Сергей Кулаков.

Когда горит вода

(страница 4 из 23)

скачать книгу бесплатно

Лак тем временем аккуратно провел свой незаметный белый «фордик» мимо громады джипа и покатил дальше.

Роман успел заметить, что один из телохранителей, китаец, что-то берет у старика-торговца.

Стокк и второй телохранитель из джипа не выходили.

«А что, если, – всполошился Роман, – старик под видом торговца передает носитель китайцу?»

Он с беспокойством обернулся, пытаясь уловить, что именно понадобилось Стокку, поскольку не было сомнений в том, что телохранитель покинул джип по приказу хозяина.

Увидел, что китаец держит в руке не то статуэтку, не то чучело ящерицы и протягивает торговцу деньги. Тот мелко кивал, заискивающе улыбаясь, и осторожно тянул за деньгами тонкие коричневые пальцы.

Нет, вряд ли они рискнули бы осуществить передачу носителя посреди улицы, решил Роман, давая знак Лаку ехать дальше. Улица – место непредсказуемое, а Стокк такого не любил. Скорее всего, он действительно решил купить что-нибудь из изделий местных умельцев. Он был отцом троих детей, этот жирный торговец смертью. Возможно, как заботливый папаша, захотел сделать чадам подарок от местной экзотики. Весьма трогательный поступок.

Роман почувствовал, что объект нравится ему все больше.

– Они едут за нами, – сказал Лак, косясь в зеркало.

– Очень хорошо, – кивнул Роман. – За перекрестком пропустишь их вперед.

– О’кей, шеф, – откликнулся повеселевший Лак.

Роман понял, что паренек сей минутный инцидент воспринял, как нешуточную передрягу, и мысленно пожалел его, не забыв похвалить себя за проявленную выдержку. У всех у нас бывает первый раз, поэтому толика снисходительности, даже в таком серьезном деле, никогда не помешает.

По этому поводу у Слепцова наверняка имелось бы другое мнение, но Роман с мнением Слепцова считался редко, а то и не принимал во внимание вообще. К тому же в возникшей несогласованности действий Роман Евгеньевич отчасти видел и свою вину, и это служило лишним оправданием его молодому помощнику.

После перекрестка Лак искусно прижался к обочине, и джип тут же обогнал их, едва ли обратив внимание на такую мелкоту.

Более ничего неожиданного не случилось, и вскоре джип остановился у знакомого ресторана.

– Все, приехали, – сказал Роман. – Суши весла.

Лак, уже начавший самостоятельно искать место для парковки, вопросительно округлил глаза на шефа.

– Давай, тормози, – яростно махнул рукой Роман, хлопнув по приборной доске. – Стоп!

Лак с испугу слишком резко повернул руль и едва не выскочил на тротуар. Однако молодая реакция его не подвела, и на тормоз он успел нажать до того, как передний бампер врезался в толпу гуляющих. Кто-то издал возмущенный окрик, кто-то смерил лихача суровым взглядом, но в целом аварийная швартовка прошла успешно.

Стокк как раз выбирался из джипа, нащупывая высунутой ногой твердую землю. Оба его телохранителя уже выскочили наружу и заботливо помогали боссу. На отдаленный визг тормозов, едва, кстати, различимый в городском шуме, Римлянин по-волчьи вскинул голову, оценивая возможную опасность.

Насторожился и китаец, глядя на напарника. Роман медленно опустился вниз, прячась за приборную доску. Лак, догадливый, сделал вид, что страшно заинтересован вывеской табачного киоска, и вообще стоит тут давным-давно и просто-таки закис от скуки.

Ничего подозрительного не обнаружив, Римлянин снова занялся хозяином, который выбрался наконец из машины и прямиком направился в ресторан.

Вскоре все трое исчезли за дверью.

– Ладно, – переведя дыхание, сказал Роман. – Ты пока сиди здесь и будь на связи. Я пойду в ресторан. Если что-то случится, я позвоню по мобильному телефону.

Он так тщательно выбирал слова, что на эту короткую речь у него ушло минуты две. Зато глаза Лака ни разу не осветились идиотическим блеском, а значит, на этот раз он все понял правильно.

Натянув панаму и придав лицу именно то выражение, которое он отрепетировал в номере несколькими часами ранее, Роман выждал несколько минут и направился в ресторан.

Нечего и говорить, что Лак следил за его вхождением в образ с огромным интересом и явным восхищением.

Но Роман был слишком поглощен своей задачей, чтобы замечать реакцию Лака. Еще раз наказав помощнику сидеть на месте и ждать дальнейших указаний, он в последний раз глянул на себя в зеркало и вышел из машины.

По дороге решил проверить, насколько убедителен он в новой роли.

Навстречу как раз шли две юные европейки, и Роман ухмыльнулся им и подмигнул со всей возможной похабностью. Обе они смерили его презрительными взглядами и отвернулись (вчера при подобной ситуации наблюдалось совсем иное поведение – как, в общем, и всегда), из чего Роман заключил, что в образ он попал со стопроцентной точностью.

16 июня, Таиланд, Паттайя, 21.10

Войдя в ресторан, Роман определил местоположение объекта – вчерашнее, в чем он был заранее уверен – и сел на одно из мест в глубине зала.

Отсюда до объекта было метров десять. Неблизко, но и не далеко. В самый раз.

Стокк сидел вполоборота к Роману. Он грузно развалился на диване, прикрыв глаза и поместив обе лопатообразные руки на живот, и был похож на доброго дядюшку, зашедшего с племянниками пообедать.

«Племянники», сидя от него по обе стороны, изучали тем временем присутствующих. Китайцу досталась правая сторона зала, Римлянину левая. Роман попал под юрисдикцию китайца, который и уставился на него своими щелками пристально и недобро.

Что ж, у каждого своя работа, сказал себе Роман и, завидев официанта, махнул ему с той долей неизжитой робости, которая и подобала недотепе-переростку из американского университета. Впрочем, когда официант подошел, он уже справился с робостью и бойко сделал заказ, сопроводив свои слова уверенными жестами. В самом деле, почему это он должен робеть? Янки гуляет, как-никак владелец мира, и нечего ему тут стесняться каких-то полудиких туземцев.

Китаец, несколько минут последив за «американцем», – типичный хам с Запада, трусливый и наглый – потерял к нему интерес и перенес свое внимание на вошедшую парочку, из чего Роман заключил, что остался неузнанным. А большего ему пока и не требовалось.

Официант принес «американцу» коктейль, который тот немедленно принялся жадно хлебать, не отрывая глаз от вертевшихся на сцене полуголых девиц. Это было общее для всех заведений «блюдо». Куда ни зайди, хоть в шикарный ресторан, хоть в крошечный бар, везде будут извиваться в танце практически обнаженные красотки. Поизвивавшись с полчаса, они уступают место другим, те – следующим, и так до бесконечности.

Суть этих танцев проста. Девушки таким образом ищут клиентуру, и зачастую прямо со сцены спускаются в зал, где и обслуживают заказчика тем или иным способом. Правда, кавалер должен сначала угостить девушку напитком. Это обязательно, на этом зиждется процветание всей местной системы общепита. Ну, а затем кавалер может либо подняться с дамой в кабинет наверху, либо получить порцию орального секса – наиболее часто практикуемую форму быстрых сношений – прямо за столом, не сходя с места. Приглушенное освещение и кабинками расположенные места идеально служили для этой цели. Разновидностей подобных заведений было много, но суть их сводилась к одному: удобное и скорое обслуживание всех без исключения гостей солнечной Паттайи.

Роман был уже благодарен Стокку за то, что тот не выбрал в качестве места встречи с резидентом какой-нибудь гей-бар или кафе для любителей трансвеститов. Хоть Роман Евгеньевич и попривык ко всякому за время своих заграничных командировок (да и Москва-матушка в этом смысле догоняла цивилизованный мир бешеными темпами), но публики этой, жеманной и шумливой, терпеть не мог. Не говоря уже о том, чтобы вступать с ней в какие бы то ни было виды половых контактов. А пришлось бы, маскировки ради. Телохранители белую ворону вычислили бы вмиг, на это у них глаз наметан. Но Стокк оказался нормальным мужиком, за что Роман не мог не испытывать к нему чувства, весьма схожего с обычной человеческой благодарностью.

Официант принес заказ. Роман ограничился следующим выбором: ко мок – паста из креветок с рыбой; као пат – рис с курицей; сангайя – кокосовый пудинг. Были в меню и том ям – острый тайский суп, и суп из акульих плавников, и ласточкино гнездо, и яйца красных муравьев, и черепахи, и змеи, и лягушки, и другие не менее экзотические блюда, но Роман экзотики в пище не приветствовал, предпочитая что-нибудь попроще, что не обернется сбоем пищеварительной системы в самый неподходящий момент.

Он и на принесенные блюда не спешил налегать. Так, ковырял для вида, больше посасывая соломинку, торчащую из коктейля. Китаец, прочесывая зал, то и дело кидал на него испытующий взгляд, вследствие чего Роману волей-неволей приходилось демонстрировать свое желание «оторваться на все сто». Он уже осушил два бокала и теперь заказывал третий, придерживая официанта за пуговицу на рукаве.

Стокк между тем приступил к трапезе, причем так основательно, что блюда перед ним менялись с непостижимой быстротой. Он поглощал все подряд, без разбору, и всему находилось место в его необъятном брюхе. Ведя за ним непрерывное наблюдение, – хотя со стороны могло показаться, что он занят исключительно созерцанием красоток на сцене, – Роман вскоре потерял счет съеденному бельгийцем. Да и выпито было, кстати сказать, немало. Он со своими тремя коктейлями был точно студент-первокурсник перед матерым усачом-дипломником, сидящим за столом, уставленным батареей пустых бутылок.

Время между тем шло. На часах значились двадцать минут десятого. Стокк все ел, не глядя по сторонам и не особенно интересуясь тем, что происходит на сцене. Оба телохранителя бдительно несли вахту.

Роман на всякий случай позвонил Лаку, сказал, что все спокойно, и пусть Лак по-прежнему сидит на месте. Тот бодро пропел свое «O’key, thief», из чего можно было заключить, что настроение у него превосходное, и он с легкостью просидит в машине хоть до самого утра.

Вечер напоминал вчерашний один в один, не считая того, что сегодня Роман сидел за другим столиком и в другом обличье. Но эти детали были несущественны и перемен в ход событий не вносили. А перемен хотелось. Если Стокк снова без толку просидит полночи, то имеет смысл задуматься, а не для банального ли отдыха он явился в Паттайю? Вон, валяется на пляже, как обычный турист, трескает за пятерых, пьет опять же не воду. Что-то все это навевает подозрения. Не ошиблись ли в чем господа из Центра? Может, никакой такой встречи не планируется? Или она уже состоялась, и Стокк с чистой совестью празднует успешно проведенную операцию? Судя по его поведению, он мало чем озабочен. Или это у них закалка такая специальная, у господ торговцев оружием? Ну да, были бы они нервического склада, в этом бизнесе не устояли бы и неделю. А Стокк уже два десятка лет в передовиках ходит. Не шутка.

Уделяя, в отличие от Стокка, повышенное внимание происходящему на сцене – а для чего, собственно, сюда явился хлюпик-американец? – Роман задержал взгляд на только что вышедшей девушке. В общем, все они, эти местные красотки, были похожи, как родные сестры, особенно для европейского глаза. Но у этой оказался премиленький очерк подбородка, а движения ее тела были удивительно грациозны и гибки.

Роман уже два с половиной часа отсидел сиднем и понимал, что пора сделать заказ, дабы его скромная персона не вызвала подозрения. (Вчера, в образе мачо, он вел себя как жеребец, попавший в табун кобылиц, – и едва, надо сказать, не переусердствовал.)

Девицы, заученно улыбаясь, исправно спускались к заказчикам, и многие из соседей Романа уже либо ушли наверх вместе с облюбованной красавицей, либо обошлись минетом, набираясь сил для другого захода.

Роман пока держался, но это были не те позиции, удержание которых, да еще столь длительное время, можно назвать похвальным. В общем, он имел право делать выбор так долго, как ему хотелось, но весь наличествующий контингент уже прошел полный круг, на большее рассчитывать не приходилось, поэтому следовало определяться.

Вот эта тоненькая, с изящным личиком и красной ленточкой на бедре, Роману понравилась. Не «американцу», которому нравились все без исключения и который от такого изобилия растерялся и никак не мог сделать выбор, а именно Роману. Вчера он ее не видел, а не то обязательно пригласил бы к своему столу.

Что ж, не поздно и сегодня.

Он подозвал стоящего наготове официанта и с кривой усмешечкой указал ему на облюбованную девицу. Краем глаза Роман отметил, что китаец проследил за ним и за официантом. Ничего не скрыть от этих узких глазок. Эдакий желтолицый киборг. Правда, второй был еще хуже. Вчера, когда он «пас» Романа, у того порой возникало чувство, что Римлянин сидит за его столом.

Девушка, профессионально вихляя бедрами, подошла к столу. «Американец» залебезил, неуклюже махая руками и жадно косясь на свою избранницу. Ну еще бы, такая цыпочка. В родном Принстоне девушки, подобные этой, и не глядели в его сторону. А тут, пожалуйста, бери и пользуйся. Причем столько раз, сколько сможешь заплатить. Ну как не обалдеть от такой халявы? Тем более что цены здесь, по сравнению с Америкой, просто смешные.

– Как вас зовут? – спросил Роман, когда официант убежал за коктейлями для него и для девушки. – Вы говорите по-английски?

– Говорить, – кивнула она. – Меня зовут Джей.

У них у всех здесь были американизированные имена. Такая мода. На самом деле она какая-нибудь Нок или Хун. А тут, поди ты, Джей. Ну, Джей так Джей, звучит, во всяком случае, неплохо. Вчера, в числе прочих, Гриззи подвернулась, и ничего, обошлось как-то.

– А сколько вам лет?

– Восемнадцать.

Джей свободно сидела за столом, скаля в улыбке белые зубы. Матовая кожа ее была смуглой, как у всех таек, и пахла чем-то терпким и очень приятным. Грудь размерами напоминала два гандбольных мяча, не без труда втиснутые в кокетливый лифчик. Идеально круглые соски просвечивались сквозь полупрозрачную ткань. Губы были ярко-красные, а черные глаза сверкали раскаленными угольками.

Роман почувствовал томление внизу живота. Девушка определенно ему нравилась.

Официант приволок заказ. «Американец» принялся угощать гостью, неловко и нетерпеливо прикасаясь то к ее руке, то к плечу. Вдобавок под столом он чувствовал ее горячее колено, и это заставляло его суетиться еще больше.

Джей обхватила губами соломинку, лукаво косясь на кавалера. Надо было переходить к делу, но американец совершенно растерялся и не знал, как приступить к главному.

– Вы… ты здесь живешь? – спросил он.

– Да, – кивнул Джей.

– А… ты где-нибудь учишься?

– Да, – снова кивнула девушка.

Она точно не замечала затруднений кавалера. А может, и не замечала. Кто его знает, что ему нужно? Брать быка за рога тут было не принято. Желания клиента прежде всего. Хочет поговорить – пускай поговорит. Может, ему другого и не требуется.

– Я тут в первый раз, – сказал, томясь и мучаясь, бедный турист.

Джей понимающе кивнула, но дальше кивка дело не пошло. Мятный коктейль ей явно нравился, и она тянула его с наслаждением, болтая соломинкой в бокале, как маленькая девочка.

Роман раздумывал, незаметно поглядывая на столик бельгийца, и намеренно затягивал эпизод с гостьей. Мало ли, как могут повернуться события? На случай полицейского расследования ему хотелось остаться в памяти Джей – да и официанта, присматривающего за ними, – тем самым забитым недотепой, личину которого он нацепил.

Но и переигрывать не следовало. Он был достаточно взрослым для того, чтобы сюда прийти, а стало быть, и для того, чтобы самостоятельно заявить о своих желаниях.

– Ты давно здесь работаешь? – задал он стандартный для таких заведений и встреч вопрос.

– Нет, – покачала головой Джей, качая соломинку кончиком языка. – Совсем недавно. Один месяц.

Ну еще бы, скажет она правду. Они все работают тут не больше месяца. А на деле за спиной каждой топорщится лес из эрегированных членов.

И лет ей вовсе не восемнадцать, как установил, присмотревшись, Роман. Это на подиуме, в неоновых бликах, она выглядела так юно. Здесь же, при тусклом свете настольной лампы, она тянула где-то на двадцать три. По местным меркам, возраст для проститутки почтенный. Вчерашний мачо отослал бы ее назад незамедлительно. Но сегодняшний новобранец был без ума от своей избранницы.

– А ты… – американец замялся, бегая глазами по груди и губам девушки. – А это… сколько стоит? Ну… секс?

– Минет триста бат, если на ночь – тысячу пятьсот бат, – просто, точно речь шла о стоимости на фрукты, сказала Джей.

То есть десять долларов и пятьдесят. Вот это да! Знакомый профессор, побывавший здесь в прошлом году, не обманывал относительно местной дешевизны. Это же просто рай какой-то!

– А это, – снова засуетился американец, – если… минет?

Он даже покраснел, выговорив заветное словцо.

Но Джей краснеть не думала, да и вряд ли вообще умела.

– Да? – с готовностью подняла она тонкие брови.

– Куда надо идти?

– Не надо идти, – снисходительно улыбнулась Джей. – Это здесь.

– А… Хорошо. Тогда… как?

– Давай деньги.

– А. Да, да. Вот…

Роман выхватил из кармана пачку местной валюты, принялся отсчитывать, путаясь в купюрах.

Джей равнодушно ждала, досасывая коктейль.

– Вот.

Триста бат легли на стол. Джей молча взяла их, пересчитала, сунула в лифчик. Американец было заерзал, но Джей успокоила его мягким прикосновением руки, приглушила свет настольной лампы и привычно скользнула под стол.

И в этот момент Роман увидел, что за столик бельгийца сел какой-то мужчина.

Джей копошилась между ног, расстегивая ширинку, извлекая член и надевая ртом презерватив. Этом трюку были обучены все девушки, он входил в обязательную программу и исполнялся ими поистине виртуозно. Клиент, как правило, не замечал никаких неудобств.

Но Роман и так ничего не замечал. Все его внимание было приковано к Стокку. Что за мужчина сел к нему? Возможно, это и есть резидент? Вовремя, ничего не скажешь…

Лицом Роман изображал неземное наслаждение. То есть слегка отвесил челюсть и закатил глаза под лоб. Джей внизу старалась вовсю, и Роман начал тихо постанывать, давая понять, что старания ее не напрасны.

За столом Стокка между тем происходили какие-то неторопливые, но любопытные действия. Подсевший мужчина не уходил. Телохранители его не трогали, хотя – Роман успел заметить – не преминули тщательно обыскать перед тем, как пустить за стол.

Похоже, это и был долгожданный резидент.

Корчась от невыносимого удовольствия, Роман взял приготовленную заранее крохотную линзу и заученным движением вставил в левый глаз. Со стороны могло показаться, что он лишь провел рукой по лицу. Но в его глазу точно оказалась подзорная труба. Сейчас же Стокк увеличился втрое, и Роман увидел его так же отчетливо, как если бы сидел рядом. Разглядел даже недобритые щетинки под носом бельгийца.

Теперь он видел во всех подробностях все, что происходит за интересующим его столом.

Вот толстяк пару раз кивнул, отвечая гостю.

Гость – худощавый, коротко стриженный араб лет тридцати пяти – улыбнулся.

Стокк улыбнулся тоже.

Гость настороженно повел головой.

Роман совсем закрыл глаза, ритмично покачиваясь в такт движениям Джей. Хотя сквозь оставленную в левом глазу щелку продолжал следить за происходящим.

Вот гость, убедившись, что все спокойно – как видно, бдительности телохранителей ему было недостаточно, – сунул руку во внутренний карман пиджака.

Оба телохранителя на всякий случай подались вперед, но Стокк остановил их движением пальца.

Роман почувствовал, что Джей удвоила усилия. Она была сбита с толку. На таких клиентов тратилось обычно не более минуты. Две максимум. А тут, как она ни старалась, результат нулевой.

Более того, Роман почувствовал, что вот-вот может оконфузиться. Происходящее за столом Стокка занимало его настолько, что на Джей попросту ничего не оставалось. Пришлось срочно взять себя в руки – в буквальном смысле – и, действуя в унисон с губами Джей, вернуть заленившемуся органу боевую форму.

Араб достал из кармана мини-диск в дюралевом боксе и положил на стол, возле Стокка.

Тот, секунду поизучав бокс взглядом, словно в чем-то сомневаясь, накрыл его свой громадной ручищей. Однако куда-то прятать не спешил.

Беседа продолжалась.

Так же, как и старания Джей. Роман чуть расслабился, чтобы бедная девушка смогла наконец закончить свою работу. Но внимания не ослаблял. Надо было узнать, куда Стокк спрячет диск. Не оставит же он его лежать на столе. Скорее всего, передаст одному из телохранителей. Эти бультерьеры скорее проглотят диск, чем отдадут его кому бы то ни было. Или, что скорее, порвут в клочья каждого, кто возжелает его отнять…

Джей снова отчаянно замотала головой. Роман спохватился, направил вектор внимания на то, что происходило внизу. Он охотнее всего оттащил бы Джей от своего многострадального лона и с миром отпустил, присовокупив за труды еще триста бат, но уж больно удобным было прикрытие. Да и потерпеть оставалось самую малость.

Вот араб, посидев еще несколько минут и прикоснувшись без всякого интереса к чашке с кофе, поднялся и направился к выходу.

Провожая его взглядом, Роман едва не пропустил самое интересное, а именно: когда араб ушел, Стокк взял диск и двумя пальцами опустил в нагрудный карман своей рубашки. Как в сейф положил. И провел ладонью по верху кармана, прижимая «липучку» застежки.

Ну, «липучка» – это мелочь. Это не электронный замок. И даже не карман телохранителя. Вскрыть его – дело одной секунды.

Проблема в другом: как до него добраться?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное