Сергей Фрумкин.

Боевое Братство

(страница 2 из 28)

скачать книгу бесплатно

Доподлинно известно, что нападавшие сожгли «Эльрабику». Предположительно – экипаж и пассажиров лайнера захватили в заложники. Во всяком случае, никто по настоящее время не видел ни одного пассажира тарибского корабля. Никто не услышал от пиратов условий выкупа, никто так и не смог провести с ними переговоров.

Необычная ситуация далее превращается в экстраординарную – среди пассажиров экскурсионного лайнера случайно или не случайно оказываются две молодые альтинки, учащиеся школы Леноса. Под «не случайно» я подразумеваю возможность, что именно девочки, а не груз или экипаж «Эльрабики», послужили мишенью неизвестных. Тем более, что речь идет не о простых альтинках, а дочерях самых известных и влиятельных людей нашего времени – Линти – дочь Первого Советника Лиги Объединенных Миров Рилиота, и Кани – дочь маршала галактического военного флота Тургаона. Как родители и как альтины, отцы имели астральную связь с дочерьми и почувствовали, когда с Линти и Кани приключилась беда, более того – предсказали, кто напал на «Эльрабику», с какой целью и в каком месте космического пространства.

Вполне естественно, Рилиот и Тургаон решили предпринять все возможные меры, чтобы обнаружить и обезвредить корабль-призрак. Удивительно другое – какие именно меры они сочли наиболее действенными. Первая: Тургаон передислоцирует к месту нападения на тарибский лайнер практически ВЕСЬ галактический флот – девятьсот тысяч малых, средних и больших военных кораблей Лиги. Вторая: замораживается Тарибский Торговый Флот. Маршруты экскурсионных тарибских лайнеров занимают малые и средние военные крейсера. Третья: с момента потери «Эльрабики» фактически приостанавливает работу Совет Лиги Объединенных Миров – все действия Совета направляются в одну сторону: на снятие завесы таинственности с корабля преступников. Сам Рилиот погружается в транс и пребывает там до тех пор, пока, по его утверждению, не узнает о врагах все необходимое. После чего летит в сектор поисков, чтобы лично координировать действия военных.

Нам же предстоит выяснить: не были ли эти меры или часть их избыточными? Представлял ли агрессор опасность для всего мирового сообщества, и была ли опасность настолько серьезной, чтобы оголить границы Лиги и нанести материальный и моральный урон и без того пострадавшей стороне: девяти торговым планетам Тари?

Сегодня я хотел бы пригласить свидетелей с двух сторон: со стороны Совета и со стороны флота. Среди нас присутствует командующий пограничным флотом Бровурга генерал Экдаран. Прошу Вас, сэр!

На трибунах поднялся молодцеватый мужчина в парадном генеральском мундире.

– Расскажите Арбитражу, – попросил Председатель. – Что вынудило Вас оставить без охраны столицу Лиги?

Генерал невозмутимо пожал плечами и посмотрел с плохо скрываемой неприязнью:

– Приказ маршала флота, сэр.

– То есть Вы действительно покинули Бровург вместе со всем флотом столицы?

– Так точно, сэр.

– И у Вас не возникло вопроса, зачем Вы это делаете?

– Не понял, сэр?

– Вы не усомнились в правомочности приказа маршала?

Генерал криво улыбнулся:

– Сэр?!

Председатель понимающе кивнул:

– Простите, Экдаран, пока этот вопрос снимем.

Итак, вы покинули Бровург и переместились в зону, где пропала «Эльрабика». Сколько кораблей участвовало в экспедиции?

– Не могу знать точной цифры.

– Верно ли говорить обо всем флоте Лиги?

– Думаю, да, сэр.

– Кто должен был противостоять вашей армаде?

– Сэр?

– Сколько кораблей, каких кораблей, сколько человек?

– Мы разыскивали всего один корабль. Космический город. Сколько человек в его экипаже, мне неизвестно.

– И у Вас ни на секунду не возникло сомнения в рассудке Тургаона? Девятьсот тысяч кораблей самого могущественного флота галактики против всего одного корабля-скитальца?

– Нет, сэр, не возникло!

– Но почему же? Я ведь не спрашиваю Вас, имели ли Вы, либо кто-то еще из генералов, желание или намерение ослушаться приказа. Я спрашиваю: почему Вы не подумали, что действия Тургаона не адекватны ситуации?

Генерал сверкнул глазами с такой ненавистью, что Председателя передернуло.

– Вы понимаете, о чем спрашиваете, сэр?! Я не усомнился и не усомнюсь в любом приказе, подписанном маршалом Тургаоном! Он – лучший из лучших!

– Зачем же так горячиться? Перефразирую вопрос: у маршала похитили дочь. Естественно для такой ситуации потерять контроль над собой, прийти в ярость, наделать глупостей или ошибок. Почему у Вас не возникло подобной мысли? Почему Вы не подумали, что маршал может быть не в себе?

– Тургаон мой друг… – генерал поймал и твердо встретил взгляд Председателя, заставляя не торопиться с ложными выводами. – Тургаон – альтин!

По залу прошел легкий шорох – советники зашевелились, но вслух не произнесли ни слова. Председатель тоже вздрогнул – рано или поздно он должен был услышать этот аргумент – “альтин”.

– Как и вы, сэр! – напомнил генерал. И отчеканил: – Я не усомнился в верности приказа, поскольку сам не могу предсказать будущее, не могу предчувствовать последующего хода врага, не могу выбрать направление, преимущественное для цепочки ближайших вероятных событий! Я не могу, а Тургаон может! Поэтому я – генерал, а он – маршал флота!

Председатель примирительно несколько раз махнул руками сверху вниз:

– Понятно, понятно… Не будем это продолжать. Никто и не думал оспаривать достоинств великого Тургаона. Я всего лишь хотел услышать мнение участника операции… Расскажите Арбитражу, как развивалась ситуация!

– Каждый из генералов получил свой пакет приказов. Основной план сводился к тому, что атаковав беззащитный тарибский лайнер один раз, преступники захотят повторить удачный налет и рано или поздно выследят и атакуют другой тарибский корабль.

– Но все тарибские корабли оставались арестованными в портах планет Лиги?

– Совершенно верно. Их заменили крейсера-перехватчики флота. Те же маршрутные карты, те же остановки, та же система оповещения маяков. Даже внешнее сходство.

– И вы ожидали, что враг повторит вылазку?

– Уверен, что Тургаон ЗНАЛ, что враг нападет еще раз. Тем более, что корабль-скиталец действительно дал о себе знать и вступил в бой с флотом.

– В неравный, насколько я понимаю?

– Безусловно. Перевес был на стороне флота Лиги.

– И все же вы понесли потери?

– Противник сражался с бесстрашием и яростью одержимого. К стати, это подтверждает, что маршал не зря привел столько кораблей – он предчувствовал угрозу для всех нас.

– Или так сильно боялся за свою дочь, что готов был всю галактику бросить к своим ногам, только бы уберечь Кани от опасности? Стоп, я не жду ответа, во всяком случае не от Вас… Сколько кораблей погибло?

– Семьдесят девять малых, семнадцать средних. Повреждена одна станция.

– Такой урон от всего одного корабля противника?

– Нет, сэр. Не от одного. Корабль-скиталец служил базой для довольно большой эскадры мелких и малых судов. В результате, в сражении участвовало не менее двухсот тысяч кораблей врага.

Председатель повел бровью, словно удивился названной цифре. На самом деле, информацию о количестве боевых единиц как с одной так и с другой стороны Арбитр уже получил от Мозга несколько минут назад.

– Результат операции?

Генерал опустил голову и подбирал слова. Ему явно не хотелось отвечать на вопрос.

– Я сам отвечу, – сказал Председатель. – Корабль-скиталец ретировался. Правда?

Генерал поднял голову.

– Да, сэр.

– Как это произошло?

– Не знаю, сэр.

– Неужели? То есть вы присоединяете свой голос к заявлению генералитета, утверждающего, что Тургаон не сделал ошибки и не разорвал кольца блокады, а враг сам бежал каким-то совершенно невероятным способом?

– Да, сэр. Утверждаю! Тургаон не мог допустить ошибки!

Председатель выдержал паузу, постукивая перстнем на пальце о золотой поручень своего кресла. Неспособность военных критически смотреть на свое руководство в данном случае мешала следствию.

– А мне вот кажется иначе! Тургаон потерял девяносто шесть небольших кораблей и повредил одну станцию, несмотря на что противник все равно сбежал. Возникает вопрос: почему нельзя было задействовать в операции три-четыре станции или один-два сверхтяжелых военных крейсера – для классической схемы захвата силовым мешком более чем достаточно? Применение большего числа судов оказалось не только нецелесообразным, но и привело к потерям: малые корабли недостаточно защищены и не приспособлены для ведения длительного космического сражения.

– Не забывайте, сэр, что мы так и не нашли бы корабль-матку, если бы не ввязались в бой с ее разведчиками. Введение в сражение станций и крейсеров раньше положенного времени отпугнуло бы пиратов.

– Но хорошо: пусть будет три крейсера и десяток кораблей-имитаторов тарибских экскурсионных лайнеров. Зачем ДЕВЯТЬСОТ ТЫСЯЧ?!

– Сэр! Рядом с Вами глаз Магнитного Мозга – наверняка Вы наблюдаете сейчас карту сражения. Неужели не видите, насколько велика зона поиска?! Тургаону понадобился весь флот Лиги только потому, что так он смог создать в космосе паутину размером в куб пространства зоны вероятного нахождения врага.

– Вы противоречите сами себе, генерал. Несколько минут назад сказали, что доверились маршалу, потому, что тот, как альтин, способен ПРЕДУГАДАТЬ место нахождения искомого объекта. И одновременно отстаиваете непогрешимость плана, который по силам любому заурядному человеку: натянуть паутину из сотен тысяч судов и ждать, пока враг сам обнаружит себя. Разве не очевидно, что как альтин и как маршал Тургаон не контролировал ситуацию?

– Вы сказали, что изучили отчеты генералитета? Особенность вражеского лайнера состояла как раз в том, что НИ ОДИН альтин не увидел корабль-скиталец даже тогда, когда тот висел уже перед самым носом наших флагманов!

– Объясните!

– Боюсь, что не смогу. Космический город по-прежнему существует. Попробуйте найти его Вашим вторым зрением?

– Предположим, что не найду. Но вернемся к ситуации с флотом. Вы завязали сражение, окружили корабль-матку, затянули силовыми полями. И несмотря на все принятые меры, пираты ретировались. Что произошло дальше?

– Первый Советник предсказал, что противник направился к Земле.

– К планете-прародительнице человечества?

– Совершенно верно, сэр.

– Дальше?

– Флот двинулся в ту же сторону.

– Весь флот?

– Нет, сэр. Только основные силы. Я, как и другие командующие пограничных и планетарных флотов, получил приказ вернуться в зону постоянной дислокации.

– Приказ маршала Тургаона?

– Нет, Сэр. Приказ Первого Советника. Маршал на время снял с себя полномочия главнокомандующего.

– Но почему?!

– Сэр! – генерал сглотнул ком в горле и окинул зрителей тяжелым взглядом, словно призывал их присоединиться к собственной скорби. – У Тургаона умерла дочь!

На некоторое время в огромном многоярусном зале Арбитража повисло тягостное молчание. Генерал сам решился прервать его, сообщив:

– Вы понимаете, что после такой утраты маршал потерял способность относиться к ситуации объективно. Как военный, Тургаон нашел силы победить в себе отца, жаждущего мести, и передал командование Первому Советнику.

Председатель опять нервно застучал кольцом о подлокотник. Магнитный Мозг не обладал информацией о гибели молодой альтинки, а генерал утверждал об этом так уверенно, словно видел все собственными глазами. В этой истории, даже в самой незначительной из ее деталей, приходилось полагаться не на факты, а на субъективное мнение ясновидящих альтинов. Вот и опять…

– Откуда Вы знаете о смерти Кани?

– Тургаон…

– То есть, ни Вы, ни кто другой, не видели тела девушки?

– Нет, сэр. Зато все видели глаза ее отца – поверьте мне, Кани среди нас больше нет!

– Что ее погубило?

– Тот самый необычный гипердвигатель, который позволил пиратам уйти из гравитационной ловушки. Когда двигатель включился, Кани оказалась слишком близко от источника излучения.

– Линти и остальные заложники с тарибского лайнера все еще живы?

– Рилиот утверждает, что живы и в ближайшем будущем будут находиться вне опасности.

– И Советник принял на себя командование флотом?

– Так точно, сэр, принял.

– Но где он сейчас? Где маршал?

– По нашим сведениям, альтины по-прежнему находятся на «Бессмертном». Флагманский крейсер движется к Земле вместе с эскадрой.

– Они надеются, что на этот раз противник не ускользнет?

– Абсолютно уверены. Кроме того, есть данные, что космический город пиратов произвел вынужденную посадку. Учитывая его размеры и массу, можно с достаточной степенью точности утверждать, что собственными силами пиратам уже не подняться в космос. Они прикованы к стационарной орбите и движутся вокруг Солнца вместе с захватившей их Землей.

Председатель отклонился в кресле. Вроде бы, история подходила к своему завершению. Оставалось арестовать неизвестных злоумышленников, освободить заложников, предать дело гражданскому суду и только по окончании суда определить, насколько верно было решение Тургаона и Рилиота принять самые радикальные из возможных мер. В настоящий же момент стоило отложить заседание Арбитража до выяснения всех обстоятельств дела…

Между тем, что-то здесь не сходилось. Почему пираты, захватившие дочерей первых людей человечества, не только не поспешили предъявить свои условия, но продолжили охоту за другими лайнерами тарибов? Почему Рилиот и Тургаон – расчетливые, осторожные, мудрые – кидаются сломя голову в бог знает какие дали и не только не удивляются, что преступники не требуют выкупа, но даже не стремятся к переговорам? Откуда они знают, что пираты не удовлетворятся уже полученным и нападут еще раз при первой же такой возможности?

Председатель почувствовал дрожь в кончиках пальцев. В истории корабля-скитальца и дочерей правителей скрывалось нечто, чего не знал Мозг, чего не отразили отчеты военных и протоколы Советников. Что-то, что уже различало второе телепатическое зрение Председателя, что-то, что зарождало в альтине-Арбитре тревожное предчувствие грядущих изменений.

Председатель посмотрел на свою кисть, методично отстукивающую перстнем о подлокотник, словно живущую своей собственной, не управляемой сознанием жизнью…

«Мозг!» – мысленно затребовал Арбитр у фасеточного глаза своего информатора. – «Ты что, не получил доступа к одному из архивов?»

«Недостаточно прав», – отозвалось в сознании Председателя.

«Где?!»

«Личные переговоры Первого Советника и его окружения».

«От нас закрывают переговоры вообще или отдельную информацию?»

«Только то, что касается природы космического города».

«Ничего себе!»

Арбитр обвел взглядом присутствующих. Советники, офицеры, судьи, правители… Любой из них мог бы входить в «окружение» Первого Советника. Любой может знать то, что укрыто от Мозга. Но кто именно? Председатель незаметно погрузился в себя, еще и еще раз пробегая глазами по трибунам. Он должен был почувствовать…

– Полковник Дербеон!

Старший офицер разведки – поверенный делами Первого Советника – вздрогнул от того, что пронизывающий взгляд Председателя Арбитража вдруг замер на его лице и, как показалось, всверлился прямо в его голову.

– Сэр? – полковник поднялся, хмурясь собственной растерянности.

– Что вы от нас скрываете, полковник?

– Сэр?

– Что Вам говорил Рилиот?

Глаза офицера заблуждали. Председатель улыбнулся собственному чутью – он нашел именно того, кого нужно.

– Хотите укрыть от Арбитража информацию, кажущуюся Вам слишком личной? Вы представляете, какую ответственность на себя берете?!

Вероятно, Дербеон лихорадочно разыскивал в памяти тех, кто мог его выдать – во всяком случае полковник выглядел именно так – испуганно-подозрительным. Он явно не готовился к выступлению.

– Нет, сэр, я ничего не скрываю. Спрашивайте!

– Откуда лично Вы знаете о преступниках?

– Участвовал в экстрасенсорных экспериментах Первого Советника. Ассистировал ему…

Председатель прислушался к ощущениям в кистях рук – пальцы больше не дрожали, зато на ладонях выступил пот – вот-вот должно было прозвучать нечто сенсационное, решающее…

– Продолжайте!

– Рилиот перекатывал шарики-носители информации от…

– Вы, что, издеваетесь?! – Председатель поднялся на ноги и наклонился вперед всем телом. – Что Вам сказал Первый Советник?! С кем он отправился воевать?!

В глазах полковника засветилось бессильное непонимание: кто и откуда мог знать?!.. Под напором воли альтина Дербеон на глазах ломался. С другой стороны, он ведь и не получал указаний хранить все в тайне – просто не в традициях разведслужбы распространять накопленные данные…

– С мантийцами, сэр.

– С кем?!..

– С потомками мантийцев. В результате экспериментов открылось, что корабль очень древний, построен еще мантийцами и целое тысячелетие медленно приближается к Земле – к планете, тысячу лет назад уничтожившей Мантию. Люди на борту корабля – профессионально подготовленные военные, потомки мантийцев. Вполне возможно – альтины, равные современным членам Содружества Леноса…

Председатель вцепился в подлокотники кресла, словно захотел вдавить пальцы в золоченый сверхпрочный сплав. Вот, что скрыли два величайших альтина современности – Тургаон и Рилиот! Вот, о чем они решили умолчать, чтобы избежать ненужного интереса общественности и информационного бума вокруг корабля неизвестных! Беспокоясь лишь о спасении собственных дочерей, они сочли захват космического города личным делом…

Зал загудел…


Председатель собрался с мыслями и затребовал тишины.

– Я не могу продолжить этого заседания, поскольку ясно вижу, что большая часть информации по-прежнему укрыта от Арбитража. Очевидно, что Рилиот и Тургаон действовали сообразно обстоятельствам, но действовали с поправкой на очень сильную личную заинтересованность. Очевидно так же, что ни Лига, ни Содружество Леноса не могут позволить этим альтинам и дальше самостоятельно и на свое усмотрение разбираться с ситуацией, затрагивающей интересы всего прогрессивного человечества. Мы должны знать все, что знают эти люди! Сообщите Рилиоту и Тургаону, что я желаю видеть их для выступления на Арбитраже. Немедленно и обоих.

Генерал Леверсон! Приказываю Вам принять на себя командование флотом и разобраться с ситуацией на Земле! Официальное предписание получите за подписью Совета Лиги. Оставьте столько кораблей, сколько потребуется, блокируйте планету и предложите преступникам условия добровольной сдачи. Доставьте сюда их представителей, а также часть плененных пиратами пассажиров, в том числе, конечно же, Линти и Кани, если обе девушки живы. Отправляйтесь сейчас же. Будьте на связи и не торопитесь применять силу.

Глава 3

Они стояли на корпусе небольшого спасательного бота – полированного, но покрытого окалиной от «тесного» общения с атмосферой планеты. Облаченная в боевые абордажные доспехи Братьев девятнадцатилетняя девушка и семнадцатилетний парень – в зеленом комбинезоне Брата-врача и с едва ли не таким же бледно-зеленым от недавно перенесенного ранения и душевных переживаний цветом лица.

Оба смотрели на юг. Бот покоился на воздушно-гравитационной подушке в полуметре над травой одинокого лысого холма, возвышающегося на самой границе между бархатистым мхом болота и непролазным хвойным массивом тайги. Холм не превышал высотой самых высоких деревьев, но то, что привлекало внимание молодых людей, не могли заслонить колыхающиеся на сильном ветре пушистые ветки – оно занимало почти всю линию горизонта с запада на восток. Снизу – зеленая полоса бесконечных лесов, посередине – широкая полоса пыли, огня и дыма, а выше – что-то темное, едва различимое и совершенно необозримое: нечеткая из-за дыма и разделяющего с ней расстояния, уходящая в бесконечность небес темная тень.

Порывы ветра все усиливались, угрожая скинуть двух неизвестных с их так не вписывающегося в окружающую зеленую панораму транспортного средства, а парень и девушка продолжали смотреть – потрясенно и зачарованно.

Неожиданно им показалось, что холм вздрогнул, как ни глупо это могло звучать. Затем, когда в лесу затрещали ломаемые непонятной силой деревья, холм уже заметно заходил ходуном, покрывшись уродливыми трещинами, посыпавшись кусками черной земли и обнажая толстые корявые корни древесных великанов.

– Землетрясение, – поняла девушка.

Спасательный бот не шевельнулся – он не опирался на грунт, а попросту висел над ним, позволяя людям без труда сохранять равновесие.

– Здесь все время так? – бесцветным голосом спросил парень, посмотрев вниз, на летящие по склону комья.

– Землетрясения? Видишь, какие высокие деревья – им по сто лет, не меньше. Неужели сам не понимаешь, что происходит?

– Откуда мне знать? Планеты крутятся вокруг своей оси и вокруг звезды. Почва ничем не закреплена, ее сносит…

– Глупости! Это твой «Улей». Волна от его удара о поверхность… Поздновато – наверное, корабль не сразу упал – двигатели сопротивлялись притяжению.

Парень вздрогнул, словно от боли в старой ране.

– Сколько до «Улья»?

– Не знаю. Мы вылетели из ангара, когда только-только вошли в атмосферу, и все время отдалялись, двигаясь по наклонной к земле, пока не включился автопилот. Затем отлетели еще на некоторое расстояние, уже не падая. После этого я сказала Мозгу бота отдалиться на сто километров. Итого, наверное, до «Улья» километров триста.

– Совсем рядом…

– По космическим меркам – да. По планетарным – не очень.

Колебания почвы стали чаще. Усилился ветер, наполнившись листьями, ветками, сухой хвоей. Лес застонал, как огромное живое существо. Почувствовав, что дальше стоять в полный рост небезопасно, люди соскользнули в люк своего бота.

Девушка первой заняла кресло пилота. Парень еще какое-то время стоял, погрузившись в себя. Вдруг он понял, что бот начал движение – за псевдостеклом носа и пола заскользили низкорослые березки болота.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное