Сергей Садов.

Дело о неприкаянной душе

(страница 10 из 46)

скачать книгу бесплатно

   – А когда он тебе это предложил?
   – Сейчас подумаю. Ах да. Два дня назад. В принципе я уже нашла себе практику, но когда мне предложил Монтирий, то я согласилась, не раздумывая. Учителя тоже не возражали против такой замены.
   Два дня назад. Интересно. На следующий день после того, как нашел работенку мне. Ну дядя, ну интриган! Все-таки чертовская порода в нем осталась, хоть и ангел он теперь. Еще бы понять, чего он добивается.
   – А что за расспросы? Ты знаешь господина Монтирия?
   – Немного, – криво усмехнулся я. – Он мой дядя.


   Девчонка недоверчиво уставилась на меня широко открытыми глазами.
   – Врешь! – выдохнула она.
   Я пожал плечами.
   – А какой смысл мне лгать?
   – Кто вас, чертей, знает?
   – Даже черти не врут ради вранья. Если мы врем, то чего-то пытаемся добиться.
   – А может, ты и пытаешься.
   Я молча взял у девчонки свой дневник и отправил его туда, где он и был. Потом снова посмотрел на девчонку.
   – Слушай, мои родственные отношения с Монтирием мы можем обсудить потом. Сейчас нам надо решить, что делать дальше. Я как-то не рассчитывал, когда получал свое задание, что у меня под ногами будет путаться ангел…
   – Это кто еще у кого будет путаться под ногами!!! Осмелюсь заметить, что помогать людям – это вовсе не прерогатива чертей! Ты хоть знаешь, что надо делать?! Болван!
   На болвана я решил не обижаться. Тем более что я впервые видел ангела, который ругается с такой непринужденностью. Склонив голову набок, я молча изучал девчонку.
   – Тебя как звать, ангелочек? – миролюбиво поинтересовался я.
   Девчонка поперхнулась гневной отповедью и уставилась на меня.
   – Ангелочек?! – прошипела она.
   – Да ладно тебе, – махнул я рукой. – Если уж нам суждено действовать вместе…
   – А кто тебе сказал, что я соглашусь действовать вместе с тобой?! Чтобы ангел и черт действовали совместно…
   – Необычно, правда? – усмехнулся я. – Разве это не повод, чтобы попробовать?
   Девчонка оторопело уставилась на меня.
   – Необычно, – вынуждена была согласиться она. – А ты любишь необычное?
   – Скажем так, я не люблю устоявшиеся правила. Черт я или не черт?
   – Я не черт. Но… мне тоже говорили, что я не люблю разные правила. – Она вдруг усмехнулась. – Ладно, попробуем. По рукам. Кстати, меня зовут Альена.
   Я пожал протянутую руку.
   – Эзергиль. И какие наши планы?
   Альена огляделась. Мы находились напротив какого-то парка. Только дорогу перейти.
Она махнула туда рукой.
   – Раз уж так получилось, что придется действовать вместе, то стоит все обсудить и обменяться сведениями. Давай там все и обсудим. Найдем тихий уголок.
   Почему бы и нет. Я никогда не был сторонником серьезных разговоров посреди улицы. А парк – место идеальное.
   Да-с, возможно, парк место и идеальное, но найти в нем летом свободную скамейку занятие то еще. Все их оккупировали бабульки со своими чадами либо компании каких-то подростков с бутылками пива в руках. Альене, видно, тоже надоело бродить по парку, и она молча указала на тенистый уголок под деревом. Я не видел причины не согласиться с ней и первым плюхнулся прямо на траву. Рядом пристроилась девчонка.
   – Итак. Начинай.
   – Почему я? – удивился я.
   – А почему нет?
   Я покосился на своего неожиданного соратника и промолчал. Папа всегда мне советовал никогда не спорить с женщинами. Дороже выйдет. Поэтому ограничился только согласным кивком.
   Около получаса я излагал ей то, что мне удалось почерпнуть из всех архивов Ада и Рая. Альена хмурилась и кусала губы. Когда же я закончил, она удрученно кивнула.
   – То же и у меня. Я надеялась, что ты раздобыл что-нибудь такое, чего не знаю я.
   – Хм, на то же самое надеялся и я. Где я, по-твоему, успел бы раздобыть что-то новое, если только три часа как прибыл на Землю?
   – Три часа? Я прибыла на час раньше. Правда, и добиралась до нужного дома дольше. Ваши черти дурацкие шутники! Высадили меня почти на окраине города!
   – Серьезно, что ль? Так надо требовать было доставку на место. Дундук ты! Сама виновата. Нечего было позволять сесть себе на шею.
   – Значит, я еще и виновата?!
   – Тпру-у. Стоп. Сейчас поругаемся. Просто в следующий раз запомни: если тебе что-то положено от чертей, требуй это не стесняясь. Стеснительных у нас не понимают.
   – Учту, – зловеще-спокойно отозвалась Альена. – Веселенькие у вас в Аду порядочки.
   – Да веселее, чем в Раю. Куча правил… Э-э, извини.
   – Извиняющийся черт! Да, теперь я и правда верю, что Монтирий твой дядя. Кое-чему от него ты, безусловно, научился.
   – Слушай, может, вернемся к нашей проблеме? У тебя идеи есть? С чего начинать нам?
   – Как с чего? Ясно, надо помочь этому Алексею. И в первую очередь избавить его от дурной компании. Пожалуй, тут ты сможешь помочь.
   – И не подумаю даже.
   – Это почему?!
   – Потому что я не нянька. И нянчиться с этим мальчишкой не собираюсь. Я, конечно, могу навтыкать всем по кумполу так, что они будут Алексея до конца жизни за километр обходить, но…
   – Но?
   – Но пойдет ли на пользу это Алексею?
   – В каком смысле?
   – В самом прямом. Если он совершает ошибки, то сам должен их и решать. Если начать делать это за него, то ничем хорошим, прежде всего для самого Алексея, это не кончится. Очень легко привыкнуть к тому, что за тебя кто-то делает всю работу.
   Альена насупилась.
   – Ты считаешь, он справится?
   – Вот наша задача и помочь ему поверить в себя, чтобы он СМОГ справиться, а не справляться за него.
   – Мы можем помочь ему справиться, а потом указать ему истинный путь.
   – Ну-ка, ну-ка, – заинтересовался я этим утверждением. – Ангелы должны помогать людям верой в то, что им по силам сделать дело, или делать за них дело? Может, я чего-то не понимаю, но какое основное правило ангелов? Не решать за людей их проблемы, а помогать им поверить в себя, чтобы они сами справились с ними. Не так?
   – И откуда ты про ангелов все знаешь, – буркнула Альена.
   – Не забыла, кто мой дядя?
   – Забыла. Только это все бесполезно. Я смотрела на Алексея. Он не верит никому и ни во что. И он не верит в добро. Мы можем заставить его поверить.
   – «Заставить поверить в добро», – хмыкнул я. – Звучит отлично. А если не поверит, то по кумполу ему. Чтоб верил. Или на костер. Как там инквизиция заставляла верить в добро?
   – И что предлагает такой гений, как ты?
   – Не знаю… Стоп! – Я поднял руку и так замер, раскрыв рот. – Альена, гений – ты!!! Конечно, как же я не сообразил!
   Альена подозрительно посмотрела на меня.
   – Ты чего? – поинтересовалась она, глядя, как я отплясываю джигу.
   – Я только что понял! Благодаря тебе. Я идиот! Я должен был сразу сообразить! Инь и Янь. Добро и Зло. Белое и черное. Тьма и Свет. Это же одно и то же! Две стороны одного и того же предмета! Разве вас не учили этому в школе?
   Альена насупилась.
   – Не знаю. Не помню.
   – Странно. Мы еще в девятом классе это прошли. Это же в первое десятилетие учебы проходят. Добро переходит во Зло, а Зло обращается в свою противоположность. Если мы не можем заставить Алексея поверить в Добро, то кто нам мешает заставить его поверить во Зло?! Окунуть его в это, а там пусть плывет.
   – Что? Ты? Задумал? – медленно и по слогам поинтересовалась Альена.
   – Увидишь. И мы не будем заставлять его поверить в Добро. Он сам будет разыскивать его! Сам, идя через муки и испытания! Мы, конечно, можем ему сразу все дать на блюдечке, но оценит ли он это? Дядя как-то сказал, что люди ценят только то, чего добиваются тяжким трудом. И мы заставим его трудиться, чтобы заслужить свое счастье. И тогда он будет это ценить. А если ему это счастье преподнести на блюдечке, то он вскоре отвернется от него.
   – По-моему, ты замыслил какую-то гадость. Я могу отучить его отца пить. Тот сможет заняться сыном. Я прослежу за этим…
   – Я прошу прощения за грубость, но ты и задницу им тоже подтирать будешь?
   – Грубиян!
   – Верно. Кстати, у меня есть лучшее решение. Герметичная продезинфицированная комната с отфильтрованным воздухом. И исполнение всех желаний до конца жизни. Жратва от пуза.
   – Это уже чересчур.
   – Вспомни Адама! – обвиняюще ткнул я в нее пальцем. – Это в первом классе рассказывают.
   – А при чем тут Адам?
   – А при том! Он, – я кивнул на небо, – уж насколько терпелив, но и Ему надоело ждать, когда же этот Адам в конце концов вкусит плод Познания. Нам, чертям, тогда и пришлось отдуваться.
   – Не рассказывай мне азбучных истин.
   – Тогда не пытайся построить еще один Эдемов сад для конкретного человека! В общем, так: пойдем со мной. Объяснять ничего не буду. Сама все увидишь.
   Я поднялся и зашагал из парка.
   – Эй, стой! Я не сдвинусь с места, пока ты не объяснишь, что ты задумал!
   Я повернулся к Альене.
   – Тогда тебе придется долго здесь сидеть. – Больше не слушая ее криков, я вышел из парка. Как я и ожидал, Альена вскоре догнала меня и зашагала рядом.
   – Ты мог бы быть и повежливей.
   – А ты могла бы и догадаться.
   Девчонка надулась и некоторое время шла рядом со мной молча. Я же целеустремленно шагал к дому Алексея. Чтобы не было никаких неожиданностей, я при входе во двор сразу накинул на себя и Альену морок. Никем не замеченные мы поднялись на шестой этаж. Я тут же вошел в квартиру. Заметив, что Альены рядом нет, я высунул голову сквозь дверь.
   – Ну, ты чего застряла? Тебя долго ждать?
   – Сейчас. – Альена пыталась сосредоточиться, но это у нее получалось не очень. Вот она попробовала пройти сквозь дверь, но безуспешно.
   Я подозрительно посмотрел на нее.
   – Ну что смотришь?! – сердито спросила она. – Это не самое любимое мое упражнение.
   Я понаблюдал еще за тремя ее попытками. Потом вздохнул и вышел из квартиры целиком. Зашел к ней сзади и своими руками соединил ее ладони вместе. Альена дернулась, но я был сильнее. В конце концов она сообразила, что я просто пытаюсь ей помочь, и успокоилась.
   – Закрой глаза. А теперь внимательно слушай меня. Сосредоточься. Я обычно представляю, что нахожусь в межмировом пространстве, где нет никаких стен и преград.
   Монотонно рассказывая о важности сосредоточения, я, по сути, гипнотизировал ее. Потом сделал шаг вперед. Альена повторила его. Я сделал следующий шаг. Так шаг за шагом мы подошли к двери и прошли сквозь нее.
   – Долго еще там сосредотачиваться? Кажется, я поняла. Сейчас пройду.
   Я хмыкнул и отпустил ее руки. Потом хлопнул по плечу.
   – Идиот! – рявкнула Альена. – Ты мне всю сосредоточенность сбил! – Тут она увидела, где находится, и замерла с открытым ртом. – У меня получилось? – недоверчиво прошептала она.
   Я же, разглядывая ее потрясенный вид, начал кое о чем догадываться.
   – Слушай, а ты как в школе? В смысле, отличница?
   Альена сердито уставилась на меня. Потом потупила взгляд.
   – Нет. В основном тройки.
   Я так и сел.
   – Вот угораздило же меня так влипнуть! Ну, дядя! Ангел-троечник. Ужас.
   – Можно подумать, ты у нас отличник!
   – Представь себе. Я третий в школе по успеваемости. Даже участвовал в соревнованиях. Кстати говоря, однажды был и на турнире в Раю в числе команды Ада против вашей. Занял четвертое место. Но там я сам виноват. Не совсем правильно сотворил фантом. Я потом долго тренировался. Но это ерунда.
   Альена недоверчиво изучала меня.
   – Черт-отличник.
   – Ангел-троечник, – в тон ей отозвался я. Мы посмотрели друг на друга и захихикали. – Команда у нас получилась еще та.
   Альена рассмеялась и тут же зажала себе рот.
   – Ой, а вдруг в квартире кто-то есть. А мы тут шумим.
   Я махнул рукой.
   – В квартире кто-то есть. А именно Ненашев Виктор Николаевич. Отец Алексея. Он нас не услышит. Об этом я сразу позаботился. Так что можешь хоть петь.
   – А что мы тогда будем делать?
   – Ждать ночи. – Я молча прошел в комнату, где спал Виктор Николаевич, и уселся в единственное кресло, не обращая никакого внимания на спящего мужчину. Альена недоуменно смотрела то на меня, то на отца Алексея.
   – А зачем? – поинтересовалась она.
   – Что зачем?
   – Зачем ночи ждать?
   – А затем, что только ночью творятся черные дела.
   – Глупость. Самые страшные преступления всегда совершались днем.
   – Ну и что? Да ты садись. Нам еще долго ждать.
   – В таком случае мог бы и уступить девочке место.
   – Зачем? Мне стоять совершенно неудобно будет.
   – Черт!
   – Конечно, – усмехнулся я. – Разве у тебя были какие-то сомнения в этом?
   – Невоспитанный хам.
   – Как верно тут было подмечено, я черт.
   Альена чуть ли не обиженно уставилась на меня. Потом мрачно уселась на полу в позе лотоса. Я же прикрыл глаза и откинулся на спинку кресла, устраиваясь поудобнее. Мерно тикал будильник.
   Отвлек меня от медитации звонок в дверь. Я приоткрыл один глаз и огляделся. Альена по-прежнему сидела на полу в позе лотоса. На кровати спал Ненашев. Звонок повторился. Ненашев недоуменно приподнял голову и огляделся. Нас, естественно, он не увидел. С ворчанием встал и оправил свой костюм. Хм, довольно странная пижама, на мой взгляд. Совершенно неудобная. Тут звонок повторился в третий раз.
   – Иду! – буркнул Ненашев. Загремел замком.
   – Ненашев Виктор Николаевич? – услышал я чей-то официальный голос.
   – Я. – Голос отца Алексея вдруг как-то даже охрип. Мы с Альеной переглянулись.
   – Кажется, начинается. Скоро будет интересно.
   – Ничего интересного не будет. – Альена тоже поднялась. Мы с ней отошли в угол комнаты и замерли. Вот дверь комнаты открылась, и в нее вошел Ненашев Виктор. За ним человек в форме. Последним в комнате появился Алексей. Он был даже не бледным. Серым. И с откровенным ужасом смотрел на отца.
   – Виктор Николаевич, я бы хотел поговорить с вами о вашем сыне, – начал милиционер. Похоже, это был участковый.
   – Что еще натворил это паршивец?!
   – Понимаете, тут довольно странно. Он был свидетелем ограбления киоска Роспечати. Когда же его спрашивают о том, кто грабил, он говорит, что не знает. Постоянно путается в рассказе. И еще у него была сумка с крадеными вещами…
   Я перехватил взгляд Ненашева, который тот бросил на сына. Алексей буквально затрясся. Рядом вздрогнула Альена.
   – Он говорит, что подобрал мешок, когда неизвестные воры удирали…
   Дальнейший разговор был не слишком интересен. Участковый все пытался выяснить, не замечал ли Ненашев за своим сыном в последнее время каких-то странностей. Ненашев что-то там юлил, стараясь выглядеть строгим, но справедливым.
   – Понимаете, – подобострастно говорил он, – у мальчика недавно умерла мать. Для него это явилось настоящим потрясением.
   – О, извините, не знал.
   – Да, вот так вот. Да и на меня смерть жены подействовала… да вы ведь и сами видели, как у нас дома. Все никак не могу взять себя в руки. Понимаю, что надо жить хотя бы ради сына, но как вспомню жену, так все из рук валится.
   – Ну, лицемер! – восхищенно протянул я. – У него можно поучиться.
   – Он не врет, дурак, – буркнула Альена.
   – Он верит, что говорит правду. А это не одно и то же, что не врет.
   – Умник. – Альена замолчала. Я же без всякого интереса прислушивался к разговору, прекрасно понимая, чем он закончится.
   Как я и ожидал, в конце концов милиционер извинился и ушел, сообщив напоследок, что в связи с запутанностью дела, а также уверений киоскерши, что Алеша в краже участия не принимал, никаких последствий это дело для Алексея иметь не будет.
   – Но вы все же займитесь сыном.
   – Это я обещаю. Наверное, я слишком долго горевал по жене.
   Ненашев проводил милиционера и вернулся в комнату. Молча встал у дверей и вперил тяжелый взгляд в сжавшегося мальчика.
   – Так, значит, дело уже дошло до краж. Мало того что воруешь деньги из дома, так теперь еще киоски обкрадываешь. И на что тебе не хватает?! На выпивку? Курево?
   – Уж кто бы говорил, – буркнула Альена.
   – Видно, мало я тебя учил. Ну ничего. Это я исправлю. Ты у меня навек отучишься воровать. – Ненашев отстегнул брючный ремень и зацепил пиджак, висящий на спинке кровати. Пиджак упал, и из него выпал кошелек. Алеша сильнее втянул голову в плечи. Ненашев сначала недоуменно уставился на кошелек, потом на сына. Сощурился, заметив его реакцию. Потом поднял кошелек и заглянул в него.
   – Та-а-ак, – протянул он. – Значит, вот как.
   – Я же говорил, надо было брать все. Если уж все равно попадет, так бери по полной, – покачал я головой. За это я немедленно схлопотал подзатыльник от Альены.
   – Папочка, я больше не буду, – как-то вяло и обреченно пробормотал Алеша.
   Даже у меня, черта, от этих обреченных слов сердце перевернулось. Однако отец Алексея был не черт. Он был человеком. И его сердце, похоже, осталось на месте. Он молча подошел к сыну и сдернул с него штаны, уложив на кровать. Затем замахнулся и ударил. Сначала он выбирал, куда быть, но дальше, войдя в раж, он уже лупил куда попадал, даже не соизмеряя силу. Алеша уже не плакал, стонал.
   Альена дернулась, но я вовремя успел ее перехватить.
   – Куда?! Ты же только хуже сделаешь!
   – Но я не могу!!! Я не могу на это смотреть!!! – Она отвернулась и уткнулась мне в плечо.
   – А твое вмешательство ему поможет?!
   – Так сделай что-нибудь! Эзергиль, ну прошу тебя!!! Хочешь, на колени встану?!
   Я слегка отстранил Альену от себя и всмотрелся в ее лицо. Она не шутила.
   – Ладно. Но на колени вставать не надо. Просто пообещай мне кое-что.
   – Что?
   – Ты не будешь мне мешать выполнять мой план. Ты будешь делать все, что я скажу.
   Альена отшатнулась. Ее глаза сверкнули. В этот момент ремень Ненашева, видно, ударил слишком сильно, и Алексей тихонько заскулил. Альена дернулась, будто это ее ударили.
   – Ладно!!! Будь ты проклят!!! Есть ли у тебя сердце?!!
   – Сердце? У черта? – Я хмыкнул.
   – Я же пообещала!!! Сделай что-нибудь!!!
   – Жди меня здесь.
   Я молча вышел из комнаты и покинул квартиру. Оглядел себя. Нет, так не пойдет. Я закрыл глаза и щелкнул пальцами. Потом внимательно оглядел себя. Вот так лучше. Белый отглаженный костюм сидел на мне будто сшитый по заказу. Стального цвета рубашка. Однако, как и на любом мальчишке, подобный костюм надет несколько небрежно. Пиджак расстегнут, рубашка слегка сбита. Тем не менее от всего моего вида буквально веяло деньгами. Даже не деньгами, а Деньгами. И любой болван понял бы, что мой костюм приобретен вовсе не в секонд-хэнде. Подождав несколько секунд у двери, я нажал звонок. Потом еще раз.
   – Кого там черт несет?! – раздалось из-за двери. Я даже улыбнулся. Как верно подмечено. Именно черт несет.
   Дверь распахнулась, и на пороге показался встрепанный Ненашев. Он уже готов был разразиться гневной речью, но слова буквально замерли у него на губах. Он несколько оторопело уставился на меня.
   – Здравствуйте, – поприветствовал я его. – Могу я встретиться с Ненашевым Алексеем?
   Виктор Николаевич моргнул.
   – Ты кто такой?
   – О, прошу прощения. Эдуард. Эдуард Вяземский. А вы, наверное, отец Алеши?
   – Ну да.
   – Гм, могу я войти?
   Виктор Николаевич оторопело отошел, пропуская меня в квартиру.
   – Ты кто? – умно повторил он прежний вопрос.
   – А разве вам Алексей не объяснил? Понимаете, он меня недавно крепко выручил. Как это по-русски… э бьен муа… а, помог. Помощь, да. Понимаете, мы с отцом только недавно приехали в Россию. Отца потянуло на землю предков. У нас в семье вообще чтят бывшую родину, несмотря на то, что в семнадцатом наша семья потеряла все свои поместья. Я вот по-русски даже видите как хорошо говорю?
   – Ты кто?
   Заклинило его что ли?
   – Так вот. Понимаете, я вот вышел из дома и забыл кредитку. В общем, остался без денег. А тут Алексей очень помог. Одолжил пятьдесят рублей. Я ему пообещал вернуть. Он меня просто спас.
   – Он одолжил пятьдесят рублей?
   О, уже прогресс. По крайней мере от вопроса «Ты кто?» уже отошли. Если так пойдет и дальше, то можно и еще слова выучить.
   – Ну да. Просто спас меня. Так вот, я хочу возвратить долг. Могу я встретиться с Алешей?
   – Его нет дома.
   Я покосился на дверь комнаты, откуда доносилось приглушенное всхлипывание.
   – Его нет дома! – с нажимом повторил Виктор Николаевич.
   – О, понял. Ладно. Тогда не соблаговолите ли вы, сударь, передать сыну вот это. – Я небрежным жестом протянул ему пятисотку.
   – У меня нет сдачи, – как-то даже осип Виктор Николаевич.
   Я небрежно махнул рукой.
   – Какие пустяки. Пусть это будет Алеше за беспокойство. Не каждый ведь одолжит деньги совершенно незнакомому человеку. Не хватало еще из-за такой мелочи торговаться. А сейчас, извините, мне пора идти. Меня шофер ждет. Я обещал долго не задерживаться.
   Я слегка поклонился и вышел из квартиры. Вызвал лифт. Отец Алеши же так и остался стоять у двери с ошалелым взглядом и пятисоткой в руке.
   – А… может, чай попьете? – несколько неуверенно промямли он.
   Я улыбнулся.
   – С радостью бы, но, увы, некогда. Извините. – В этот момент подъехал лифт, и я скрылся в кабине.
   Когда я снова появился в квартире Ненашевых, там была тишь и благодать. Ненашев-старший несколько растерянно вертел в руке пятисотку и поглядывал на сына. Тот, постанывая, лежал на кровати, до крови закусив губу.
   – И почему ты не сказал, что отдал мои деньги этому… – Ненашев жестом изобразил то, что, по его мнению, должно означать франта.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Поделиться ссылкой на выделенное