Сергей Алтынов.

Маскировкой седину не скроешь

(страница 5 из 23)

скачать книгу бесплатно

Некоторое время оба они молчали, созерцали «пластилин», не трогая его при этом руками.

– Звонить-то будем? – прервал паузу Ильдар, кивая на визитку.

– Будем, – кивнул Валера. – Но… Чуть погодя!

7

Забыв про носовой платок, майор Калистратов вытер пятерней взмокший лоб, отложил в сторону мобильный телефон и закурил уже четвертую за истекшие полчаса сигарету. Только что он разговаривал с тем самым лейтенантом, участковым, который вмешался в его разборку с пьяным брюнетом. Оказалось, что лейтенант пару раз добавил пьянчуге лично от себя и отпустил восвояси. Даже документов, ментяра тупой, не проверил. «Суки, твари, вонючие уголовники! Мусора тупорылые!» – мысленно клял всех Калистратов. Конечно, он сам тоже подставился, утратил бдительность. И вот теперь… Пожалуй, впервые старший оперуполномоченный по особо важным делам понятия не имел, как выйти из сложившихся обстоятельств. Барсетка-то ладно, хер с ней! Даже если бы у него похитили табельный пистолет с удостоверением, то и это было бы не столь катастрофично. Но вот сумка с «фейерверком»!

– Да, слушаю… – отозвался Калистратов на звонок мобильника. – Нет, сейчас ничего сообщить не могу, перезвони через два часа. Все!

А что будет через два часа? Сумка с «фейерверком» сама собой в окошко на воздушном шарике прилетит? Барсеточники, скорее всего, не такие тупые, догадались, что это не мыло, и наверняка решат это «добро» продать. Попадутся, начнут давать показания… Правдивые и искренние… Самое ужасное, что сейчас Калистратов был сразу между нескольких огней. Ему нечего было сказать своим Хозяевам, которым не первый год служил верой и правдой (разумеется, за немалые деньги), нечего было сказать нанятым «волонтерам удачи», которые в предстоящей акции «Силовой вариант» выполняли самую грязную работу. Если станет известно, что Калистратов банально потерял «фейерверк», то Хозяева тут же «вычеркнут» его (да так, что семье и хоронить будет нечего), а волонтеры-наемники могут взбунтоваться, и опять же никто не узнает, где калистратовская могилка…

Самое ужасное, что «Силовой вариант» уже набрал обороты и остановить его невозможно.

Телефон вновь затренькал артемьевской темой из «Свой среди чужих…», и блондин поморщился, точно от острой зубной боли. Однако на сей раз звонили из следственного изолятора:

– Снова вернули в одиночку. Готова, между прочим, что-то вам сообщить.

Что ж, ничего удивительного. Девчонку сунули в пресс-хату к отмороженным уголовницам-лесбиянкам. При этом дежурный офицер постоянно вел наблюдение, чтобы Настю не покалечили, но прессанули при этом капитально. После «пресса» и не такие ломаются… Не прошло и сорока минут, как Калистратов уже был в изоляторе. Настя Денисенко сидела перед ним, понурив голову, и напоминала начинающую таять Снегурочку. «Пресс» свое дело туго знает!» – с удовлетворением отметил Калистратов. Синяков и прочих следов насилия на девушке не наблюдалось.

– На, читай! – даже не поздоровавшись, майор протянул девушке два листа отпечатанных на компьютере показаний.

Затем около минуты молча наблюдал за читающей девушкой, плечи и губы которой заметно подрагивали.

«Все! С ней все!» – мысленно пытался ликовать блондин, отгоняя дурные мысли о пропавшем «фейерверке».

– Ты должна подписать вот эти показания… – сообщил Насте Калистратов, заметив, что девушка прочитала оба листа показаний.

– Но дядя Леня, Степин отец… – залепетала девушка. – Разве он был организатором покушения? Мы с ним об этом никогда не говорили, да и Степа… Как же я подпишу? Я ведь ничего об этом не знаю!

– Зато мы знаем! Или ты не доверяешь? Сомневаешься в чем-то? – немного повысил голос Калистратов. – Тогда я сейчас отправлю тебя назад к твоим новым подругам!

– Не надо! – Настя аж вскрикнула, на ее больших голубых глазах выступили слезы, она готова была разрыдаться, упасть майору в ноги.

– Бери ручку и подписывай! – на сей раз с отеческой интонацией проговорил Калистратов. – Завтра утром будешь на свободе.

Тоненькая, почти прозрачная, дрожащая рука взяла ручку и быстрехонько поставила нужную закорючку.

– Ну вот и все, Анастасия! – окончательно превратился в «доброго папеньку» Калистратов. – Вы помогли нам, мы вам, – он даже перешел с девчонкой на «вы». – Я отпускаю вас под подписку о невыезде, а потом вашему адвокату не составит труда доказать, что на месте покушения вы оказались по стечению обстоятельств, в самый последний момент отговаривали Степана Шаинского от совершения преступления, но он не послушался вас. На суде будете свидетелем, это совсем не страшно.

Настя закрыла лицо руками, не в силах сдержать рыданий.

– Поплачьте, – не меняя отеческой интонации, вещал Калистратов. – Теперь уж все позади у вас… Вот только последнее… Вы слышите меня, Настя?

Девушка отняла руки от мокрого лица, с немой мольбой посмотрела на «благодетеля».

– Как вы уже догадались, я знаю несколько больше, чем вы думаете, – сообщил майор. – Например, я знаю то, о чем вы умолчали.

Девушка нервно затрясла головой, не в силах произнести ни слова.

– Знаю, что вас было не двое, а трое, – продолжил Калистратов. – Даже знаю, что третьего звали Ганс. Это, конечно, не имя, а кличка… Так вот, Настя, если вы не хотите никогда больше встречаться с вашими новыми подругами из четырнадцатой камеры, то никогда никому не рассказывайте об этом Гансе. Забудьте о нем… А теперь прощайте, все имеющиеся у вас вопросы теперь не ко мне, а к адвокату, с ним вы познакомитесь на днях, очень грамотный и известный юрист.

«Хоть здесь все в порядке, комар носа не подточит!» – продолжал успокаивать себя Калистратов, двигаясь по лестнице к выходу из стен изолятора. Он уже был в нескольких метрах от проходной, когда неожиданно столкнулся с высокой стройной женщиной, одетой в форму майора милиции. «Вот принесла нелегкая!» – мысленно выругался Калистратов, но вслух произнес иное:

– Здравствуйте, Ольга Геннадьевна! Каким ветром вы сюда?

– Тем же самым, что и вы, – отозвалась женщина-милиционер чуть менее любезным тоном. – Наше управление подключено к делу о покушении на Груздева!

«Вот незадача! – мысленно чертыхался Калистратов. – У ментов свое собственное управление по борьбе с оргпреступностью и терроризмом! Ну преступность ладно, ментам ее на откуп отдать в самый раз. Но покушения на крупных политиков и предпринимателей – это уже в чистом виде дело контрразведки!»

– Поскольку брали покушавшихся бойцы нашего управления, меня подключили как смежника, – пояснила Ольга.

Майор Ларионова была старшим опером по особо важным делам. Калистратов недолюбливал Ольгу, но старался ей этого лишний раз не показывать. Иметь эту «стальную леди» во врагах или даже конкурентах сильно не хотелось. Ларионова была одной из немногих женщин в МВД, имеющих боевую награду – медаль «За отвагу», лично участвовала в нескольких операциях по освобождению заложников. Внешне ее можно было бы назвать хорошенькой благодаря стройной фигуре и правильным чертам лица, вот только взгляд миндалевидных серых глаз иногда отталкивал из-за неприятного холодка и проницательности.

– Ну что ж, работы у вас будет немного! – сообщил Ольге Калистратов. – Одна из покушавшихся, Денисенко, дала подробные показания. Можете взглянуть!

Калистратов протянул Ольге подписанные Настей бумаги.

– А что это за пятна? – даже не начав читать, поинтересовалась Ольга Геннадьевна. – Похоже, Денисенко рыдала в три ручья, когда это подписывала?

«Вот черт! – вновь мысленно выругался и помянул нечистого Калистратов. – Надо было ей сначала платок сунуть, а потом ручку… Всего не предусмотришь, а госпожа ментяра так глазами и сечет. Пятна-то еле заметные, какие там три ручья?!»

– Понимаете, эта девица находилась в истерике, я и сотрудники изолятора с трудом сумели ее успокоить, – пояснил Калистратов, – но потом все же она пришла в себя, немного поплакала и чистосердечно все изложила.

– Организатор покушения – отец Степана Шаинского, – прочитав бумаги, отозвалась Ольга. – Мне нужно поговорить и с девушкой, и со Степаном, и с Леонидом Григорьевичем.

«Эта выдра готова носом землю рыть! Главное, чтобы она не докопалась, что „признания“ Денисенко я получил задним числом, уже после ареста Леонида Шаинского!» – подумал Калистратов. В самом деле, он так спешил отрапортовать о ликвидации террористической группы, что арестовал Леонида Григорьевича, не имея никаких документальных доказательств, лишь сославшись на устные донесения и мифические агентурные данные.

– Когда успокаивали девушку, не сильно пострадали? – участливым голосом поинтересовалась майор Ларионова.

– Я нет, – серьезно ответил Калистратов. – А вот сотрудницы изолятора даже вынуждены были обратиться в медпункт!

Эту фразу Калистратов произнес, увидев появившуюся за спиной Ольги молодую охранницу изолятора – здоровенную блондинку с погонами прапорщика. Правая бровь блондинки была залеплена пластырем, на толстых, отвисших щеках были заметны следы царапин, на запястье правой руки бинт. Чувствовалось, что охранница совсем недавно побывала в серьезной переделке.

– Вот видите! – кивнул в сторону прошедшей мимо блондинки-прапорщика Калистратов. – Эта Денисенко чуть не сломала девушке руку…

– В самом деле – настоящая террористка! – усмехнулась Ларионова, всем своим видом показывая, что не очень-то верит Калистратову. – С такой девушкой, – показав рукой габариты прапорщицы, – могла справиться разве что прожженная рецидивистка. Где сейчас Анастасия Денисенко?

– В медчасти! Ей сделали успокоительный укол, и сейчас вам говорить с ней не разрешат. Ну а Степан и его папаша… Давать против самих себя показания они не торопятся. Без адвоката и вовсе говорить отказываются.

Последнее было чистой правдой.

– Придется лично убедиться в этом, – кивнула Ларионова.

«Убеждайся! С Денисенко тебе говорить никто не даст!» – возликовал Калистратов.

– А вообще… Не тратьте вы, Ольга Геннадьевна, времени понапрасну. Звезд вам на этом деле не сделать, говорю вам по-товарищески.

– Слушайте, коллега! – в серых глазах женщины появился отталкивающий металлический блеск. – Смотрите не переусердствуйте! Это я вам тоже по-товарищески!

«Какой я тебе коллега, выдра ментовская!» – отозвался про себя Калистратов, но вслух ничего подобного не произнес. Напротив, очень даже вежливо попрощался с майором Ларионовой.

8

– Ну вот, кое-какие выводы напрашиваются сами собой! – Валера Касаткин кивнул на светящийся монитор своего компьютера.

Просмотрев в Интернете криминальную хронику за два истекших дня, Валера обнаружил, что помимо покушений на Ильдара и Анатолия Груздева весьма успешно были расстреляны еще четверо криминальных авторитетов. Ильдар же сообщил лишь о троих, про четвертого услышал впервые.

– Вот смотри, Ильдар, за короткое время некая «бригада» отморозков средней руки отправляет на тот свет сразу нескольких «генералов преступного мира» (причем вместе с телохранителями), полковника спецслужбы также с привычными к боевым действиям подчиненными, плюс неудачное покушение на обожаемого народом Рыжего, плюс вот этот «банный набор» в сумке майора антитеррористического департамента, – кивнул на сумку Касаткин. – Что скажешь?

– Большой беспредел заварился, – кивнул Ильдар. – Политика… – произнес, точно сплюнул, «генерал» и после паузы добавил: – Вообще такие дела не по мне, но… Отсидеться не дадут, завалят в любом случае. Слушай, а твой «бугор», ну этот Шаинский, он и в самом деле мог эту байду с Груздевым заварить?

– Не знаю, – честно ответил Валера. – Мы с ним давненько не виделись… Много у нас вопросов накопилось, пора бы их задать. – Касаткин взял телефон. – Вот сейчас и спросим, что к чему, зачем и почему…


Два часа были на исходе, телефон Калистратова молчал. За окном было зыбкое, пасмурное небо, но дождь все никак не начинался. Сумка с «фейерверком» сама собой возвращаться не собиралась. Майор вновь позвонил участковому, но тот лишь лепетал о том, что у него слишком большая территория и что пьяного брюнета видел в первый раз, однако его приметы уже сообщил дружинникам и общественности. «Дурацкая отговорка!» – скривив лицо, подумал Калистратов, понимая, что от лейтенанта толку не будет. Неужели придется объявлять барсеточников в официальный розыск? Пожалуй, так и придется поступить! Менты изловят их, посадят в клетку, и тогда у Калистратова будет шанс вернуть «фейерверк». Калистратов уже намеревался набрать телефон дежурного по МУРу, как его мобильник затрезвонил, не определив номер звонившего.

– Здравствуйте, господин Калистратов! – послышался незнакомый голос. – У нас тут с вами недоразумение вышло. К нам по ошибке попали ваши вещи, хотим вернуть.

– Кто это и откуда узнали мой телефон? – забыв о визитках, с трудом сдерживая себя, отозвался майор.

– А вы разве еще не догадались? – вежливо спросил невидимый собеседник.

– Догадался, – взяв себя в руки, в тон звонившему ответил Калистратов.

– Тогда объясняю кратко – мы попросту не знали, кто вы, и уж совсем не предполагали, что обнаружится в вашей сумке. Это, знаете ли, не наш профиль, и мы согласны вернуть вам сумку и ее содержимое при условии небольшого вознаграждения.

«На кол бы вас, ублюдков, посадить!» – мысленно отозвался майор.

– Полторы тысячи евро, и мы возвращаем вам все в целости и сохранности, – продолжал между тем звонивший.

«Что делать?! Вдруг эти воришки сейчас не лгут, сами в штаны наложили, боятся, но при этом хотят кое-что выгадать?! Жадность губит фраеров, сами в капкан готовы влезть?!» – размышлял в быстром темпе Калистратов, понимая, что сейчас у него появился шанс вернуть все на прежние места, так что ни Хозяева, ни «волонтеры» ничего не заметят.

– Место и время встречи вы назначите сами? – не тратясь на лишние слова, спросил Калистратов.

– Разумеется! Кстати, барсетку мы вам тоже вернем. Давайте через час на набережной, рядом со строительством жилого комплекса. – Неизвестный собеседник назвал адрес в дальнем, но прилегающем к Москве-реке районе.


Взять с собой какую-либо охрану Калистратов не мог. Никто, вообще ни одна живая душа не должна была знать, что он так опростоволосился. Небольшой риск есть, но при себе у майора табельный пистолет, баллончик с парализующей перцовой смесью, да и сам он кое-чего умеет в рукопашной схватке. Того же брюнета весьма неплохо отделал. Однако на встречу брюнет явится не один. Этот мелкий жулик даже не подозревает, во что влез. Калистратов запомнит его, и жить воришке после этого недолго, если в ближайшие пару часов он не смоется в глухую тайгу. Место встречи было выбрано так, что просматривалось со всех сторон. Справа была река, слева пустырь, сзади высоченный забор, огораживающий стройку. Впереди голая автотрасса.

– Один явился, – произнес Ильдар, одетый в синюю строительную спецовку и только что прокативший мимо топчущегося Калистратова тележку со строительным мусором. – Нервничает заметно, рожа так ходуном и ходит. А он телефон твой не мог запеленговать?

– Смысл? Я же сам к нему на свидание иду. А потом, мой телефон имеет защиту, определить номер и запеленговать его можно, лишь взломав ее.

– Ну и прапора пошли… Ладно, как и условились – ты минуты три с ним «талы-талы»,[7]7
  «Талы-талы» (жарг.) – разговор, как правило, не очень предметный.


[Закрыть]
потом я с тележкой мимо проеду.


Валера появился в поле зрения Калистратова. Он был бодрым и веселым, шел со злосчастной сумкой через плечо со стороны метромоста. Майор держал руку на оружии, и у него очень велик был соблазн пристрелить «протрезвевшего брюнета», забрать сумку, а тело сбросить в Москву-реку.

– Ну вот, я вас издали узнал! – улыбнулся Валера как ни в чем не бывало. – Я один, и вы один, можно разговаривать!

– Открой сумку! – потребовал Калистратов.

– Покажите деньги! – в свою очередь, произнес Валера, опустив при этом сумку на землю.

– Деньги? Ну, смотри…

У Калистратова окончательно лопнуло терпение. На равных беседовать с подобной публикой он не привык. Сунув руку во внутренний карман, майор сделал вид, что и в самом деле достает купюры. Сам же выхватил пистолет и его рукояткой ударил Валеру в солнечное сплетение. Далее он намеревался проверить содержимое сумки и, если «фейерверк» на месте, дать жулику еще пару пинков и покинуть место встречи. Жаловаться на майора будет некому, да и некуда. Касаткин согнулся от удара, но в то же мгновение перехватил руку Калистратова, взял ее на залом в области локтя, да так, что майор охнул и выронил оружие. Валера чуть ослабил хватку, но отпускать Калистратова не торопился. Тот же не мог ни сдвинуться с места, ни дернуться. В этом случае его рука немедленно была бы сломана.

– Вот хамить не надо, – произнес Валера и чуть надавил под калистратовский локоть, заставив того заскрипеть зубами.

И в ту же секунду Калистратов получил такой сильный удар по ушам, что на некоторое время потерял сознание. Валера тут же отпустил его локоть, и майор рухнул наземь, растянувшись во весь свой немаленький рост.

– Я тоже хамов не люблю, – кивнул вырубивший майора со спины Ильдар.

Тележки при нем не было, а вот строительная спецовка по-прежнему была накинута на его широкие покатые плечи.


– Ну, узнал, мусорило? – спросил Ильдар, увидев, что блондин начинает приходить в себя.

– Мусорилы в другом месте, – отозвался майор, стараясь сохранить хладнокровие.

– То, что ты из другого ведомства, мы знаем, – кивнул Валера. – Только для нас ты мусор, где бы ни служил.

Калистратов медленно и молча поднялся. Оглядел окрестности и отметил, что табельного оружия нигде нет. Пистолет майора лежал в данный момент в кармане у Касаткина.

– Чего же ты, Калистратов, мне войну объявил? – спросил Ильдар.

– Так уж получилось, Ильдар, – ответил майор, давая понять, что прекрасно знает, кто стоит перед ним в рабочей спецовке. – Только войну объявлял не я. У меня ведь к тебе ничего личного, мы ж ни разу не пересекались.

– У меня тоже ничего личного, – миролюбиво кивнул Ильдар и в то же мгновение ударил Калистратова ребром ладони в область солнечного сплетения.

Майор охнул, согнулся, но на ногах удержался. Однако второй удар вновь свалил его на землю.

– Это за моих друзей, – пояснил Ильдар.

Майор, пошатываясь, встал, продолжать разговор не торопился.

– Ты что же думал? – проговорил Ильдар. – Убивать меня будешь, а я лапки подыму и сам к тебе на брюхе приползу?! Так кто беспредел затеял?

– Если скажу, легче тебе не станет, – только и ответил Калистратов. – И мальчик твой борзый тебе не поможет, – кивнул он в сторону Валеры.

Уже в который раз далеко не юного Касаткина называли мальчиком. Видимо, из-за поджарой, гибкой фигуры, густых темных волос и наивного выражения на худощавом большеглазом лице.

– На войне как на войне, майор, – вступил в беседу Валера. – И сейчас ты у нас в плену. То, что в сумке было, сейчас далеко отсюда. Это первое. Второе – если с нами что-то случится, содержимое сумки вместе с подробным описанием, у кого это добыто, окажется сразу в разных интересных местах, а точнее – в генпрокуратуре, в службе собственной безопасности ФСБ, в приемной администрации президента.

– Слушайте-ка, вы оба! Вы ведь сейчас ежа голой жопой пугаете, – неожиданно рассмеялся майор.

Правда, смех у него получился нервный и оттого неискренний.

– Вы оба трупы при любом раскладе, – продолжал Калистратов. – Я же предлагаю следующее – во-первых, деньги, во-вторых, беспрепятственно вывезу вас обоих из столицы, смогу достать билеты в указанную вами страну. Хоть в Эмираты, хоть в Польшу. А вы возвращаете мою сумку со всем содержимым. Подумай, Ильдар! Это твой единственный шанс уцелеть. Ты спрашивал, кто дал команду завалить тебя? Отвечаю – Директор. Ну, что теперь?

Ильдар сохранил спокойствие, лишь как-то неопределенно покачал головой. С ответной речью не торопился. Валера ранее ни о каком Директоре не слышал, но сразу понял, что произнесение этого прозвища (или как выражаются в кругу Ильдара – «погоняла») оптимизма «криминальному генералу» не прибавило. Стало быть, тот Директор был не просто директором, а целым «фельдмаршалом» преступного мира… Пауза тем временем затягивалась. Судя по всему, этот неизвестный Валере Касаткину Директор был для Ильдара серьезной угрозой, похлеще ментов и генпрокуратуры. И тут в левом кармане Валериной куртки зазвонил изъятый у Калистратова мобильник. Ильдар молча посмотрел на Касаткина. «А пусть разговаривает! – решил Валера. – Ведь он явно больше всего боится, что те, кто стоит за ним, узнают об исчезновении сумки со взрывчаткой, „фейерверком“, как он его называет… Пусть пообщается, а мы послушаем!» Валера молча, отработанным движением вновь взял руку Калистратова на излом, так, что тот не мог дернуться. Одной рукой удерживая майора, Касаткин достал из своего кармана телефон, включил его на прием и поднес к уху Калистратова. Но не вплотную, а так, чтобы голос неизвестного абонента был слышен и им с Ильдаром.

– Калистратов, это я! Почему ты отложил нашу встречу? Что-то серьезное? – послышался в телефоне мужской голос.

«Майор должен был с кем-то встретиться и… Не иначе передать этому кому-то сумку с „фейерверком“! – тут же сообразил Касаткин. – И этот „кто-то“ теперь сильно озабочен…»

– Возникли некоторые осложнения, – пробормотал майор.

– Я хочу знать, что за осложнения? Может быть, мне взять отпуск? – спросил «кто-то».

«Взять отпуск – значит выйти из игры…» – продолжил анализ разговора Касаткин.

– Я занят. В данный момент очень занят, – только и проговорил Калистратов.

– Слушай, я совсем ничего не понимаю! – голос в мобильнике повысился. – Ты что, не узнаешь меня? Я – Ганс!

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное