Сергей Палий.

Санкция на жизнь

(страница 7 из 34)

скачать книгу бесплатно

Нужный не счел необходимым отвечать. Он глотнул воды прямо из горлышка прозрачного графина, стоявшего на тумбочке, и спросил:

– Почему меня так испугались? Я же не заразный какой-то, в конце концов…

– Ну сам прикинь, Станислав Иванович. – Главврач снова водрузил очки на узкую переносицу. – С грузовым бортом неожиданно рвется связь. Через пару минут, по данным доброго десятка радаров, гражданский пилот погибает в нелепой катастрофе, столкнувшись с астероидом. Концы в воду. Ни бортовых самописцев не остается, ни логов радиопереговоров – ничего. А потом вдруг – спустя час – сразу несколько станций и бортов пеленгуют сигнал бедствия. Автоматика немедленно распознает борт, который только что разнесло на атомы о здоровенную железную глыбу.

– Но ведь я не… – Стас осекся.

– Вот-вот, Нужный. Ложная память. – Главврач бросил взгляд на экраны телеметрии. – Только это все ерунда – комплекс реабилитационных процедур, и станешь, как новенький. Странно другое. Как за час твой челнок оказался аж в трех световых от места катастрофы? И почему бортовой номер не сходится в одной цифре?

Стас вновь промолчал.

– Понимаешь… такое не под силу даже самому опытному пилоту. Сымитировать столкновение с астероидом, исчезнуть с общей локационной картинки, преодолеть за час полсотни миллионов кэмэ и перекрасить на обшивке бортовой номер. Я уже не говорю о полном перепрограммировании центрального компьютера, коррекции логов и баз данных… Техники твою посудину вдоль и поперек за эти два дня обнюхали. Двигло и основной реактор – в хлам. Фокусировка гравитонников сбита. Компенсаторы – только на запчасти… Шаттл будто через электромагнитную мясорубку пропустили. Чудо, что ты вообще в живых остался. Вообще все это – какое-то невероятное чудо.

– Куда меня теперь? – с замиранием сердца спросил Стас.

– На Землю. Я свое дело сделал, теперь пусть безопасники, астрофизики и твои коллеги из «Трансвакуума» разбираются со всем случившимся кордебалетом. – Главврач помолчал. Потом нагнулся к уху Стаса и негромко произнес: – Знаешь, Нужный, я материалист. Все-таки по долгу профессии положено. Но запомни: с тобой произошло что-то не вписывающееся в рамки современной медицины и астронавигации. В последней я разбираюсь, как свинья в апельсинах, поэтому мнение мое в данном вопросе некомпетентно. Просто чую. Да и вояк наших вся эта история на уши поставила. А в ЦУПе под Королевом уже неделю самые высокие чины из «Роскосмоса» совещаются. Оцеплено все вокруг. Секретность и прочее…

– Скажите, мой последний брак еще не расторгнут?

– Удачи тебе, пилот, – не ответив, сказал главврач. – Будь осторожен там… на Земле.

Он резко встал и подошел к двери. Обернулся и с минуту стоял, раздумывая о чем-то. Наконец обронил:

– Так, к сведению… Ты никогда не был женат.

После этих слов главврач вышел, оставив Стасу в палате лишь запах дорогого табака и новый букет сомнений и домыслов.

* * *

Через несколько часов оперативники майора Минакова конвоировали Стаса на борт десантного челнока, который совершил пару витков, сошел с геостационарной орбиты и без происшествий приземлился на военный космодром в Западной Сибири.

В течение последующих суток люди в штатском задавали Нужному сотни вопросов, сверяясь с медицинскими заключениями и внося результаты в базы данных.

Потом Стас предстал перед лицом целой комиссии, в состав которой входили представители «Роскосмоса», высшие офицеры загадочного СКВП – что расшифровывалось как «силы контроля внешнего пространства», – а также два штатных психолога из ЦУПа и несколько правительственных чиновников. Представитель руководства «Трансвакуума», тоже присутствующий на заседании, отмалчивался и наотрез отказывался комментировать происходящее. Со Стасом он так и не поговорил.

В конце концов Нужный был признан адекватным и социально неопасным.

Комиссия постановила отправить его во внеочередной месячный отпуск под подписку о невыезде из страны.

Стас уже смирился с тем, что никто ни разу не употребил слов «санкция» и «санкционер». Он решил пока принять эту дикость за аксиому и не лезть на рожон. Сначала нужно было вернуться домой, привести себя в порядок и во всем разобраться.

Как ни странно, на просьбу немедленно отправить его в Москву комиссия отреагировала спокойно, и уже через несколько часов Стас вылетел спецрейсом в столицу. В Шереметьеве ему выдали форму и паспортную карточку взамен изъятого командировочного удостоверения и отпустили, что называется, на все четыре стороны.

Слишком просто и легко отпустили. Слишком…

Войдя в здание аэропорта через служебный терминал, Нужный направился в бар, чтобы выпить чашку кофе. Он сел за свободный столик и ослабил узел галстука, оглядывая помещение.

Все вокруг было не так.

Грязный пол, сальные сиденья возле стойки, противный запах перебродивших пивных дрожжей, скособоченные морды пилотов планетарной авиации, вернувшихся из рейса и успевших уже под завязку залиться водкой, отключенное табло прилета-вылета.

И никто будто бы не замечал всего этого безобразия!

В ушах у Стаса до сих пор звучало предостережение главврача: «Будь осторожен там… на Земле». Пожалуй, стоило принять к сведению этот совет, ибо родная планета разительно изменилась: черты ее лица стали чужими и пугающими…

Официант подошел к Стасу, с уважением посмотрел на форму космонавта и положил перед ним папку.

– Что это? – Нужный удивленно поднял на парня глаза.

– Простите…

Стас ткнул пальцем в истрепанный кожаный переплет и повторил:

– Что это такое?

Официант какое-то время молчал, хлопая редкими ежиками ресниц. Наконец кашлянул в кулак и сказал:

– Это меню.

Стас открыл папку и пролистал списки блюд и напитков.

– А вас разве не интересует мой гастрономический допуск? – растерянно спросил он у клерка.

Тот снова хлопнул ресницами.

– Вы пьяны?

– Отнюдь…

– Какой еще гастрономический допуск? Возможно, вы из марсианского филиала «Трансвакуума» и впервые посетили Землю… Простите, я работаю здесь не так давно и не знаю периферийных обычаев… – Парень явно смутился. – Вы будете что-нибудь заказывать?

Стас, открыв рот, смотрел на него в упор. Воистину – творилось какое-то безумие… Мысли разъезжались в разные стороны, словно рельсы на крупной железнодорожной развязке.

– Кофе, – выдавил Стас. – С молоком. Сладкий.

– И все? – Тон официанта почему-то стал значительно суше.

– Да, – осторожно кивнул Стас. Быстро спросил: – А что, нельзя?

– Почему же. Можно, – пожал плечами парень, подозрительно окидывая Нужного с ног до головы каким-то новым взглядом. – Подождите пять минут.

Он удалился за барную стойку. Загудела кофе машина.

Стас в бессильном порыве отчаяния обхватил руками голову.

Все, абсолютно все шло наперекосяк…

* * *

После того как Стас залпом осушил чашку с кофе и собрался было уходить, официант аккуратно взял его за локоть и сказал:

– Прошу прощения, но вы забыли оплатить счет.

– Что? – Нужный в очередной раз непонимающе уставился на него.

– Деньги. Понимаете? Деньги! Вы не расплатились.

Стас еще некоторое время тупо смотрел на парня, размышляя, как поступить, чтобы не сойти за полного психопата. Не придумав ничего лучше, спросил:

– Что я для этого должен сделать?

Официант побледнел. Стасу показалось, что бедолага сейчас грохнется в обморок.

– У вас есть паспортная карточка? – с запинками спросил парень.

– Конечно.

– Дайте ее мне. Я сниму с вашего счета необходимую сумму.

Словно сомнамбула, Стас протянул ему карточку. Официант, то и дело оглядываясь, подошел к кодеру и чиркнул по щелке инфоснимателя. Затем быстро сунул документ Нужному в руки и с невнятными извинениями скрылся в служебном помещении бара.

Стас на негнущихся ногах пошел к ближайшему терминалу.

На языке у него вертелось незнакомое слово «деньги». Когда он несколько раз тихонько проговорил его вслух, то почувствовал во рту какой-то едва заметный едкий привкус…

Все не просто шло наперекосяк. Все вокруг стремительно и необратимо рушилось!

Но, как выяснилось минутой позже, это были еще цветочки…

Информация, которую выдал информационный терминал на комплексный запрос Стаса по собственному социальному статусу, окончательно добила его.

Адреса «Москва, Септимский переулок, 217, 95» не существовало.

А еще подтвердились слова главврача карантинной станции «Порог-3». Станислав Иванович Нужный за свои неполные двадцать восемь лет никогда не был женат.

Глава 5
Мир без санкций

Ядовито-коричневый смог, нагромождение рекламы и бесконечные пробки – это Москва. Каждый житель крупнейшего в мире мегаполиса привык к подобной картине, и она давно стала обыденной.

Мы не замечаем маслянистой пленки на несмелых волнах реки, укушенной бетонными берегами, не видим бессмысленной архитектурной мешанины великого в прошлом города, не чувствуем чудовищной инерции, с которой здесь крутится маховик жизни.

Мы – иммунные…

Водитель угрюмо уперся взглядом в багажник впереди идущей машины и лишь изредка косился на счетчик, по дисплею которого бежали цифры. Дворники, словно метроном, смахивали с «лобовухи» прозрачные лепестки капель.

Стас вжался в спинку на заднем сиденье такси. Он никак не мог окончательно заставить себя поверить, что пейзаж за чумазым стеклом реален. Что на расстоянии вытянутой руки – настоящая Москва, а не качественный виртуальный суррогат.

Дождь мутным колпаком накрыл центр города. Абрисы знакомых зданий проглядывали из-за серой пелены, вынуждая Стаса вздрагивать. Стрелы небоскребов Сити, острые пирамидки МИДа, монументальные сталинские колоссы вдоль Смоленской набережной, чугунные чаши по краям метромоста…

Это осталось прежним.

Но все узнаваемые поодиночке столичные детали лишь подчеркивали чужеродность города в целом.

Окружающий мир был похож на ночной кошмар, когда человек понимает, что находится в известном ему месте, но никак не может обозреть картину полностью. Не может стать частью монолитной сферы.

Стас расширенными от ужаса глазами смотрел на темные воды Москвы-реки. В них покачивались пластиковые бутылки из-под пива и какие-то мусорные ошметки. Он с душевным трепетом взирал на аляповатый рисунок на стене посольства Великобритании, изображающий толстого мужика в гротесковом цилиндре, на грязные перила Бородинского моста, на спиленные деревья, на рваный триколор, торчащий из флагштока, на придавленное низким, тяжелым прессом неба здание Киевского вокзала.

Ведь всего несколько дней назад он был здесь, когда получал санкцию на внеочередной брак…

Но где же чистые улицы? Где многоуровневые транспортные развязки? Где ухоженные палисадники, скрывающие изящные станции монорельсовой дороги? Где, где, где его аккуратная и правильная Москва?!

– На вашей карточке нет средств, чтобы оплатить дальнейшую поездку, – не оборачиваясь, сказал таксист.

– И что же мне делать?

– Наличные есть?

– Деньги?

– Ну не фантики же!

– Н-наверное, нет…

– В таком случае вам придется прогуляться пешочком.

Таксист остановил машину и протянул Стасу через плечо паспортную карточку.

– Удачи.

– Скажите, а как мне отсюда пройти к Первому Смоленскому переулку?

– Вон в ту арку, мимо гаражей – и упретесь прямо в него.

– Спасибо.

Стас выбрался на тротуар, щурясь от неприятной мороси. Согласно информации, полученной по терминалу аэропорта, он проживал по адресу: Смоленский переулок, дом 4…

Стараясь не забрызгать брюки, Нужный перебежал проезжую часть и побрел вверх, в сторону Садового. Дворы, сквозь которые он проходил, были неухоженные, заставленные грязными автомобилями. Помойки щетинились переполненными контейнерами и источали мерзкий смрад.

Редкие прохожие оглядывались на Стаса: видимо, их внимание привлекала его форма.

Наконец он остановился возле старого кирпичного дома с треснувшей табличкой: «1-й Смоленский пер., 4». Поднявшись на второй этаж по крутым ступенькам, Стас оказался посреди лестничной площадки, в окружении трех дверей. На одной из них был мелом выведен номер его квартиры.

Никаких сенсорных систем идентификации не обнаружилось. Лишь фигурная прорезь замочной скважины возле железной ручки.

– Ключ… – рассеянно проговорил он. С какой-то полуистеричекой усмешкой добавил: – У меня его нет. Интересно, я живу один?

Потоптавшись возле двери, Стас с силой растер ладонями щеки и решительно вдавил кнопку звонка. В недрах квартиры раздался гулкий «динь-дон». Заскрипел паркет под чьими-то ногами.

Нужный напрягся. А может, это вовсе не его квартира?…

Клацнул замок, и дверь резко распахнулась, чуть не задев его по лицу острым краем.

На пороге стояла женщина в халате мышиного цвета.

Бигуди, на которые были туго накручены ее крашенные под «металлик» волосы, почему-то напомнили Стасу турбины, юстировка вектора тяги коих была основательно сбита. На лице лоснилась белая косметическая маска, не затрагивающая глаза, что окончательно делало женщину похожей на летчика времен Первой мировой в старинных ветрозащитных очках.

– Ты совсем озверел? – вкрадчивым голосом поинтересовалась она.

Стас с усилием вернул на место отваленную нижнюю челюсть и издал какой-то нечленораздельный звук.

– Ты чего вытворяешь, скотина?

– Я… я не туда попал, наверное… Простите…

– Ну-ка, дыхни! – Женщина схватила Нужного за отворот кителя и притянула к себе, поведя носом. – Вроде не пахнет… Обкололся, что ли?

– Я не понимаю…

– Зато я все понимаю, козел! Ты где был?

– Я, пожалуй, пойду…

– Я те щас пойду! – Она цыкнула зубом и слегка отстранилась. – А вырядился-то как! Хорошо хоть ордена не догадался нацепить.

– У меня нет никаких…

– Стасик, ненаглядный мой, ответь только на один вопрос: ты трахаешь ту стерву из службы безопасности «Трансвакуума», да?

Стас вдруг почувствовал слабость в коленках и какое-то равнодушие. Все, что случилось с ним с момента аварии, теперь выплеснулось одной большой уродливой лужей на пыльный асфальт мозга. Он поверил в чужой мир, в котором оказался по воле какой-то неизвестной науке природной аномалии. Поверил в чужие реалии, подменившие прошлую жизнь, поверил в хамство оперативников на орбите и замызганную Москву, поверил в бледного, не понимающего его поведения официанта и рухнувший мир санкций.

Он поверил в то, что стоит перед совершенно незнакомой женщиной, которая меж тем знает его имя и место работы.

Поверил в свой новый адрес и неизвестно кем и с какой целью вывернутое наизнанку общество.

Стас поверил в невероятное. И оно разом перестало его удивлять.

Напрочь.

Словно переключился некий внутренний рубильник.

В голове обнаружилась объемистая вакуумная полость, в которой неожиданно открылся доступ к внешнему пространству. И это пространство под невообразимым давлением хлынуло в нее, сметая все на своем пути…

Нужный аккуратно отстранил женщину и переступил порог квартиры. Не развязывая шнурков, скинул мокрые туфли и повесил китель на крючочек. Оглядел себя в зеркало, пригладил пальцами встопорщенные волосы на висках.

– Каков наглее-е-ец…

Стас обернулся к женщине и, стараясь придать голосу мягкость, уточнил:

– Так я все-таки женат или нет?

Она замерла на миг. Затем медленно прикрыла входную дверь и пристально посмотрела на него. Спросила уже без сарказма и желчи:

– Стасик, ты чего?

– Понима… ете… понимаешь, тут со мной в рейсе история такая приключилась…

– Знаю я все! – внезапно взвизгнула женщина, заставив Нужного отпрянуть. – Мне звонят из твоего сраного агентства и говорят, что ты погиб! Потом перезванивают и сообщают, что жив! Я мечусь тут, как савраска! На стены лезу! Хоть бы врать научил своих дружков там… А если трахаешься с этой курвой, так и скажи – хватит мне голову морочить, гад! Что я – маленькая? Что я – не понимаю, что ты ни в какой рейс не ходил! Что ты мудруешь, как… как школьник…

Она поперхнулась, села на тумбочку и затряслась от рыданий. Стас хотел было погладить женщину по плечу, но получил неожиданно звонкую пощечину и был послан по известному адресу без лишних префиксов.

«Дьявол, – подумал он, потирая щеку, – я ведь даже не знаю, как ее зовут… И вообще – кем она мне приходится-то?…»

– А знаешь, – вдруг со злостью всхлипнула женщина, – а знаешь… а я вот тоже с другим тут переспала.

Стас не счел нужным отвечать. Но его молчание, видимо, было расценено женщиной как полнейший пофигизм и возведено в ранг оскорбления.

– Падла, – прошипела она, яростно вытирая рукавом халата слезы и превращая косметическую маску в белесое месиво. – Бездушная падла…

Стас еле успел отскочить в сторону, чтобы не оказаться на ее пути. Шарахнув дверью в ванной, женщина принялась осатанело греметь какими-то склянками. Послышался шум воды.

Через пару минут грохот прекратился. Она вышла и зачем-то швырнула пакет со снятыми бигуди под ноги Нужному. Крема на лице больше не было, и теперь Стас мог видеть, как напряжен каждый мимический мускул под покрасневшей кожей. Вместо халата на ней была до неприличия короткая юбка и обтягивающий далеко не идеальную фигуру свитер.

Женщина окончательно перестала быть Стасу симпатична.

– Падла, – еще раз обронила она, так приложив входной дверью о косяк, что с потолка посыпалась известка, а по всему подъезду раскатисто срикошетило эхо.

Нужный запер квартиру и прошел на крохотную кухоньку, где не обнаружилось даже микроволновки. Только заляпанный жиром холодильник, раковина с кучей грязной посуды, несколько навесных шкафов и газовая плита.

Стас опасливо провел ладонью по крышке табуретки, ожидая обнаружить и там сальный слой. Но под пальцами оказалось вполне чистое дерево, и он сел.

Точнее – обессиленно рухнул, привалившись спиной к стенке.

Кажется, социальные отношения в этом безумном, диком мире и впрямь не регулировались никакими санкциями…

Стас с отвращением проследил взглядом за рыжим тараканом, резво шмыгнувшим в щель между плинтусом и обоями.

Развязал галстук и бросил его на стол.

Расстегнул верхнюю пуговицу рубашки.

Глубоко вдохнул и шумно выпустил воздух через сжатые губы.

Ему теперь предстояло не только выяснить, что произошло с его родной планетой. Теперь ему предстояло заново учиться жить.

* * *

Не успел Стас толком принять душ и побриться одноразовым станком, который нашел в ящичке возле зеркала, как в дверь позвонили.

Он по привычке открыл, даже не спросив «кто?».

Подсознательно Нужный ожидал увидеть давешнюю женщину, которая опомнилась, справилась с истерикой и решила спокойно выяснить отношения, но в квартиру ввалились двое незнакомых ребят и принялись тут же похлопывать Стаса по плечам и громко выражать искреннюю радость, что он наконец послал дуру Любку ко всем чертям.

Не дав Нужному опомниться, гости вывалили на стол несколько батонов сырокопченой колбасы, банку зеленого горошка, три банана и полдюжины сосисок. Две литровых бутылки водки были тут же втиснуты в морозилку и утрамбованы безымянной пачкой пельменей.

– Ну, выкладывай, – восторженно улыбаясь, потребовал один из пришедших – высокий, румяный, с двойным подбородком и, по всей видимости, неизменно оптимистичным отношением к бытию.

– Только сразу скажи: ты трахаешь безопасницу со своей конторы? – закивал второй – щупленький, но чрезвычайно шустрый парень с чуть осоловевшими, бегающими глазками.

Стас понимал, что эта парочка скорее всего считает его своим давнишним приятелем. Точнее, не его, а того, кого пять дней назад размазало по астероиду. Стоит уточнить, что с мыслью о существовании некоего другого Стаса Нужного он волей-неволей смирился, ведь только так можно было свести воедино основные нестыковки окружающей действительности…

– Я сегодня впервые попробовал тяжелые наркотики и забыл, как вас зовут, – выпалил Нужный на одном дыхании.

Улыбки съехали с физиономий приятелей вмиг.

– Ты рехнулся? – предположил высокий. – Да тебя ж из агентства попрут!

– Не попрут, – успокоил его Стас, начиная постепенно входить в роль. – Еще раз спрашиваю: как вас зовут?

– Василий, – тупо сказал высокий, глядя на него неподвижным взором филина.

– Саня, – растерянно озираясь, хмыкнул щуплый. – Ты чего наглотался-то, балбесина?

– Да он шутит, – натянуто гыгыкнул Василий. – Ты ведь шутишь, Иваныч?

Прежде чем перевести разговор в ироничное русло, Стас решил нахрапом вышибить из дружков как можно больше полезной информации.

– Откуда вы узнали, что… э-э… Люба от меня ушла? – спросил он.

– Ха! Так она только что мне позвонила, – развел худыми волосатыми руками Саня. – И как начнет тебя матом крыть! А сама воет, как волчиха на Луну, сопли аж через мобильник летят…

– И кем она мне приходилась?

– В смысле?

– Ну… я же не был женат на ней?

Приятели переглянулись.

– Не был, – сказал Василий. – Хватило ума такую змею в квартиру не прописывать.

– А… безопасница эта из карго-агенства?

– Ха. Да мы давно подозревали, что у тебя с ней шуры-муры, – осклабился Саня. – Значит, все-таки – трахаешь?

– Без санкции? – невольно вылетело у Стаса.

– Без чего?

– Ерунда. Забудь…

– Слушай, ты правда, что ль, обдолбался? – Саня достал из морозильника водку и хрустнул крышкой.

– Да как-то так получилось, сам не знаю, – уклончиво ответил Нужный. – Вы не пугайтесь, если я вдруг начну ахинею какую– нибудь нести или спрашивать что-нибудь… этакое.

– Странный ты какой-то, – подозрительно нахмурился Василий, расставляя стопки и открывая банку горошка. – У меня имелся один знакомый нарик, так он, когда под кайфом был, вообще нить реальности терял. А ты вроде бы соображаешь, да и глаза нормальные…

– Для чего нужны деньги и как ими пользоваться?

Вопрос Стаса вогнал ребят в продолжительный ступор. Саня замер, так и не наполнив до конца третью стопку. Василий уронил с вилки горошину себе на брюки.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Поделиться ссылкой на выделенное