Сергей Палий.

Санкция на жизнь

(страница 4 из 34)

скачать книгу бесплатно

– Спасибо, – запоздало поблагодарил Стас, откидывая наверх стекло шлема и отбрасывая неудобные перчатки.

Теперь оставалось совершить пару коррекционных витков вокруг планеты и начать разгон на полной мощности G-двигателей по оптимальному рассчитанному курсу Земля – Марс.

«Эфа» борту 658214-2-МВ, – услышал Стас далекий голос в наушниках. – Мы ведем вас. Как слышимость?»

– Удовлетворительная.

«Через полминуты вы войдете в слепую для наших ретрансляторов зону. Ваша орбита 746-low-gelios. Менять орбиту без санкции категорически запрещено. Любое включение маршевых, тормозных или маневровых двигателей будет расценено как акт создания опасной ситуации в околоземном пространстве и пресечено силовыми методами без предварительного предупреждения».

Стас только хмыкнул. Отвечать на дежурную фразу боевого оператора «Эфы» не требовалось. И, честно говоря, только конченый кретин мог ослушаться этого стандартного приказа…

В последующие полтора часа Стас проверял и перепроверял навигационные расчеты траектории разгона, изредка перебрасываясь контрольными данными с орбитальной станцией. Пару раз он вызывал Землю, чтобы сверить точные параметры рейсового коридора, потому что встречным курсом от Фобоса шел «бычок»-тяжеловоз, под завязку набитый обедненным ураном. И Стаса явно не прельщала перспектива вписаться в эту фонящую всеми спектрами дурынду или, что было бы еще хуже, попасть в кильватерный конус ее G– аномалии.

В конце концов все расчеты были окончены. «Ренегат» завершал второй виток.

Стас вызвал оператора «Эфы» и запросил санкцию на разгон.

«Борт 658214-2-МВ, имеете право в расчетной точке сойти с орбиты и начать разгон по курсу 3-4-curve-0-2».

Стас улыбнулся сам себе. Курс, который он рассчитал, был практически идеальным. Редко удавалось так четко попасть в нужный рейсовый коридор, учтя параметры движения Земли и Марса, а также остальных грузовых, исследовательских, военных, туристических и дипломатических кораблей и прочих искусственных космических тел.

«Отличный расчет направления, – словно прочитав его мысли, похвалил оператор „Эфы“. – Спокойного вакуума, пилот».

– Спасибо, – поблагодарил Стас, усаживаясь в кресло и готовясь к выведению маршевых гравитонных двигателей на крейсерскую мощность.

Все необходимые санкции были получены.

Бортовые системы работали нормально.

За спиной острым подсвеченным серпом нависала Земля.

А впереди ждал обитаемый космос. До него оставалось только дотянуться.

И все же какое-то досадное предчувствие катастрофы вновь кольнуло Стаса, когда он откидывал защитные кожухи и переключал тумблеры основной тяги в активное положение…

В памяти вдруг возник и тут же разлетелся бледным бисером образ странного незнакомца с зонтом…

Стас вздрогнул. И тут же со злостью заставил себя выбросить всякую дурь из головы.

Ерунда. Абсурд. Чушь.

Всего лишь легкие предрассудки перед штатным рейсом. Ничего страшного.

Глава 3
За плоскостью эклиптики

Некоторым людям свойственно чувствовать мнимую опасность сквозь сон.

Будто бы ледяное дыхание на мгновение касается сердца и наполняет его тревогой. Словно какой-то туманный сновидческий образ заставляет вдруг открыть глаза. И, как правило, оказывается, что все беспокойство напрасно: ощущение ложное, а рядом – всего лишь знакомое смятое одеяло и легкий шум вентилятора, в сотый раз прогоняющего через лопасти летнюю духоту.

Но иногда бывает иначе…

Стас дернулся и чуть было не шарахнулся головой о спинку койки. Потряс затекшей кистью руки и поморгал, все еще не понимая – что происходит. К горлу подступила тошнота, сердце бухало непривычно мощно.

Внезапно он резко сел на крепко натянутой простыне и почувствовал, как зад отрывается от нее и все тело плавно поднимается вверх, стремительно закручиваясь.

Каюта была наполнена красным светом. Аварийный зуммер мерно жужжал под потолком.

– Черт! – вслух проговорил Нужный, пытаясь ухватиться за что– нибудь. – Этого еще не хватало… Твою мать!

Через минуту ему удалось добраться до двери и выскользнуть в пустынный коридор. Здесь было непривычно прохладно; воздух казался слишком сухим. Неожиданно возникшая невесомость могла означать только одно: компенсаторы ускорения вышли из строя…

В следующую секунду в мозгу Стаса вспыхнула ярким маяком еще более зловещая мысль: тяги нет. Стало быть, гравитонники тоже вырубились!

– Твойу-у-у мать! – вновь выругался он, хватаясь за поручни и быстро двигаясь в сторону кабины пилота. – Да что же такое творится… Поспал, называется… Отдохнул после старта…

Рот наполнялся до омерзения противной невесомой слюной, в груди росло ощущение тревоги. Неужели не сон?…

В коридорах, переходных отсеках, аппаратных помещениях, кокпите – везде мерцал багряный свет, дающий понять, что основной энергетический контур накрылся блестящим купрумным тазиком.

Стас, маневрируя конечностями, уселся в кресло и застегнул на голом пузе пневморемни. При этом он прищемил кожу центральном страховочным замком и выругался так, что самому стыдно стало. Встряхнул головой, чтобы немного прийти в себя.

И тут его взгляд упал на погасший основной дисплей. Нужный поморгал и неторопливо оглядел всю приборную панель…

На ней не было ни одного огонька.

Стас закрыл глаза и с силой растер веки пальцами, отказываясь верить очевидному. Тупо потыкал пальцами в сенсоры клавиатуры и прошептал, убеждая самого себя:

– Электроника дала дуба. Наглухо.

Это было очень, очень плохо. Если вырубился бортовой комп и прочая электронная начинка, то не функционирует система регенерации и терморегуляторы. А это, в свою очередь, значит, что шаттл в скором времени превратится в ледышку и никакие аккумуляторы не смогут помочь согреться – элементарно не хватит мощности.

На то, чтобы найти причину сбоя и устранить ее, Стас имел часов пять. Не больше. Плюс еще пару – в тяжелом прогулочном скафандре.

И крышка.

Температура на борту понижалась с каждой минутой. Неторопливо и зловеще.

– Черт! Черт! Черт! – крикнул Нужный, яростно врезав кулаками по подлокотникам. И тут же сам себя одернул: – Так, без паники. Начнем с главного. Центральный компьютер, реакторы и связь. Давай-ка, «Ренегатушка», посмотрим, что ж тебя так перекозявило.

Стас отстегнулся, поймал парящий посреди рубки комбез и, извиваясь, втиснулся в него. Достал ящик с инструментами. Забрался под кожух, где находились внутренности бортового компа. Отсоединил резервные массивы памяти и, прицепив их к контрольным шлейфам, принялся проверять их один за другим. Все носители оказались девственно чисты, словно на них никогда не было терабайт управляющих программ и прочего необходимого софта. Зато процессоры не пострадали, и, выяснив этот факт, Стас впервые с момента пробуждения с облегчением вздохнул.

Он пролетел к другому концу кабины, завис перед россыпью выдвижных ящичков, извлек из верхнего левого внушительную стопку дисков и, слегка оттолкнувшись, вернулся к раздраконенному компьютеру.

Спустя час операционка и основные управляющие программы были установлены. Резервного питания аккумуляторов пока хватало, но необходимо было как можно скорее проводить диагностику реакторов, основных энергетических цепей и накопителей.

Параллельно Стас запустил аварийную систему связи и послал сигнал SOS на рабочей частоте «Эфы» и орбитального дока Марс-2, до которого оставалось каких-то полсуток пути. Каких-то страшных полсуток медленного обморожения… Принять ответ операторов он не мог, потому что бортовая станция работала в аварийном режиме – только на передачу.

После того как центральный компьютер ожил, панель управления бодро засияла россыпью красных индикаторов, и в кокпите возник нудящий звук, предупреждающий о недостатке энергии в основных силовых контурах. Стас настроил тестовые программы и, дождавшись результатов, ошалело уставился на дисплей.

Полетело почти все. Причину компьютер называть отказывался, ссылаясь на недостаток данных и физическую утерю всех лог– файлов. Вскрывать бортовые самописцы, которые до сих пор устанавливались на всех шаттлах, не было времени. Стасу и без того было ясно, что такой шиздец с кораблем мог произойти при единственном обстоятельстве, поддающемся разумному объяснению: «Ренегат» угодил в ближний радиус мощнейшего электромагнитного импульса. Но откуда он здесь? Что могло быть источником? Ведь локационная система должна была предупредить о любом приближающемся объекте…

Неужели на него было совершено нападение?… Не похоже… Если бы корсары хотели распотрошить грузовые отсеки «Ренегата», чтобы нелегально обменять добычу на новое вооружение или жизненно необходимые запасы еды и топлива, то сделали бы это сразу после «выглушения» электроники, пока пилот не успел восстановить бортовые системы навигации и запустить маршевый движок.

Вообще пираты были редким явлением в современной Солнечной системе, где без нужных санкций практически невозможно существовать. Эти маргинальные отбросы общества пропагандировали анархию и придерживались древних разбойничьих традиций. Они иногда нападали на суда, опустошали трюмы, а экипаж либо бесцеремонно вышвыривали в открытый космос, либо милосердно упаковывали в скафандры и оставляли на корабле, выпустив из него воздух. Все зависело от воспитания капитана и лояльности команды.

Нет, решил Стас, на пиратский налет не смахивает – не их почерк. Значит, случилось что-то другое…

Время шло.

Нужный, вполголоса матерясь, внимательно изучил состояние челнока. Картина складывалась удручающая. Основной реактор остановился, и запустить его теперь можно было, только дезактивировав аварийную ингибиторную систему. Для этого пришлось бы дать мощность на фазовые контроллеры, которые меж тем выгорели к чертовой матери.

Резервный реактор запустился, но его мощности пока хватало лишь для прогрева самого себя – чтобы выйти на штатный режим.

Это минимум час.

Предохранители энергосистемы, питающей гравитонники и компенсаторы ускорения, полетели все до единого. Дублирующие цепи – тоже. К тому же не было никакого резона их менять: фокусировка G-движков почему-то сбилась, а настроить ее можно было исключительно в специальных мастерских.

– Теперь только буксиром херачить… – вслух прокомментировал Стас, заканчивая инсталлировать курсовые пакеты и таблицы констант для навигационных программ. – Так, что у нас с курсом?

Он ввел запрос. Дисплей мгновенно покрылся вязью кривых линий, одна из которых круто уходила в сторону.

– Не понял… – Нужный поводил пальцем по тачпэду и покрутил картинку. – Это куда ж мы летим-то?

Проведя руками по невесомым волосам, он в очередной раз выругался и неторопливо воспарил к потолку. Судя по навигационным данным, челнок стремительно уходил от плоскости эклиптики. Причем – под довольно крутым углом.

На радарах ближнего радиуса по-прежнему не фиксировалось никаких объектов. Что же могло вызвать такой чудовищный ЭМ– импульс, угробивший всю электронику? И почему так основательно сбит курс?

Додумать Стас не успел.

На пульте связи вспыхнул желтый огонек, и сигнал входящего сообщения звякнул в рубке, заставив Нужного дернуться от неожиданности.

Он оттолкнулся от потолка и, не рассчитав силы импульса, вписался лбом в спинку кресла. Взвыв от боли, Стас все же успел ухватиться за кронштейн и подтянуться к пульту. Он с размаху шлепнул ладонью по консоли. На дисплее возникла озабоченная рожа незнакомого оператора в погонах кавторанга.

– …ряю! Орбитальная станция «Багрянец» борту 658214– 2-МВ! Вам предписано срочно изменить курс и вернуться на 3-4– curve-0-2! В случае невыполнения приказа мы будем вынуждены применить силу! Повторяю! «Багрянец» грузовому шаттлу…

Дрожащими от волнения пальцами Стас вызвал на экран меню голосового трансферинга и крикнул:

– Это судно 658214-2-МВ, принадлежащее карго-агентству «Трансвакуум»! На связи пилот Стас Нужный! На борту произошла нештатная аварийная ситуация, в результате которой челнок потерял управляемость и покинул плоскость эклиптики! Основной реактор и гравитонники вышли из строя! В данный момент не имею возможности запустить ни маршевые, ни тормозные, ни маневровые двигатели, чтобы вернуться на прежний курс! Скорее всего причиной сбоя бортовой электронной аппаратуры стал электромагнитный импульс, источник которого радарами не лоцируется! Прошу помощи!

Стас перевел дыхание и стал ждать ответа: до Марса было около световой минуты.

– Пилот Нужный, с вами говорит заместитель командующего марсианской боевой станцией «Багрянец» капитан первого ранга сил космической обороны Николай Редька, – донесся наконец чуть смазанный помехами голос. – Несанкционированный уход с расчетного курса в аварийной ситуации приравнивается к непреднамеренному нарушению пункта 6 технической инструкции. Согласно нашим данным, ваш челнок потерял тягу в момент совершения противометеоритной коррекции. Доложите: можете ли вы в течение десяти минут запустить двигатели и сойти с нынешнего курса?

– Да нет же, черт побери! – Стас сжал кулаки от возмущения. Тупоумие военных санкционеров подчас ввергало его в ярость. – Все предохранители в проводке выгорели начисто, а у маршевого вообще фокусировка слетела! Постойте-ка… – Нужный вдруг нахмурился и спросил на два тона тише: – А к чему такая спешка? Почему – десять минут?

Стас завершил трансферинг и нахмурился. Он вдруг почувствовал, как необъяснимая тревога вновь сжимает сердце. Казалось бы – надо от счастья плясать: ведь удалось извлечь крохи энергии из резервного реактора и связаться со станцией, прежде чем шаттл превратился в эскимо. Казалось бы – все обошлось! Теперь можно продержаться до прибытия спасателей… Но слова про «десять минут» отчего-то стерли все надежды на простой выход из сложившейся ситуации. Что-то зловещее стояло за ними. Что-то похожее на серый страх, мельком виденный Стасом на лице странного незнакомца с зонтиком… Дьявол! Он же обо всем знал! Гад откуда-то знал, что с челноком Нужного в этом рейсе случится несчастье!..

– Не может быть, – криво усмехнувшись, прошептал Стас. – Я просто напуган. Это лишь страх и ничего больше.

Тем временем прошли долгожданные пятьдесят шесть секунд, отделяющие «Ренегат» от орбитального комплекса.

На экране возник жилистый светловолосый мужик с сигаретой в уголке рта. Курить на борту боевой станции мог позволить себе лишь человек в высоком чине. Видимо, это и был тот самый каперанг Редька.

Он застегнул китель, обернулся к операторам и несколько секунд выслушивал их доклад. Затем так зыркнул на Стаса, что тот невольно отшатнулся от дисплея и чуть не улетел в другой конец рубки.

– Нужный, ты социальных санкций лишиться, что ль, хочешь? – рявкнул каперанг. Стас шумно выдохнул и заставил себя поверить, что эти действия высокопоставленный военный совершил не в данным момент, а уже около минуты назад. – Мне «Эфа» из-за тебя башку снимет! А уж я позабочусь, чтобы моя башка полетела прочь от шеи вместе с твоей башкой! Значит так, говнюк, слушай меня очень внимательно! Сейчас ты мигом натянешь на себя скафандр, пойдешь к шлюзу и откроешь обе переборки! Если тебе повезет, то выходящий воздух немного собьет корабль с курса! Если нет, от тебя через восемь минут останутся воспоминания! Приступить к исполнению!

Стас еще некоторое время смотрел на сивый затылок вновь отвернувшегося к суетящимся операторам Николая Редьки. Он обратил внимание, что в командном помещении «Багрянца» начинался настоящий переполох. В дверях появилось несколько санкциров спецназа в полном боевом обмундировании, вбежал пилот-истребитель в звании капитана третьего ранга СКО и принялся размахивать руками прямо перед носом у дежурного навигатора, несколько людей в штатском отчаянно терли лбы и таращились прямо на камеру, словно хотели сожрать Нужного взглядами.

К тому же радар среднего радиуса зафиксировал экстренный выход шести кораблей из доков станции.

Два стандартных спасательных челнока, звено боевых «Соларов» и один исследовательский бот класса «Пыль» отстыковались от «Багрянца» и, стремительно набирая скорость, помчались в сторону искалеченной посудины Стаса.

А вот это уже не шуточки! Такую бригаду просто так не выпускают…

– Спасибо, что хоть сразу лазерами не исполосовали… – проворчал Нужный, бросаясь в техкаюту за скафандром. Времени обдумывать категоричный приказ каперанга не оставалось.

Пока Стас, судорожно дергаясь и извиваясь всем телом, забирался в жесткий каркас тяжелого скафандра С-24-vacrad, в его голову упорно стучались обрывки разных мыслей. И каждый следующий был поганей предыдущего.

Во-первых, оставалось совершенно непонятно, зачем каперангу понадобилось срочно менять курс «Ренегата». Что такое страшное поджидало челнок на пути? Чего так испугался Редька? И Стас – не будь дураком – видел, что замкомандующего станции радеет вовсе не за невредимость обыкновенного грузового среднетоннажника с сотней тонн табака и горе-пилотом на борту. Он боится, что шаттл таки достигнет этой таинственной точки… А может, там и находится источник ЭМ-импульса? Но тогда почему на радарах – пустота?

Во-вторых, если уж на марсианскую станцию пришел приказ с «Эфы» или из ЦУПа не допустить попадания шаттла в эту точку, то почему бы им просто-напросто не жахнуть лазером и не спалить «Ренегат»? Не приведи вакуум, конечно!

И в-третьих. Неужели события, происходящие вокруг Стаса на протяжении последних суток, и впрямь имеют какую-то связь между собой? Но – какую, черт бы их побрал? Бывший друг, жена с сомнительными изъянами, этот придурок с зонтиком, усиление орбитального контроля, проверка на психологическую устойчивость и наконец – отказ электроники именно в тот момент, когда бортовая система противометеоритной безопасности инициировала короткий импульс маневровых двигателей, чтобы скорректировать курс и избежать возможного столкновения с крошечным камешком, несущимся через пространство… А теперь еще этот неизвестный и не фиксируемый радарами объект, которого так испугались военные.

Не слишком ли много странных совпадений?

Нитка, на которой висели бисерины всех этих фактов, оставалась для Стаса неуловима и отчасти эфемерна. Зато приказ выпустить из корабля воздух для изменения курса был очень даже реален и обсуждению явно не подлежал.

Опасность остаться без кислорода Нужному не грозила: резервный реактор уже вырабатывал четверть от базовой мощности – этой энергии хватит, чтобы восстановить нормальную атмосферу и температуру на борту в течение получаса. Спустя самое большее сутки к «Ренегату» пристыкуются спасательные корабли и оттранспортируют его в ремонтные доки. А там уже – люди. Там – относительно безопасно.

По-настоящему пугало другое. То, что притаилось впереди по курсу.

Умом Нужный понимал, что скорее всего там расположен какой– то хорошо замаскированный военный или правительственный объект, столкновение с которым было бы крайне нежелательным, а возможно, и губительным для кого-то. Поэтому его среднетоннажник, так внезапно сменивший вектор хода и несущийся неуправляемым болидом аккурат на этот объект, и предписывалось отвести в сторону.

А сердце тем временем кричало совсем о другом. Какое-то даже не шестое, а двадцать шестое чувство заставляло его обливаться кровью и колотиться в бешеном ритме. Когда автономная телеметрическая система скафандра сняла биометрику с организма Стаса, он обнаружил, что температура тела подскочила на градус с лишним, пульс участился почти вдвое, а давление трепыхается, как былинка на ветру.

В бедро незамедлительно куснул инъектор, впрыскивая в мышечную ткань стабилизирующий раствор напополам с химкомпонентом, контролирующим уровень выброса надпочечниками адреналина в кровь.

– Это командир боевой эскадрильи «Солар-4». Мы ведем вас, борт «Ренегат», – услышал Стас спокойный голос в наушниках, как только захлопнул стекло на шлеме. – У нас есть приказ «Эфы», подтвержденный санкционерами из Главного военного комплекса России, уничтожить шаттл, если вам не удастся в течение трех минут изменить курс. Конец связи.

– Твою мать, – не сдержался Нужный, со всей дури отталкиваясь громоздкими ботинками от ребра двери и винтом вкручиваясь в невесомость изогнутого коридора. – Да у них просто мощности лазеров не хватало на «Багрянце», чтобы сразу в лапшу меня порубать! А вот у этих пташек хватит… Я-то, идиот, себе гуманистических теорий понастроил…

Через полминуты Стас был возле шлюза и яростно давил на рукоятку переключения переходно-стыковочной системы в ручной режим: в автоматическом ее невозможно было запустить без контрольного пакета оператора-санкционера, переданного непосредственно на центральный компьютер. Надрывно щелкали клапаны, откуда-то из-под кожуха генератора автономного питания валила струя морозного воздуха, оставляя на ребристой пластиковой панели изящный лепесток инея, отчаянно мигал аварийный проблесковый маячок на стене.

«Ренегат» сопротивлялся, как мог. Он не хотел ни с того ни с сего выдыхать живительный воздух…

– Две минуты, – пронеслось в наушниках. – Ведомым – приготовится к атаке цели.

– Пошел ты со своим вдумчиво-философским тоном, – злобно рыкнул Нужный, открывая внутреннюю переборку кессона. В бедро снова кольнуло жало инъектора. – Нашелся тут… санкционер по судьбам…

Если командир звена истребителей объявил двухминутную готовность – значит, у Нужного, с учетом разделяющего их расстояния, осталась ровно минута. И плюс еще 56 фатальных секунд, пока лазерные лучи будут нагонять его корабль.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Поделиться ссылкой на выделенное