Сергей Алтынов.

Оперативная разработка

(страница 2 из 8)

скачать книгу бесплатно

– Узнал, прапор… – Бадигин подошел к нему вплотную, не торопясь убирать табельный «ПМ». – Только смеешься ты напрасно! На сей раз я с тебя не слезу. К тому же ты влип в серьезное дерьмо, которое может потянуть лет на пятнадцать!

– А вы все еще капитан, Сергей Федорович, – продолжал в дурашливо-глумливой манере Петраков. – Видимо, вашей служебной карьере мешают навязчивые идеи. Например, во что бы то ни стало засадить в тюрьму предпринимателя Петракова. Ради бога, обыскивайте! – Бывший прапор неожиданно перестал улыбаться и отвернулся.

– Рашидов Рустем Алиевич, житель города Дербента республики Дагестан, коммерческий директор ООО «Кронус». – Илья протянул Бадигину документы южанина, отобранные во время шмона.

– С этим потом… На Лубянке с тобой побеседуем, – успокоил Сергей дербентского коммерсанта, нервно дернувшего шеей.

– Сергей, обрати внимание! – окликнул руководителя операции один из спецназовцев, выгружавший из пикапа большие фанерные ящики.

Спецназовец легко, точно волейбольный мяч, подбросил ящик вверх.

– Легкий, как будто пустой, – прокомментировал он, – и остальные такие же.

Ни слова не говоря, Сергей взялся за ящик, стоявший рядом. Спецназовец оказался прав, пару таких ящиков мог спокойно поднять и нести тринадцатилетний подросток. Оружия в ящиках быть не могло. Однако что-то там находилось и глухо перекатывалось в момент сотрясения тары. Бадигин сунул ящик под нос Петракову.

– Что в нем?

– Распечатайте и посмотрите. Это ваше право…

– А если я его расколочу сейчас о твою плешь?

– Напишу жалобу на ваши действия в ГВП.[4]4
  ГВП – Главная военная прокуратура. Помимо прочего, осуществляет прокурорский надзор за деятельностью ФСБ и ведет уголовные дела в отношении ее сотрудников.


[Закрыть]
Там вас поставят на место.

Ни слова не говоря, Бадигин швырнул ящик на капот пикапа и приступил к вскрытию. Когда крышка слетела вниз, оперативники увидели несколько запечатанных рулонов туалетной бумаги. Отечественного производства. Наступила немая сцена, только один из понятых крякнул от удивления. Первым не выдержал Шапошников.

– Что это? – Илья схватил один из рулонов и, подскочив к Петракову, сунул средство гигиены в толстую харю.

– А вы не знаете? Наверное, никогда не пользовались… – Петраков решил вернуться к роли валяльщика ваньки. Этого ему делать не следовало.

– Ах ты, гнида! – Два резких удара в печень и челюсть опрокинули прапора-бизнесмена в лужу.

– Илья! – Сергей в два прыжка оказался рядом со старлеем, схватил его за руки и встал между ним и охающим, барахтающимся в луже Петраковым.

Но Шапошников уже остыл, отступив назад.

– Подотрись и подмойся. – Старлей успел-таки швырнуть в рожу пытавшегося подняться Петракова злосчастный рулон. – Пользуйся на здоровье.

– Успокойся! – Сергей с силой оттолкнул Шапошникова от задержанных.

– В остальных то же самое, – констатировал командир спецназовцев, курочивших невесомую тару. – А в кабине под сиденьем две банки пива и пачка презервативов.

– Оружия у задержанных не обнаружено! – доложил «альфист», руководивший шмоном.

– Всех в микроавтобус! – принял наконец решение Сергей. – Там разберемся…

– Их скорей всего отпустят, – подал голос молчавший доселе Юра Малышев. – И они напишут жалобу в прокуратуру…

– Я не могу их отпустить… Черт… Не могу! Пусть начальство и отпускает… Нет, на Лубянку я их все же прокачу… Для профилактики.

Сергей уже собирался садиться в машину, как за рукав тронул его один из старичков, приглашенных в понятые.

– Сынок! Что же такое происходит, – голос дедули звучал обиженно. – Выходит они, гады эти бизнимены, скупают нашу туалетную бумагу, вешают на нее мириканский ярлык и втридорога нам же и продают?! Да за такое к стенке ставить надо!

– Да, дед, – Бадигин старался быть вежливым, – только ты об этом никому не сообщай! Мы тут целую банду спекулянтов накрыли, сам понимаешь… – закончил он почти шепотом, наклонившись к самому уху старика.

– Дело понятное! Не беспокойтесь, – так же тихо, в тон капитану, молвил дед. – Ты только главное скажи: бумага эта из продажи не исчезнет?..

– Теперь уж не исчезнет….


– В чем дело, Сергей? Я жду объяснений. – Подполковник Завадский был, как обычно, сдержан и невозмутим, хотя сейчас это стоило ему немалых трудов.

Только что он, извинившись перед Петраковым и Рустемом Рашидовым, отпустил предпринимателей на все четыре стороны. Перспектива вызова в Главную военную прокуратуру была более чем реальна.

Бадигин молчал. Он подбирал нужные слова и давал возможность начальнику излить свои эмоции.

– Как известно, задержание решили произвести на основе агентурных сведений, полученных тобой лично! – Завадский не был любителем кабинетных разносолов, в качестве профессионала оперативного дела он приступил к беспристрастному анализу ситуации.

– Так точно… И я уверен, что мой агент дал точные сведения.

– О дружеской сделке двух старинных приятелей… Твоя квалификация, Сергей, мне хорошо известна, на пустышку ты бы не клюнул и идиотов в информаторы вербовать не стал… Постарайся объяснить происшедшее.

– Я сейчас не готов… Мне нужно все проиграть в голове и, возможно, не раз.

– У нас нет времени, Сергей. – Завадский впервые слегка повысил голос, все же он был основательно раздражен. – Прошу назвать информатора. Думаю, танцевать будем от него.

– Это один парень… Ранее судим за драку. Я давно с ним работаю, сам внедрил его к Петракову. Работает охранником офиса. Вот телефон его сожительницы. Можно позвонить, он сейчас там. – Бадигин протянул подполковнику блокнот.

– Хорошо… Позвоним прямо сейчас. Кто избил Петракова?

– При задержании слегка помяли. Вы же знаете…

– Я спрашиваю, кто его бил, оскорблял и угрожал. К твоему сведению, этот боров поехал снимать побои. Затем напишет соответствующую бумагу и кое-куда отнесет.

– Как руководитель операции, за все буду отвечать лично. Моя фамилия в его грамоте будет фигурировать и так и так.

– Ладно. Шапошникову я при случае тоже кое-что объясню, он не пацан… Звони подруге…

– Алло… – Женский голос был тихим и бесцветным.

– Простите, пожалуйста, Гена Степанов не у вас часом? – любезно поинтересовался Бадигин.

Трубка надолго замолчала, слышалось невразумительное шушуканье, Сергею уже показалось, что связь прервалась.

– Кто его спрашивает? – спросила женщина.

– Его давний приятель Сергей Федорович.

– Подождите…

Пауза была долгой, слышались обрывки фраз. Преобладали мужские голоса.

– Да! – наконец раздался властный низкий голос неизвестного мужчины.

– Мне нужен Гена Степанов, – столь же уверенно, в тон незнакомому собеседнику, произнес Сергей.

– А Гены нету, – голос зазвучал неожиданно дружелюбно, – он вышел. Через полчаса вернется. Что-нибудь передать ему?

– А с кем я говорю? – Бадигин уже давно почуял неладное, но, подыгрывая собеседнику, заговорил помягче.

– Я его друг…

– Да вроде нету у Гены таких друзей! – перебил собеседника Сергей. Капитан решил идти напролом.

– Ты сам-то кто? – Незнакомец также перешел в атаку.

– Сергей Федорович Богданов, – на всякий случай переиначил свою фамилию капитан.

– Так вот, Богданов, Сергей Федорович… С тобой говорит оперуполномоченный уголовного розыска Санин из УВД Северо-Западного округа. А твоего друга Степанова полчаса назад зарезали в подъезде… Так что давай подъезжай, поговорим, какие у Гены были друзья.


Когда Бадигин вернулся в свой кабинет, то застал там Юру и Шапошникова.

– Ну как там? – робко поинтересовался Малышев.

Илья угрюмо сидел в углу, разминая кисти рук резиновым эспандером.

– А… – махнул рукой Сергей. – Давайте по домам. Мне вы сегодня не помощники… Да и я вам. Так что до завтра… А я еще попашу, есть кое-какие соображения насчет сегодняшнего.

– Сергей… слушай. – Шапошников выбрался из угла и подошел к Бадигину. – Погано получилось… Ты должен указать в рапорте, что этому мудаку врезал я… Иначе напишу свой рапорт!

– Херня, Илюша… Выкинь из головы. В другой раз вместо задержания будешь сидеть в конторе и писать докладные.

– Сергей…

– По домам… Мне и так тошно, мужики.

Неожиданно в дверях показался высокий плотной капитан, одетый по всей форме, с кобурой на поясе и красной повязкой на рукаве. Это был помощник оперативного дежурного по управлению. Его появление означало, что произошло нечто чрезвычайное.

– Бадигин, Малышев, Шапошников, вас срочно вызывает начальник АТЦ генерал Архипов. Давайте сразу, все уже там.


В кабинете руководителя АТЦ собрались все офицеры второго отдела. Сергей и его ребята, прибыв последними, уселись рядом с дверью.

– Так, господа офицеры… – слово взял генерал. – Сегодня у нас день сюрпризов… – Он немного помолчал, затем повернулся к сидящему рядом Завадскому: – Начни, Ярослав Львович.

– Только что я говорил с Махачкалой… – Завадский сделал паузу, вздохнул. В его умных карих глазах читалась неприкрытая печаль, а такое с подполковником случалось крайне редко. – Сегодня около двух часов дня в районе дагестано-чеченской границы неизвестными лицами был похищен Виктор Иванович Максимов. Охранявший его офицер «Альфы» тяжело ранен, находится в реанимации…

Какое-то мгновение в кабинете царила тишина. Нарушила ее майор Ткачева.

– Похоже, за нас кто-то взялся по-настоящему. – Татьяна поправила темную прядь, упавшую на левый глаз.

– Что значит «кто-то взялся»? – остро взглянул на нее генерал Архипов. – Что вы хотите сказать, Татьяна Николаевна?

– Я хочу сказать, что мы крепко наступили на чей-то хвост. – Голос Татьяны звучал отстраненно, без малейшего волнения. – Возникает вопрос: на чей?

– Тогда размотаем ситуацию с самого начала. – Генерал не торопился отвечать на вопрос, поставленный Ткачевой, или просто хотел расставить все на свои места. – Итак, около двух недель назад на полковника Максимова вышли двое сотрудников ДГБ Ичкерии. По их словам, некая неподконтрольная чеченскому руководству группировка под командованием полковника Джибаева планирует провести в Москве серию террористических актов. По словам дегебешников, этого активно не хочет нынешняя администрация Ичкерии, ей это невыгодно, к тому же ребята из ДГБ подчеркнули, что лично они вообще не одобряют терроризма, в том числе против России и русских. Максимову было сообщено о скором прибытии в столицу специальной диверсионной группы. Восемь человек прибывают поодиночке, без оружия, с добротными документами. Место и время общего сбора неизвестно. Продолжите, пожалуйста, Ярослав Львович.

– Мы с Виктором, проанализировав ситуацию, пришли к выводу, что это не деза, – взял инициативу в свои руки Завадский. – Деза в данном случае не имела бы конечного результата. Поэтому решили активизировать работу на направлениях, где могли бы засветиться «гости». Информировать полностью всех сотрудников отдела считали преждевременным.

– Опасались утечки? – пробасил с левого края майор Викентьев.

– Да, Константин. Не надо только поднимать вопроса о доверии и недоверии. – Завадский опустил глаза.

– Ребята, вы не первый год в конторе, должны правильно нас понять.

– Мы-то не первый… Утечка тем не менее произошла! – неожиданно поддела Завадского Татьяна.

– О данной разработке знали всего два человека: я и полковник Максимов. – Завадский задумчиво подпер рукой седеющую бороду. – Юрий Сергеевич получил информацию только позавчера.

– Да, – поддержал Завадского Архипов. – И сегодня мы получили целый букет сюрпризов. Ваше мнение, коллеги… Только попрошу по существу.

Оперативники не торопились. Викентьев, переглянувшись с Татьяной, промолчал. Малышев хотел что-то произнести, но не решился. Наконец тишину прервал капитан Бадигин.

– Мне кажется, наши противники вряд ли имели полную информацию о разработке. Получается, что их проинформировали либо полковник Максимов, либо Ярослав Львович… Или Юрий Сергеевич.

Дерзкое предположение осталось безнаказанным, офицерам было не до того. К тому же выглядело оно вполне логично, а здесь собрались профессионалы.

– Я согласна с Сергеем, – поддержала Бадигина Татьяна, – если к неприятелю и просочилась информация, то только об операции по задержанию Петракова при продаже партии оружия. А об этом они могли узнать от твоего осведомителя, Сергей!

– И потому его убили… – подытожил Завадский. – Возможно… Как считаешь, Сергей?

– Не знаю. Исключать такого варианта не могу. Хотя мне кажется, что это не так, – возразил Бадигин.

– Я не знаю, с твоим агентом ни разу не встречалась. – Татьяна выдержала паузу. – И все же, если твой Степанов чист, значит, преступников проинформировал кто-то из нас…

– И еще противнику было известно, что полковник Максимов выехал в Махачкалу… – подбросил дров в огонь Ярослав Львович. – А об этом знали только сотрудники отдела!

– Виктора Ивановича могли захватить случайно, без конкретной наводки из Москвы, – подал голос Юра Малышев.

– Разумеется, в этой жизни многое бывает, но таких, как Виктор, просто так не захватывают, – осадил майор Викентьев и без того стушевавшегося очкарика. – Нет, случайность здесь исключена.

– Боевиков могли информировать местные структуры! – снова взяла инициативу Ткачева. – Такое исключать нельзя!

– Могли… – не очень уверенно произнес подполковник Завадский. – Какое будет решение, Юрий Сергеевич? – обратился он к генералу.

– Скоро полночь… – Архипов взглянул на стенные часы над дверью. – Как и было оговорено, дальнейшие оперативные действия возглавляет Ярослав Львович. Работаем в том же ключе. О Викторе Ивановиче будем наводить справки через местное управление, другого выхода не вижу. Возможно, подключим МВД и ГРУ. Если вопросов нет, на сегодня все.

– Да, Ярослав Львович, – остановил генерал выходившего из кабинета подполковника. – Завтра напиши все, что тебе известно по данному делу. У меня должна быть соответствующая докладная на всякий пожарный…


В эту ночь Сергей так и не уснул. Он восстанавливал в памяти эпизоды оперативной работы, предшествовавшие вчерашнему дню «сюрпризов». Татьяна права, за них, оперативников второго отдела, кто-то взялся всерьез. Эх, Виктор Иванович… Где ты теперь, а? В принципе, их противники могли получить информацию не только от кого-то из наших… Агент Степанов? Да, этого исключать нельзя. Парень не профессионал, где-нибудь проболтался, и его вполне могли использовать втемную… А вчера он просто стал для преступников ненужным… Лишним свидетелем. И его зарезали в подъезде, когда он пошел в булочную.

Без пяти восемь Бадигин прибыл в управление. Не успев подняться в свой кабинет, он столкнулся с генералом Архиповым. Юрий Сергеевич провел ночь в служебном кабинете, однако сонным его назвать было трудно. Он быстро спускался по лестнице к выходу. Его сопровождали двое офицеров из отдела по раскрытию заказных убийств.

– Бадигин. – Руководитель АТЦ посмотрел Сергею в глаза и негромко, но внятно произнес: – Сегодня утром погиб подполковник Завадский. Был сбит грузовым автомобилем, когда выходил из подъезда.

Глава вторая

– Скоро, моя девочка, ты станешь состоятельным человеком…

– Не называй меня девочкой, я не переношу это дурацкое слово.

– Прости… Ты даже не представляешь, сколько ты для меня сделала…

– Представляю, и даже очень хорошо! Я для тебя все сделаю, и ты это знаешь… Но когда же все это кончится?

– Теперь уже скоро… Мы сокрушили второй отдел! Теперь нам ничто не угрожает. МВД работает по уголовникам, а мы люди культурные, уважаемые. К тому же среди их руководства немало людей, готовых нам помочь… и уже помогающих.

Женщина молчала. Наконец она достала сигарету и щелкнула зажигалкой. Мужчина также не торопился продолжать разговор, он неотрывно, гипнотизирующе смотрел на собеседницу. На ней было его любимое вечернее платье, она хорошо изучила вкусы любовника.

– Перестань! – с легким, наигранным раздражением проговорила женщина и невольно улыбнулась. – Ты сейчас смотришь на меня, как удав на кролика…

– Тебе не нравится, когда я говорю. Не нравится, когда молчу… – Он тоже улыбнулся одними губами.

– Я так устала… – Она стряхнула пепел в хрустальную пепельницу, взяла свободной рукой бокал. – Давай выпьем… За успех!

– Конечно! – Мужчина поднял бокал.

В тот вечер они больше не говорили о деле. Смотрели телевизор, слушали музыку… Лишь под утро она, еще лежа в постели и обнимая его бугристую, волосатую грудь, произнесла с заметным беспокойством в голосе:

– Отдел уничтожен… Однако там остался этот Бадигин. И еще пара упертых. Они будут дальше рыть в твоем направлении.

– Бадигин туповатый, малограмотный оперок… Такие мне хорошо известны, я ведь сам больше десяти лет отпахал в конторе… Занимался операциями по проникновению в посольства стран Запада… Думаю, скоро его окончательно отстранят от службы, и он тихо и благополучно сопьется. Главное, мы уничтожили Завадского! Вот это кадр… Тягаться с ним было бы непросто. Нет, без Максимова и Завадского нам ничего не угрожает…

– Нам не страшен серый волк… – проговорила она. – Я очень хочу верить тебе…

– У тебя просто нет другого выхода. – Он обнял ее за шею, утопив ладони в ее темных распущенных волосах. – Ты даже не подозреваешь, как ты красива… Если подстрижешься и покрасишься, будешь вылитая Мерилин Монро…

Через полтора часа, проводив женщину, он сидел перед камином и размышлял.

«Конечно, капитан Бадигин не так уж туп и бездарен, но оперативного чутья у него ни на грош… Иметь каждый день перед глазами нашего информатора и ничего не заподозрить?! И, главное, информатор-то дерьмо! При желании можно расколоть в два счета. Я бы не упустил! – так рассуждал отставной майор КГБ. – Агент дерьмо, хотя пользы принес много… И заслуга здесь моя, не будем скромничать! Ох, недолго осталось агенту… Ох, недолго…»

Мужчина поднялся и подошел к окну. Увидев ранний, только что выпавший первый снег, бывший контрразведчик распахнул окно и зачерпнул белую горсть с леденеющего карниза. Снег он любил…


– Я рапорт хочу подать… Что скажешь, капитан?

– И куда ты теперь? В ЧОП?[5]5
  ЧОП – частное охранное предприятие.


[Закрыть]
Одобряю. – Бадигин сосредоточенно черкал что-то в своем блокноте и одновременно переговаривался с Шапошниковым, просматривавшим оперативные документы.

– Обидно, Серега… Только мы начали прижимать эту погань. – Илья захлопнул папку и отпихнул ее на край стола.

– Боремся не с кем нужно, а с кем можно, – философски изрек Юра Малышев, также маравший бумагу очередной докладной.

– С сильным не борись, с богатым не судись! – подвел черту Сергей.

Со дня «сюрпризов» и смерти подполковника Завадского прошло около недели. За это время в конторе произошли серьезные перемены. Второй отдел, еще недавно гроза террористов, бандформирований и торговцев оружием, фактически перестал существовать. Генерал Архипов скрепя сердце вынужден был подписать распоряжение под давлением руководства. По факту гибели Ярослава Львовича и убийства бадигинского осведомителя были возбуждены уголовные дела. Сотрудники местных прокуратур и угрозыска склонны были обвинять подростков-наркоманов. В первом случае обколотые недоросли угнали грузовик и сбили выходившего из подъезда подполковника, во втором – Гена Степанов поссорился с двумя пьяными пацанами, те ударили его ножом в сонную артерию. О судьбе полковника Максимова ничего выяснить не удалось. Правда, в УФСБ Махачкалы пришло анонимное письмо, в котором сообщалось, что Виктор Иванович жив и находится на территории Ичкерии, в отряде полковника Джибаева. Условия освобождения полковника будут оговорены в дальнейшем. Бадигин, Малышев и Шапошников теперь трудились в подразделении по раскрытию взрывов, а майор Викентьев стал их руководителем. Татьяну Ткачеву перевели в планово-аналитическое управление, и занималась она оперативным прогнозированием…

В связи с происшедшими событиями оперативную разработку диверсионной группы полковника Джибаева пришлось заморозить… Тем более что признаков появления «гостей» в столице пока не зафиксировали.

– Сидим? – В дверях показалась стриженая, седеющая голова нового шефа, Викентьева. – В Юго-Западном округе, в жилом доме, на чердаке обнаружено взрывное устройство. Анонимный звонок. Поезжай, Серега, разберись…

Именно такой была нынешняя служба капитана Бадигина. По любому сообщению об обнаруженных взрывных устройствах (или предметах, похожих на них) выезжала специальная оперативная группа ФСБ в составе взрывотехника, эксперта-криминалиста, фотодокументалиста и оперативного работника. Этим опером и был сегодня Сергей…


– М-да, дела… – произнес взрывотехник Саша, одетый в защитный костюм. – Поднимайтесь сюда, мужики… – окликнул он Сергея и фотографа. – Похоже, очередная лажа. Шутят придурки разные…

У чердачной двери лежала здоровенная железная коробка, обмотанная цветными проволочками. Сбоку к коробке был припаян металлический диск, назначение которого было непонятным.

– Балуются ребята… из школы дебилов, она здесь рядом, кстати говоря, – продолжал комментарии Саша. – А пенсионеры пугаются и звонят нам.

Взрывотехник поднял коробку и начал разматывать проводки.

– Совсем без фантазии люди… Этим только туземцев каких-нибудь испугаешь… – Саша презирал непрофессионализм в подобных делах.

– Не скажи, – вставил свое слово фотограф. – Выглядит внушительно.

Сергей молчал. «Бомба» интересовала его в данную минуту меньше всего. Чердачная дверь, как и в любом другом доме, была исписана. Так подростки скрашивают свое времяпрепровождение. В основном стены лестничных маршей украшены названиями популярных рок-групп, фирменными словечками и выражениями либо краткими характеристиками сотоварищей. Внимание Бадигина привлекло всего одно слово. Оно было написано черной тушью, видимо, совсем недавно, поверх прочих молодежных откровений. Всего одно слово: «ГАНИМЕД»…

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное