Сергей Кулаков.

Курильская обойма

(страница 2 из 26)

скачать книгу бесплатно

Посидев еще немного с мужчинами, девушки, повинуясь едва уловимому жесту господина Ибуки, отвесили поклон, почти касаясь лбами пола, и скрылись за дверью. Сергей Ильич понял, что наконец-то пришла пора серьезного разговора. Он сделал внутреннее усилие и легко отогнал от себя хмель. Да и хмеля-то особого не было, так, баловство одно, вроде как от пива. Изрядно закусив всем, что было на столе, Сергей Ильич мог бы еще пить и пить, да не саке, а что-нибудь покрепче, закалка-то, слава богу, наша, советская. Так что мозги у него были в полном порядке.

– Как вам нравится угощение, Сергей-сан? – спросил хозяин, искоса поглядывая на гостя.

Недавняя веселость слетела с него, как не было. Теперь это снова был собранный и многоопытный чиновник, готовый со всей вверенной ему ответственностью решать какие угодно вопросы.

Сергей Ильич поджался, хотя на лице его расплылась широкая улыбка.

– Благодарю, Ибука-сан, все замечательно.

– Кажется, вы не пришри в восторг он японской бани? – прищурил и без того узкие глаза Ибука.

– Ну почему? Довольно оригинально. Хотя немного неожиданно…

– Вам нужно чаще бывать в наших банях, – заметил господин Ибука. – Тогда вы привыкнете и оцените все удобство и эффективность такого рода отдыха.

– За чем же дело стало? – усмехнулся Сергей Ильич. – Приглашайте чаще – быстрей привыкну.

– Договорирись, – поклонился господин Ибука.

Он налил гостю и себе саке, они поклонились друг другу и выпили. Сергей Ильич зажевал маринованной морковкой. Господин Ибука закусывать не стал.

– У нас возникра неборьшая пробрема, – выдержав приличествующую моменту паузу, негромко сказал он.

– Закончилось саке? – мстя за баню, осведомился Сергей Ильич.

Господин Ибука вежливо улыбнулся, но шутку не поддержал. Посерьезнел и Сергей Ильич. Что ж, раз начались взрослые разговоры, будем разговаривать по-взрослому.

– Ваши пограничники вниматерно средят за нашими рюдьми. Очень вниматерно, – подчеркнул слово «очень» Ибука. – Вы понимаете, о чем я?

– Кажется, да, – кивнул Сергей Ильич. – Пограничники мешают вашим людям работать, так?

– Очень мешают, – снова сделал упор на «очень» Ибука. – Борее того, есть вероятность, что они обнаружат истинную подопреку нахождения там нашего судна, и тогда не избежать борших неприятностей.

– Это точно, – не стал спорить Сергей Ильич.

– Необходимо срочно принять меры, – заявил господин Ибука. – Иначе вся наша работа может потерпеть крах. А этого допустить нерьзя. Во-первых, на этот проект уже затрачены боршие деньги. Во-вторых, есри он сорвется сейчас, то осуществить его повторно будет уже невозможно.

– Ну да, фээсбэшники будут начеку и больше не позволят Японии проводить какие бы то ни было изыскания на российской территории, – беззаботно заметил Сергей Ильич.

Господин Ибука горестно покачал седовласой головой. Сергей Ильич искоса поглядывал на него, прикидывая, какую все же цену запросить. Тут главное – не прогадать.

Момент подходящий, спору нет, но ведь и чересчур давить на горло тоже нельзя. Япошки могут заартачиться, впасть в амбицию и вообще разорвать контракт. Найти ведь замену Сергею Ильичу, в принципе, не так сложно. И он, и они это прекрасно понимают. Время, конечно, будет потеряно, но зато они сохранят деньги и, что для них, чертовых самураев, самое главное – лицо. А Сергей Ильич может остаться ни с чем. И это-то особенно обидно. На верном пути к законному богатству, можно сказать, в нескольких шагах от него, и разом потерять все по собственной глупости? Не-ет, сие допустить никак нельзя. Надо сработать тонко и точно, чтобы и волки остались сыты, и овцы целы. А это уже, что ни говори, искусство…

– Вообще-то эта проблема не представляется мне неразрешимой, – сев поудобнее, неторопливо и с удовольствием заговорил Сергей Ильич. – Нужно будет связаться с одним человеком на Сахалине, поговорить с ним, объяснить ситуацию…

Он покосился на Ибуку. Тот слушал вроде бы бесстрастно, но голова едва заметно кивала в такт его словам: да, да, да, так мы и сделаем…

Ну, еще бы, другого они и не ждали!

– Тут мне, Ибука-сан, любопытные цифры на днях представили в комитете, – вдруг заговорил совсем о другом Сергей Ильич. – Хотите послушать?

Господин Ибука перестал кивать и перевел взгляд на переносицу гостя. Тот струхнул, но отступать уже было поздно. Ладно, будь что будет. Если он сейчас не начнет этот разговор, он не начнет его никогда и до скончания века будет казнить себя за трусость. Так что вперед – и с песней. Она, как известно, нам строить и жить помогает…

– Согласно последним выкладкам ученых, – стараясь не торопиться, продолжил Сергей Ильич, – запасов угля на Курильских островах примерно один миллиард шестьсот миллионов тонн. Ресурсы золота на островах оцениваются в 1867 тонн, серебра – в 9284 тонны, титана – в 39,7 миллиона тонн, железа – в 273 миллиона тонн. На Итурупе ежегодный вынос с газами редкого металла рения, который дороже золота, составляет 36 тонн, что соответствует его годовому мировому потреблению…

Чем всегда Сергей Ильич гордился, так это своей памятью. Особенно на цифры. Страницами мог молотить наизусть и ни разу не сбиться. Вот и сейчас он все перечислил исключительно по памяти и без единой запинки. И можно было не сомневаться, что он не ошибся ни в одном пункте.

Ибука слушал молча, не делая ни единого движения. Опытный игрок, он без труда догадался, к чему издалека подбирается гость, и теперь лишь ждал, какое будет заключение у этого неожиданного доклада.

– Оценочная стоимость полезных ископаемых Курильских островов – пятьдесят миллиардов долларов, – все тем же тоном невозмутимого докладчика сказал Сергей Ильич. – Но при этом надо помнить, что одни лишь Южные Курилы способны давать ежегодно до одного миллиарда долларов «рыбных» доходов. А при разумном хозяйствовании эта цифра может вырасти в несколько раз. А уж чего стоит природа островов – на это и цены нет. Жадные до диковинки туристы способны без преувеличения озолотить страну, владеющую такой красотой…

Сергей Ильич замолчал, решив, что пора дать Ибуке возможность переварить сказанное. Если он все просчитал верно, то проницательный Ибука уже без подсказок разгадал ход его мыслей.

– Очень интересные цифры, – сказал через минуту хозяин.

Голос его звучал ровно и дружелюбно. У Сергея Ильича отлегло от сердца. Но как проклятый азиат поведет себя дальше?

Ибука молчал долго. Сергей Ильич почувствовал, как по его спине поползли холодные змейки пота. Надо что-то сказать? Но что? Потребовать без обиняков двадцать миллионов фунтов? Это слишком грубо для японцев, ставящих этикет превыше всего. Могут и осерчать. Но если Ибука как ни в чем не бывало вернется к началу разговора, не реагируя на более чем понятный намек? Тогда как? Забыть об этой теме, будто ее и не было? Или все же потребовать напрямую? Черт, как же с ними тяжело…

– Я тоже хочу уточнить кое-какую цифру, – наконец произнес Ибука.

Сергей Ильич затаил дух.

– Двадцать пять миррионов фунтов стеррингов, – прикрыв веки, четко выговорил господин Ибука.

Получилось!

Сергей Ильич едва сдержал вопль восторга. Это было даже больше, чем он хотел запросить. Ибука-сан в полной мере оценил его деликатность. Гость ни словом не обмолвился о своих претензиях, что позволило хозяину сохранить лицо при выборе нелегкого решения. Возникла приятная для обоих иллюзия, будто предложение о двадцати пяти миллионах существовало изначально и господин Ибука лишь соблаговолил озвучить его. Все произошло истинно в японском духе, к тому же дело решилось положительно, с чем Сергей Ильич от души себя поздравил. Все-таки кое-чему он научился за время работы в Думе.

«Двадцать пять миллионов фунтов! – вдруг вспыхнула и завертелась калейдоскопом в голове фантастическая сумма. – Двадцать пять миллионов! МОИ двадцать пять миллионов…»

– Вам нравится такая цифра? – уточнил на всякий случай господин Ибука.

– Вполне, Ибука-сан, – ласковенько улыбнувшись – под стать Ибуке, – кивнул Сергей Ильич.

Он очень гордился собой.

– Тогда поговорим о моем дзере?

– Завтра же я свяжусь с начальником ФПС по Сахалинской области, – деловито и несколько небрежно заговорил Сергей Ильич. – Он мой хороший знакомый и не откажется выполнить одну мою небольшую просьбу. Думаю, что после этого пограничники перестанут беспокоить ваших людей.

– Думаете ири уверены? – холодно переспросил господин Ибука.

Сергей Ильич прикусил язык. Деньги он выторговал, и деньги немалые. И не стоит обольщаться той легкости, с которой они ему достаются. Раз гонорар увеличился в два с половиной раза, то и ответственность увеличивается ровно на столько же. А раз так, изволь отрабатывать по полной программе. Тут отговорки не пройдут.

– Уверен, Ибука-сан, – поправился Сергей Ильич. – На этот счет у вас не должно быть никаких сомнений.

– Хорошо, – важно кивнул Ибука. – Тогда нужно звонить вашему другу. Вот терефон.

Он достал из складок своего кимоно маленький мобильник-«раскладушку» и положил на стол перед Сергеем Ильичом.

– В смысле… – растерялся тот. – Вы хотите, чтоб я звонил прямо сейчас?

– Да, прямо сейчас.

– Но… – замялся Сергей Ильич. – Неудобно. Лучше это сделать утром…

– Там уже утро, – возразил Ибука.

– Ах да… – спохватился Сергей Ильич. – Верно, там уже утро… Я как-то…

Он взял мобильник, покосился на ждущего Ибуку.

Честно говоря, звонить прямо сейчас Сергей Ильич был не готов. Думал, завтра, в своем офисе, не спеша во всем разобраться, помозговать, позвонить нужным людям, проконсультироваться, а уж после выходить на генерала Стрельникова…

Но, видно, Ибука просто так с него не слезет. Вон, пялится недовольно своими щелками. Того и гляди, достанет катану, японский меч, и срубит голову к такой-то матери. Вот тебе и вежливые японцы. Взяли его, как быка, за рога и без всяких там обиняков суют башкой в ярмо. И артачиться не будешь, чего уже теперь артачиться-то, купленному с потрохами?

– Я думаю, вы помните терефон вашего друга без записной книжки? – спросил Ибука. – У вас такая прекрасная память на цифры.

– Да, – вяло пробормотал Сергей Ильич. – Помню…

– Хорошо. Тогда я выйду на нескорько минут, сдераю распоряжение на кухне.

Ибука легко поднялся и, бесшумно ступая ногами в толстых носках по циновкам, вышел из комнаты. Дверь за ним мягко задвинулась.

«Ага, выйдешь ты, – недобро подумал Сергей Ильич, оставшись один в голой, как мертвецкая, комнате. – А сам будешь за стенкой слушать каждое мое слово. Старый козел. Телефончик припас… Видно, здорово их там прижало. Надо было тридцать требовать. Дали бы и не пикнули. А то и все пятьдесят! Или… Намекнуть, что в случае чего я могу сдать все их „предприятие“ на корню – дали бы и сто…»

За стеной что-то стукнуло. Сергей Ильич испуганно вздрогнул. Эк его занесло… Хорошо, хоть вслух последние слова не сказал. Саке это дурацкое, мозги от него плавятся. За такие мысли можно нешутейно головы лишиться. Японцы слишком много поставили на карту и не захотят лишиться уже достигнутого. Так что поздно дергаться. Дело сделано, назад дороги нет. Надо звонить. Они ждут и не поймут, если сейчас он будет колебаться или вилять.

Сергей Ильич раскрыл мобильник и набрал личный номер телефона генерала Стрельникова. Господин Ибука был прав, он действительно помнил все номера нужных телефонов наизусть.

– Слушаю вас, – послышался после второго гудка корректный баритон генерал-майора Стрельникова.

– Как поживаете, Сергей Петрович? – с приветливой улыбкой спросил Демидов.

– Да ничего, Сергей Ильич, живем помаленьку, – сразу узнал его Стрельников. – А вы какими судьбами вспомнили о нашем богом забытом крае?

– Ну уж прибедняться, Сергей Петрович, – возразил Демидов. – Кто это вас забывает? Помним, помним, и днем и ночью помним…

– Рад это слышать, Сергей Ильич. Что там новенького слыхать в столице-матушке?

– Да пока ничего особенного. Все больше по мелочам.

– Мелочи-то и интересны, Сергей Ильич!

– Вот-вот, Сергей Петрович.

Демидов немного помолчал, концентрируя внимание собеседника на том, что он собирался сказать. Трубка под рукой стала влажной. Плохой знак. Нельзя волноваться при таком ответственном разговоре. Можно все испортить одной неверной интонацией.

Сергей Ильич неслышно вдохнул, выдохнул. Ничего, все нормально. Обычная ситуация, бывало и похуже. Если бы не саке… Ладно. Собрались и работаем.

– Тут мне друзья, Сергей Петрович, из японского посольства жалуются, – несколько лениво, как о пустяке, не стоящем внимания, начал Сергей Ильич.

– Любопытно, на что же? – отозвался Стрельников в той же вальяжной манере.

Но по едва заметному напряжению в его голосе Сергей Ильич понял, что генерал сразу просек, о чем пойдет речь. Что ж, поиграем.

– А помните, они послали на Кунашир научную экспедицию? Ну, разыскивать какой-то свой затонувший во Вторую мировую войну корабль?

– Как не помнить, Сергей Ильич? Я же сам ставил свою подпись на разрешении.

– Вот видите, Сергей Петрович. Разрешение дали, а работать мешаем.

– Как так мешаем? – слишком уж нарочито удивился Стрельников. – Кто?

– Да вот, пограничники ваши. Ходят кругами вокруг бедных японцев, пугают излишней бдительностью. Те нервничают, уже готовы все работы свернуть… Нехорошо, Сергей Петрович. Люди вбухали деньги в эту экспедицию, получили официальное разрешение, все чин по чину, а им – палки в колеса. Служба, конечно, службой, но надо же и меру знать. Как вы считаете, Сергей Петрович?

– Вообще-то мы сейчас пасем всех, кто находится на нашей территории, – сказал Стрельников после некоторого раздумья. – Недавно очередной приказ вышел: все посторонние объекты должны быть подвергнуты самому пристальному вниманию… Приказ доведен до личного состава, а те и рады стараться. Так что от меня здесь мало что зависит. Приказ исходит из Кремля, а что я перед Кремлем? Мелкая сошка…

Сергей Ильич был знаком со Стрельниковым с той поры, как возглавил комитет, занимающийся проблемой Курильских островов. По роду служебной деятельности им не раз доводилось контактировать и в официальной обстановке, и в неофициальной, что дало возможность присмотреться друг к другу и установить известную степень доверия при решении тех или иных проблем.

Генерал Стрельников был сравнительно молод, умен и страшно честолюбив. Назначение на Сахалин он в глубине души считал чем-то сродни ссылке, но виду не показывал и служил рьяно, надеясь рано или поздно – лучше, конечно, рано – добиться перевода в более приближенные к столице места, а лучше уж – в саму столицу.

Демидов об этом его желании если и не знал, то без труда догадывался, ибо все генералы жаждут оказаться в Москве, ввиду высочайшего внимания сильных мира сего. Пока Стрельников это свое желание вслух не высказывал – как-то не было подходящей возможности. Просьбы к нему были сравнительно мелкими, и он соответственно довольствовался мелкой мздой.

Но вот, кажется, пришла пора платить по самым большим счетам. Разрешение на подводные поиски для японцев Сергей Ильич пробил через своих московских знакомых, без содействия Стрельникова. Тот лишь поставил свою ничего не решающую подпись по звонку сверху. В результате ему ничего не досталось, хотя он не мог не понимать, что все заинтересованные лица получили солидный бакшиш за свои хлопоты. И, наверное, решил возместить упущенное.

Скорее всего, думал Демидов, он сам и организовал плотную опеку японцев. Знал, что они задергаются, находясь под колпаком, и попросят своих московских покровителей утихомирить пограничников.

Так оно и вышло. Расчет был прост, но эффективен. Теперь Стрельников был хозяином положения. И мог требовать чего угодно.

Деньги его интересовали мало. Вернее, интересовали, но во вторую очередь. На взятках от браконьеров и контрабандистов он и так процветал. В первую же очередь он жаждал перевода с постылого острова на материк, и желательно в Москву. И на меньшее ни за что не согласится. Это Демидов почувствовал сразу.

Вот и крутись теперь, Сергей Ильич, как хочешь, чтобы и тем угодить, и этим, и самому на тюремных нарах не оказаться, тьфу-тьфу-тьфу…

Ну да ладно, где наша не пропадала? Не на таких орлов управу находили. Как-нибудь справимся и с этим, тем более что орел-то – прикормленный.

– Так уж ли мелкая сошка, Сергей Петрович? – мягко возразил Демидов. – Да под вашей рукой без малого целая армия ходит.

– Ходит-то ходит, да что толку? Что я могу здесь, если все решается там?

– Ну, Сергей Петрович, не вечно же вы там будете?

– А, бросьте, Сергей Ильич. Три года сиднем в этой дыре сижу, еще пять просижу, а там и спишут в отставку за ненадобностью.

– Ну что вы, Сергей Петрович. Таких людей просто так в отставку не списывают. Такие люди здесь нужны… – Демидов сделал многозначительную паузу. Стрельников молча ждал продолжения. – Я слыхал, недавно освободилась вакансия в Главном управлении стратегических задач. Требуется начальник аналитического отдела по Дальнему Востоку. Я думаю, ваша кандидатура идеально подходит на эту должность.

– Может, кандидатура и подходит, а возьмут кого другого, кто поближе, – сварливо возразил Стрельников.

– Ну зачем же вы так? Я уже разговаривал с Николаем Константиновичем. Рекомендовал вас на эту должность.

– И что? Как он? – осторожно спросил Стрельников.

Демидов улыбнулся про себя. Готов генерал, сожрал наживку, вместе с грузилом и поплавком, и не подавился. Такого и подсекать не надо.

– Положительно. Он хорошо вас знает, работой вашей доволен и ничего не имеет против того, чтобы видеть вас на этой должности.

– Это… – Стрельников вдруг захрипел и вслед за тем закашлялся, прочищая горло. – Это так и есть, Сергей Ильич?

– Ну конечно, Сергей Петрович. Осталось согласовать вашу кандидатуру с Анатолием Михайловичем, и можете считать себя столичным жителем.

– Угу… Угу… – промычал Стрельников. – Понятно. Новости, прямо скажу, обнадеживающие. Я даже не ожидал, Сергей Ильич… Приятно удивлен…

– Рад, что сумел угодить вам, Сергей Петрович, – скромно отозвался Демидов.

– Скажите, – забеспокоился Стрельников, – а Анатолий Михайлович не станет возражать?

– Я думаю, возражать ему нет никаких резонов. Вы человек достойный, надежный, перспективный. Конечно, надо будет с ним встретиться с глазу на глаз, поговорить, рассказать о вас подробнее…

Сергей Ильич слышал, что Стрельников на том конце трубки затаил дыхание.

– Вы понимаете меня, Сергей Петрович?

– Да, Сергей Ильич, отлично понимаю, – отчеканил Стрельников. – Можете передать японским друзьям, что с сегодняшнего дня их яхту и лагерь на берегу будут обходить за версту. Они будут словно накрыты шапкой-невидимкой для моих людей. Пусть ищут, чего им там надобно, без всяких опасений.

– Прекрасно, Сергей Петрович, обязательно передам. Особенно насчет шапки-невидимки. Нашим японским друзьям это очень понравится. Только вы уж не тяните с приказом, добро?

– У меня же не Генштаб, – засмеялся с довольными нотками в голосе Стрельников. – Я сказал, а через пять минут все сделали… Прямо сейчас и распоряжусь. Зачем терять драгоценное время?

– С вами приятно иметь дело, Сергей Петрович.

– Но и вы уж там обо мне не забывайте, Сергей Ильич. Я, конечно, вас не тороплю, но… Вы понимаете меня?

– Все отлично понимаю и сделаю все, что могу. И даже больше. Всего хорошего, Сергей Петрович. Очень рад был вас слышать.

– До свидания, Сергей Ильич. Я рад не менее вашего.

«Ну, еще бы», – подумал Демидов, давая отбой.

Он положил телефон на столик, придал лицу спокойное выражение. Надо думать, Ибука-сан уже знает результаты разговора. Линия Стрельникова была надежно защищена от прослушивания. Но Сергей Ильич был уверен, что за стеной комнаты установлены мощные микрофоны, позволявшие слышать и записывать все, что говорилось по соседству.

Через пару минут раздвинулись двери, в комнату вошел Ибука-сан, бесшумно отпустился на свое место.

– Как ваш сахаринский друг? – спросил он.

Сергей Ильич кратко пересказал весь разговор. Ибука-сан слушал молча, изредка кивая в знак одобрения.

– Мы знари, что можем на вас надеяться, – сказал он, когда Сергей Ильич замолчал.

– Всегда к вашим услугам, – церемонно склонил голову Демидов.

Господин Ибука тоже с важностью поклонился ему.

Больше всего Сергею Ильичу хотелось сейчас выпить рюмку холодной водки, но он был вынужден соблюдать все эти китайские… э-э… японские церемонии, чтобы не обидеть, не дай бог, своего благодетеля. Кажется, на этот раз он угодил ему как нельзя лучше. Впрочем, это пока неизвестно, теперь дело за Стрельниковым. Но там проблем быть не должно, генерал, почуяв верный шанс, своего не упустит. Так что пока все о’кей…

– Вы не против, Сергей-сан, чтобы посидеть здесь еще немного? – спросил хозяин.

– Почему нет? – пожал плечами Демидов. – Время не позднее, спать ложиться рановато…

Ибука-сан улыбнулся и едва слышно хлопнул в ладоши. В комнату вошли давешние девушки, внесли кувшинчик с саке и все остальное. Пирушка набрала силу и пошла по новой. Сергей Ильич расслабился после успешно выполненного задания и пил на радостях за двоих, компенсируя качество количеством.

Через час он уже нагрузился до такой степени, что хватал гейш за широкие рукава-крылья и просил спеть «Есть на Волге утес». И, самое интересное, они пели, чисто выводя мелодию высокими, нежными голосами. Сергей Ильич, прослезившись, громко им подпевал и требовал, чтобы ему дали гармошку…

Потом его вели куда-то две девушки-прислужницы, поощрительно хихикая, когда он хватал их за мягкие места. Через минуту они пришли в одну из комнат, где на полу были расстелены широкие матрасы, а по углам стыдливо горели китайские фонарики.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное