Сергей Алтынов.

Оперативная разработка

(страница 1 из 8)

скачать книгу бесплатно

Глава первая

Начальнику АТЦ[1]1
  АТЦ – антитеррористический центр.


[Закрыть]
ФСБ РФ

генерал-лейтенанту Ю. С. Архипову


По имеющимся агентурным данным (полученным нашим источником на территории Дагестана), в Москву направлена разведывательно-диверсионная группа в количестве 8 (восьми) человек для проведения ряда акций. Оперативную разработку данной группировки проводит 2-й отдел УФСБ по Москве и Московской области. Просьба выделить группу специалистов оперативно-технической службы, наружного наблюдения и подразделения «Альфа» для успешного проведения оперативных мероприятий.

Начальник 2-го отдела
полковник В. МАКСИМОВ.

– Ну и что мне делать с этой бумаженцией? А, Виктор? Разведывательно-диверсионная группа – это, знаешь ли, пальцем в небо… Где конкретные сведения? Или ты такие документы пишешь, основываясь на домыслах?

Вопросы сыпались один за другим. Генерал старался не выплескивать на подчиненного свои эмоции, но низкий, слегка вибрирующий голос и блуждающая по краю письменного стола широкая ладонь выдавали его недовольство. Сидевший по другую сторону стола полковник Максимов, уже немолодой, но не потерявший осанки мужчина с заметной сединой в темных прямых волосах, напротив, был спокоен и бесстрастен. Он говорил размеренно, не торопился с ответами, стараясь вложить максимум содержания в минимум слов, иногда держал паузу.

– Ну? Так что скажешь? – снова пошел в атаку генерал. – Пока не получу дополнительных разъяснений, ни «альфистов», ни «наружки» с прослушкой не получишь…

– Все, что считал достоверным, я изложил в рапорте… – произнес наконец Виктор. – Извините, Юрий Сергеевич, но больше пока ничего документально обоснованного сообщить не могу. – Виктор снова замолчал, глядя генералу в глаза.

Помолчав некоторое время, генерал хлопнул ладонью по полированной поверхности.

– Тогда излагай, какие есть догадки… – Юрий Сергеевич почесал лысеющий затылок и добавил: – Информировать пока никого не буду… Разумеется, по возможности.

– Итак, первое. Откуда я получил данные о диверсионной группе. Если помните, неделю назад я выезжал на два дня в Каспийск. Формально – проверить работу местного отдела ФСБ по незаконному обороту оружия. Что, кстати, я выполнил.

– Да, читал я твой рапорт, – перебил Максимова генерал, вспоминая недавние служебные дела.

– На самом деле цель моей поездки была совершенно иной… Я встречался с двумя ребятами из ДГБ[2]2
  ДГБ – Департамент государственной безопастности Республики Ичкерия.


[Закрыть]
Ичкерии…

Теперь паузу держал генерал.

– Дальше… – Руководитель АТЦ не торопился с комментариями.

– Вас я проинформировать в тот момент не мог… – Полковник на минуту запнулся, но тут же продолжал: – На это были основания.

В общем, разговор получился интересный. Чечены – ребята серьезные и особых симпатий к нам не питают. Однако предстоящие акции, о которых у них есть информация, по их мнению, угрожают не только жителям Москвы, но и нынешнему чеченскому руководству. По их сведениям (абсолютно совпадающим с нашими), в высокогорном районе, близ села Магры, располагается база боевиков под руководством полковника Джибаева.

– Вольный стрелок? – переспросил генерал, услышав знакомое имя. – И что же говорят о нем дегебешники?

– Сведения опять же совпадают с нашими. Никому не подконтролен и никем не управляем. Тем не менее регулярно платит своим бойцам неплохие гонорары. В долларах. Имеет немногочисленный, но прекрасно обученный отряд, новейшее стрелковое вооружение, пару бэтээров, средства радиотехнической разведки. Заместитель Джибаева, он же инструктор по огневой и специальной подготовке, – бывший советский офицер, перешедший на сторону моджахедов в начале 80-х, в Афганистане. Основное занятие джибаевских боевиков – диверсии, террористические акты на территории пограничных районов Дагестана и в самой Ичкерии. Ну и, традиционно, похищение людей с целью выкупа. По сведениям ДГБ, большая часть пропавших иностранных граждан и сотрудников МВД находятся у Джибаева. Имеется также целая сеть законспирированных агентов и посредников на территории России.

– И как ко всему этому относится ДГБ? – вновь задал вопрос Юрий Сергеевич.

– Действия Джибаева дискредитируют руководство Ичкерии перед всем мировым сообществом. ДГБ совместно со спецназом президентской гвардии уже дважды планировали проведение операций по уничтожению отряда Джибаева. Однако оба раза вынуждены были отказаться от силового решения. Ведут переговоры.

– Должно быть, у Джибаева есть высокий покровитель из числа кровных родственников или членов одного тейпа?

– Совершенно верно. Очевидно, интересы этого покровителя могут быть затронуты в результате операции… Дегебешники обратились к нам не от хорошей жизни. Теракты и диверсии на территории России сейчас крайне невыгодны чеченскому руководству. Оно понимает, что в глазах мирового общественного мнения одно дело – борьба народа, так сказать, за свободу и независимость, и совсем другое – образ злокозненного, непредсказуемого государства, живущего за счет работорговли и наркобизнеса.

– Как правозащитник вещаешь, – впервые усмехнулся генерал.

– С этих фраз, между прочим, начали изложение вопроса мои дагестанские коллеги… Мне эти доводы кажутся вполне логичными.

– Ладно, геополитику оставим до лучших времен. Что конкретного по диверсантам и их задачам?

– Как я уже отметил в рапорте, их предположительно восемь человек. Все прошли спецподготовку у Джибаева. По-русски говорят без акцента, внешне скорее похожи на славян, чем на горцев. Прибывать в столицу будут поодиночке, место общего сбора неизвестно. Документы подлинные, подозрений не вызовут, везти с собой оружие строжайше запрещено… Похоже, их акции придается серьезное значение.

– Связь? Помощники?

– Об этом никаких сведений. Единственное, что мне сообщили: группе категорически запрещено идти на контакт с представителями чеченских ОПГ,[3]3
  ОПГ – организованные преступные группировки.


[Закрыть]
действующих в Москве и области.

– Они уже в Москве?

– Нет… Вернее, я так думаю. Акция назначена на конец месяца, а сегодня только пятое число. Не думаю, что подобной команде есть смысл столько времени болтаться по столице без дела…

– Ты так думаешь… Они так сказали… А если это все подстава? Не думал об этом?

– Думал. Дезинформировать нас в подобном ключе не имеет смысла.

– Пожалуй… Помимо тебя и меня кто-нибудь еще в курсе?

– Только мой заместитель, подполковник Завадский. Информировать в полном объеме остальных пока не считаю возможным.

– М-да… – Генерал снова поскреб плешь на затылке. – Любишь ты, Виктор Иванович, мне сюрпризы преподносить… Ладно, хрен с тобой! Спецназ, «наружку» и «слухарей» я тебе обеспечу….. А ты уж не подведи!


Вечером того же дня второй отдел собрался в полном составе – шестеро сотрудников во главе с полковником Максимовым. Эта небольшая мобильная группа была сформирована совсем недавно, около двух лет назад, после серии взрывов в столичном транспорте. Семеро офицеров, включая полковника Максимова, были настоящими асами в своем ремесле. За короткое время благодаря их деятельности выявлено и обезврежено несколько бандформирований, перекрыт ряд каналов поставки оружия и взрывчатки, ликвидирована мафиозная артель по производству радиоуправляемых мин и многое другое, о чем никогда не напишут в прессе. Обычно достоянием гласности становятся проколы и неудачи спецслужб. Тут уж действительно можно стать «знаменитостью»! Успехи же… Об успехах второго отдела знали лишь руководители ФСБ и АТЦ.

– Итак, я договорился с генералом Архиповым. Техники, наружники и спецназ в нужном количестве с завтрашнего дня поступают в наше распоряжение. А сейчас подведем итоги. Майор Викентьев, начните.

– Три дня я отработал по группировкам, – начал Викентьев, невысокий, не слишком дружелюбного вида мордоворот с широченными плечами и короткой шеей. Бандитский облик майора позволял ему успешно вести работу с уголовниками и бойцами мафиозных структур – они чуяли в нем «родственную душу». – Лиц, обозначенных вами в ориентировке, пока не замечено. Буду продолжать в том же направлении.

– Как настроение у бандюг?

– Настроение обычное. Дела прежние, интересы и разговоры как всегда: об дать кому-нибудь по морде, об выпить водки и об своих тачках, девки уже надоели.

– Бабеля цитируешь с неточностями… – поддел майора Виктор Иванович. – Главное, лови любые сведения о «пришельцах» да старайся не слишком впрягаться в бандитскую деятельность.

– По мере возможности…

– Твои возможности хорошо известны… Послушаем Татьяну Николаевну.

Татьяна Николаевна, она же майор Ткачева, занималась оперативно-аналитической работой. Сероглазая брюнетка с длинными вьющимися волосами, отлично сложенная, она выглядела гораздо моложе своих тридцати девяти.

– Я все изложила письменно, как вы и просили. – Голос Татьяны звучал несколько отстраненно и глухо, сказывалась давняя контузия. Свою деятельность в конторе она начинала в спецгруппе наружной разведки, где однажды попала в тяжелую автокатастрофу: ведомый, обнаружив «хвост», решил от него избавиться хирургическим путем и приказал своей машине сопровождения таранить «наружку». – Важными сведениями мы на сегодняшний день не обладаем. Имеющуюся информацию я обработала, потом прочитаете. Зацепиться пока не за что… – Она протянула Максимову черную папку-скоросшиватель.

– Ладно, потом посмотрю. – Полковник положил папку перед собой. – Теперь слово молодым. – Виктор Иванович повернулся к капитану Бадигину и старшим лейтенантам Малышеву и Шапошникову.

Слово взял старший по возрасту и званию Сергей Бадигин. Среднего роста, обычного, даже хилого, телосложения, тридцатипятилетний Сергей ничем особенно не выделялся в толпе. Однако именно в нем Максимов видел свою опору. Их знакомство состоялось в 89-м, на территории Нагорного Карабаха. С тех пор полковник старался держать Сергея рядом с собой. Ныне Бадигин и двое подчиненных ему молодых офицеров курировали подпольную торговлю оружием.


– По нашей линии образовался интересный объект. Некто Петраков. – Сергей говорил в традиционной для него манере, несколько интригуя коллег. Возможно, таким образом он компенсировал свою не слишком удачную офицерскую карьеру. Майорская звезда светила уже давно, но на его погон падать не торопилась. А вот опером Сергей был толковым, даже талантливым.

– Петраков? – переспросил полковник. – Как же, как же… Прапорщик с оружейного склада в/ч номер двадцать восемь. Этот? – Сергей кивнул. – Он на свободе?

– Если помните, мы взяли его в июне 92-го. Тогда он ухитрился продать на сторону, якобы в одну из стран СНГ и якобы по указанию вышестоящего начальства, изрядное количество автоматического оружия и боеприпасов. На деле все это попало к бандитам. Мы тогда повязали его и отдали в руки Военной прокуратуры и особого отдела. Не буду пересказывать все следственные перипетии, тем не менее военный суд местного гарнизона почему-то не усмотрел в действиях прапора состава преступления. Наш клиент был отпущен на свободу прямо в зале суда, правда, из Вооруженных Сил его поперли. Петраков прибыл в столицу, купил квартиру и занялся малым бизнесом, продает корм для животных.

– Почему ты раньше не докладывал о нем? Я не знал, что Петраков на свободе…

– С момента освобождения я держал прапора под колпаком. Кладу голову на рельсы, по нашей линии он долгое время был чист. Остальное – проблемы налоговой полиции. И вот на прошлой неделе поступил сигнал: к Петракову обратился некто. Фамилия пока не установлена. Южанин, хорошо одет, говорит без акцента. У них была короткая беседа, и… – Сергей выдержал эффектную паузу. – В общем, встреча назначена на послезавтра. Речь шла о сорока пяти тысячах «зеленью»… Думаю, это оружие.

– Сорок пять тысяч долларов, – повторил Максимов. – Если твоя информация верна, это десятки стволов, плюс взрывчатка и боеприпасы.

– Данные получены агентурным путем. Возле Петракова уже давно находится мой человек. Всего разговора он не слышал, однако сведения о послезавтрашней встрече, некой сделке и оплате точные… Осведомитель еще ни разу не подводил, ему можно доверять.

– Хорошо, Сергей…

Максимов обвел взглядом всех присутствующих, но ничего не сказал.

– На сегодня отбой! – помолчав, неожиданно произнес полковник. – Все свободны. Завтра ровно в девять ноль-ноль всем быть здесь…

В кабинете Максимова остался только один человек. Моложавый, с аккуратно подстриженной бородкой, обрамляющей его продолговатое лицо, мужчина скорее походил на эстетствующего кинорежиссера или великосветского философа, чем на офицера ФСБ. Все совещание он просидел молча, не торопился начинать разговор и сейчас. Это был заместитель начальника 2-го отдела подполковник Завадский. Единственный, кроме генерала Архипова, посвященный в детали разработки сотрудник.

– Твое мнение, Ярослав? – начал беседу полковник.

– Думаю, сведения Бадигина точны… Речь, конечно, идет об оружии. Только имеет ли это отношение к нашей разработке? – Умные карие глаза заместителя смотрели не мигая. – В любом случае есть смысл взять эту команду и побеседовать с ними здесь.

– Ты так считаешь? – Максимов дорожил мнением заместителя.

– У нас мало времени… Неизвестно еще, как все обернется. Следить за ними не имеет смысла. К тому же мы не знаем опять же, связаны ли Петраков и его гость с интересующей нас командой… Брать нужно в любом случае.

– Этим придется заняться тебе, – неожиданно произнес Максимов.

– В каком смысле? – не понял Завадский.

– С завтрашнего дня ты возглавляешь операцию. Точнее, все действия по Москве. А я сегодня ночью вылетаю в Махачкалу.

– Что случилось?

– После разговора с генералом я получил шифровку. От одного парня из Дагестанского ФСБ. В общем, мне надо быть там. Ты же останешься здесь за руководителя.

– Полетишь один?

– Нет… На всякий случай беру охрану, двоих мужиков из «Альфы»… О моем отлете сообщишь завтра на оперативке… Архипов в курсе, все вопросы согласуешь с ним…


– Судя по всему, второй отдел вплотную подобрался к нам… Приятного мало. Что скажешь, девочка? – Низкий, хорошо модулированный голос мужчины звучал завораживающе, он в упор глядел на свою собеседницу из-под полуприкрытых век.

– Похоже, так и есть. Напрямую Максимов не говорит, хотя наверняка полковнику что-то известно.

– Старый волчара… Чует за десять верст. Ну ничего! Главное, мы знаем, что им стало известно о сделке Рустема с отставным прапором… И даже предполагаем от кого. Предупрежден, значит, вооружен.

– Отмените встречу?

– Ни в коем случае! Встреча состоится, как и было оговорено. Наша задача теперь вывести из-под удара Рустема и этого мудака Петракова. Заодно и Витю озадачим… Ему придется от нас отстать!

– А что будет с…

– С твоим-то? Получит вознаграждение… Или у тебя к нему серьезное чувство?

– Перестань… Знаешь же, я люблю тебя.

– А я тебя – нет!

– Циник… Я столько делаю для вас всех…

– Я шучу. Ты ведь знаешь, у меня кроме тебя никого… Кроме дюжины проституток из «Националя».

– Пошляк! Я сейчас уйду! Вызову такси и уеду!

– Ну не заводись… Ты же знаешь, я не способен на лирические сопли. Прости меня, девочка. Я просто старый идиот, и меня уже не переделаешь…

Они сидели друг напротив друга. Мужчине было уже за пятьдесят, седой, грузный, глубокий голос его временами звучал устало. Тем не менее в нем угадывалась сила, черный с желтыми узорами халат обтягивал мощные борцовские плечи, небольшие светлые глаза излучали доброжелательность. Молодая женщина, сидевшая перед ним, была одета в легкое вечернее платье, подчеркивавшее достоинства фигуры.

– Ты моя красавица. – Мужчина, пересев к ней, обнял хрупкие оголенные плечи.


Утром следующего дня команда полковника Максимова узнала свежие новости: шеф отбыл в Махачкалу, на хозяйстве остался подполковник Завадский с неограниченными полномочиями на оперативное руководство. После пятиминутки, протянувшейся не на полчаса, как обычно, а всего минут десять, майор Викентьев сразу же отбыл к «подопечным» – криминальные генералы Подмосковья собирались сегодня в ресторане «Инкогнито», на Олимпийском проспекте. Татьяна Ткачева приступила к написанию аналитической докладной на основе данных, сообщенных накануне. Сергей Бадигин, двое его подчиненных и Завадский уединились в кабинете Максимова, чтобы обсудить оперативный план задержания с поличным Петракова и его компаньона. Во второй половине дня к ним присоединились командир подразделения контртеррора и руководитель бригады оперативно-технических мероприятий. Привычная оперативно-совещательная рутина поглотила очередной рабочий день.

Зато утро следующего дня для Бадигина и его молодых подчиненных Юры Малышева и Ильи Шапошникова обещало динамичное продолжение. Встреча Петракова с южанином (это прозвище приклеилось накрепко) была назначена на 11.30 утра около плодоовощной базы в одном из спальных районов Москвы. Еще с вечера предполагаемое место действия было взято под усиленной контроль «Николай Николаичами» (сотрудниками службы наружного наблюдения). Сергей просматривал карту столицы, делая пометки в блокноте, а Малышев и Шапошников проверяли оперативное снаряжение: бронежилеты, оружие и радиостанции.

– «Паковать» наших клиентов будет «Альфа», – не отрываясь от карты и блокнота, комментировал ситуацию Бадигин. – Мы на подхвате, но зевать не рекомендую. Еще неизвестно, как сложится. Юра! – Сергей глянул в сторону Малышева, сутуловатого очкарика с внешностью младшего научного сотрудника НИИ. – Твоя основная задача понятые! Чтобы потом эти гаврики не отбрыкались.

– Не отбрыкаются, Сергей Федорович. – Старший лейтенант Малышев был единственным сотрудником отдела, называющим Бадигина по имени-отчеству. Юра вообще был слишком культурен для сотрудника подобного ведомства. Хотя в этом были свои преимущества: постороннему трудно заподозрить робкого с виду, близорукого юношу в принадлежности к спецслужбе.

– А ты Илья, запомни, – капитан Бадигин переключился на старлея Шапошникова, – ногами на сей раз махать необязательно! И вообще – забудь ты свое таэквондо. Ни один спец рукопашки ногой в голову не бьет.

– Не согласен, капитан. – Высокий, атлетически сложенный, но при этом изящный и элегантный Шапошников иногда позволял себе поспорить со старшим по званию, они были давними приятелями. – Таэквондо – совершенное боевое искусство. Ноги идут в ход, когда руки заняты вот этим. – Илья привычным движением вскинул короткоствольный автомат «кедр».

– Когда-нибудь тебе отобьют почки или перешибут хребет. – Сергей захлопнул блокнот и убрал его во внутренний карман пиджака. – Через три минуты стартуем…


– Что-то не торопятся эти господа… Или у них сегодня очередные переговоры?

Битых полчаса Бадигин и Шапошников сидели в специальном микроавтобусе, замаскированном под фургон с мороженым, около гастронома. В переулке оживленно беседовали толстый, еще не старый жизнерадостный и улыбчивый дяденька (Петраков) и южанин, молодой бородач, одетый в традиционное для коммерсантов кашемировое пальто.

– Да уж… – поддержал старлея Бадигин, – долго треплются.

– Потреплются и разойдутся. Что тогда делать будем? – Молодой опер начинал терять терпение.

– Так просто не разойдутся. – Сергей был спокоен, голос его звучал уверенно. – Их же помимо нас еще собственная «личка» пасет. Ты же не первый год в отделе! – поддел Илью капитан. – Сейчас все проверят, убедятся в нашем с тобой отсутствии, и вперед! Господа закончат травить анекдоты и… – Сергей замолчал, выразительно глядя на Шапошникова.

– И направятся в соседний переулок! – Старлей был далеко не дурак. – Желтый пикап-каблучок и рядом амбал. Я их срисовал, еще когда подъезжал. Ну что же, посмотрим…

– Сейчас подтянем туда «Альфу». – Сергей нажал на кнопку переговорного устройства.


Прошло не более пяти минут, толстяк Петраков небрежно распахнул заднюю дверцу желтого пикапа-каблучка, стоявшего в соседнем переулке. Южанин неторопливо вытащил внушительных размеров фанерный ящик и опустил его на асфальт. В это мгновение в радиоэфире раздалось всего одно слово: «Пакуем!»

– Всем не двигаться! Работает ФСБ! Ноги расставить! Руки в гору!

Двое телохранителей южанина тут же рухнули на асфальт от увесистых, молниеносных ударов спецназовцев. Они оказались непонятливыми ребятами, один даже попытался сунуть правую руку во внутренний карман кожаной куртки. В «Альфе» служили серьезные парни, силовой захват был их коньком. Водитель пикапа в мгновение ока был извлечен из кабины и разложен на капоте. Амбал, охранявший все это время автомобиль, нервно дернулся, может от испуга, и тут же оказался в луже, не успевшей высохнуть после ночного дождя. Коронный удар ногой в голову таэквондист Илья продемонстрировал блестяще. Главные же герои этой постановки, Петраков и южанин, стояли в несолидной и неудобной позе (ноги на максимальной ширине, руки подняты вверх и для опоры уперты в стену), не выказывая ни малейшего удивления или недовольства действиями бадигинской команды. Спецназовцы заканчивали предварительный шмон задержанных. Со стороны улицы спешил Юра Малышев в сопровождении двух мужчин пенсионного возраста – понятых. Что ж, настало время перехода от действия к диалогу.

– Федеральная служба безопастности, капитан Бадигин! – начал Сергей. – Вы задержаны в соответствии с Указом Президента о борьбе с бандитизмом. Вот понятые. – Капитан кивнул в сторону стариков, с интересом топтавшихся рядом. – Рекомендую вам добровольно сдать оружие, боеприпасы и наркотические вещества.

– Должен вас разочаровать, Сергей Федорович! – Толстая физиономия Петракова растянулась в тонкогубой усмешке. – Ни того, ни другого, ни третьего я предоставить вам не могу…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное