Сергей Москвин.

Морские дьяволы

(страница 6 из 35)

скачать книгу бесплатно

– К тому же нельзя исключать возможность досмотра судна обеспечения береговой охраной или военной контрразведкой. А представители этих спецслужб сразу узнают в наших легководолазных скафандрах экипировку боевых пловцов. Поэтому замена гидрокомбинезонов вполне оправданна.

– В Монреале я приобрел четыре канадских утепленных гидрокостюма – лучшее снаряжение, которое мне удалось найти, – сейчас же вставил Старик. – Они легче, чем эти скафандры, но материал, естественно, мягче, чем армированная ткань гидрокомбинезона боевого пловца. Зато более эластичный гидрокостюм меньше сковывает движения,[14]14
  Гидрокомбинезон и гидрокостюм – два типа специальной одежды легководолаза, предохраняющей его тело от переохлаждения. Гидрокомбинезон предназначен для полной изоляции человеческого тела и обеспечивает более длительное пребывание в холодной воде. Штаны и куртка соединены в нем в одно целое и изготовляются из водогазонепроницаемой ткани на трикотажной основе. Гидрокостюм отличается тем, что не изолирует тело водолаза от воды и служит только средством теплозащиты, то есть является одеждой «мокрого» типа.


[Закрыть]
– попытался подсластить Старик горькую пилюлю.

Не знаю, может быть, Мамонтенка ему и удалось обмануть, но только не меня. Да, действительно, в мягком и эластичном гидрокостюме работать удобнее. Но если тебе предстоит идти на буксировочном скутере на приличной скорости, то только достаточно жесткий гидрокомбинезон со специальным покрытием и армирующими вставками для увеличения жесткости может спасти тебя от гидродинамических ударов встречного потока воды. Мне однажды пришлось плыть под водой со скоростью двенадцать узлов. Ощущение такое, словно с разбега врезаешься в кирпичную стену. У меня потом, наверное, месяц с тела не сходили синяки. А наш военврач, так тот вообще удивлялся, как это я на такой скорости ухитрился не свернуть себе шею. А ведь на мне тогда был стандартный боевой гидрокомбинезон с соответствующим значением защиты! Очевидно, заметив мое крайне грустное выражение лица, Стас поспешил напомнить:

– Данил, мы будем работать на пяти-шести узлах, потому что на больших скоростях просто невозможно удержаться на корпусе подводной лодки.

Что ж, это, конечно, верно. Вот только вести поиск скоростного «Атланта» придется куда как с большей скоростью… Возникшие трудности, с которыми нам поневоле придется столкнуться во время выполнения задания, настолько заняли мои мысли, что я не сразу уловил смысл следующего вопроса Стаса:

– Стивен, вы сказали, что приобрели четыре гидрокостюма?

– Разумеется, четыре, – ответил Старик. – Хотя бы для поддержания легенды мне как профессору-океанологу и руководителю экспедиции тоже придется спускаться под воду.

Да и при выполнении задания я могу оказаться полезен. – Предвидя возможные возражения Стаса, он поспешил добавить: – Ходовые испытания «Атланта» проводятся на незначительной глубине. К тому же ты сам сказал, что работать придется на минимальной скорости, поэтому опасаться за мое здоровье нет оснований.

Стас не нашел, что ему возразить, и неопределенно ответил:

– Посмотрим.

На этом обсуждение деталей предстоящего нам задания закончилось. Старик вновь запустил двигатель своего джипа и спустя двадцать минут привез нас к какому-то заброшенному карьеру, где и начинались упомянутые им катакомбы. Когда мы все вчетвером выбрались из машины, уже достаточно рассвело, чтобы как следует оглядеться вокруг. На востоке, примерно километрах в пяти от нас, виднелась сливающаяся с горизонтом узкая полоска океана. Но океаном мы любовались недолго, так как Старик сразу увел нас в карьер и, указав на темнеющую черным провалом выработанную штольню на его склоне, объявил:

– Вот здесь и пересидите часа четыре, пока я за вами не приеду. Только не углубляйтесь далеко внутрь. Здесь такие лабиринты, что запросто можно заблудиться.

Сделав это предупреждение, он направился вверх по склону. Проводив его взглядом, я вопросительно посмотрел на Стаса и после его весьма выразительного кивка шагнул к черному провалу, напоминающему вход в преисподнюю.

В ДУЛИТЕ

10.00

По склону карьера скатилось несколько мелких камешков. Затем послышался шорох осыпающегося песка. Капитан Ворохов подал знак Бизяеву и Мамонтову, а сам осторожно приблизился к выходу из штольни. Вниз свалилась еще пара мелких камней. Несколько секунд тишины. И вот опять по склону запрыгал новый камень. Судя по всему, в карьер спускался какой-то человек. Ворохов взглянул на часы. Начало одиннадцатого. Командир разведгруппы «морских дьяволов» жестом приказал своим офицерам скрыться в глубине штольни, а потом и сам бесшумно отступил от края, прижавшись к прохладной каменной стене.

Снаружи раздалось легкое посвистывание. Ворохов выглянул из-за угла и увидел перед входом коренастую фигуру капитана третьего ранга Рощина. Старик остановился прямо напротив темнеющего на склоне провала, безуспешно пытаясь заглянуть внутрь. Ворохов ответил ему коротким свистом и, оторвавшись от стены, вышел на свет. Следом из штольни показался Бизяев. В левой руке он держал полученную от Рощина дорожную сумку. Сейчас там лежали ласты, водолазные маски и прочее подводное снаряжение «морских дьяволов», за исключением гидрокомбинезонов и дыхательных аппаратов, которые пришлось спрятать.

Оценив обстановку, Бизяев иронично заметил:

– Не свистите, а то денег не будет.

Ворохов и Рощин не успели ему ответить, так как в этот момент за спиной Данила послышались шорох, звук удара камня о камень и приглушенное ругательство. После чего из штольни выбрался Андрей Мамонтов, растирающий ушибленную ногу.

– Ничего же не видно, – смущенно произнес он.

– Да уж, подземелье – это не место для глубоководного ныряльщика, – проявив солидарность с другом, заметил Бизяев.

Рощин отнесся к ушибу Мамонтова куда более серьезно. Он присел возле Андрея и, внимательно осмотрев его ногу, произнес:

– Ничего страшного, обыкновенная царапина. Но впредь будь осторожнее. Любое растяжение или полученный по неосторожности серьезный ушиб могут на глубине стать причиной больших неприятностей. Поэтому боевой пловец должен остерегаться любых травм и беречь свое тело, как никто другой. А уж руки и ноги «морского дьявола» – это его жизнь, его спасение.

Андрей виновато произнес:

– Да-да, я буду очень осторожен и внимателен.

– Как сами, не замерзли в этой пещере? – Рощин решил сменить тему.

– Брр, жуткий холод, – Бизяев демонстративно мотнул головой и потряс руками. – Не мешало бы согреться.

– Приедем в город, согреетесь, – улыбнулся в ответ Рощин и, повернувшись к Ворохову, уже серьезно спросил: – Гидрокостюмы надежно замаскировали?

– Вполне, – командир разведгруппы утвердительно кивнул.

– Тогда можно ехать, – заметил Рощин.

Вслед за ним боевые пловцы выбрались из карьера и подошли к оставленному возле откоса джипу. При свете дня они смогли как следует рассмотреть приобретенную Рощиным машину. Бизяев обошел вокруг серебристо-серого «Доджа Дюранго» и, восторженно присвистнув, произнес:

– Классная тачка! Почем брали?

– Дорого. Хотя и в прокатной фирме, но все равно дорого.

– А где? – поинтересовался Ворохов.

– В Монреале, сразу после прибытия.

– Не слишком приметная машина? – высказал сомнение командир разведгруппы.

– Я думал об этом. Но нам нужен именно джип – вместительная, скоростная модель с хорошей проходимостью. Да и профессору океанографического института как раз по средствам такой автомобиль. А среди туристических машин наш «Додж» вряд ли будет сильно бросаться в глаза.

– Действительно, Стас. В отличие от наших, штатовские ученые – люди обеспеченные, – обращаясь к Ворохову, заметил Бизяев. – Так что мы можем смело разъезжать на клевой тачке. Я, может, о таком джипе всю жизнь мечтал.

Не ответив на реплику друга, Ворохов открыл правую переднюю дверь и произнес:

– Ладно, едем.

Остальные офицеры сейчас же забрались в машину. Бизяев хотел забросить в багажное отделение вынесенную из штольни сумку и с удивлением обнаружил, что все пространство за спинкой заднего сиденья уже заполнено уложенными туда баулами.

– Это еще что за скарб? – обернулся он к усевшемуся за руль Рощину.

– Снаряжение нашей экспедиции, – вполне серьезно ответил тот. – Вы же должны приехать в город со всем снаряжением. Там акваланги и наши новые гидрокостюмы, – пояснил он. – Причем это лишь малая часть снаряжения. А «Зодиак»,[15]15
  «Зодиак» – популярные во всем мире надувные лодки с жестким каркасом одноименной французской фирмы.


[Закрыть]
подвесной мотор к нему, канистры с горючим и запасные баллоны к аквалангам я сложил в арендованном на пристани эллинге.

– Понятно, – со вздохом произнес Бизяев, пристраивая сумку у себя под ногами.

Тем временем Рощин запустил двигатель джипа. Машина неспешно тронулась с места и покатила в сторону города. Проехав пару миль по каменистому пустынному берегу, Рощин вывел «Додж» на шоссе. Еще через шесть миль на дороге им встретился рекламный плакат с двумя улыбающимися девушками в откровенных купальниках, извещающий водителей, что они въезжают в город Дулит – лучшее место для морского отдыха в штате Северная Каролина.

* * *

В отличие от большинства курортных городов Дулит не тянулся вдоль береговой линии, а компактно располагался в низине, огражденный со стороны суши невысокими холмами.

– Чем ближе к побережью, тем дороже земля и, соответственно, жилье, – пояснил Рощин, проезжая по улицам Дулита.

Ему никто не ответил, так как находящиеся в машине офицеры с интересом разглядывали городские пейзажи, быстро сменяющие друг друга за окнами джипа.

– Смотри, какие девчонки! – Бизяев подтолкнул локтем в бок сидящего рядом с ним на заднем сиденье Андрея Мамонтова и указал на двух идущих по тротуару загорелых девушек в коротких шортах, высоко открывающих их стройные ноги.

Андрей тоже повернул голову к девушкам, но в этот момент джип поравнялся с ними. Взглянув на лица американок, Бизяев и Мамонтов разочарованно вздохнули. При этом Данил не удержался от комментария:

– Сразу видно, что не наши. Сзади еще ничего, а взглянешь на рожу – вобла сушеная.

Услышав его слова, Станислав Ворохов недовольно покачал головой, а Рощин усмехнулся в свою бородку и заметил:

– Между прочим, русские девушки здесь тоже попадаются. Я как раз вчера встретил в местном магазине мужчину с молодой особой, как раз в твоем вкусе, которая со своим спутником изъяснялась по-русски. Но во избежание осложнений знакомства заводить не советую.

– Что вы, Стивен, какие осложнения? – Бизяев наигранно улыбнулся. – Я же исключительно за безопасный секс.

– Помолчи, – не выдержал Ворохов и, обернувшись, осуждающе посмотрел на Данила. – Долго нам еще ехать? – обратился он к Рощину, чтобы сменить тему.

– Уже практически приехали, – ответил тот. – Вот за этим поворотом.

На ближайшем перекрестке Рощин свернул налево и направил джип к окруженному палисадником двухэтажному дому. Вплотную к нему был пристроен автомобильный гараж с автоматически поднимающимися воротами. Но Рощин не стал туда подъезжать, а остановил машину возле тротуара.

– В гараже хозяйка держит свой «Плимут», – пояснил он свои действия.

– Ух ты, боевая старушка, – заметил с заднего сиденья Бизяев.

Не ответив ему, Рощин выбрался из джипа и направился к дому. Когда он скрылся за входной дверью, Ворохов тоже вышел на тротуар.

– Последуем и мы за начальством, – обращаясь к Мамонтову, произнес Бизяев и первым полез из машины.

Не получив конкретных указаний от своего командира, Бизяев и Мамонтов принялись глазеть по сторонам. Прохожих поблизости не было, лишь на противоположной стороне улицы, чуть в отдалении, каталась на роликовых коньках группа подростков. По улице мимо неторопливо проехал пикап с граблями и прочим садовым инструментом в кузове. Через минуту вслед за пикапом лихо промчались три мотоциклиста на спортивных мотоциклах. За спиной у одного из них сидела девушка. Все мотоциклисты и их спутница были в джинсовых костюмах и колоколообразных шлемах со светонепроницаемыми стеклами.

Вместе с Бизяевым и Мамонтовым за окружающей обстановкой наблюдал и Станислав Ворохов. В отличие от своих друзей, он старался отыскать возможных наблюдателей. Подростков Ворохов отмел сразу. Они были слишком молоды для сотрудников службы наружного наблюдения. Водитель пикапа с садовым инвентарем, которому Станислав на глаз дал около сорока лет, заинтересовал его куда больше. Поэтому он следил за машиной, пока та не скрылась из виду, свернув за угол. Теоретически работать в «наружке» могли и мотоциклисты. Но они слишком быстро промчались по улице, в то время как для качественного наблюдения (или фотографирования) следовало ехать куда медленнее. Помимо джипа «морских дьяволов», других припаркованных у тротуаров машин поблизости не оказалось, поэтому стационарная слежка могла вестись лишь из окон или с чердаков соседних домов. Все дома вокруг были жилыми, ни один не выглядел заброшенным, что, по мнению Ворохова, практически исключало наличие в них наблюдательного поста американских спецслужб. Однако он все же решил поинтересоваться у Рощина, кто обитает по соседству, а при необходимости навести о жильцах более подробные справки.

Когда Ворохов разглядывал фасады ближайших домов на противоположной стороне улицы, открылась входная дверь дома номер семнадцать, и оттуда в сопровождении Рощина вышла невысокая седоволосая миниатюрная женщина. На ней была надета свободная блузка, заправленная в темные брюки. На ногах – открытые босоножки на достаточно высоких для ее возраста каблуках. Из открытых носков босоножек выглядывали кончики пальцев с ногтями, покрытыми ядовито-красным лаком. Ворохов бы счел хозяйку дома приятной дамой, но из-за своего вызывающего педикюра она произвела на Станислава отталкивающее впечатление.

На ведущей от дома бетонированной дорожке Рощин обогнал женщину и, первым подойдя к джипу, представил ей своих спутников:

– Знакомьтесь, миссис Роджерс, мои коллеги: Роберт Доуз, – Рощин положил руку на плечо капитан-лейтенанта Ворохова. – Фредерик Стоун, – рука переместилась на плечо старшего лейтенанта Бизяева.

– Просто Фрэд, – тут же поправил его Данил, специально для хозяйки дома изобразив на лице самую обаятельную улыбку.

– Дебора, – сухо улыбнувшись, произнесла в ответ женщина.

– И, наконец, Кевин Смит, – закончил представление Рощин, указав рукой на стоящего чуть в стороне лейтенанта Мамонтова.

– Дебора, – повторила женщина, при этом улыбка на ее лице стала куда шире.

Она даже шагнула по направлению к Андрею и ему единственному из своих новых постояльцев подала руку. Андрей тоже улыбнулся в ответ и осторожно пожал сухие, уже покрытые морщинами женские пальцы. Отчего-то прикосновение показалось ему неприятным, и он поспешно разжал ладонь. Женщина еще секунду смотрела на него с загадочной улыбкой, потом повернулась к Рощину и произнесла:

– Надеюсь, вы помните мои условия, Стивен? Никаких гостей, особенно женщин, и полный покой после десяти часов. Встречайтесь со своими знакомыми где-нибудь в другом месте. Я рано ложусь спать и не потерплю, чтобы меня беспокоили.

– Не волнуйтесь, миссис Роджерс. Все мы исключительно спокойные постояльцы и не будем вас попусту беспокоить, – заверил ее Рощин.

– Да-да, – задумчиво произнесла хозяйка дома, вновь бросив на Андрея Мамонтова мимолетный взгляд. – В таком случае можете располагаться. Стивен, проводите сами своих друзей.

Хозяйка повернулась, намереваясь вернуться в дом, но Рощин остановил ее:

– Миссис Роджерс, только один вопрос. Мои коллеги привезли с собой разнообразное оборудование для научных исследований. Вы не позволите сложить его в вашем гараже?

Хозяйка дома с достоинством повернулась и, взглянув в глаза Рощину, хорошо поставленным голосом произнесла:

– Мистер Ларсен, разве в агентстве по сдаче недвижимости вам сообщили, что я сдаю гараж или другие хозяйственные помещения? Я, например, прекрасно помню, что сдаю только жилье. Или вас заверили в обратном?

– Нет, миссис Роджерс, мне именно так и сообщили, но я подумал…

– В таком случае, мистер Ларсен, вопрос закрыт, – не дослушав ответ, заявила Дебора Роджерс и гордо прошествовала к дому.

– Ну и язва, – шепотом заметил Данил Бизяев, когда она скрылась за дверью.

Рощин лишь усмехнулся в свою бороду и, обращаясь к товарищам, произнес:

– Давайте выгрузим багаж и поднимем его наверх.

Разгрузка машины заняла двадцать минут. Когда все снаряжение было перенесено в дом, Рощин запер джип и вместе с остальными «морскими дьяволами» поднялся в мансарду.

Большую ее часть занимал просторный холл, к которому примыкали спальня, туалет и ванная комната. Интерьер выглядел довольно живописным. Вся обстановка явно свидетельствовала о намерении хозяйки привлечь к себе в дом как можно большее число туристов. Потолок был завешан рыбацкой сетью, в углу находился растрескавшийся деревянный штурвал. У стены стоял диван, рядом – книжный шкаф, письменный стол и полукруглое деревянное кресло, закругленная спинка которого переходила в высокие подлокотники, и пара стульев. Полки книжного шкафа вместо книг заполняли морские раковины, ветвистый коралл на подставке из оргстекла и высушенный панцирь краба. Зато на письменном столе лежал переносной портативный компьютер (типа «ноутбук»), привезенный Рощиным из России в Соединенные Штаты в качестве рабочего инструмента американского профессора Стивена Ларсена.

Заглянув в спальню, Данил Бизяев обнаружил висящую над изголовьем двуспальной кровати корабельную рынду. Подивившись столь оригинальному вкусу хозяйки дома, он вышел обратно и занялся обследованием обнаруженного в гостиной мини-бара-холодильника. Все пространство холодильника занимали уложенные туда напитки. Данил вытащил запечатанную пластиковую бутылку со светло-коричневой жидкостью, которая, судя по надписи на этикетке, оказалась обыкновенным чаем. Разочарованно ухмыльнувшись, Данил вернул бутылку на место и взял вместо нее банку пива, но, перехватив неодобрительный взгляд Ворохова, заменил пиво колой. Напиток показался ему сейчас невкусным, и он поставил недопитую банку на холодильник.

В это время Станислав Ворохов остановился среди разложенных по полу тюков с водолазным снаряжением, обвел вокруг себя указательным пальцем, затем указал себе на ухо и вопросительно посмотрел на Рощина.

– «Жучков» нет, я проверял, – ответил Рощин на немой вопрос командира разведгруппы. – И хозяйка нас не услышит. Здесь хорошая звукоизоляция. Я специально оставлял включенным приемник, когда спускался на первый этаж, так не то что слов или музыки, даже шума не услышал. Но специальные разговоры, конечно, лучше вести вне дома. Или, в крайнем случае, в ванной комнате, включив воду.

– Тогда, может быть, смотаемся куда-нибудь перекусить? – тут же вставил Бизяев. – А то, честное слово, уже желудок свело.

– Перекусим, – опередив Рощина, ответил Ворохов. – Но сначала осмотрим гидрокостюмы.

– Верно, сперва нужно разобраться со снаряжением, – одобрительно заметил Рощин.

Он встал со стоящего у стены низкого дивана и, подойдя к разложенным на полу сумкам, расстегнул на одной из них застежку-»молнию». Обступившие его «морские дьяволы» увидели внутри плотно уложенные неопреновые[16]16
  Неопрен или губчатая резина – специальный ячеистый материал, использующийся для изготовления гидрокостюмов. Он обладает необходимой прочностью и эластичностью, плотно облегая тело. Губчатая резина не мешает проникновению воды, но препятствует ее дальнейшей циркуляции и, следовательно, теплообмену с внешней средой. Неопреновый гидрокостюм позволяет без переохлаждения находиться в воде, температура которой +17 °C, в течение 4–6 часов.


[Закрыть]
гидрокостюмы темно-синего цвета. Рощин извлек из сумки одну из водолазных курток и передал ее Бизяеву. Данил помял куртку в руках, проверяя эластичность материала, дважды вжикнул застежкой-»молнией» и тяжело вздохнул, выразив тем самым свое разочарование новым снаряжением.

– Не слишком яркий цвет? – спросил Ворохов, тоже весьма неодобрительно разглядывая извлеченную из сумки водолазную куртку.

– Увы, черные гидрокостюмы – это уже специальное снаряжение. В свободную продажу они не поступают, – ответил ему Рощин. – Я объехал пять специализированных магазинов, но из всех подходящих гидрокостюмов нашел только зеленые и синие. Синие показались мне более темными, и я выбрал их. Да и под цвет воды они лучше подходят.

– Значит, будем работать в синих, – подвел итог Ворохов и, забрав из рук Бизяева водолазную куртку, уложил ее обратно в сумку. – Вот теперь действительно можно перекусить, – добавил он, чтобы поднять разведчикам настроение.

Все трое офицеров, включая Рощина, одобрительно улыбнулись, а Данил Бизяев еще и провел рукой по животу.

– Здесь на пристани есть уютный рыбный ресторанчик, – заметил Рощин. – Предлагаю наведаться туда. Заодно посмотрим прогулочные яхты, а если повезет, можем встретить и владельца шхуны.

Ворохов в ответ одобрительно кивнул, и вся четверка «морских дьяволов» направилась к двери.

– Как, наша хозяйка не любопытна? В наше отсутствие она не полезет копаться в вещах? – шепнул на ухо Рощину Данил Бизяев, когда они оказались на лестнице.

– Думаю, нет, – тоже шепотом ответил Старик, запирая входную дверь. – Во всяком случае, за то время, что я здесь живу, она поднималась на второй этаж только вместе со мной. Контрольные метки, которые я оставлял, уходя в город, ни разу не были нарушены, – пояснил Рощин. – Да и среди наших вещей нет ничего запрещенного или подозрительного, разве что водолазные ножи. Но вряд ли пожилая домохозяйка знает, что такое нож MRK.[17]17
  Нож MRK – боевой нож производства американской фирмы «Mission Knife Inc.». С 1996 года состоит на вооружении боевых пловцов ВМС США. Нож MRK одинаково пригоден для разминирования, других водолазных работ и ближнего боя. Безбликовый клинок длиной 190 мм изготавливается из титанового сплава. Лезвие V-образной заточки имеет зубчатую пилу длиной 50 мм для перепиливания. Рукоятка ножа, выполненная из негорючего синтетического материала хитрел, усиленного кевларовым волокном, имеет отверстие для крепежного тросика, исключающего потерю ножа при выскальзывании из руки. Навершие рукоятки позволяет производить ею удары в качестве кастета или молотка.


[Закрыть]

– Кстати, Стивен, неужели вы действительно собирались использовать ее гараж для хранения снаряжения? – вступил в разговор Ворохов.

– За эти дни я достаточно изучил ее характер, поэтому не сомневался в отрицательном ответе, – с ироничной усмешкой ответил Рощин. – Зато мой вопрос, надеюсь, убедил миссис Роджерс, что нам нечего от нее скрывать.

Пройдя через участок и выйдя на улицу, он остановился возле джипа и спросил:

– Отсюда до пристани чуть более пятисот метров – может быть, пройдемся пешком?

– Отличная мысль! – тут же подхватил Бизяев. – Когда еще выпадет возможность прогуляться?!

Он сразу же пожалел о сказанной фразе, так как она получилась слишком странной и могла удивить случайных прохожих. Но по той же причине Рощин и Ворохов оставили реплику Бизяева без замечаний. Лишь Станислав неодобрительно взглянул на друга. Данил кивком головы показал, что принял его упрек, и, чтобы исправить ошибку, добавил:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Поделиться ссылкой на выделенное