Сергей Шведов.

Ловушка для резидента

(страница 2 из 24)

скачать книгу бесплатно

   – Есть работа для твоих оборотней, Соловей,– сказал Вик.– Работа опасная, чреватая смертью. Зато служить они будут вселенскому благу, а не Кощееву злу.
   – Оплата? – вскинул бровь Соловей.
   – Сдельно-премиальная,– усмехнулся Вик.
   Должен вам сказать, что мой брат изменился за последние два с половиной года. От простодушного мальчишки, прибывшего на Землю для бракосочетания с местной красавицей, мало что осталось. Он здорово подрос за это время, раздался в плечах, но меня особенно в нем изумляло появившееся откуда-то умение хранить тайну! Нет, болтуном Вик и раньше не был, зато любил резать правду-матку в глаза, не считаясь иной раз со здравым смыслом и не признавая военных хитростей, которые так помогают Героям в борьбе с нечистой силой.
   Возможно, причиной внутренних перемен, случившихся с моим братом, стали суровые годы брака. В том смысле, что говорить женщине правду в глаза – себя не жалеть! Не родилась еще такая Евина дочь, которая правду предпочла бы комплименту. Так что каким бы правдорубом ты ни явился на свет, хочешь нормальной семейной жизни – будь добр соответствовать общепринятым стандартам! Я, кстати, в том числе и по своей семейной жизни сужу... А Вику и вовсе досталось такое сокровище, с которым ухо следует держать востро постоянно, не полагаясь на природное паррийское обаяние... Впрочем, земляночки, похоже, все такие.
   – И куда ты собираешься переправить оборотней? – спросил я у брата.
   – На Эборак. К барону Гилрою.
   На Эбораке мне бывать не приходилось, но я много слышал об этой планете. Расположена она на окраине Светлого круга и на перекрестке цивилизаций. А окраинные планеты – это практически всегда особый статус и весьма сомнительная слава...
   Эбораку в этом смысле особенно повезло. Население его пользовалось столь дурной репутацией, что в Высшем Совете не раз возникал вопрос об исключе-нии планеты из реестра Светлого круга. В вину эбо-ракцам ставились не только разбой на дальних и ближ-них планетах (пусть даже и Темного круга!), но и поощрение черной магии и связанных с нею темных культов... Спасало Эборак только то, что аборигены при всем своем буйном нраве ни разу не изменили Светлому кругу в критические моменты, которых в истории существования человеческой цивилизации хватало, и всякий раз грудью встречали наших многочисленных врагов...
   Что же касается барона Гилроя,– это был такой фрукт, при упоминании имени которого в Высшем Совете половину просвещеннейших непременно хватил бы кондратий, выражаясь колоритным языком Василия. Помню, в раннем детстве – лет этак пятнадцать назад – я любил слушать песни своей няньки Эни, героем которых выступал именно Гилрой. Доброхоты про таких говорят – «личность противоречивая», а недоброжелатели – «сволочь, каких поискать»... Эни родом была с Эборака и принадлежала к числу доброжелателей хитроумного и коварного барона.
Я же по сию пору считаю, что если кого-то и следовало отправить в Тартар, то как раз Гилроя – вместе с его многочисленной дружиной, которую Вик вздумал вдруг укреплять неизвестно для какой надобности волками-оборотнями Кощея Бессмертного.
   – А когда ты успел познакомиться с Гилроем? – спросил я у Вика.
   – Подвернулась с полгода назад одна оказия,– пожал плечами мой скрытный брат.
   Я так и знал, что Вик приперся на Землю неспроста. То есть предлог у него, конечно, был, но не исключено, что имелось и поручение короля Парры, который нес персональную ответственность и перед Высшим Советом, и перед всем Светлым кругом за ситуацию на границах нашей цивилизации.
   А ситуация, судя по всему, сложилась непростая – пока я на Земле занимался всякой ерундой... Что ж, тем более мне следует жестче ставить вопрос о своей отставке перед Высшим Советом, не тратя времени на никому не нужный отчет!.. Интересно, а что по этому поводу думает мой высокомудрый и хорошо информированный брат?
   – Не торопись за славой! Очень может быть, что она сама к тебе придет... – изрек Вик сиринскую мудрость, которая в устах Аббудалы Каха звучала бы весьма кстати, а паррийцу шла – как корове седло!.. Впрочем, Вик, кажется, не шутил, намекая на какие-то события, которые, возможно, затронут и Землю. Мне это не понравилось... В конце концов, почему я должен сидеть на планете с завязанными глазами и ждать – упадет мне на голову камень или нет?
   – Я знаю не больше, чем ты,– нахмурился Вик.– Мне поручено отцом, королем Алексом, усилить Восьмой легион пограничной стражи на Эбораке. Этим я и занимаюсь.
   – Что, Восьмым легионом теперь командует барон Гилрой? – удивился я.
   – Представь себе,– хмыкнул Вик.– Высший Совет Светлого круга дал на это свое согласие...
   Силы небесные! Гром среди ясного неба! Что же это делается, люди добрые?! Барон Гилрой – на службе у Высшего Совета!.. Я бы еще понял, если бы его привлек мой отец. Король Алекс мог себе позволить предосудительные знакомства, ибо трудно сохранить мир в Приграничье без тесных контактов с темными личностями... Но чтобы Высший Совет – это сбори-ще вселенских моралистов – вдруг пошел на сотрудничество с Гилроем,– тут нужна сверхвеская причина! Какая-то совершенно запредельная опасность!.. Любопытно все же: что так напугало просвещеннейших?
   – Если харч будет приличным, то наши, конечно, согласятся,– вздохнул Соловей.– А что ваш барон собой представляет?
   – Человек гуманный, но на свой лад,– улыбнулся Вик.– Происхождения темного... Поднялся из низов эборакской вольницы... Годами уже не молод, но крепок, как дуб... Словом, типичный вожак волчьей стаи.
   – Впечатляющая характеристика! – прицокнул языком Соловей.– Хотел бы и я с ним познакомиться... Все-таки своих оборотней ему передаю.
   – А за чем дело стало? – пожал плечами Вик.– Прогуляешься с нами на Эборак.
   – А я?! – подхватился вдруг Василий.– Возьмите с собой, мужики! С детства мечтал быть космонавтом!
   – Василий,– немедленно остерег я его,– Эборак – это планета десятой категории опасности. Для сравнения – Земля относится к категории четвертой.
   – Подумаешь,– пренебрежительно махнул рукой Щеглов.– Где наша не пропадала?
   – Пусть прогуляется,– поддержал просьбу старого знакомого Степаныч.– Для расширения кругозора.
   Между прочим, подобные прогулки противоречат инструкциям, полученным мною от Высшего Совета... С другой стороны, если просвещеннейшие смотрят сквозь пальцы на переброску оборотней по Дороге гельфов на планету Эборак, то вправе ли мы подвергать дискриминации вполне приличного по всем параметрам человека только на том основании, что он не принадлежит к нечистой силе?.. Возникшую коллизию разрешил Вик:
   – Ладно, беру. Под свою личную ответственность. Но чтобы от меня ни на шаг!


   Внеземелье. Планета Эборак. Рассказывает его высочество принц Вик Нимерийский – посол по особым поручениям Высшего Совета Светлого круга

   Мой брат Ник совершенно напрасно заподозрил меня в неискренности. К сожалению, Высший Совет, поручивший мне переброску нечистой силы с Земли на дальнюю планету, не потрудился объяснить, за каким Сагкхом ему это понадобилось... Впрочем, такова обычная практика просвещеннейших.
   Разумеется, я мог бы отказаться. Но не в моих правилах уклоняться от опасных поручений – даже если они не во всем меня устраивают. Не говорю уж о том, что распоряжение Высшего Совета подкреплялось недвусмысленным указанием моего отца, короля Алекса, проигнорировать которое я не мог – ни как сын, ни как вассал. Отец лишь сказал, что вокруг Эборака зашевелились порки и что Гилрою может не хватить ресурсов, дабы удержать их в рамках приличий.
   О порках я практически ничего не знал – кроме разве того, что это очень древняя раса, одна из самых древних во Вселенной, весьма недружелюбно настроенная к человечеству. Конкретно их недружелюбие выражалось пока в мелких пакостях по отношению к нам, которые порки предпочитали делать чужими руками, используя для своих гнусных целей всякий сброд вроде жабовидных пщаков и уцелевших после великого разгрома кузнечиков, когда-то называвшихся космической саранчой. Ныне они такого звания не заслуживают – по причине своей малочисленности и относительной скромности поведения. Загнанные на родные им планеты моим предком Андреем Тимерийским, они долгое время зализывали раны, но вот опять, похоже, зашевелились.
   Кощеевы оборотни предложение порезвиться на дальних планетах приняли с энтузиазмом, поскольку делать им на Земле было практически нечего. Надежда на реванш, которой они жили последнее тысячелетие, обернулась полным пшиком... Впрочем, вряд ли речь идет о реальном тысячелетии – сильно подозреваю, что для Кощеева царства это несколько десятилетий. Но утверждать не берусь: возникшая на Земле с помощью Сагкха парадоксальная ситуация, исправленная потом моим отцом, вообще не поддается логическому объяснению. Лучшие умы Светлого круга до сих пор ломают головы над тем, благом ли было использование столь радикального средства или все еще обернется для нас в будущем большими неприятностями... В любом случае мудрецы сходятся на том, что иного выхода просто не существовало.
   О той странной истории не любят распространяться ни члены Высшего Совета, ни мой отец. Судить о ней я могу только на основании куцых и разрозненных данных, почерпнутых там и сям. Молчит и Соловей-разбойник, хотя я несколько раз пытался завести с ним разговор на эту тему. Остается надеяться на расхожую мудрость: рано или поздно все тайное становится явным...
   Мое знакомство с Кощеевым царством произошло еще два с лишним года тому назад. Василий тоже не чувствовал себя здесь новичком – так что охать и ахать по поводу местных чудес было некому.
   Соловей-разбойник представил мне оборотня по имени Бирюк, который ныне верховодил в Кощеевой дружине. Бирюк взглянул на меня без особой симпатии, но и без злобы в глазах. Хотя он, разумеется, знал, чьим сыном я являюсь. Похоже, Ник был прав, утверждая, что со смертью Кощея многое в его царстве изменилось.
   Прощальный пир Соловей закатил в своем роскошном тереме, который, конечно, сильно уступал размерами Кощееву замку, но зато смотрелся куда веселее.
   В тереме собралась вся местная элита, возбужденная и вином, и предстоящей разлукой. К счастью, обошлось без эксцессов – не считая того, что подвыпивший Василий поссорился с Жабаном по поводу достоинств фильма, в котором они оба участвовали.
   Для меня съемочный процесс был темным лесом, но по реакции окружающих я понял, что для них выдуманная моим братом история – чуть ли не реальнее самой жизни.
   – А ты сам попробуй! – орал на Жабана расходившийся Василий.– Критиковать каждый дурак может! А сценарий умственных усилий требует!
   – И напишу! – квакал в ответ Кощеев любимец.– Эка невидаль – сценарий!
   Скорое завершение прощального пира не позволило спору зайти слишком далеко. Правда, Василий никак не мог успокоиться, даже ступив на Дорогу гельфов...
   Наш отряд выглядел весьма солидно. Я нисколько не сомневался, что Кощеевы оборотни придутся барону Гилрою ко двору. Что же касается их склонности к метаморфозам, то на Эбораке этим никого не удивишь... Поговаривали, будто и Гилрой не без греха... Хотя не исключаю, что слухи распространял он сам – для укрепления собственного авторитета в разношерстной стае, которая хоть и называлась Восьмым легионом пограничной стражи, но представляла собой весьма сомнительную компанию.
   По моим расчетам, расстояние в несколько миллионов световых лет мы должны были преодолеть минут за сорок – таковы причуды энергетического коридора, созданного когда-то очень давно нашими предками. Вся информация о дороге запечатлелась в моем мозгу еще в годы отроческие, никаких сюрпризов ожидать вроде бы не приходилось. Тем не менее я постарался сосредоточиться – именно впереди идущий выбирает конечную цель, и его невнимательность может дорого обойтись спутникам.
   Эборак встретил нас проливным дождем, сверканием молний и треском мечей. Ворота станции гельфов были расположены буквально в сотне метров от замка Гилроя так что я не очень удивился, увидев его сквозь пелену падающей с разверзшихся небес влаги... Сюрприз состоял в том, что замок подвергся штурму. И, судя по огромной бреши в высокой стене, дела у нападающих обстояли вполне успешно. Собственно, каменная стена – не бог весть какое препятствие для опытного мага, но ведь замок Элубей окружен энергетической защитой! Она-то куда делась?
   Вопросы, однако, задавать пока было некому – ну разве что очумевшим от успеха жабовидным пщакам, которые очень нерасчетливо подставили нам свои спины. По моим прикидкам, пщаков насчитывалось не менее двух тысяч – во всяком случае приблизительно столько их скопилось перед проломом. Вероятно, кто-то уже ворвался в замок и сейчас пытался расширить захваченный плацдарм.
   Замок Гилроя хоть и уступал Кощеевым хоромам размерами, но все же казался вполне солидным сооружением. Число его обитателей, способных носить оружие, никак не могло быть меньше семисот. Так что я нисколько не сомневался, что эборакцы сумеют достойно встретить атакующих пщаков.
   Штурм, судя по всему, начался совсем недавно, по крайней мере одежда попавшихся мне под руку жабовидных еще не успела промокнуть до нитки. Из чего я заключил, что пробрались они на Эборак Дорогой гельфов.
   Еще один неприятный сюрприз... Ведь до сих пор считалось, что ни пщаки, ни кузнечики пользоваться даром наших предков не умеют... Конечно, их мог провести сюда человек, но и среди представителей человеческой цивилизации тоже далеко не все владеют тайной энергетического коридора!..
   Словом, мне было над чем подумать, несмотря на помехи, чинимые пщаками...
   Замок Гилроя был расположен на холме и окружен довольно глубоким рвом, прорытым еще в те времена, когда подобные оборонительные сооружения вошли в моду. Сейчас этот архаизм сослужил защитникам Элубея хорошую службу. После того как по неизвестной причине развалился магический заслон, ров оказался единственным препятствием, помешавшим пщакам штурмовать замок со всех сторон.
   Гилрою вряд ли удалось бы отстоять свой замок, если бы не наша неожиданная поддержка. Оборотни атаковали толпу жабовидных клином, а Соловей очень удачно и к месту применил ультразвук. Конечно, если бы среди пщаков находились несколько опытных магов, Соловью-разбойнику вряд ли удалось бы расстроить их ряды. Но то ли магов среди нападавших не было, то ли они запоздали с защитой – так или иначе, ультразвук свое дело сделал, а энергетические мечи оборотней довершили начатое.
   Наш клин прошел через массу пщаков, как нож сквозь масло, и рассек толпу атакующих на две неравные половинки. Паника, охватившая жабовидных, не поддается описанию. Пщаки считаются неплохими бойцами, но при дружном и неожиданном напоре легко теряют строй и оборачиваются в бегство.
   В данном случае ноги оказались не самым удачным средством к спасению. Вслед сыпанувшим в разные стороны негодяям из внезапно открывшихся ворот замка вылетела конница и погнала беглецов по ровной, как стол, местности. Те из пщаков, которые бегству предпочли сопротивление, выиграли несколько минут жизни. Часть из них опрокинули в ров разъярившиеся оборотни, остальных добили во внутреннем дворе защитники замка. Победа была полной. Уцелело не более трехсот пщаков, догадавшихся бросить оружие. Впрочем, зная Гилроя, не думаю, что их ожидала завидная участь.
   Самого барона мы нашли в парадном зале в разодранном плаще, залитом кровью камзоле и в состоянии, близком к исступлению. Судя по тому, как энергично он потрясал мечом, кровь на его одежде была чужая и указывала на то, что Гилрой отнюдь не относится к числу полководцев, руководящих сражением из укромного места. Назвать этого человека красавцем я бы не рискнул. Причина тому – шрамы, обезобразившие его лицо, а также сутулые плечи при длинных, как у земной гориллы, руках... Зато мозги у Гилроя варили – за это я могу поручиться. Тем более странно, как он проспал атаку на свой замок и едва не потерял его в тот самый момент, когда над границей Светлого круга начали сгущаться тучи?..
   – Где этот негодяй? – орал громовым басом Гилрой, грозя разодетому в сиринские шелка немолодому, сухощавому и явно напуганному человеку кулаком и мечом одновременно.– Я его на куски порву!
   Напуганного человека я узнал почти сразу. Это был Калидис – продувная бестия, ближайший подручный барона, не отличавшийся бойцовскими качествами, зато способный обвести вокруг пальца любого, кто верит, что за благообразной внешностью скрывается благородная душа. Калидис родился на Дейре, а дейрийцы имеют репутацию пройдох что в Светлом круге, что в Темном. Но мне и в голову бы не пришло, что Калидис способен изменить Гилрою – уж слишком много славных и не очень славных дел связывало этих людей.
   – Рад видеть тебя в добром здравии, благородный барон.
   – Взаимно, благородный принц Нимерийский,– обернулся в мою сторону рассерженный на весь белый свет Гилрой.– Ты подоспел вовремя.
   Если судить по беспорядку, царившему в огромном парадном зале, то штурм застал Гилроеву дружину врасплох. Огромный стол, хвост которого терялся в полумраке, был заставлен блюдами с мясом и кубками с вином. Хмельной пир неожиданно для всех едва не завершился кровавым похмельем. Конечно, драка для Гилроя и его дружины – дело привычное, но до сих пор никто не отваживался потревожить их в собственном логове. Требовалось обладать воистину незаурядной наглостью, чтобы рискнуть связаться с человеком, имя которого со страхом и трепетом произносили на всех окрестных планетах.
   – Я держу слово, благородный Гилрой.
   – Вижу... – Барон, похоже, совладал с душившим его гневом и теперь благожелательно разглядывал приведенных мною оборотней.– Рад приветствовать в своем замке отважных бойцов.
   Оборотни ответили Гилрою дружным бурчанием. Судя по всему, приветствие хозяина им польстило. Хотя, надо признать, слова барона не были данью вежливости: Кощеевы дружинники вполне заслужили его высокую оценку.
   – Накрыть столы и накормить гостей,– бросил Гилрой вздохнувшему с облегчением Калидису.
   Дейриец бросился со всех ног выполнять распоряжение хозяина, который широким жестом пригласил нас на пир. В слугах и служанках Гилрой недостатка не испытывал, а дисциплина среди обслуживающего персонала была выше всяких похвал.
   Не успели мы и глазом моргнуть, как остывшее мясо заменили горячим, а опрокинутые кубки наполнили прекрасным вином. Еще не остывшие от боя Кощеевы оборотни и Гилроевы дружинники стали рассаживаться за длинным столом, во главе которого мы с хозяином вели дружескую беседу. Гилрой хоть и был расстроен происшествием, однако не потерял ни присущего ему достоинства, ни даже чувства юмора.
   – За здоровье хозяина замка благородного Гилроя!
   – За нашего благородного друга принца Вика! – не остался в долгу барон.
   После обмена любезностями перешли к деловой части. Я представил Гилрою своих спутников – Бирюка, Соловья-разбойника и Василия. Барон разглядывал гостей с интересом. О Кощеевых оборотнях он уже слышал. Соловей тоже не привлек его внимание. Зато Василий, кажется, не на шутку удивил.
   – Экскурсант,– пояснил я, не будучи уверенным, что вожаку эборакской стаи известно столь мудреное слово.
   – Маг, что ли?
   – Шофер,– поправил барона Василий.– Управляю механической тележкой в сотни лошадиных сил.
   – Ого! – покачал головой Гилрой.– У меня тоже есть тележка, но, к сожалению, джинн, сидевший внутри нее, то ли умер, то ли сбежал, и она теперь стоит без движения.
   Насколько я знаю, планета Эборак никогда не вставала на стезю технического прогресса... Откуда же тут взялась механическая тележка?..
   Видимо, заметив удивление на моем лице, Гилрой поспешил разъяснить сей казус:
   – Военный трофей.
   Более он ничего не сказал, а я чисто из деликатности не стал задавать ему неудобных вопросов, ответов на которые, скорее всего, и не получил бы...
   Зато Василия механическая тележка, захваченная во время набега на какую-то несчастную планету, заинтересовала, и он стал выспрашивать у барона технические характеристики. Гилрой в ответ лишь разводил руками, поскольку ни он сам, ни его подчиненные не имели ни малейшего представления, как эта штука работает. Одно он смог сказать совершенно точно: по родной планете тележка бегала весьма шустро, но стоило доставить ее на Эборак, как она закапризничала и ни в какую не хотела трогаться с места. Несколько раз ее выталкивали на эборакские просторы – в надежде, что на вольном воздухе она оживет. Увы, тележка упрямилась – несмотря на все усилия доброхотов.
   – А с кривого стартера заводить не пробовали?.. А с толчка?
   Гилрой почесал заросший жестким волосом затылок и покачал головой... Пару раз он приказывал выпороть трофей плетью. За дело брались опытные мастера, способные и покойника заставить плясать вприсядку, но на тележку экзекуция никакого впечатления не произвела. До сидящего же в ней джинна экзекуторы добраться не сумели... Призванные на помощь лучшие эборакские колдуны и маги обломали о строптивый агрегат зубы и едва не потеряли квалификацию в бесполезных потугах сдвинуть ее с места...
   Меня рассказ Гилроя позабавил. Василий едва сдерживал смех, понимая, что шутить с воинственным бароном на столь деликатную тему крайне опасно.
   – А как вы ее переправили с планеты на планету?
   – По Дороге гельфов,– пожал плечами Гилрой.– Калидис рулил, ребята толкали, а я шел впереди, высчитывая расстояние и направление.
   – Класс! – восхитился Василий.– А можно я вас щелкну «Полароидом»?
   – Это в каком смысле? – насторожился Гилрой.
   – Фотоаппаратом.– Щеглов показал барону небольшую коробочку.– А вот отсюда выползет ваше изображение.
   Гилрой хоть и был человеком не робкого десятка, но на Василия смотрел со страхом: что ни говори, а раздвоение человеческой личности по силам только магам очень высокой категории.
   – Ерунда все это! – запротестовал Василий.– Никакой магии – один технический прогресс... Степаныч, попозируй.
   Соловей-разбойник на предложение шофера откликнулся охотно: разгладил бороду, распушил усы и принял задумчиво-значительный вид.
   В коробочке что-то щелкнуло, и из прорези выполз небольшой кусочек картона. Гилрой даже ахнул от изумления и с некоторой опаской взял из рук Василия цветное изображение Соловья.
   Фотоаппарат, надо признать, очень удачное изобретение землян. У моего тестя тоже есть подобный прибор, и с его помощью он уже наделал массу изображений своих внуков – без всякого, к слову, для них вреда... Я сказал об этом Гилрою, но, кажется, барон мне не поверил. Какое-то время он выжидал, наблюдая за Соловьем, и лишь убедившись, что с гостем ничего не случилось, позволил Василию себя щелкнуть. После чего с изумлением разглядывал свою фотографию...
   Сам факт получения изображения с помощью дурацкой коробочки потряс барона до глубины души!.. Я думаю, что Гилрою все-таки доводилось видеть прежде живописные и скульптурные изображения, но он знал, что для их изготовления требуются большие усилия. А тут человек ограничился одним щелчком! Ну и не маг ли он после этого?!
   – А вы сами попробуйте,– предложил Василий.– На эту кнопочку пальчиком нажмите, и все будет тик-так.
   – Калидис, подойди! – рявкнул Гилрой.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное