Сергей Алтынов.

Зона особого внимания

(страница 5 из 21)

скачать книгу бесплатно

– У матросов нэт вапросов! Жилаю всем удачи. – Пряча в глазах презрение, кавказец встал, подняв руку в прощальном жесте, и направился к выходу. Его сегодня ждали великие дела.

Некоторое время славяне сидели молча. Наконец молодой заговорил. Голос его уже не излучал былой уверенности.

– Слушай, начальник, я против Маршала не пойду!

– Ты что, охренел? Я тебе столько слил насчет азеров, весь их расклад дал, сколько людей, стволов, квартиры в Москве, особняки за городом… Да вы их одной левой, если по уму, конечно. А насчет Маршала… Ты что, не врубился? Какой же тебе смысл в этой заварухе, если Маршал останется? Мы же на тебя поставили. Нет, дорогой, назад тебе ходу уже нет. Ты должен стать на место Маршала, тебе его и убирать. Мы же договорились…

– Насчет Маршала мы не договаривались! Ни за какие твои обещания я против него не пойду. Жизнь, сам понимаешь, дороже. За него весь блатной мир поднимется, мне не жить…

– Идиота с наколками испугался? Сам же только что над его речами смеялся!

– Смеяться одно! А против такого законника идти совсем другое. Он хоть и головой ушибленный, но авторитет имеет на всю Россию, и пацаны за него горой стоят!

– Вот тех, кто сильно стоять будет, мы отправим всерьез и надолго! Чего ты скис?

Молодой затравленно молчал, собирался с мыслями, но нужных слов не находил.

– А вообще, ладно, – неожиданно смягчился старший. – Тут такое закрутится скоро, что твоему Маршалу-фельдмаршалу вряд ли уцелеть. Сделаем так, что ты будешь в стороне, может, даже выступишь как его самый верный кент, но помочь ему будешь не в силах. Это мы устроим. Я тебе потом скажу, что надо делать. Пока что ты поддакивай ему во всем, понял?

– Вот это дело! Так будет правильно! – Молодой сразу повеселел. – Буду ждать ценных указаний. С нетерпением!

– Ну, не валяй ваньку. Теперь второй вопрос: как там с общаком? Сам понимаешь, если «капуста» уйдет, а Маршала не будет, то тебе до нее дотянуться будет трудненько. Сечешь?

– Само собой. Да что я могу сделать? Маршал эти вопросы ни с кем не обсуждает. Знаю только, что сход авторитетов решил общак обезопасить и поручил это Маршалу. Как он устроит, никто не знает, может, и сам еще не решил. А спрашивать я не буду, он и так косые взгляды кидает на всех нас, бригадиров, что-то он чует…

– Ничего, ты только не боись. А узнать надо. Мы поможем тебе общак сохранить в лучшем виде, Маршал до этого не додумается.

– А как?

– А это пока тебе рано знать. Скажу только, что все будет по закону. Есть такой банк в Москве, он вполне законный, вроде частный, везде прописан, налоги платит – по уму, само собой. А в натуре он наш, понял? Деньги в нем наши, банкир наш, охрана наша. А вывеска, ты ее видал, в Москве у него десятка два отделений, не меньше. Там общак будет не только лежать в полной сохранности, его еще менты от гоп-стопа охранять будут, и прибыль от него пойдет. А распоряжаться своей частью будешь ты. Понял?

– Ловко. – Молодой глядел ошарашенно. – А ну как я приду распоряжаться, а мне скажут: вас тут не стояло, ходи мимо, Вася.

Как я буду права качать? Бумажки показывать?

Старший славянин в душе усмехнулся, зришь в корень, бригадир, хоть и молодой, однако виду не подал, сыграв возмущение:

– Не боись, говорю. Что ты такой темный? Есть разные способы. Ты оглянись, кто сейчас капусту в матрасе держит? Спроси у Ильдара, он тебе разъяснит. Сам-то он давно свои финансы в верный банк пристроил и работает с ним вполне культурно. Дебет, кредит, авизо, провизо. Слыхал такие слова? Если не слыхал, пусть Ильдар будет казначеем, он справится. А ты – воинский начальник. Ты как?

– Еще чего! Если такая игра пойдет, я ваще карты брошу, понял? – Податливый вроде молодой вдруг глянул серым волком, старший понял: насчет Ильдара он ввернул «в цвет».

– Да не заводись, это я так, я же понимаю, что свои «башли» только дурак чужому дяде отдаст. Потом мы это подробно обговорим, сам увидишь, дело верное, без балды. А ты пока держи нос по ветру, чтобы мимо носа не уплыло. Понял?

– Понял. Пока я не буду знать точно, что я хозяин капусты…

– Ладно, хватит. Никто тебя заставлять не будет. Сам поймешь свою выгоду, еще просить будешь. Все, заканчиваем, мне пора.

– Вот еще что. Спела мне тут одна птичка, что будут лихие люди брать ювелирный на Покровке, ну, знаешь, этой зимой открылся… Там, между прочим, ваш брат менты в охране, так их наметили в расход…

– Стоп. Давай конкретно: кто, когда, каким образом, как зовут птичку…

– Да ничего толком неизвестно, ты что думаешь, такие вещи в Думе обсуждают и по ящику транслируют? Пацаны из Подмосковья, из местами примороженных. Наметили вроде на эту пятницу вечером. В охране у них свои, может, один, а может, и больше. Все, больше ничего не знаю, и как звать птичку, давно забыл. Ты сечешь, что я себе уже петлю на шею надел и веревку тебе в руку всунул? Меня спалить можешь, как два пальца обмочить, если этим пением распорядишься неумело, понял?

– Ну не хами, дорогой, я не пальцем деланный и не вчера на свет вылез. Какой-то ты нервный стал. Не дергайся, все будет путем. Все, время вышло, мне пора. Ты уверен, тут все чисто? – старший указал глазами на детали интерьера.

– Сто процентов. «Бабушка», в смысле хозяин, – наш человек, я пришел раньше, он при мне все кругом еще раз проверил насчет жучков. А снаружи ребята смотрят. «Бабушка» гарантирует полный интим!

– Ну, будь здоров. Привет «бабушке». Связь как обычно.

Старший подхватил «дипломат» и степенно прошествовал к выходу.

Два часа спустя.
Один из спальных районов Москвы
Двухкомнатная квартира

– … «Бабушка» гарантирует полный интим!

На экране японского телевизора нерезко обозначились старший и молодой. Запись была сделана нечетко, да и видеосистема оставляла желать лучшего, но суть происходящего сомнений не вызывала.

– Ну будь здоров. Привет «бабушке». Связь как обычно…

– Все, Михаил Петрович, – крепкий, поджарый парень остановил видеозапись. – Отмотать назад? – спросил он у сидевшего рядом майора Каменева.

– Не надо, Сережа. Все и так ясно. Ты молодец, похоже, они ничего не почуяли. – Майор поднялся с кресла, расправил плечи и размял кисти рук. – Вот видишь, недаром мы водили этого молодого. А представителя доблестной и краснознаменной «таможни» узнал?

– Нет, – Сергей пожал плечами. – Хотя где-то я уже видел его. По-моему, он не из наших. И не из угрозыска. Может из ОБЭП?[10]10
  ОБЭП – Отдел по борьбе с экономическими преступлениями (бывший ОБХСС).


[Закрыть]

– Нет, Сережа, не ОБЭП. – Михаил Петрович задумчиво разглядывал тени на потолке. – Это подполковник Гущин, референт по особым поручениям из министерства!

– Точно! – вспомнил Сергей. – В министерстве я его и видел! Несколько раз. Неприятный тип, надо сказать.

– Вот что, лейтенант, – Каменев перешел на официальный тон, – про эту запись ни в каких бумагах не упоминать категорически! Пусть пока полежит у меня в сейфе. Всю свою активность прекрати, отдохни, посиди на бюллетене.

– Они вроде серьезное мочилово затевают, – попытался возразить Сергей. – А потом этот канал… – он повторил жест старшего славянина из видеозаписи, подняв указательный палец к потолку.

– В том-то и дело, – остановил его Михаил Петрович. – Тут пока все непонятно, поэтому и молчи, как рыба, понял? Никому! А я завтра пойду к руководству. Похоже, дело серьезней некуда. Ясно?

– Так точно, господин майор! – Сергей по-военному вытянулся перед старшим по званию.

– Свободен, лейтенант. Отдыхай. Ты сделал большое дело.

Вечером Каменев и Громов «смотрели кино» на квартире у полковника.

– Ты тоже думаешь, что это Гущин? – не отрывая взгляда от лица товарища, негромко спросил Михаил Петрович.

– Гущин, сволочь, – подтвердил полковник. – Если это начало войны, без него не обошлось. Сам под капот, понятно, не лазил, кишка тонка, но устроить провокацию для него как два пальца обмочить, я его давно знаю, подлец, трус и карьерист. Его же в 1989-м едва под суд не отдали: сфабриковал дело против молодых ребят, чуть под высшую меру не подвел невиновных. Ну, из органов его тогда выперли, а в 1991-м на демократической волне восстановили. Причем в аппарате министерства! Он – «шестерка» у крупных «тузов», на них и пашет 24 часа в сутки!

– Тогда нам его не взять, – подытожил Каменев. – Я понимаю, даже видеозапись не поможет…

– Скажут, фальшивка, подделка, видеомонтаж… Хотя и отмолчаться в тряпочку нельзя, тут все слишком серьезно, дело ведь не в Гущине. Он – «шестерка» для грязных дел, такие долго не живут, дурак он, сам бы мог догадаться. Рано или поздно «высокие стороны» начнут зачищать концы, тут ему и крышка, либо те позаботятся, либо другие, либо сам его «отец родной» решит, что эта карта отыграла. Короче, Миша, скажу тебе вот что. – Полковник на мгновение задумался. – Дело об иномарках я с тебя снимаю, – голос Громова зазвучал увереннее. – И… – он выдержал паузу, – действуй на свое усмотрение! Наша цель – распознать вот этого его «отца родного», который в нашей Конторе завелся. Пока только распознать, большее нам не по зубам. Попробую прояснить, с кем это Гущин так хорошо «дружит» внутри министерства, а ты к нему не приближайся, я имею в виду, конечно, не тебя самого, а твоих людей. Сомов уже мелькал, его теперь на этой работе полгода нельзя использовать, а других у тебя нет. Работай понемногу по его контактам – кавказцу и славянину, но на цыпочках, не спугни. Каждый день по возможности докладывай мне. В случае чего постараюсь прикрыть…

Утро следующего дня. Москва, Житная, 16. Министерство внутренних дел Российской Федерации

В кабинет одного из замов министра, генерал-лейтенанта милиции Геннадия Ивановича С., вошел его старинный приятель (еще с юрфака) и подчиненный подполковник внутренней службы Андрей Гущин, референт по особым поручениям. Но сегодня старые товарищи были сдержанны и немногословны.

– Геннадий Иванович, все в порядке, встреча с агентами прошла нормально, вернее, блестяще, как говорится, на ловца и зверь бежит, я даже не ожидал, они сами поставили все вопросы, теперь сценарий можно разыгрывать по максимальному варианту. – Гущин уселся в кресле напротив генерала.

– Материальная часть? – Генерал выразительно потер большой палец об указательный.

– Не здесь же…

– Ну разумеется, – генерал немного расслабился. – Теперь по сути. Своему агенту из группировки славянских блатных ты, по твоим словам, давал «дезу» на группировку Казыма Бакинского и Ильдара. Потом для симметрии то же самое Ильдару на славян. Как они реагировали? Там «дезы»-то много было? Смотри не вляпайся, у них своя служба разведки и контрразведки имеется, и совсем не слабая.

– Нет, все путем, то, что я им выложил, так и есть на самом деле. Конечно, кое о чем я просто умолчал, чтобы не напугать раньше времени. Да они и не из пугливых. Оба они – два сапога пара, что Ильдар, что этот деятель из маршальской кодлы, им главное – себя уберечь и на этом руки погреть, побольше авторитета заработать. И что характерно, говорят почти одинаковыми словами. Оба требуют гарантий, что мы не вмешаемся, когда дело дойдет до пальбы, и оба хотят, чтобы мы им не мешали затовариваться стволами и прочей амуницией.

– Подожди… – Генерал на минуту задумался, что-то его в этом деле беспокоило. В «полевой» милицейской кухне он смыслил мало, а уж к работе с агентурой совсем не имел отношения, да и не положено оперативникам своих агентов раскрывать даже непосредственному начальству и посвящать в подробности. А уж министерское руководство вроде него к этому делу совсем никаким боком. Гущин – не оперативник, по роду деятельности ему заниматься вербовкой агентов и работой с ними не полагается. Генерал был неглуп и понимал, что оба они ходят по тонкому льду, и то, что Гущин в агентурной работе далеко не профессионал, его сильно смущало. – А ты уверен, что они не узнают о твоей работе на два фронта? Представляешь, чем это пахнет?

– Геннадий Иванович, мы ведь об этом уже говорили. У меня железная страховка. На встречах порознь и тому, и другому я сказал, что блюду только его интересы, а другой стороне уши лапшой украшаю, хотя готовлю, так сказать, пятую колонну. Я вначале не раскрывал, с кем именно работаю, но они оба этого потребовали и даже настояли на очной встрече. Первая такая встреча произошла вчера, и все прошло отлично. Думаю, они споются прекрасно, я же говорил, оба рвутся к власти, к большим деньгам… Поэтому каждый никому в своей компании даже не пикнет о наших «переговорах», здесь я спокоен. А связь между ними я пока замкнул на себя, чтобы за моей спиной они не сговаривались, мало ли что им в головы взбредет…

– Ну что ж, дай бог. Теперь главный вопрос. Как твои подопечные отреагировали на возможность более солидной материальной базы? – Несмотря на нежелание генерала называть вещи своими именами даже в разговоре тет-на-тет, Гущин отлично его понял.

– Вот! Я же говорил, на ловца и зверь бежит! Славянин то ли не допер, то ли испугался – «подумать надо», видите ли, а кавказец сам попытался взять быка за рога. Короче, Ильдар сказал: «Нам нужен свой банк, из первой десятки», они хотят там отмывать свои доходы, иметь свободные деньги для вложений в бизнес, и далеко не только легальный, там и оружие, и…

– Это меня не касается, – прервал генерал.

«Все целку строишь, старая проститутка», – подумал Гущин и продолжил:

– Конечно, это их игрушки, пусть сами и играют, нам неинтересно… Да, и еще он намекнул, что готов будет обеспечить негласную силовую поддержку – ну, там конкурента «успокоить» или долги помочь получить… Хотя это опять же не наши игры, здесь пусть заказчик сам уточняет напрямую, кто что кому должен, зачем и почем. Само собой, Ильдар дал понять, что предпочел бы вести «финансовые» дела сам лично, то есть после того, как предстоящая разборка поставит его у руля или хотя бы позволит за руль держаться. Так что вашего протеже можно обрадовать – его предложение пользуется спросом, если хочет, мы его выведем прямо на клиента, который созрел!

– Нет, это рано, – генерал поморщился. – Не забегай вперед… Пока твой Ильдар не встал, как ты говоришь, у руля, знакомиться им ни к чему. Да и неясно еще, будет ли это Ильдар или тот тип из маршальской группировки. Давай все делать шаг за шагом, «степ бай степ», как говорят наши американские коллеги. Следующий шаг – это вывод твоих агентов на первые роли в их «организациях». Что еще?

– Есть тут одна мелочь… Славянин сообщил, что на крупный ювелирный магазин на Покровке готовится налет. Назвал даже дату. Так что наша славная краснознаменная может отличиться – взять бандитов с поличным. Вам – слава, телеинтервью, мне…

– Постой, не торопись. Что-то сразу много удовольствий обещают твои подопечные… Об этой наводке никому, и никаких шагов самостоятельно не предпринимать. Я сам разберусь, время еще есть. – Генерал черкнул в настольном ежедневнике условную закорючку. – Так. Что еще?

– Я все изложил. – Гущин был немного обижен настороженной реакцией патрона на информацию о грядущем налете. «Не хочет ничем делиться, сука старая, все заслуги себе припишет… Ну ладно, я тоже в накладе не останусь».

Генерал заметил надутые губы и поскучневший взгляд своего протеже. «Глуп ты все же, милый. Лишь бы прокукарекать… И не ведаешь, что друзья твои любят иногда супчика с потрошками отведать. Нет, для здоровья полезнее будет держаться от этого услужливого дурачка подальше».

– Хорошо, заканчиваем. Предвидятся ли какие-нибудь осложнения?

– Всего одно, но существенное! Маршал.

– Этот синий ортодокс? Он же в тюрьме, – Геннадий Иванович был подчеркнуто спокоен.

– Думаю, скоро он выйдет.

– Надо сделать, чтобы не вышел.

– Не получится. Все уже заряжено, и здесь мы бессильны. Более того, у меня имеется информация, не вошедшая в официальные сводки.

– Ну что еще? – недовольно поинтересовался генерал.

– Два дня назад в одном ИТУ Московской области вспыхнул бунт. Довольно серьезный. Местное руководство афишировать его не захотело и попыталось подавить беспорядки собственными силами. Однако зеки разыгрались не на шутку и чуть-чуть не вырвались за пределы зоны. Локализовать конфликт удалось лишь после того, как на зоне побывал Маршал.

– Как? – генерал был удивлен.

– Очень просто, прямо из СИЗО! – невозмутимо продолжал Гущин. – В сопровождении старших офицеров милиции. Могу назвать фамилии.

– Хорошо, потом. И что же?

– Зеки разошлись по баракам. Бунта как не бывало. Начальник ИТК подполковник Губин будет молчать как рыба. Кстати, Маршал «уволил» нескольких офицеров и прапорщиков из администрации.

– Сведения точные? – генерал поджал губы.

– Безусловно, – подтвердил Гущин. – Вам, Геннадий Иванович, остается лишь принять их к сведению, – референт невольно скаламбурил и улыбнулся, как ему показалось, весьма обаятельно.

– Черт знает что, – генерал в сердцах хлопнул ладонью по полированной поверхности служебного стола, до него наконец дошел смысл сказанного Андреем. Он не мог сообразить, что ему делать в этой ситуации. В отличие от собеседника, свою карьеру Геннадий Иванович сделал в комсомольских кабинетах и на партийных собраниях. В начале 90-х он сжег партийный билет, открестился от проклятого прошлого и стал знатным номенклатурным демократом. Как человека с высшим юридическим образованием его бросили на укрепление и демократизацию системы МВД. Здесь-то он и встретил своего бывшего сокурсника и единомышленника Гущина. Процесс демократизации пошел успешно, поскольку оба были людьми неглупыми. Только в тонкостях оперативной работы и особенностях преступного мира Геннадий Иванович был не силен. Для этого имелся Андрей Гущин, отдавший молодые годы оперативной работе в угрозыске.

– И что, сильно нам мешает этот Маршал? – спросил генерал.

– Сильно. Он вполне может не допустить войны, на организацию которой мы потратили столько сил и нервов. Он вор старой закалки, фанатичный законник, а по воровскому закону мокруха среди своих возможна только по приговору авторитетов, междуусобицы недопустимы. Он будет удерживать братву от стычки до последнего, и все может полететь к чертям. Ликвидировать его невозможно, блатота чтит его почти как Сталина, отморозки и беспредельщики откровенно боятся.

– Твое решение? – генерал не сомневался в его существовании, зная Гущина не первый день.

– Есть кое-какое, – с деланой скромностью ответил Гущин и, немного помолчав, продолжил: – Эти два придурка, ну, с которыми я вчера встречался, они, конечно, трусливы и боятся Маршала, но спят и видят, что он сойдет со сцены. Если нам удастся убедить их сделать дело руками нанятых отморозков, проблема Маршала будет решена раз и навсегда. Хозяевами на этом поле станут граждане с совершенно другой психологией – наши с вами агенты. Они люди вполне управляемые. А сценарий устранения Маршала и еще кое-кого из ему подобных я уже почти разработал. Осталось натаскать моих придурков, и вперед. Они беспредельно жадны, и каждый пойдет на все, чтобы дорваться до главной кассы в своей банде.

– Жадны, говоришь, твои придурки? – генерал невесело усмехнулся. – Почти как мы с тобой?

– Почти, – одними губами улыбнулся Гущин. Ничего не поделаешь – начальство шутит!

– Ладно, пока свободен, – генерал поднялся с места и включил кондиционер. Несмотря на прохладный день, в кабинете стало жарко. – Я тут посоветуюсь с кем надо. – И Геннадий Иванович повторил жест Гущина в ресторане: многозначительно ткнул пальцем в потолок.


Через пять минут в офисе председателя правления одного крупного российского банка раздался телефонный звонок. Председатель находился сегодня на месте (что бывало нечасто) и сам снял трубку.

– Аркадий Борисович, – услышал он бодрый голос Геннадия Ивановича, – узнали? Как здоровье, как банкирская Госпожа Удача? Ну прекрасно. У меня тоже хорошие новости, все идет, как мы намечали. Хотя могут возникнуть финансовые осложнения, я вас предупреждал на прошлой неделе!

– Если все будет идти так, как заказано, никаких финансовых проблем у вас не будет. Главное, чтобы все условия договора были соблюдены полностью, копейка в копейку, как говорят банкиры, – пошутил председатель. Геннадий Иванович понял, что банкир не один, но генералу было вполне достаточно того, что он услышал. – Что-нибудь еще? Ну, тогда извини, тут совещание, будь здоров, привет семье, звони. – Председатель повесил трубку.

Давнишняя навязчивая мечта бывшего фарцовщика и валютчика прибрать к рукам дееспособную часть столичного криминалитета, кажется, начала сбываться. И здесь Аркадий Борисович, несмотря на свою прижимистость, не собирался скупиться.

Дальнейшие телефонные контакты Геннадия Ивановича подтвердили мелькнувшее у него подозрение о бесплатном сыре в мышеловке, на которое старого лиса навел доклад Гущина: от попытки взять с поличным налетчиков на ювелирную лавку авторитетный собеседник генерала посоветовал воздержаться.

Вечер того же дня. Москва, Большая Марфинская. Ресторан «Фархад»

Казым Бакинский в еде также был патриотом, поэтому ужинал обычно именно в этом ресторане. Знали об этом многие, в том числе и парнишка лет двадцати двух, засевший на крыше соседнего дома. Внимательно глядя в оптический прицел, бывший снайпер отдельной бригады спецназначения главного разведуправления генштаба терпеливо ждал, когда азербайджанский авторитет окончит трапезу. Как многие молодые ветераны чеченской войны, начинающий киллер ненавидел всех кавказцев скопом, и «заказы» на «черных» исполнял с особым вдохновением. Правда, старого азеровского борова «заказал» его же соплеменник, что случалось крайне редко. Ну ничего, возможно, в скором времени и на этого дорого одетого, вертлявого красавчика тоже поступит заказ. И «заказчик», и «заказанный» были одинаково омерзительны бывшему сержанту. Наконец он появился, жирный, как бочка, плешивый, наверняка похотливый и потный, трахающий молоденьких русских девчонок. Снайпер плавно потянул курок с чувством исполняемого воинского долга.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное