Сергей Шведов.

Родить Минотавра

(страница 4 из 18)

скачать книгу бесплатно

   Агния Чеботарёва вспомнила, хотя и не сразу – встречались несколько раз в компаниях. Виктор был тогда почему-то уверен, что у Резанова с Агнией роман, но, выходит, ошибся. На встречу Астахова согласилась сразу, слегка удивив Чеботарёва покладистостью. Отсутствие мужа, видимо, всерьёз её волновало, в противном случае она, конечно же, постаралась бы уклониться от встречи со следователем прокуратуры.
   Агния почти не изменилась с тех пор, как он её в последний раз видел, разве что краски на лице стало поменьше или качество её улучшилось. Впрочем, судьей себя в этом вопросе Чеботарёв не считал, поскольку, по мнению некоторых особ, был излишне старомоден.
   Астахова догадывалась о предмете разговора, но сохраняла спокойствие. Очень может быть, что дело выеденного яйца не стоит, но, возможно, Агния принадлежит к числу женщин, умеющих владеть собой в любых обстоятельствах. Чеботарёв слишком мало знал эту эффектную женщину, чтобы составить о ней определённое мнение.
   Поданная Виктору при встрече рука была холёной, увенчанной целым созвездием бриллиантов небольшой величины. Да и платье Астаховой выдавало благополучную особу: либо преуспевала она сама, либо – её муж.
   Чеботарёв заказал кофе и вопросительно посмотрел на даму. – Нет, спасибо, – улыбнулась Агния. – Свою норму я уже выпила и съела. – Вас, наверное, удивил мой звонок?
   – Нет, – покачала головой Агния. – Я ведь была знакома с покойным Паленовым, а значит, прокуратура рано или поздно должна была задать мне свои вопросы.
   – Я не расследую дело Паленова. В прокуратуру вас ещё вызовут. Меня, собственно, интересует Резанов.
   – А что он натворил?
   – Кто-то угрожал Ксении Костиковой, хорошей его знакомой, вот он и обратился ко мне.
   – Хорошая знакомая Резанова вращается в таких сферах, где взаимные угрозы явления не такие уж редкие, – ехидно заметила Агния.
   – Да, наверное, – легко согласился Чеботарёв. – Но меня заинтересовала пластина, которую презентовал Резанову ваш муж.
   – Она что, краденная? – Вроде нет, – усмехнулся Чеботарёв. – Просто она так зачаровала Ксению Николаевну, что Сергей Михайлович всерьёз опасается за здоровье женщины. – Шутите? – недоверчиво улыбнулась Агния.
   – Нет, не шучу, – серьёзно ответил Чеботарёв. – Ваш муж, кажется, интересовался культами древнего Востока?
   – Было, – подтвердила Агния, – Даже книгу собирался написать. Он и в институт Востока ходил и там познакомился с Костиковым, мужем Ксении. Александр Аверьянович Астахова консультировал. Книгу Алексей так и не написал, но хорошие отношения с сотрудниками института сохранил. Особенно с Певцовым Василием Степановичем, очень приятным человеком, доктором наук. Скорее всего, эту пластину ёму подарил либо Певцов, либо Костиков.
   – Алексей в последние годы занимался бизнесом, если не ошибаюсь? – Чем он только не занимался, – махнула рукой Агния. – Характер у него легкомысленный.
Эмоций много, а толку мало. Шуточки ещё его бесконечные и совершенно дурацкие. Вот почитайте.
   Чеботарёв взял из рук Агнии телеграмму и прочёл вслух с удивлением в голосе:
   – «Наш скорбный труд не пропадёт, из искры возгорится пламя». Это Алексей прислал, здесь нет подписи?
   – Стиль его, – подтвердила Агния. – Когда мы с ним в ссоре, он всегда шлёт мне телеграммы подобного содержания. Поначалу меня это раздражало, но с годами притерпелась.
   Кажется, эту женщину волновало долгое отсутствие мужа, хотя она и пыталась это скрыть. А телеграмму мог отправить кто угодно, не обязательно Алексей Астахов. Но в этом случае отправитель должен быть в курсе Астаховских привычек.
   – Занятно, – задумчиво проговорил Чеботарёв. – В розыск подавать не собираетесь? – Подожду недельку. Он ведь и раньше, случалось, исчезал на несколько дней.
   Чем больше Чеботарёв слушал Агнию, тем меньше ему нравилась вся эта история с быками. Каким бы ни был Астахов шутником, его отсутствие в свете разворачивающихся событий не может не настораживать. Да и телеграмма, как показалось Чеботарёву, содержит в себе намёк на важные обстоятельства.
   – Если не возражаете, то я наведу по своим каналам кое-какие справки. – Наводите, – разрешила Агния. – Я что-то стала за него волноваться.

   Ночное дежурство выдалось у Чеботарёва на редкость удачное, он даже успел выспаться, никем не потревоженный почти до самого утра. И только когда в плохо помытых окнах дежурной комнаты забрезжил рассвет, поступил всегда неожиданный сигнал тревоги. Судя по огорченному лицу эксперта-криминалиста Пряхина, дело было нешуточным, и Чеботарёв отмобилизовался почти мгновенно. Сашок уже завёл своего потрёпанного мустанга, и тот судорожно бил копытом в щербатый асфальт. Бывают же такие таратайки, прости господи, способные не только остатки сна вытрясти, но и душу в придачу.
   – Три трупа, Виктор Васильевич, – Корытин даже крякнул от возмущения. – Ну почему именно мне так везёт, ведь самая малость до конца дежурства осталась.
   У Корытина предстоящий день был ответственным – юбилей тёщи, вот он и злился по поводу столь не ко времени свалившихся неприятностей. Неизвестно теперь, когда освободишься.
   Инспектор ГИБДД, нервно куривший возле своего мотоцикла, при виде приближающейся машины бросился ей навстречу чуть ли не бегом.
   – Случайно заскочил, – пояснил он. – Тормознул мотоциклиста, а он вздумал убегать, да и чёрт бы с ним, а я с дуру начал его преследовать, ну и нарвался на этих. Сначала думал, что авария, а потом…
   Инспектор был прав: на аварию это мало похоже. Машина действительно была опрокинута на бок, но тела лежали в стороне, причём настолько в стороне, что вряд ли их отбросило на такое расстояние при столкновении.
   – Скорее всего, их встречная машина сбила, – Корытин вопросительно глянул на следователя.
   – Может, просто драка, – ответил за Чеботарёва эксперт. – И с кем же они интересно дрались? – скептически хмыкнул Корытин. – Если судить по состоянию тел, то с Кинг-Конгом.
   Чеботарёв осмотрел «Жигули»: непохоже, чтобы они перевернулись на скорости, даже стёкла остались целы. Скорее уж какие-то шутники, проходя мимо, опрокинули машину на бок.
   – Не такими уж беззащитными были эти молодые люди, – Корытин брезгливо, двумя пальцами, поднял с земли пистолет.
   – Проверь, стреляли из него или нет, – попросил Чеботарёв эксперта. – Похоже, стреляли, – кивнул головой Пряхин. – Одной пули в обойме не хватает.
   Значит, в последнюю минуту увидели опасность и решили защищаться, но, судя по тому, что выстрел был сделан всего один, события развивались стремительно. Что же их так напугало, прямо не лица, а маски ужаса? И непохоже, что убегали. Если уж бежать, то по направлению к заброшенному дому, где машине не развернуться, а эти почему-то бросились к дороге, на открытое место. И лежат они кучно, хотя выскакивать должны были из разных дверей.
   – А мотоциклист твой ушёл? – спросил Чеботарёв у инспектора. – Я думал, что там тупик, ан нет – дыра в заборе и сразу выезд на дорогу. – И машина там пройдёт?
   – Вполне.
   Чеботарёв не поленился и сходил к забору: дыра, судя по всему, здесь была проделана давно, и вероятно о ней знали многие. Слева – глухая стена, справа – полуразваленное здание. Место узкое, двум машинам не разъехаться. Видимо поэтому «Жигули» перевернули на бок, чтобы освободить дорогу.
   Провозились несколько часов. Дотошный Корытин, надо отдать ему должное, треп трепом, а служба службой, настолько усердно взрыл вокруг себя землю, что нашёл целую гореть стреляных гильз,
   – Пистолетами вооружены были двое, у третьего, похоже, был автомат, который убийцы прихватили с собой, – сказал он. – Среди гильз только одна «макаровская», а остальные от «Калашникова». – Займись опознанием убитых, – попросил Чеботарёв Корытина. – Сделаем, – кивнул тот головой. – Но на кого они нарвались а?
   Слово своё Корытин сдержал и даже быстрее, чем Виктор на то рассчитывал. Все материалы об убитых легли на Чеботарёвский стол уме к обеду.
   – Сахаров Алексей Петрович, – докладывал Корытин. – Мигунько Валерий Спиридонович, трижды судимый, Колесов Игорь Александрович, тоже судимый, двадцати пяти лет от роду, привлекался за угон автомобиля и последующую его перепродажу. Кстати, обнаруженная нами машина числится в угнанных около года. Угнана в соседней области. Хозяин, надо полагать, обрадуется без меры – машина-то на ходу, недавно капитально отремонтирована, чуть только дверца с левой стороны примята, перевернули неаккуратно.
   – Что ещё известно об убитых?
   – Ребятишки были шаловливые, ничем не брезговали: угон машин, вымогательство, наркотики, не исключены и заказные убийства. Кстати, Сахаров единственный несудимый из этой троицы. Бывший офицер, уволенный ещё в девяносто пятом году. Какое-то время числился по разным мелким должностишкам, но потом перестал обременять себя справками о трудоустройстве. Особенно нигде не выпячивался, с мелкой шпаной не знался, но и среди тузов замечен не был. Думаю, что именно он возглавлял группу – двое других хоть и урки со стажем, но интеллектом не блещут, вечные шестёрки.
   – Связи их проверяются? – Разумеется, – подтвердил Корытин. – Начальство икру заметало, что с ними в последние годы редко случается. Ты освободи меня хоть на вечер, Виктор Васильевич, – тёща мне не простит подобной неотзывчивости.
   – Ладно, – свеликодушничал Чеботарёв. – Свободен до утра.
   Корытин исчез раньше, чем Виктор успел закончить фразу, впрочем, самое время ему было отдохнуть, иначе завтра от него толку не добьешься. – Машина? – спросил Чеботарёв у подоспевшего на смену оперу Пряхина. – Сначала машина, а потом добили тяжёлым предметом по черепам. – Зачем такая жестокость?
   – Возможно, боялись быть опознанными, а может, страх наводили. – Жестокостью сейчас вряд ли кого испугаешь, – вздохнул Чеботарёв. – Значит, случайный наезд исключается?
   – Абсолютно, – подтвердил Пряхин. – Если судить по следам протекторов, то дело обстояло так: Сахаров со товарищи перекрыли своей машиной пролом в заборе и бросились навстречу первой машине, не приняв в расчёт того, что за ней может появиться вторая. Вот эта вторая машина на полном ходу вмяла их в землю, а после выскочившие оттуда бравые ребята добили ещё живого Сахарова, поскольку двое других были уже покойниками.
   – Сахаров успел выстрелить из пистолета, – напомнил Чеботарёв. – Он стрелял, скорее всего, по первой машине. А вот автоматная очередь была, по всей видимости, выпущена в белый свет, как в копеечку, просто палец у стрелявшего дёрнулся во время наезда. Я думаю, их ослепила первая машина, а вторую они если и заметили, то в самый последний момент.

   Чеботарёв остановился на площадке между первым и вторым этажом, чтобы достать из почтового ящика газеты, и долго шарил по карманам в поисках ключа. Вообще-то рассеянность не была ему свойственна, и он даже рассердился на самого себя за столь раннее проявление старческого склероза. Ключ он всё-таки нашёл, но, видимо, неудовольствие столь отчётливо читалось на его лице, что проходившая мимо соседка взглянула на него с испугом. Чтобы как-то сгладить неловкость ситуации, Чеботарёв ласково улыбнулся ей и кивнул головой. Знал он соседку плохо, хотя жила она всего лишь этажом ниже, но, встречаясь на лестнице, вежливо здоровался. И получал в ответ такое же вежливое – здравствуйте. На этом их общение заканчивалось. Соседке было около тридцати, она была замужем, и у неё был ребёнок. Но сегодня ему показалось, что соседка кроме «здравствуйте» ещё что-то хотела сказать и даже покраснела от смущения, встретившись с ним глазами.
   Чеботарёв нагнал её ещё раз на третьем этаже, где она пыталась открыть дверь собственной квартиры.
   – У вас проблемы?
   Вопрос имел двоякий смысл, и его интерпретацию Чеботарёв отдавал на усмотрение соседки.
   – Почему-то дверь не открывается.
   Будь Чеботарёв патентованным жеребцом, вроде Резанова, он вполне мог бы вообразить, что соседка воспылала к нему неземной страстью и ищет только повод, чтобы отдать ему своё слегка располневшее тело. Бабёнка-то как раз в Резановском вкусе, именно таких широкобедрых и полногрудых он и привечает, не обращая внимания на масть. Впрочем, если судить по локону, выбивающемуся из-под косынки, то эта женщина волосы красила.
   – Ну вот, – сказал Чеботарев, поворачивая ключ, – Кажется всё в порядке.
   И вновь Виктору почудилось, что рот её приоткрылся для вопроса, который так и не прозвучал. Женщина слишком поспешно скрылась за дверью, словно испугалась собственной несостоявшейся смелости. Только на пороге своей квартиры Чеботарёв вспомнил имя соседки – Ирина, но это было, пожалуй, всё, что он о ней знал.
   Сон Чеботарёву перебили. Так почему-то получалось всегда, стоило ему только завалиться спать чуть раньше положенного срока. Телефонный звонок следовал незамедлительно и неизбежно, траурной мелодией отзываясь в голове. И после этого сон к нему не возвращался, хоть плач. Приходилось долго лежать, ворочаться с боку на бок, а потом вставать, тащиться на кухню пить чай, просто от безысходности. Он пробовал читать и мучился с подвернувшейся под руку книгой больше часа, пока не понял, что эта галиматья ему абсолютно неинтересна. Однако кое-какую пользу из долгого чтения Чеботарёв извлёк: его неудержимо стало клонить ко сну. В окно он глянул случайно, отправляясь на боковую. Чеботарёв никому не посоветовал бы по нынешним временам разъезжать по тёмным улицам в одиночку, тем более красивой женщине. Он был уверен, что в машину садилась именно Агния, и очень удивился тому, что какая-то нелёгкая занесла её в столь непрестижный район. Впрочем, Чеботарёва прогулки чужой жены по засыпающему городу абсолютно не касались, поэтому, зевнув сладко на чужую суету, он отправился спать.
   Проснулся Чеботарёв в прескверном расположении духа: то ли не выспался за ночь, то ли предстоящий день обещал быть не слишком радостным, и настроение испортилось раньше, чем поступили дурные вести. Впрочем, и вести не заставили себя ждать, были они не то, чтобы горестные, но и приятного в них оказалось мало. Ничего нового Корытин добыть не смог, зато долго и нудно рассказывал о связях почившей троицы в известных правоохранительным органам кругах. Всплыл, правда, в связи с Сахаровым некто Рекунов, по сведениям, весьма серьезный субъект, но эту ниточку ещё нужно было проследить досконально. – Звонил тут один журналист, – Корытин долго рылся в бумагах, разыскивая запропавшую фамилию. – Рязанов кажется.
   – Резанов, – поправил Чеботарёв. – Это мой хороший знакомый. – Так он не тебя искал, Виктор Васильевич, он спрашивал, кто ведёт дело о тройном убийстве, якобы у него есть важные сведения. Эти журналюги совсем обнаглели, но если он твой друг, то тогда конечно.
   – Ему сообщили, что я веду расследование? – С какой стати, – удивился Корытин. – Дали мои координаты и попросили навестить в удобное время. Чем чёрт не шутит, может и сообщит что-нибудь интересное. – С Резановым я сам поговорю.
   – В таком случае у меня всё.
   Скорее всего, Корытин прав – Сергей Резанов в своём репертуаре. Криминальной хроникой он, правда, до сих пор не занимался, но, видимо, учуял, что дело не обычное. Сведений у него наверняка никаких нет, а позвонил он с целью выведать хоть какую-то информацию.
   Резанов был дома и трубку взял сразу. – Сознавайся, какую лапшу ты собирался навесить на уши моим ребятам. – Так это ты ведёшь дело? – Резанов огорчился этому обстоятельству. Знал, что выбить у Чеботарёва по дружбе хоть сколь-нибудь важные сведения – дело безнадежное.
   – Соврал всё-таки, – сделал вывод Виктор. – Стыдно, молодой человек, отвлекать занятых людей от дела.
   – Если следствию мои показания неинтересны, то тогда о чём разговор.
   Судя по ноткам торжества в голосе, кое-что Резанов действительно знал, и Чеботарёв насторожился.
   – Видел я этих ребят ночью на том самом месте, где произошло убийство. – Ты уверен, что это были именно они?
   – Стопроцентной гарантии я тебе дать не могу, но приметы совладают. Настроение у меня было паршивенькое, а тут ещё Ксения со своими страхами… – Ксения была с тобой?
   – Конечно, – удивился Резанов. – Разве я тебе не сказал? Забрал её с работы, поужинали мы в одном хорошем месте и отправились ко мне.
   – О дыре в заборе ты давно узнал?
   – Уже больше месяца там езжу. Я тебе честно скажу, струхнул малость: темень кругом, а тут нам дорожку аккуратно так подрезали – ни вправо, ни влево хода нет. У моего «Москвича» мотор заглох от чужого коварства. Они посветили фонариками сначала на меня, потом на Ксению: извини, говорят, мужик, ошиблись.
   – А про этот проезд многие знают? – Нельзя сказать, что там движение оживлённое особенно по ночам, но автомобилисты народ ушлый и всё время норовят проехать не той дорогой, которую им указывает наше доброжелательное ГИБДД. Я думаю, эти ребята не случайно там оказались, они кого-то ждали. Причём этого кого-то они явно не опасались, иначе не пошли бы на меня столь беззаботно.
   – Спасибо за помощь, Сергей Михайлович, – официально поблагодарил информатора Чеботарёв. – Приношу вам свои извинения за проявленное в начале разговора недоверие.
   – Какие пустяки, Виктор Васильевич, – хмыкнул Резанов. – Но вы уж не забудьте нас по части информации.
   – Ты будешь в очереди первым, – не слишком любезно буркнул Чеботарёв и повесил трубку.
   Выходит, ждали. Причём ждали человека абсолютно беззащитного – Резановские слова только подтвердили наблюдения Чеботарёва. Не исключено, что Сахаров с подельниками ошибся во второй раз, а нужная им компания воспользовалась удачно сложившейся ситуацией. Надо поговорить ещё и с Ксенией, Резанов человек с фантазией, мог что-то прибавить, что-то упустить, а у Ксении глаз практичный, женский. Правда, состояние Ксении, если верить Резанову, оставляет желать лучшего, но, в конце концов, Чеботарёвым движет не праздное любопытство: если разговор негативно подействует на женщину, то он в любую минуту может его прекратить.

   Ксения приняла Чеботарёва, как старого друга и засмеялась, глядя в его озабоченное лицо:
   – Признайся, я произвожу необычное впечатление? – Давненько не виделись, – вильнул Чеботарев. – К тому же я более выдержанный человек, чем Резанов.
   – А он тебе обо всём рассказал?
   Глаза Ксении излучали уверенность и оптимизм. Зря, между прочим, Резанов утверждал, что она пополнела, никаких особых изменений в ёё фигуре Чеботарёв не обнаружил, а худенькой Ксения никогда не была.
   – В общих чертах, – сказал Чеботарёв. – Он за тебя испугался. – Заигралась, – Ксения состроила извиняющуюся гримасу. – Я никак не предполагала, что он воспримет всё это всерьез. Он меня достал своими упрёками в отсутствии фантазии. А тут ещё я себе волосы испортила. Пришлось стричься под ноль.
   – Представляю, – сочувственно поддакнул Чеботарёв. – Да ничего ты не представляешь, – возмутилась его лицемерию Ксения. – Понять меня может только женщина, пережившая подобное несчастье.
   – Резанов здорово расстроился. – Да, я это слишком поздно поняла, мне то казалось, что он оценил мою игру.
   Виктору Ксения всегда нравилась – сильная, волевая, целеустремленная. И в этом своем офисе она не выглядела элементом чужеродным, наоборот смотрелась среди телефонов и компьютеров, как рыба в воде. Некто, Чеботареву незнакомый, приоткрыл дверь, но, встретив суровый взгляд начальства, тут же её и закрыл, не осмелившись даже слова произнести без разрешения.
   – Строга, – попенял Чеботарёв. – Мягче надо с людьми.
   Ксения вновь засмеялась:
   – Мягче с мужиками никак нельзя, у них воображение начинает разыгрываться, а мне Резанова с его фантазиями хватает за глаза.
   – Резанов мне говорил, что тебе кто-то угрожает? – Мало ли психов, – махнула рукой Ксения. – Звонил какой-то ненормальный, напугал мою секретаршу. Девочка у меня недавно и к хамству ещё не привыкла. – Я к тебе, собственно, по другому поводу, – уточнил Чеботарёв.
   Тень набежала на лицо Ксении, но Виктор не придал этому значения – редко кто добровольно рвётся в свидетели, да ещё по столь пакостному делу, как убийство трёх человек. Это у Резанова к подобным проблемам профессиональное любопытство, а для делового человека, чем он дальше от правоохранительных органов, тем лучше. – Я просто хотел кое-что уточнить, глаз у тебя трезвее, чем у Сергея. – Насчёт трезвости ты в самую точку попал, – улыбнулась Ксения. – Мы выпили в ресторане, я поменьше, он побольше. Поэтому Резанов и полез в тот тупик, не захотел перед гаишниками светиться.
   – Ты никого из этих людей прежде не встречала? – Нет, – уверенно отозвалась Ксения. – Она, видимо, в тени забора прятались, а затем выскочили неожиданно наперерез.
   – Резанов сразу вышел из машины? – А что ему оставалось делать, мотор-то заглох. Разговор, правда, был недолгим. Они подали машину назад и освободили проезд.
   – Спасибо за информацию. – Спасибо оставь себе, а меня, будь добр, не впутывай в это дело, Виктор Васильевич. Терпеть не могу, ходить в свидетелях.
   Визит к Ксении дал Чеботарёву ещё меньше, чем разговор с Резановым. Впрочем, никаких открытий он от этой встречи не ждал и пошёл на неё только для очистки совести.
   И всё-таки что-то в этом разговоре было не так. Чеботарёв несколько раз прокрутил его в памяти и не нашёл к чему придраться, но ощущение неискренности со стороны Ксении не пропало. Фальшь была не столько в словах Ксении, сколько в её поведении. Когда Резанов появился в Чеботарёвской квартире, он был не на шутку встревожен и расстроен. Да фантазёр, но не настолько же, чтобы не почувствовать игры женщины, с которой знаком пять лет. Сергей слишком умён и наблюдателен, чтобы его можно было так легко провести.
   Почему-то в сознании Чеботарёва всё время пересекаются два этих совершенно, казалось бы, не связанных друг с другом дела: Кинг-Конг, божественный бык, убийство Паленова и чудовищно изуродованные тела.
   Нельзя сказать, что Чеботарёв поджидал соседку, он просто знал, что в это время она укладывает своего малыша спать и отправляется в магазин на углу. Как-то, помимо его воли, этот факт отпечатался в памяти. Иной раз он досадовал на себя за излишнюю наблюдательность, но в данном случае она ему пригодилась.
   Интерес к Чеботарёву в глазах Ирины пропал, но всё-таки она вежливо ему улыбнулась и поздоровалась, с намерением проскочить мимо. – Извините, Ирина, но мне в прошлый раз показалось, что вы хотели меня о чём-то спросить?
   – Не о чём-то, а о ком-то, – Ирина слегка порозовела. – О человеке, который выходил из вашей квартиры, он показался мне знакомым:
   – А почему не спросили? – Постеснялась, да и не очень важно всё это было. – Видимо у нас с вами масса общих знакомых Ирина. Вчера я видел женщину у нашего подъезда…
   – Это моя подруга, – прервала Чеботарёва Ирина. – Давняя, ещё со школы. Мы с ней потеряли друг друга на долгие годы, а недавно случайно в кафе встретились. – Обознался, – виновато пожал плечами Чеботарёв. – Извините, что побеспокоил.
   Конечно, у женщин могут быть свои тайны, о которых мужчинам знать не обязательно, но лгут они с такой поразительной ловкостью и лёгкостью, что не всякий следователь прокуратуры способен разобраться в их показаниях.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Поделиться ссылкой на выделенное