Сергей Малицкий.

Миссия для чужеземца

(страница 9 из 47)

скачать книгу бесплатно

Дан стянул ботинки. Негос бросил взгляд на сбитые ступни и снял с полки пару коричневых мягких сапог.

– Вот, возьми, парень. Твой дядя поставлял мне кожу, я остался ему должен. Этого моего долга на две пары обуви хватит. Износишь эту, придешь еще. Но имей в виду, что моя обувь служит долго. Ты тоже об этом не забывай. – Шаи отдал сапоги Сашке. – Носи, не спотыкайся. Вот в этом мешочке масло для кожи. Оно будет полезнее, чем золотнянка. А вот шнурки. Вставь, не слушай этого упрямого белу, и твои сапоги прослужат тебе еще года два.

– Почему ты говоришь, что я не человек? – спросил Сашка.

Негос прищурился, затем ткнул себе пальцем в нижнее веко:

– Заметил, какие большие глаза? Я все вижу. Больше, чем белу. И чем этот паренек. Правда, не больше, чем ты. Но пусть белу не волнуется, у тебя нет черноты внутри. И по крайней мере снаружи ты очень похож на человека.

– Кто же я, по-твоему? – растерялся Сашка. – Всю жизнь я был человеком!

– Что твоя жизнь, – вздохнул сапожник. – Она только начинается.

– Что еще говорят в городе, мастер? – спросил Лукус. – И за кем же охотится тот собаковод, если в демонах он не разбирается?

– Он разбирается в том, кому служить. А служит он храму, точнее, его настоятелю. Погонщика зовут Бланг, и он всегда был порядочной скотиной. Когда почти четыре года назад Валгас пришел в город, он набирал себе работников среди не самых лучших жителей. И этого Бланга приставили к псу только из-за силы, хотя, думаю, что, если пес захочет, погонщик потащится за ним как продолжение хвоста. Латс, помощник Валгаса, привез пса год назад сюда еще щенком. Но уже тогда он был размером с лайна. Я не знаю, где разводят таких собак, но от ворья наше местное святилище застраховано надежно. Что касается города… Посиди в любом трактире, особенно поближе к южным воротам, и ты будешь знать все. В городе неспокойно. Много чужих лиц, чужих слов. Если ярмарки не будет еще недели три, торговцам и ремесленникам придется туго. За исключением настоящих мастеров.

– Ты с неодобрением говоришь о Валгасе, – заметил Сашка.

– Я слишком хорошо вижу, – усмехнулся Негос.

– Спасибо тебе, Негос, за хорошую работу, – сказал Лукус, кланяясь и направляясь к выходу.

– Ожидание завершилось? – почему-то с грустью спросил Негос в спину белу.

Тот задержался на мгновение.

– Я очень надеюсь на это, Негос.

– Удачи вам, друзья, – пожелал мастер.

Лукус кивнул и вышел. Сашка поднялся с табурета, тоже поклонился мастеру, но обернулся в дверях:

– Почему за исключением настоящих мастеров?

Негос улыбнулся, ухватил со стены пару только что пошитой обуви и гордо потряс ею в воздухе:

– Элбан, который единожды надел обувь Негоса, – мой клиент навсегда. И если Эйд-Мер будет осажден вражеской армией, он преодолеет любую осаду, чтобы достать себе новую пару!

Лукус дождался Сашку и Дана на улице и кивнул в сторону двери:

– Заал, которого убил демон на старой дороге, был шаи.

Негос его родной брат.


Путь к дому Хейграста оказался неблизким. Сашка и Дан крутили головами, а Лукус легко разбирался в хитросплетениях улиц, не упуская случая обратить внимание спутников на отдельные здания и целые кварталы. Они успели разглядеть высокую, хоть и незатейливую башню Бродуса. Приземистую, выкрашенную в зеленый цвет башню аптекаря Кэнсона, над воротами которой висел череп какого-то животного. Наполненные гомоном и суетой несколько пузатых гостиничных башен. Затем вновь пошли кварталы ремесленников. Башни плотников и столяров при малейшем дуновении ветерка исторгали опилки и тягучие запахи лаков. А квартал хлебопеков пропитался ароматом сдобы.

– Представляю, что здесь творится с утра, – вздохнул Дан. – Когда мама пекла по утрам лепешки из ореховой муки, люди останавливались возле нашего дома.

Сказав это, мальчишка затих. Однако молчание продолжалось недолго. Улица стала шире, и привычные башни сменились угловатыми строениями. Из дворов доносились удары молотов, над некоторыми зданиями поднимался дым. За домами отвесной стеной стояли горы, окружающие долину. Дан оживился и, спотыкаясь о камни, стал рассматривать вывешенные на воротах изделия.

– Основную славу Эйд-Мера создали кузнецы, – заметил Лукус. – Немногие мастера Эл-Айрана сравнятся с ними, а тех, кто способен превзойти местных ремесленников, знают наперечет. Правда, есть еще банги, но они живут обособленно и неохотно открывают свои секреты.

– Хейграст кузнец? – спросил Сашка.

– Да, – улыбнулся Лукус. – И очень хороший. Но не только. Он неплохо управляется с мечом и топором. К тому же продает не только то, что делает сам. Он еще и покупает оружие у купцов. У него лучшая оружейная лавка в городе.

– А почему здесь дома не теснятся, как на других улицах? – удивился Сашка.

– Горны! – объяснил Лукус. – Кузнецы дружат с огнем, поэтому магистрат расположил их слободу на окраине и выделил им больше земли. Это давняя история. Именно тогда кузнецы отвоевали себе право строить обычные дома, а не башни. Недаром в Эйд-Мере говорят, что кузнецом может стать только очень упрямый элбан.

– Кузнец должен переупрямить железо, а это непросто! – вмешался Дан и добавил: – Вот дом Хейграста!

На повороте улицы, где к мостовой особенно близко подходили скалы, за забором возвышался двухэтажный дом, почти вплотную прилепившийся к обрыву. Причем каменистый склон тоже оказался обжит. В горной породе над крышей виднелись аккуратно переплетенные окна и глиняная труба.

– Как ты определил? – удивился Лукус.

– Очень просто, – улыбнулся Дан. – Раз в месяц Хейграст появлялся у дядюшки Трука. Дядя сказал, что это лучший кузнец в городе и что он живет в пещере.

– Жил когда-то, – заметил Лукус. – Теперь же у нари прекрасный дом!

– А вот и доказательство, что кузнец лучший, – показал Дан.

На воротах грозно отсвечивали мечи. Тот, что поблескивал слева, обвивала собранная из чешуек серебристого цвета змея. Правый клинок был обхвачен стеблем затейливого цветка.

– Отличная работа, – согласился белу.

– Мой отец был хорошим кузнецом, но он не делал таких вещей, – вздохнул мальчишка.

– Это для покупателей, которые любят блеск и яркость, – объяснил Лукус. – Настоящее умение не в этом. Но Хейграст владеет и им.

– «Помни. Истина не в клинке, а в руке, которая его держит», – прочитал Сашка выбитую на дверях надпись на валли.

– Теперь бы я написал иначе! – раздался за воротами веселый и громкий голос. – Истина не в клинке, а в голове и в сердце! Но времени нет, да и с валли я не очень-то дружен!

Ворота распахнулись, и на улицу вышел Хейграст.

– При вас ругаться не буду, потому что все, что должен был сказать этому вредоносному белу, я уже высказал. Вместо того чтобы привести уважаемых элбанов туда, где их накормят, дадут теплой воды, наконец, просто позволят отдохнуть, травник оставляет их у Бала и сам улаживает дела в городе. Или это единственный способ получить со старого и толстого мала расчет за пряности? Хорошо еще, предупредил, что он не один! Заходите, заходите! Знакомиться в доме будем, а не на улице!

В воротах стоял зеленокожий гигант. Едва ли Хейграст возвышался над Сашкой даже на полголовы, но широкие плечи и крепкие руки словно прибавляли ему роста. Вероятно, именно так выглядел бы какой-нибудь древний ящер, если бы всемогущему магу вздумалось превратить его в человека. Нечто дикое и необузданное сквозило в каждом движении нари, одновременно притягивая к нему и отталкивая от него. Внимательный добрый взгляд дополнялся красными зловещими прожилками на белках. Мягкая улыбка – ощутимо выраженными клыками. Плавный овал лица – заостренностью подбородка, носа, ушей и жесткой щетиной на затылке.

– Демон! – с трудом выдавил из себя Сашка то ли местное ругательство, то ли собственное впечатление.

– Не обращай внимания, Хейграст, – усмехнулся Лукус, подталкивая Сашку в спину. – Именно способность нашего гостя удивляться забавляет меня больше всего. Там, откуда он прибыл, из элбанов обитают только люди. Ко мне он уже привык, но, когда мы зашли к Негосу, я думал, что у Саша выкатятся глаза. Так что столбняк при виде нари вполне объясним. Хотя, когда он увидел арха в боевом облачении, удивления я не заметил.

– Я просто был перепуган до смерти! – признался Сашка.

– Испуг и трусость не одно и то же, – заметил Хейграст, касаясь плеча Сашки. – Хейграст, кузнец и сын кузнеца! И оружейник к тому же!

– Саш. Арбан Саш, – неожиданно для самого себя сказал Сашка. – Сын собственного отца.

– Кто был твой отец? – спросил Хейграст.

– Он работал… – запнулся Сашка, подбирая слово. – Строил мосты и дороги.

– Все верно, – улыбнулся Хейграст. – Саш Арбан, сын строителя. Проходите в дом. И ты, Дан, тоже. Я сочувствую твоему горю. – Нари стал серьезен. – Но что-то говорит мне, что оно будет далеко не последним на равнине Уйкеас.

Дан опустил голову.

– Хотел бы я увидеть твое лицо, Саш, – неожиданно сказал Хейграст, – когда ты в первый раз встретишь банги.

Спутники, включая и Дана, рассмеялись.

Глава 9
ХЕЙГРАСТ

Все в доме Хейграста оказалось изготовлено из железа и камня, а если где и попадалось дерево, то оно было оковано, окольцовано, заключено в металлические оправы. Сразу за массивной дверью с деревянной трещоткой начиналась лавка оружейника, наполненная доспехами, оружием, конской упряжью и разнообразным скобяным товаром. Дан замер, уставившись на металлическое великолепие, но Хейграст заторопил его и со словами «после, после» повлек в глубину дома. В узком коридоре спутники столкнулись с подростком нари, которого Хейграст представил сыном Храндом и отправил готовить гостям воду. Затем хозяин открыл низкую дверь, вошел туда, согнувшись, и позвал за собой спутников. В чистой и уютной комнате обнаружилась широкая кровать. У окна, выходящего во внутренний двор, стояли стол и несколько табуретов. В стороне выстроились кованые сундуки.

– Располагайтесь здесь, – сказал Хейграст. – Места всем хватит, хотя белу, я уверен, как обычно, отправится во двор, спать под открытым небом. Благодарение Элу, нам повезло с водой, из нашей скалы бьет родник. Во дворе вы найдете беседку, там вода льется через металлический желоб. Хранд покажет, как отвести струйку и помыться, чтобы не осквернить источник. Им пользуется вся улица. Горячую воду сын принесет тоже. Чистую одежду найдете в сундуках. Но спешите, скоро стемнеет, а с приходом темноты в этом доме садятся ужинать. И не говорите, что Бал накормил вас на неделю вперед!

– Дан, – позвал мальчишку Лукус, – отдай соль Хейграсту, тебе она уже не понадобится. Скорее всего, этот дом будет на какое-то время твоим. Мы еще поговорим об этом. Считай, что ты вносишь плату за постой.

– О какой плате ты говоришь? – рассмеялся Хейграст. – Белу привык за все платить. Но не в доме друзей. Соль возьму, правда. Похоже, с купцами у нас будет некоторый перерыв, цена подскочит. Хотя здесь больше, чем моя семья может съесть за год!

– Ты спроси об этом жену, – посоветовал Лукус. – Ты же не обязан знать, сколько расходуется соли для приготовления зимних запасов. И найди Сашу хорошее лезвие, он, конечно, молчит как скромный гость, но очень неодобрительно трогает по утрам подбородок. Я предполагаю, что борода его не устраивает.

– С этим проблем нет, – улыбнулся Хейграст. – И хотя на равнине среди охотников-людей не принято сбривать бороды, купцы охотно покупают лезвия. Говорят, что на юге бреют головы.

– Голову я брить не буду, – усмехнулся Сашка. – А вот от зеркала бы не отказался. И еще от чего-нибудь, чем пользуются на юге, чтобы смочить голову перед бритьем.

– Зеркало найду, а насчет бритья головы не помогу, – спрятал улыбку Хейграст. – Сам на юге не был, а нари головы не бреют. Так что придется ждать купцов, чтобы расспросить их хорошенько. А в Эйд-Мере для бритья лица используется вода и мыло. Или в твоем мире мыло неизвестно?

– Это зависит от того, что ты называешь мылом.

Мылом Хейграст называл тягучую массу, напоминающую густой гель с всыпанными туда растительными волокнами. Жидкость почти не пенилась, но освежала кожу и отлично удаляла грязь. Вскоре Сашка, Лукус, Дан, Хейграст, четверо его детей и жена собрались за столом на втором – жилом – этаже дома. В доме ходили в матерчатой обуви, больше напоминающей толстые носки с завязками вместо резинок. Сашка блаженно вытянул ноги и украдкой разглядывал Смеглу, жену Хейграста, удивляясь ее изяществу и непривычной, но безусловной красоте. Она и Хейграст накрывали стол вместе с детьми. Впрочем, Хранд то и дело отзывался на звук трещотки и бежал в лавку, не оставляемую вниманием посетителей и в позднее время. Хейграст строго призывал его не суетиться, стараясь не показывать гордость за сына, и представлял остальных детей. Десятилетний Бодди принес большое блюдо с овощами. Семилетний Антр притащил стопку уже знакомых Сашке тарелок. Наконец крошка лет пяти водрузила на стол тяжелый кувшин и с победным видом взобралась на колени к отцу.

– Это Валлни, моя девочка! – представил ее Хейграст, нежно проводя ладонью по пушистому затылку. – Вот и вся моя семья. Смегла, Хранд, Бодди, Антр, Валлни и я. Днем сюда еще приходит человек. Его зовут Вадлин. Он помогает в кузнице. Хороший кузнец, может выполнить даже сложные заказы. Но заправляет всем без меня Смегла!

Смегла мягко улыбнулась, поставила на середину стола овощи и разлила темную жидкость из кувшинчика по тарелкам. Сашка выдержал паузу и, когда увидел, что сидящие за столом потянулись к овощам, тоже взял в руки печеный плод, напоминающий то ли кабачок, то ли грушу. Оказалось, что это все тот же капустный корень. Запеченный на огне, да еще с соусом, который следовало пить прямо из тарелки, он мгновенно разбудил аппетит. Блюдо быстро опустело, Смегла в кувшине побольше принесла горячий ктар. Отлучившийся на мгновение Хейграст появился со сладостями, и под медленное поглощение маленьких хлебцев и пропитанных медом неизвестных Сашке фруктов пошла беседа. Хейграст расспрашивал у Дана, что и как делал его отец. Как был устроен у него горн. Что он использовал в качестве топлива. Где брал руду. Дан вначале оживился, начал рассказывать, но вскоре воспоминания о погибших родителях расстроили его, и мальчишка замолчал. Хейграст подмигнул Хранду, и тот увел Дана в кузницу. Незаметно исчезла Смегла вместе с младшими детьми. За столом остались Хейграст, Лукус и Сашка.

– Вот и пришла пора поговорить, – сказал Хейграст. – Я получил известие от Леганда о прибытии гостя. Лукус заходил ко мне сегодня. Не буду скрывать, мы с ним тоже уже поговорили. Этот разговор для тебя, Саш. Послушай меня. Как бы ни решилась твоя судьба – нам предстоит трудная дорога и серьезные испытания, поэтому мы должны быть открыты друг другу. Хотя все-таки не на все твои вопросы я смогу ответить.

– Лукус отвечает на один вопрос из дюжины, – вздохнул Сашка. – Так что и твоя скупость, Хейграст, меня не удивит.

– Не скупость, но осторожность, – не согласился Хейграст. – И у этого есть причины. Ты в чужом мире. И ты в опасности. Но и мы тоже. Я говорю не только о той опасности, что поселилась в долине, из-за которой крестьяне наводнили шатрами площадь у крепостной стены. Есть опасность иного рода. Возможно, она связана с преследованием твоей семьи тем демоном. Не на все вопросы я и сам знаю ответы. Даже Леганд знает не все.

– Кто такой Леганд? – спросил Сашка. – Валли, ари, человек, нари, шаи, банги? Или демон?

– Ну уж не банги – это точно! – рассмеялся Хейграст. – И не нари, и не белу, и не шаи. Скорее всего, и не демон. Валли – это что-то из легенд. Хотя Леганд и сам как часть легенды. Я думаю, что он ари или человек. Хотя, если честно, точно не знаю, да это и неважно. Больше всего он похож на человека. Но вот Лукус считает, что для человека он слишком мудр.

– Важно, что Леганд был всегда, – вмешался белу. – Он очень стар. Леганд видит то, что скрыто для большинства. Он видел и знал Арбана Строителя. Поэтому об Арбане говорить будет именно он.

– Пойми и не обижайся. – Хейграст сцепил пальцы, наклонился к Сашке. – Есть вопросы, ответы на которые принадлежат не мне и не Лукусу. Эл-Лиа уже давно закрыта от других миров. Настолько давно, что некоторые элбаны считают предания о других мирах сказками и легендами, а большинство ничего не знает о них! Но иные миры есть, кому, как не тебе, знать об этом, и не все они исполнены добра. Есть силы, которые стремятся преодолеть границы Эл-Лиа. Потому что Эл-Лиа и особенно Эл-Айран – это сердце Ожерелья миров. Престол Эл-Лоона. Средоточие силы. Перекресток.

– Перекресток, который закрыт для проезда? – спросил Сашка.

– Именно так, – согласился Хейграст. – Но это длинная история, которая уходит своими корнями в столь далекое прошлое, что и преданий почти не сохранилось о нем. Об этом тоже лучше расскажет Леганд. Он очевидец всего или почти всего, что пережил мир Эл-Лиа. Однажды, когда я и Лукус едва достигли твоих лет, а Заал, наш погибший друг, был ровесником нам нынешним, Леганд рассказал об Арбане, который покинул Эл-Лиа в дни прихода Черной смерти. Леганд считал, что именно Арбан остановил эту напасть. Может быть, это только догадки. Мы знаем наверняка лишь то, что уже больше лиги лет к северу от Эйд-Мера располагается выжженная страна, которую здесь называют Мертвыми Землями. И то, что Арбан оставил письмо, в котором написал: «Однажды Арбан вернется, чтобы завершить начатое». Леганд считал, что прийти должен сам Арбан или кто-то специально посланный им, потому что он не написал «я вернусь». И вот шесть лет назад Леганд сказал, что видел тень Арбана, бродившего у источника. Леганд долгие годы провел в хижине. Он настоял, чтобы мы ждали Арбана или его посланца. Потом погиб Заал. Но мы продолжали ждать. Прошло еще четыре с половиной года. После того как Леганда позвали в путь срочные дела, два года мы ждали вдвоем. И вот ты пришел в Эл-Лиа. Возможно, ты именно тот, о ком были слова твоего предка.

– Но ты ничего не знаешь об этом, – возвысил голос Лукус. – Ты появился израненный, не понимающий, что с тобой произошло. Попал в Эл-Лиа по воле демона. Точнее, пришел по его следу. Почему-то через пять лет. Если я правильно понял, именно ты запустил его в Эл-Лиа. А ведь как раз для демонов мир Эл-Лиа был закрыт! Есть причины, чтобы принять тебя с осторожностью. Мы уже заплатили высокую цену. И, скорее всего, она еще возрастет. Теперь я думаю, что и манки на равнине ждал именно тебя. Таким образом, ничего не понимая, ты уже участвуешь в событиях. Намереваясь вернуться домой, движешься по собственному пути. Ни один смертный, не защищенный магией, не может противостоять манки. Особенно если манки поднял посох и пытается поглотить силу жертвы. А этот манки просто сгорел! Леганд говорил, что такое возможно только в том случае, если жертва манки сильнее его хозяина. Выходит, что сила в тебе все-таки есть? Вот и Негос говорит, что ты не человек.

– Ну что же, – опустил голову Сашка. – Я не знаю, что вы называете силой. Но если эта сила привлекает ко мне чудовищ, я предпочел бы не обладать ею. И все же. Об осторожности. Я уже понял, что не обойдусь без вашей помощи. Будьте осторожны, но помогите мне. К тому же, хотя вряд ли Негос раньше встречал людей из дальнего мира, но и он сказал, что во мне нет черноты.

– Пусть так, – медленно проговорил Хейграст. – Осторожность не бывает чрезмерной. И Лукус не просто так завел тебя к сапожнику. Шаи видят лучше остальных. Да, ты слаб. Тебе нужна помощь. Но ты не простой человек. Если ты человек, конечно. Ты не прост даже в том случае, если все твои таланты – это поразительная чувствительность к угрозам и способность бежать без тренировок и навыков по три дюжины ли в день. Это ли не повод для опасений?

– Ну почему же только чувствительность к угрозам? – грустно усмехнулся Сашка. – Просто чувствительность. Всего лишь природный талант. Как способность к быстроте или выносливости у других. Как способность к счету, к поэзии. И эта моя чувствительность не всегда преимущество. Например, сейчас я чувствую, что у тебя болит верхний правый клык, Хейграст, и это не доставляет мне особенного удовольствия.

– Демон с тобой, Саш! – весело ругнулся Хейграст. – Как тебе это удалось?

– Он не знает, – объяснил Лукус. – Посмотри на него, он говорит, что был воином в своем дальнем мире, но иногда кажется мне беспомощным ребенком. Что касается тебя, Хейграст, то мог бы и пожаловаться. Неужели думаешь, что я отправлю тебя к Кэнсону за лекарством?

– Оставь ты мой клык! – со смешком отмахнулся от белу Хейграст. – Он всегда у меня болит к весеннему равноденствию, я привык. Саш, скажи, как мои дети?

– У тебя замечательные дети, Хейграст, – ответил ему Сашка. – Все они здоровы. Вот только у Хранда болит палец на руке. Болит от удара чем-то тяжелым.

– Вот негодник! – восхитился Хейграст. – Наверное, опять брал молот, его так и тянет в кузницу. Саш! Вместе с Лукусом ты мог бы неплохо зарабатывать! Ты бы распознавал болезни, а он лечил!

– Я не доктор, – не согласился Сашка, – я могу чувствовать чью-то боль, но не знать ее причины.

– К тому же ты не спросил, Хейграст, согласен ли на это я? – фыркнул Лукус. – И давайте вернемся к главному. Завтра после обеда мы должны идти. И наш путь лежит в Мерсилванд.

– Почему именно туда? – поднял голову Сашка. – Это поможет мне вернуться?

– Леганд идет туда, – ответил Хейграст. – Он выбрал точку встречи. Все, что я могу сказать тебе, – это самое ближнее к нам чистое место. Зло над ним не властно. Там можно задать вопросы и, может быть, получить ответы. И еще – это испытание.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

Поделиться ссылкой на выделенное