естественно, тут же кинулась на меня с кулаками:
   – Ах ты, зараза такая!!! Я тебе сейчас устрою веселую жизнь!!
   Я со смехом отбивался. Наконец ей удалось прижать меня в угол.
   – Ну все! Хватит! Сдаюсь! – запросил я пощады.
   – То-то же! – гордо заявила она мне, щелкнув пальцами. Стоявшее в дальнем углу кресло немедленно подъехало к ней. Феола, ощупав его со всех сторон (опыт, однако), села, аккуратно разгладив тунику на коленях. Я, старательно копируя ее жесты, подкатил себе другое кресло и опустился напротив. Феола сделала вид, что ничего не заметила.
   – Я внимательно слушаю вас, миледи.
   Феола лишь фыркнула на мое вежливое обращение.
   – Ты что, оглох и не слышал, что тебя мама звала? – ехидно поинтересовалась она. – Хотя, чего спрашиваю, и так все ясно.
   – А? – я растерянно почесал затылок. – Попал. Феол, понимаешь, я тут не хотел, чтобы меня отвлекали и…
   – …и поставил защиту. А теперь иди и объясняй родителям, где ты пропадаешь уже столько времени.
   – Ну Фео-о-ола, – заканючил я.
   – Даже не проси! – гордо отозвалась сестренка, задирая нос.
   Я любовался ее острым загорелым подбородком и грустил. Ясно, что именно просьб с моей стороны она и дожидается. А потом, сделав мне великое одолжение… М-да. Как же мы с ней все-таки непохожи. Внутренне. Внешне мы вообще-то близнецы (хотя я родился на пять минут раньше). Правда, я не ношу таких длинных волос – почти до колен. И туника моя обычная – серая, очень практичного цвета, в отличие от бирюзовой, «она очень подходит к моим глазам», которую носит сестренка. Впрочем, цвет ее глаз и, соответственно, туники регулярно меняется. Увы, но возможности прямо заявить о глупости такого подхода я был лишен по причине присущего мне здорового чувства самосохранения. Да и в последнее время появилась еще одна причина не портить отношений с Феолой – я все больше и больше убеждался, что без ее помощи работу мне закончить не удастся. А так как сестра эмпат посильнее меня, то мигом это почувствовала.
   – А я тебе сейчас кое-что покажу, – обреченно вздохнул я.
   Феола заинтересованно приподняла одну бровь, но больше ничем своих эмоций не выразила. Я постарался мысленно прощупать ее, но мой сенсорный луч был отбит с унизительной легкостью, и в ответ она мне протелепатировала презрительное «пфе».
   – Ты ведь спрашивала, чем я тут занимаюсь?
   В ответ приподнялась вторая бровь.
   Феола, склонив голову к плечу, небрежно перекинула волосы вперед и принялась их старательно расчесывать, делая вид, что мои слова ее ничуть не заинтересовали. Хотелось бы верить, что она только делает вид, но прощупать ее эмофон мне по-прежнему не удавалось. Повисла неловкая пауза.
   – И что тебе от меня надо? – наконец соизволила снизойти до меня Феола, не прерывая своего занятия.
   Я постарался принять обиженный вид, на что мне было послано очередное «пфе».
   – Мне? От тебя? Я просто хотел показать тебе итог своих пятилетних усилий!
   – Ты в девять лет, что ли, начал свои усилия? – ехидно поинтересовалась Феола.
   Я поморщился.
   – Ну… тогда это были только игрушки. А вот потом… когда я осознал, что может вырасти из моих забав… – Я многозначительно замолчал и украдкой взглянул на сестру. На этот раз разочароваться мне не пришлось – Феола проявляла явный интерес, и скрыть его ей никак не удавалось. Хотя внешне она оставалась невозмутимой, но ее эмоции буквально перехлестывали через все возведенные барьеры. Она знала, что я занимаюсь каким-то проектом, и в свое время усиленно подлизывалась ко мне, пытаясь выцарапать информацию о нем, но я был тверд. А защищать свои секреты у меня получалось лучше, чем у нее их выпытывать.
   – Так-так. – Феола с интересом смотрела на меня. – А что на этот раз? Какой-нибудь новый кристалл?
   Но сейчас я был серьезен.
   – Да. Кристалл. Я создал новый кристалл.
   – Какой?! Новый кристалл Силы?
   Эх, не хотелось мне пока никому рассказывать о своей работе. Очень не хотелось. Но другого выхода нет. Сестра зря смеется, я действительно начал работать над проектом в девять лет. Именно тогда мне удалось вырастить свой первый кристалл, и тогда же я получил от Совета собственную лабораторию с кучей учебной литературы в придачу. Ух, как скакала тогда моя фантазия… даже стыдно признаться, на какие пустяки потратил время. Хотя справедливости ради стоит отметить, что те «пустяки» и натолкнули меня на одну идею. Это когда я отрабатывал различные методы телепортации предметов. Тогда-то я и понял, как можно преодолеть Границу. Или Барьер, как его еще называют. В то время и начались мои эксперименты.
   Талант к созданию кристаллов у меня открылся лет в семь, по-моему. Хотя сами кристаллы я начал выращивать раньше. Просто не стоит путать творчество – создание абсолютно нового кристалла, который еще никто не делал, и ремесло – выращивание кристаллов по уже известной всем схеме. Мастера-кристалловеды – творцы всегда ценились на Земле, и Совет прилагал все силы, чтобы отыскать детей, способных к творению. При одном таком тестировании в школе меня и нашли. После этого начались отдельные уроки с другими мастерами. Звание же мастер присваивалось после первого сотворенного самостоятельно нового кристалла и носило скорее почетно-символическое значение, как первая ступенька для дальнейшего роста…
   – Кристалл Силы… – хмыкнул я. – Кого интересуют эти детские игрушки?
   Феола удивленно моргнула.
   – Но ведь твой усовершенствованный кристалл Силы на конкурсе Совета занял первое место. Сейчас все его выращивают. А потом остальные твои кристаллы…
   – Феола, все это ерунда. Отработка технологии.
   – Да? – Сестра притихла в своем кресле и теперь глядела на меня как на опасного хищника, от которого непонятно чего ждать. – В Совете тебя считают гением кристалловедения.
   Что есть, то есть. Давно заметил, что мне с легкостью дается то, что у других получается только после долгих лет учебы, что позволило мне стать самым молодым мастером в истории Солнечной.
   Феола, не дождавшись ответа, заерзала.
   – Так что ты там изобрел? – наконец не выдержала она.
   – Я скажу тебе, если ты пообещаешь кое-что.
   Феола с подозрением оглядела меня с ног до головы.
   – Тебе нужна моя помощь. Без меня у тебя ничего не срастется. Мне почему-то так кажется.
   Скрыть это от такого сильного эмпата, как сестра, я даже не рассчитывал.
   – Верно. Но если ты не дашь мне слова сохранить все в тайне, то я ничего не скажу тебе. Даже если мой проект из-за этого останется незавершенным.
   В качестве подтверждения своих слов я снял все барьеры и повторил сообщение мыслеобразом. Врать при телепатическом общении еще никому не удавалось.
   – Даже так, да? – хмуро поинтересовалась она.
   Несколько секунд в ней боролись любопытство и осторожность.
   – Это очень важно, – попытался я подтолкнуть ее. – Для всего человечества.
   – Тоже мне, спаситель человечества, – тут же привычно фыркнула сестренка, но при этом она сосредоточенно о чем-то размышляла. – Ты бы хоть намекнул, о чем твое изобретение.
   Я решительно помотал головой:
   – Это особенный кристалл. Я его выращивал почти два года. Два года трудов. Полагаю, я имею право сохранить тайну, пока не решу, что ее можно обнародовать.
   – Альвандер Морозов, ты ужасно вредный и нудный тип! – заявила мне сестра. – Хоть и гений. Хорошо, я согласна. Я даю тебе свое слово.
   Я покачал головой:
   – Не так.
   Феола вскочила с кресла, сообразив, чего я от нее требую.
   – На такое я не пойду! – решительно отрубила она, покосившись на кристалл клятвы, стоявший на столе. Похоже, она только сейчас сообразила, зачем я его приготовил. Снова глянула на меня. Я продолжал молча смотреть на нее. – Нет и нет! Даже не уговаривай! А вдруг ты задумал какую-то гадость?
   Я тоже встал и вытянул перед собой руку. На то, чтобы чуть-чуть раздвинуть себе кожу, много сил не надо. На ладони тотчас набух шарик крови. Я убрал руку, мысленно удерживая его в воздухе.
   – Пусть эта кровь будет свидетельницей моих слов, – в общем-то ненужно оповестил я ее – этот ритуал в Солнечной знали все. Стоявший на столе кристалл клятвы, уловив ключ-послание, вспыхнул розовым светом. – Клянусь, что с моей стороны нет желания причинять кому бы то ни было вред. И что моя работа направлена на то, что уже неоднократно пыталось сделать человечество. Я закончил.
   Капелька крови поплыла к кристаллу и растворилась в нем. Тотчас меня скрутила жуткая боль, и я со стоном рухнул на пол. На миг даже сознание потерял. Когда я открыл глаза, то обнаружил перед собой перепуганное лицо сестры, которая руками сжимала мне виски. Заметив, что я открыл глаза, она тут же закатила мне оплеуху.
   – Идиот! Болван! Знаешь, как ты меня напугал?!
   – Зато ты убедилась, что я серьезен.
   – Меня, между прочим, родители послали за тобой!
   – Мы отправимся домой сразу, как только ты скажешь «да» или «нет».
   – Ты и в самом деле чокнутый! – заявила сестренка после того, как минуты три изучала мое лицо. – Поднимайся с пола! Как ты ходишь по этому холоднющему камню?
   – Пол должен быть ровным, а остальное неважно, – машинально отозвался я, поднимаясь. – Так каково твое решение?
   Вместо ответа Феола выпрямилась, вызвала из своей ладони шарик крови и отправила его к кристаллу.
   – Клянусь никому не говорить о проекте моего брата до тех пор, пока он сам не разрешит мне это. Ну как? Доволен? – сердито поинтересовалась она, но тут кристалл впитал ее кровь и Феола, охнув, стала оседать на пол. В последний момент я успел ее подхватить и аккуратно опустил в кресло. Сам сел на подлокотник рядом с ней и осторожно взял сестру за руку. Так мы и сидели, пока она не пришла в себя.
   – Доволен, – ответил я ей. – Ты даже не представляешь, как! Без тебя мне пришлось бы свернуть проект.
   – Так что у тебя за проект? Может, скажешь, наконец?
   – Я лучше покажу, – отозвался я, вставая и потянув за собой Феолу. – Иначе ты примешь меня за сумасшедшего.
   – Я тебя всегда им и считала, – буркнула моя вежливая сестренка.
   – Спасибо, – отозвался я, подводя ее к дальней стене. Приложил к ней руку и закрыл глаза, нащупывая ключ-камень. Мысленно послал сигнал. Камень перед нами повернулся вокруг своей оси и отъехал в сторону.
   – Надо же, – пробормотала рядом Феола. – А я и не знала, что у тебя в этом месте есть еще одна пещера.
   Я не ответил. Для того и делалось, чтобы ты не знала.
   В отличие от предыдущей пещеры, эта ярко освещалась. Мысленно отдав команду, я чуть притушил огонек камней-светляков, пропустил вперед Феолу и закрыл дверь. Сестра с интересом огляделась. Впрочем, особо глядеть тут не на что. Полки с зародышами кристаллов, стол завален листами пергамента и инфокристаллами. Но это все не главное. Главное в этой комнате – ванна с питательным раствором, в которой плавал кристалл размером с голову взрослого человека. При виде кристалла такой величины Феола только рот раскрыла и медленно обошла ванну вокруг.
   – Боже мой, Дерри, ты вырастил кристалл такого размера?! Да зачем он такой нужен?
   Я, довольный произведенным эффектом, принялся объяснять.
   – Очень просто. Этот кристалл позволяет управлять пространством.
   Феола моргнула. Похоже, не сразу сообразила.
   – Чем?
   – Пространством. Он может погрузиться в матрицу n-мерного пространства так глубоко, как только возможно смоделировать. Это его основная функция. Кроме этого он еще много чего умеет. Теперь ты понимаешь, почему я говорил, что прошлые мои изобретения всего лишь побочные результаты? Когда мне требовалось получить определенное свойство, я выращивал отдельный кристалл и экспериментировал с ним. Когда доводил до совершенства – добавлял это свойство в главный кристалл. Ну а кристалл, на котором я все отрабатывал, отдавал Совету.
   – Подожди! – повторила Феола. И тут она повернулась ко мне. – Значит, не было никаких твоих проектов?!!
   – Не было, – вздохнул я. – Был один проект. А все остальное лишь следствие. Отходы производства. Я с самого начала работал над ним. – Я кивнул в сторону ванны.
   На самом деле, чтобы вырастить кристалл с известными свойствами, большого ума не надо. С этим и пятилетние дети справляются. Берется зародыш… их создают специальные мастера, помещается в ванну с питательным раствором. Затем мысленно, по определенной схеме, вносятся те параметры, которые необходимо получить. А дальше уже контролируешь его рост. Чем сложнее требуемая задача – тем больше кристалл по размеру. Я свой первый кристалл вырастил в четыре года. Очень хотел новую игрушку, вот и сделал себе кристалл, с помощью которого можно было трансформировать пластил. Но это ведь давно известные и многократно отработанные схемы. А теперь я создаю собственные кристаллы, со свойствами, которых до меня еще никто не получал. Работа точнейшая и сложнейшая. Поэтому люди, занимающиеся ею, должны обладать потрясающим воображением и умением концентрировать внимание. А работы мастерам-кристалловедам всегда хватало. Так что ничего удивительного, что подобные люди ценились в Солнечной. Правда я предпочел остаться вольным художником и весь ушел в работу над своим главным творением. А чтобы меня ничто не отвлекало от работы, даже сдал экзамены в школе экстерном. Справедливости ради стоит отметить, что школу экстерном закончила и моя сестра. Хотя и на полгода позже. Все-таки я талантливей. Но вот этого ей говорить не стоит. Прибьет.
   Феола тем временем внимательно изучала кристалл, прощупывая его мысленными зондами, и всякий раз, получив ответ, только руками разводила.
   – Да есть ли что-то, что ты туда не впихал?!
   – Полагаю, что все же проще перечислить, что я туда «впихал», – усмехнулся я. – И планировал впихать еще больше, только не справился. Из-за этого и пришлось разрабатывать новую схему управления кристаллами. Между прочим, настолько очевидную, что я просто поражаюсь, как до нее раньше не додумались. Но с этим я справился.
   – Не сомневаюсь. – В момент потрясения моя сестренка вполне здраво оценивала мои таланты. – А что за схема?
   – Я тебе потом расскажу. Если ты согласишься мне помочь.
   – Но… но что я могу?! Твой кристалл совершенство! Лучше, наверное, не придумаешь.
   – Неверно. Можно и лучше. Но прелесть моей схемы заключается в том, что она очень гибкая и позволяет без разрушения кристалла совершенствовать его до бесконечности. Ну… «до бесконечности» это я загнул. До величины, которую позволяет контролировать основной кристалл. Я тебе потом все покажу.
   – Так в чем же у тебя проблема?
   Я сморщился. Потом усмехнулся и кивнул на кристалл:
   – Да вот в нем и проблема. Он слишком сложный и слишком совершенный.
   Феола моргнула:
   – Не поняла…
   – А ты пробовала управлять совершенством? Я попробовал и едва не утонул в нем. Каким чудом я тогда выбрался из этого кристалла, не знаю. А ведь я не собирался делать ничего сложного. Просто протестировать самые примитивные его возможности, такие как подъем груза… Сложнейшее переплетение узлов, рисунок потоков… ты не представляешь, как это красиво и величественно. Стоит лишь мысленно погрузиться в кристалл, и он увлекает тебя туда целиком и выжимает до предела. Я после того случая два часа на полу валялся, не в силах даже шевельнуться, восстанавливая энергию. А потом кое-как выполз на воздух и лежал там.
   Феола смотрела на меня испуганно, слегка покачивая головой.
   – Ты сумасшедший! Мог бы меня позвать. Такие опыты надо вдвоем делать!
   – Да откуда ж я знал, что так получится?! – с досадой вскричал я. – Я ведь, казалось, все предусмотрел! Поставил все защиты, которые только существуют. Но кристалл их словно не заметил. Теперь я понимаю, почему никогда раньше не удавалось создать кристалл такой сложности. Ими невозможно управлять.
   – Но чем тогда я могу тебе помочь? – Феола недоуменно уставилась на меня. – Подожди-подожди. Им никто управлять не может, потому что человеческий мозг еще недостаточно развит. Ты сказал, что помочь тебе могу только я… Но я не мастер-кристалловед. Я биолог. Значит, ты хочешь…
   – Да, – подтвердил я догадку сестры. – Я хочу, чтобы ты дала кристаллу разум. Для человека управлять всеми возможностями кристалла невозможно. Но для разума, рожденного кристаллом, все эти способности как для человека умение дышать. Если тебе это удастся, то мы получим Великий Кристалл.
   – Ты не скромничаешь, – только и ответила сестренка. Хотя Феола и излучала скептицизм, но я видел, что идея ее увлекла. Она буквально загорелась ею. – Но на такую разработку надо получить разрешение Совета.
   – Оно есть, – отмахнулся я. – Я уже задавал вопрос. Мне было сказано, что возражений нет.
   – Ты разве выносил вопрос на обсуждение Солнечной? Тебе не кажется, что такой важный вопрос требует всеобщего решения?
   – Как только будет результат – сразу и спрошу. А пока нечего спрашивать. Кроме того, я терпеть не могу эти массовые телепатические обсуждения с кучей вопросов и запросов. У меня голова потом болит.
   – Просто ты лентяй. И трус. – Сестренка оказалась безжалостной. – Ты не хочешь выносить этот вопрос, потому что полагаешь, что тебе могут отказать. Как звучал твой вопрос?
   Я вздохнул:
   – Можно ли создавать разум, если только он сможет преодолеть Границу.
   – Ясно. Ты не лгал, но и не говорил всей правды. А говорят еще, что полуправда хуже лжи.
   Я поморщился:
   – Феол, ну пожалуйста. Я еще не готов давать своей работе всеобщую огласку. И я не скрывал суть работы. Я просто не говорил, на какой стадии она находится. К тому же один я просто не справился бы. Мне постоянно требовались консультации специалистов. По физике пространства, физике волн, биологии, химии. Я часто и кристаллы на заказ делал для разных институтов, а те вместо платы выполняли для меня расчеты.
   Я подошел к одной из стен пещеры и раздвинул панель. Все полки там были забиты стопками пергамента и инфокристаллами.
   – Видишь? Это все схемы и расчеты. Как я один, по-твоему, все это провернул бы?
   – А у институтов к тебе вопросов не возникало?
   – Вопросы возникали. Но учти, что мастера пользуются очень большим авторитетом, а я вхожу в двадцатку лучших в Солнечной. И второе – я не скрывал, для чего мне все это. Я просто не говорил, насколько близок к завершению проекта.
   – Почему?
   – Если не получится с первого раза, буду работать дальше. А так только напрасная надежда. Сколько уже таких попыток было? Я и тебе сказал только потому, что выхода у меня нет. Иначе все насмарку. Весь мой труд.
   Феола смотрела на кристалл уже не восхищенно, а задумчиво и оценивающе.
   – Мне нужна полная схема твоего кристалла. Вся его структура.
   Я достал из шкафа два отдельно лежащих кристалла и протянул их ей:
   – Вот. Я уже все приготовил.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное