Сергей Садов.

Дело о неприкаянной душе

(страница 5 из 46)

скачать книгу бесплатно

   – Кошмар!!! – ужаснулся я, хохоча в душе. Значит, моя хитрость удалась. Администратор все-таки подглядел, какую папку я смотрел, и рассказал все Ксефону. Тот, в силу великого ума, не нашел ничего лучшего, как тайком пробраться в архив и спрятать папку от меня. Урок же, на котором нам рассказывали о строгости хранения данных и влияние этого хранения на людей, он, естественно, прогулял. Так, знать о том, что папка просто не могла стоять не на своем месте, он не мог. Тут такой бедлам бы наступил, что всем ангелам известно стало. Комиссий понаехало бы. А потом еще работа по исправлению всех последствий на Земле.
   – Ты этого типа знаешь?! – вдруг подозрительно спросил архивариус.
   Я печально вздохнул.
   – Имею такое несчастье. Этот тип мой одноклассник. Он тоже проходит здесь практику. Правда, я понятия не имею, в чем его работа заключается. Он только под ногами у всех путается и мешает. Вчера за мной следил.
   – Больше он ни у кого путаться под ногами не будет! – с угрозой заметил архивариус, хватая Ксефона за ухо. Тот взвизгнул. – Вот что, Эзергиль, я вижу, ты парень серьезный. Побудь тут пока. Проследи, чтобы никто не прошел сюда. Говори, что я никого не велел пускать до своего прихода. А я пока этого типа отведу к администратору. А заодно выскажу этому старому дураку все, что о нем думаю.
   – Конечно, господин архивариус. Не волнуйтесь, все будет в порядке.
   Ксефон ожег меня ненавидящим взглядом, но тут же завизжал, когда архивариус потащил его к выходу. Я скорчил Ксефону рожу. Тот попытался мне ответить, но именно в этот момент архивариус дернул его слишком сильно, и Ксефон закричал от боли. Вскоре его крики затихли вдали коридора. Я молниеносно очутился около знакомого мне стеллажа и сунул папку с личным делом Зои Ненашевой на место.
   – Вот и отлично. – Представив, что сейчас творится у администратора, я захихикал. Нет, после архива надо обязательно будет к нему зайти.
   Все еще смеясь, я плюхнулся в ближайшее крутящееся кресло и оттолкнулся от пола ногой. Стул раскрутился. Все-таки что ни делается – все к лучшему. Не проспи я сегодня – не увидел бы такого захватывающего зрелища. Да и вернуть папку на место было бы проблематично под пристальным вниманием архивариуса. Да и Ксефон при виде меня воздержался бы от разных глупостей. Но что же мне делать с моей практикой?
   Вскоре вернулся архивариус. Он каким-то образом умудрился пребывать в сердитом и веселом настроении.
   – Все, – сообщил он. – Больше этот идиот нас не потревожит. Я сразу предупредил администратора, что если этот тип еще раз попадется мне на глаза, то я просто вышвырну его из здания, а на администратора напишу жалобу, что он выдает пропуска разным хулиганам, которые даже не понимают важность того, что здесь хранится.
   – Боюсь, вам придется привести свою угрозу в исполнение, – заметил я. – Намеков Ксефон не понимает.
   – Каких намеков?! – удивился архивариус.
   – Ну, вот вы его за ухо – и в коридор.
А надо было прямо сказать: «Больше, мол, не приходи сюда».
   – Такой тупой?
   – Ну-у-у… Обычно ему приходится все повторять дважды. – Чем хуже, тем лучше. Все-таки Ксефон был не таким тупицей, но… чего не сделаешь ради друга. Если друг тебя не похвалит, то кто это сделает?
   – Понятно. Ладно, пусть отправляется куда подальше. А тебе что надо?
   Я на миг задумался. Судя по тому, что я видел, вряд ли архивариус горит желанием помогать Ксефону. Думаю, он откажется это делать даже за деньги. Я решил честно все рассказать. Архивариус выслушал меня самым внимательным образом.
   – Значит, твой дядя ангел? – фыркнул он. – Что ж, бывает и хуже. Однако работку он тебе подкинул.
   – Вот-вот. Я-то думал, поговорю с этой душой, и все. Быстренько все сделаю.
   – О-о, мальчик, поверь моему опыту, все окажется гораздо сложнее, чем видно на первый взгляд.
   Хм-м! Я подозрительно покосился на архивариуса. Вроде как мыслей он не читает. Про то, что я забирал из архива личное дело Ненашевой, я благоразумно умолчал. А значит, я ничего не рассказывал из того, что узнал из папки. Следовательно, архивариус просто не мог знать всего того, что знаю я. Однако он сразу сказал, что дело сложное.
   – Ладно, пойдем искать твою Зою. Скорее всего она еще в отделе живых.
   Мы проделали ту же процедуру, что вчера я проделывал вместе с администратором. Но на этот раз я ничего не скрывал и сразу направился к нужной папке.
   – Вякнешь, что я тебя уже брал, отправлю в камин, – шепотом пригрозил я ей.
   – Мы же друзья, как ты мог во мне усомниться?! – испуганно отозвалась та.
   Я принес папку к столу и водрузил ее перед архивариусом. Тот нацепил очки и раскрыл ее.
   – Ну-с, посмотрим, что тут у нас.
   Вместе с архивариусом я читал и смотрел все то, что уже видел вчера вечером. Тот листал папку неторопливо. Иногда просил показать какой-нибудь эпизод из жизни Зои подробнее. Разглядывал фотографии. Вот он дошел до настоящих дней. Посмотрел кое-что из сегодняшней жизни семьи Ненашевых.
   – Ясненько, – проговорил он. – Да, печально-печально. – Он задумчиво подпер подбородок кулаком и уставился в одну точку. Я не мешал ему. Наконец архивариус очнулся. – Почему-то люди думают, что черти лишены жалости. Да ничего подобного. Например, мне искренне жаль этого мальчика. Пропадет ведь. И с очень большой вероятностью он окажется в конце концов нашим клиентом.
   – Но тем не менее это работа не для чертей! Она для ангелов. Это их работа – помогать и спасать.
   – Верно, но тут дело особое. Видишь ли, мальчик не верит ни во что. А раз так, то он вынужден противостоять всему миру в одиночку. А это ему не по силам. И раз он не верит, то ангелы здесь бессильны. А вот мы, то есть черти…
   – То есть мы помочь ему можем?!! Но это не наша работа?!!
   – Ну и что? Это не мешает попробовать.
   – Вы хотите сказать…
   – Ну да. Если ты чего-то не умеешь делать – это не повод, чтобы не попробовать. Ты же ведь хочешь заработать свой зачет по практике?
   – Ну конечно!
   – Тогда тебе придется эту проблему решать. Сам понимаешь, что этот призрак никуда не пойдет, пока будет волноваться за сына. И единственный способ для тебя заставить призрак определиться – это убедить его, что страхи за сына напрасны.
   – Убить ее мужа, и все дела! – буркнул я.
   – Но-но! Не разрушай мое хорошее мнение о тебе.
   – Да понимаю я, что глупость говорю. Это я так просто.
   – Даже так просто не смей такого говорить. Ни мы, ни ангелы не можем вмешиваться прямо в жизнь людей. Это одно из основополагающих правил, установленных Им. Мы можем действовать только через людей. Но вот дам я тебе один совет… – Архивариус задумался. Потом кивнул. – Вот что, мальчик. Тебе надо съездить в Рай. Раз у тебя там дядя, то он тебе поможет. Я же дам тебе записку тамошнему архивариусу. Посмотри еще их архивы. Понимаешь, у нас, конечно, полные архивы, но мы собираем в основном пороки. То есть следим за темной стороной человека. А там смотрят за светлой. Чтобы составить цельную картину, тебе не мешало бы ознакомиться и с теми архивами. Нельзя понять человека по-настоящему, если ты знаешь о нем только с одной стороны.
   Я медленно кивнул.
   – Спасибо. Пожалуй, так я и сделаю. Сегодня я еще поработаю здесь, а завтра отправлюсь в Рай. Мне бы еще хотелось посмотреть личные дела Алеши Ненашева и мужа Зои Виктора Ненашева.
   – Вот это правильно, – одобрительно кивнул архивариус. – Ладно, работай, мешать не буду.
   – Ну что вы! Вы так мне помогли.
   – Конечно, помог. Ты ко мне по-доброму, и я к тебе со всем почтением.
   Архивариус добродушно усмехнулся и отошел. Я же вернул папку Зои на место и отыскал дело Виктора. Ничего нового из нее я так и не узнал. Только понял, как он начал пить с компанией друзей. Но помочь мне это вряд ли могло. И картинки были те еще. Вот он наказывает сына за двойку. Вот бьет жену за то, что она прячет от него деньги, что мешает ему купить бутылку. Короче, точно наш клиент. И папка его была довольно увесистой в отличие от папки Зои, хотя вроде как лет ему столько же. Ну ладно, об этом можно будет потом порассуждать.
   Убрав все на место, я тепло попрощался с архивариусом и отправился разыскивать администратора. Нашел я его в комнате отдыха, где тот, похоже, успокаивал нервы. Я вежливо с ним поздоровался. Администратор наградил меня сердитым взглядом.
   – Что там у вас произошло с Ксефоном? – хмуро спросил он.
   – С Ксефоном? – сделал я круглые глаза. – Честное слово, ничего. Это он за мной следит.
   – Почему ты решил, что он следит?! – поинтересовался администратор.
   – Ну… догадался. Вот смотрите, я вчера нашел нужную мне папку, а сегодня Ксефон пробрался в архив и попытался ее перепрятать.
   – Так ты вчера ее не нашел, – ехидно заметил администратор.
   – Нашел, господин администратор, – печально вздохнул я, словно признаваясь в проступке. – Просто не сказал вам. Вы уж извините меня. Я хотел сам эту проблему решить и ни с кем не делиться. А потом все будут хвалить меня. Говорить, что я молодец.
   – Тщеславие, – усмехнулся администратор. – Да, истинно чертовское чувство. Я тебя понимаю.
   – Ну да. А то, что этот болван Ксефон решил переложить папку в раздел мертвых…
   Администратор поморщился.
   – Да уж. Тогда бы я точно вылетел с работы без выходного пособия. Чему вас только в школе учат?!! – вдруг взорвался он.
   – О-о, – с некоторым злорадством протянул я. – В школе нас хорошо учат. Но Ксефон знает на пять только один предмет.
   – Какой это? – насторожился администратор.
   – «Урокопрогуливание». Это у него великолепно получается. Со всей ответственностью заявляю, что по этому предмету он лучший в школе.
   – Ох, – администратор вдруг схватился за сердце, – я ж ему выдал полный пропуск по всему зданию! Он только в особые отделы заходить не может.
   Сочувствия к администратору я почему-то не испытывал.
   – Да-а. А вы везучий черт.
   – Почему это?
   – Потому что Ксефон с этим пропуском ходит по зданию уже второй день, а у вас только одно происшествие.
   На этой оптимистической ноте я попрощался с администратором, отправившись разыскивать в коридорах призрак, и столкнулся по дороге с Ксефоном. Тот сиял совершенно красным ухом и перекошенной физиономией. Я склонил голову набок и внимательно его рассмотрел.
   – А знаешь, тебе идет. Хотя для симметрии надо бы и второе ухо увеличить. Если хочешь, могу по-дружески тебе помочь. Ты только попроси. Или я господина архивариуса позову. Думаю, он тоже тебе поможет с удовольствием.
   – Я тебе еще это припомню! – прошипел мне Ксефон. – Я ведь догадываюсь, что это ты все устроил! Еще не знаю, как ты это сделал, но узнаю! И тогда берегись. – Он резко отвернулся и зашагал к администратору. Тот ждал его с самым мрачным видом. Я усмехнулся. Похоже, для бедняги Ксефона неприятности на сегодня не закончены.

   На этот раз призрака я отыскал гораздо быстрее. По крайней мере гоняться за ним по всем коридорам не пришлось.
   – Ты пришел? – прошелестел призрак.
   Я поднес палец к губам и осмотрелся. Потом достал из кармана коробочку, где копошилось три паучка. Их я собрал вчера у нас в саду. Полчаса лазил, пока нашел. Потом еще час потратил, настраиваясь на них. Пришлось даже повторить учебник по всевидению. Я посадил по паучку на каждом повороте.
   – Вот так, мои золотца. Посидите здесь. И смотрите вокруг. Внимательно смотрите. – Я проверил, как работает связь. Смотреть через восемь паучьих глаз было не совсем привычно, но ничего. По крайней мере головой вертеть не надо. И уж точно никто не подкрадется незаметным.
   – Зачем это? – спросил призрак.
   – А просто так. Люблю я пауков. Мания у меня такая. Некоторые кошек дома держат, собак. А я пауков. Куда ни иду, всегда их с собой беру. А сейчас вот им на прогулку пора. – Чего-то сегодня я какой-то не в меру ехидный. Заболел, может? Ага, точно. Заболел. Как больному мне полагается полный покой. Увы, но покой мне только снится. И пока с этим призраком не разберусь, он мне и дальше сниться будет. Значит, надо как можно скорее решить эту проблему.
   – Бывает, – кивнул мне призрак.
   Так, кажется, сегодня не у одного меня ехидное настроение.
   – Между прочим, из-за некоторых я всю ночь не спал и уже с утра на ногах.
   – Извини. Ты узнал о моем сыне?
   Врать мне почему-то не хотелось, а говорить правду тем более.
   – Он здоров, – уклончиво ответил я.
   – Это я и так знаю.
   – Э-э, видишь ли, как ты понимаешь, у нас тут в Аду несколько односторонние сведения, – повторил я слова архивариуса. – Чтобы составить полную картину, мне надо заглянуть в архив Рая. Ты согласна подождать еще один день? Получив все сведения, я снова приду.
   – Ты что-то скрываешь. А я не могу уйти от кладбища. Не могу увидеть сына. Почему?
   – Ну-у, мне вот так трудно объяснить. Все дело в священной земле, которая мешает вам совершать ошибки…
   – Не важно. Кажется, я знаю, как преодолеть запрет.
   – На вашем месте я бы этого не делал. На кладбище вы в полной безопасности. Там сама земля защищает вас. За его пределами возможны всякие неприятности. В том числе и злобные призраки, которых уже заждались у нас. Однако они не спешат, идиоты. Впрочем, когда они начнут развеиваться, то сами прибегут как миленькие. Хотя мироздание не много потеряет, если эти души и исчезнут.
   – Я должна увидеть сына.
   – Я могу принести фотографию.
   – Я должна увидеть сына!
   – Или фильм принесу.
   – Я должна увидеть сына!!! – Призрак вдруг всхлипнул и исчез.
   Я озадаченно уставился на то место, где он висел только что. Почесал затылок. Ну, в конце концов, если этот беспокойный призрак развеется, то это тоже будет решением моей проблемы. А пока можно и домой отправиться. Во-первых, надо выклянчить деньги для поездки в Рай, во-вторых, поспать, в-третьих, собрать вещи. Но сначала надо добраться домой. Итак, едем домой.


   Утренний межмировой экспресс в Рай отходил в пять утра. Проклиная все на свете, я забрался на подножку вагона. Наверное, вставать с утра пораньше станет обыденностью на время практики. Ужас! Уже второй день подряд выспаться толком не могу. Надо было брать билет на семнадцать ноль-ноль. Но тогда на место я прибыл бы поздней ночью. А это еще хуже, чем вставать в пять утра. На платформе мне махала рукой мама.
   – И не забудь менять носки! – прокричала она мне.
   Я скривился. Проблема носков в данном случае занимала меня меньше всего. И, в конце концов, мне уже не двадцать лет! Я в состоянии и самостоятельно позаботиться о себе. Вчера еще хорошо удалось отбиться от матери, которая настаивала на том, чтобы ехать со мной. Хорошо бы я выглядел, приехав на летнюю практику с матерью. Да меня бы в классе на смех подняли. Маменькин сынок, маменькин сынок!
   Я торопливо забросил свою сумку на полку и высунулся в окно. Помахал рукой.
   – Я не надолго! – крикнул я, произнося эти слова, наверное, уже раз сто. – И дядя позаботится обо мне. – Представив встречу с дядей, злорадно улыбнулся. Наконец-то я смогу высказать ему все, что думаю о его задании, которое он для меня подыскал.
   Наконец экспресс тронулся в путь. Я захлопнул окно и плюхнулся в кресло в надежде немного вздремнуть. Щаз-з-з. Вздремнешь тут. Едва я закрыл глаза, как в купе ворвалась шумная компания из трех типов. Они явно только недавно получили документы совершеннолетних. А я-то уже надеялся, что буду здесь один. Ничуть не обращая на меня внимания, они принялись довольно громко обсуждать свои планы на ближайшие сутки по прибытии в Рай. Моя догадка полностью подтвердилась – вся эта троица только вчера стала совершеннолетними, и они решили отпраздновать это событие путешествием в Рай. Некоторое время я недовольно смотрел на них в надежде, что они все-таки заткнутся. Как бы не так. Они даже не обратили внимания на мою вежливую просьбу. Только один буркнул что-то типа: «Молчать, малявка». Значит, малявка?! Пришлось прибегнуть к радикальному средству. Я тихонько достал из кармашка небольшой пакетик с чесательным порошком и тихонько выдул его в комнату. Сам я тут же проглотил античесательную таблетку. Выждав немного, я начал усиленно чесаться, вертясь в кресле. Сначала на меня не обращали внимания. Потом все-таки один заметил. Он недоуменно уставился на меня.
   – Эй, что с тобой, парень?
   Я махнул рукой и дружелюбно посоветовал:
   – Да не обращайте внимания. Чесотка замучила. Вот еду лечиться. Говорят, в Раю медицина классная. Болезнь, конечно, заразная, но не волнуйтесь, вас в Раю тоже вылечат.
   Через секунду я остался в купе один. Усмехнувшись, я откинулся на спинку кресла и уснул. Проснулся я от того, что кто-то хорошенько меня встряхнул.
   – Этот, что ль, чесоточный тут?
   Я открыл один глаз. Рядом со мной стоял какой-то тип в костюме биологической защиты. Я недоуменно покосился на него. И только увидев за его спиной своих недавних попутчиков, сообразил что к чему.
   – Какой чесоточный? Это один из той троицы? – удивился я, махнув рукой за спину типа в костюме. – Не знал. Нет, вы вообще понимаете, что делаете?!! Да я родителям скажу, они вам такой иск вкатят!!! Вы что, своих пассажиров не проверяете?! Тут больные люди ездят, а что делает администрация?!
   – Эй, это же ты больной! – возмущенно завопил один из троицы.
   Я про себя усмехнулся. Сам же громко возмутился:
   – Они еще на меня валят!!! Перекладывают с больной головы на здоровую, так я еще и виноват!!! Шеф, они же нарочно врут, чтобы никто не мог их заложить. А я вот… – Я залез в карман своей сумки и достал свою метрику и справку. В школе у нас перед каждыми каникулами проводили медосмотры. Эта же медицинская карта заменяла для несовершеннолетних документы. И я с гордостью продемонстрировал отметку «Здоров» в карте. – Да вы посмотрите на них!
   Тип в маске обернулся. Мой порошок уже начал действовать, и все открытые места у троицы пошли красными пятнышками. Один из них уже вовсю чесался.
   – Так!!! – Тип в маске грозно нахмурился. – Значит, вы решили надо мной поиздеваться?! Да?! Да еще все свалили на несчастного мальчика?! Ну что ж, посмотрим, во что вам это выльется. – Под протестующие вопли троицы он вытолкал их в коридор.
   Кажется, праздник у этой троицы вышел изрядно подпорченным. С другой стороны, они сами виноваты. Я же ведь их вежливо просил. Говорил, что устал. Все-таки быть вежливым – это великая вещь. Надеюсь, больше меня никто не потревожит. Ради его же блага надеюсь…
   Где-то около девяти утра поезд миновал промежуточную станцию. Я с интересом разглядывал в окно роскошнейший дворец, в котором, как я знал, жила Справедливость. Люди верно изображали ее с завязанными глазами. Если все время спать, то их просто разучишься открывать. Впрочем, я еще не слышал ни одной жалобы на ее суд. Там же находились и знаменитые Весы. В особо сложных случаях из Рая и Ада доставляли личные дела душ и взвешивали их. Чья папка перевешивала, тех поступков в жизни человека и было больше. Перевешивала папка из Рая, значит, человек был больше хороший, чем плохой. Если же перевешивала папка из Ада, что ж, добро пожаловать к нам в котел.
   Поезд остановился. Я переборол в себе желание спуститься на платформу. Нет, мне бы хотелось прогуляться, но у этого места был один крохотный побочный эффект – здесь любая ложь была правдой. Не в том смысле, что солгать нельзя. Просто любая ложь тут же становится правдой. Короче, не самое подходящее место для чертей. К счастью, стоянка оказалась недолгой, и соблазн не успел меня одолеть. Следующая остановка была в Раю.

   Подхватив сумку, я вышел на перрон и огляделся. Дяди нигде не было видно. Значит, он так? Значит, скрывается? Ладно, дозвониться я не смог, причины могут быть разные. Но чтобы он не пришел меня встречать, когда я лично надиктовывал сообщение его домовому… Тот не мог не передать его.
   – Эзергиль?
   Я обернулся. Передо мной стоял какой-то тощий тип, весь покрытый чешуей из иголок.
   – Ты кто? – грубовато спросил я.
   – Лешие мы, – буркнул тип. – Лешак – это имя такое. Меня просил встретить тебя твой дядя.
   – Вот как? – Я начал медленно закипать.
   – Да. Он просил передать, что важные дела задерживают его на работе. Он очень сожалеет, что не может тебя встретить, и просил передать тебе вот это.
   Я машинально принял ключи.
   – Что это?
   – Это ключи от квартиры твоего дяди. Он сказал, что ты можешь располагаться у него дома. Сказал, чтобы ты не стеснялся.
   Я посмотрел на ключи в руке, потом на лешего.
   – С каких это пор в Раю стали запирать дома?
   – Да с тех самых, как в Рай стали пускать чертей, – буркнул леший. Похоже, он не слишком любил чертей. – Счастливо.
   – А… – Но леший уже скрылся в толпе. Я же остался стоять на перроне с сумкой в одной руке и с ключами от дядиного дома в другой. С досадой я швырнул сумку на пол. И здесь перехитрил. Ну не верю я, что дядя вдруг оказался так сильно занят, что никак не может найти даже минуточки ни позвонить мне, ни встретить на вокзале. Однако устраивать скандал было глупо. Тем более здесь. Сразу придут такие дяди в белом. Начнут успокаивать, пообещают конфетку, а потом проводят к папе с мамой. Короче, достанут капитально. Сердито сопя, я подхватил сумку и вышел на улицу.
   Первое желание, которое посещает меня при виде городов Рая, – это спуститься в Ад и отыскать душу того архитектора, кто планировал наши города, а потом подложить под его котел побольше высококачественных поленьев, чтоб ему жарче там было. Их здания словно парили в облаках. Они казались воздушными. Весь город сиял в лучах солнца. И даже в пасмурную погоду он не выглядел мрачным. Он скорее казался умывающимся. А улицы!!! Они словно плыли над городом. Ты поднимаешься выше и выше, пока город не оказывается под тобой во всем своем великолепии. Город, полный цветов и радости. Эта радость буквально лучится со всех сторон. Тут и начинаешь задумываться об иммиграции.
   Передо мной опустился Пегас.
   – Вам, молодой человек, куда-то надо? Я доставлю вас быстро и надежно.
   Я покосился на этого крылатого конька.
   – Подрабатываешь? – поинтересовался я.
   – Все мы должны приносить пользу обществу. Я доставляю путников, кто-то сеет прекрасный овес, который я ем. Я помогаю одним, а другие помогают мне.
   – Ясненько. Значит, за спасибо и довезешь, – буркнул я, влезая в седло.
   Пегас фыркнул.
   – Вы, черти, такие невоспитанные.
   Всеобщее заблуждение. Мы, черти, вообще-то умеем прекрасно себя вести. Ведь если хочешь кого-то обмануть, то надо для начала вызвать у этого кого-то доверие. А кто будет доверять мрачному хаму, который ругается, как извозчик? Просто мы любим пускать пыль в глаза. Вот мой папаша! Сморкается за столом и тут же вытирает руки об майку. А потом этими же руками ест. Но как-то видел я старый фильм, где папа был во фраке на балу какого-то графа. Кажется, Дракула его звали. Впрочем, в этих человеческих титулах не разберешься. Так вот, он своими манерами затмил все высшее общество. Он там был просто великолепен. Он в прямом смысле этого слова блистал.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Поделиться ссылкой на выделенное