Сергей Шведов.

Черный колдун

(страница 9 из 44)

скачать книгу бесплатно

   – Хочешь жить со мной? – спросил он прямо. Девчонка растерянно огляделась по сторонам и вдруг рванулась к кустам, путаясь в подоле длинной юбки. Бес догнал ее одним прыжком и ухватил за руку, пытаясь на ходу объяснить капризной дуре всю неразумность ее по ведения. Последствия оказались самыми неожиданными: девчонка завопила дурным голосом и вцепилась ему в лицо острыми ногтями. Бес врезал ей оглушительную пощечину и отскочил в сторону, ища глазами плеть. Эту выдру следовало проучить и проучить немедленно, иначе с ней потом хлопот не оберешься.
   – Бес, так нельзя, – окликнула его подъехавшая Ула.
   – Подумаешь, недотрога, – возмутился Бес, поглаживая расцарапанную щеку.
   – Она тебя боится, – авторитетно заявил Ара, с интересом разглядывая пойманную товарищем чудо-птицу. – Ее придется долго уговаривать.
   – Брось, – не поверил Бес – Ты же с Улой договорился.
   К удивлению Беса, Ара с Улой покраснели как по команде, а Ула вдобавок назвала его дураком. И вообще они вели себя с ним как с неразумным младенцем. Допустим, они старше его на два года, но ведь Бесу уже почти шестнадцать лет и в бою он не уступит ни Аре, ни Волку, не говоря уже о прочих меченых. Пожалуй, в одном они только правы: с этой девчонкой придется повозиться. Но, с другой стороны, размазня ему тоже ни к чему.
   – Я возьму ее с собой, – сказал он твердо.
   – Молчуны будут против.
   Бес упрямо сдвинул брови – свою судьбу он будет решать сам. И никто не вправе помешать ему попользоваться захваченной в бою добычей. Он свистом подозвал коня и легко прыгнул в седло. Девчонка поднялась на ноги и теперь настороженно наблюдала за похитителем.
   – Я никуда с тобой не поеду, – сказала она.
   – Тебя никто не собирается спрашивать, – Бес был рассержен не на шутку и не собирался больше церемониться с пленницей. – Свяжу и брошу на круп, будешь всю дорогу тюком болтаться.
   Он протянул ей руку, после недолгого раздумья привередливая выдра все-таки подала свою. Бес усадил ее перед собой и тронул коня за повод.
   – Мой отец, владетель Брандомский, повесит тебя за мое похищение и за убийство наших людей.
   – Я сам повешу твоего отца и отберу назад свой замок.
   – Да ты кто такой? – она, похоже, была удивлена его ответом.
   – Я Бес, владетель Ожский ярл Хаарский, – и добавил после некоторого раздумья: – Есть еще и Нидрасский замок, но он далеко.
   – Нидрас – это владение короля Гарольда.
   – Не знаю я никакого короля, – буркнул Бес, – а замок этот мой, и рано или поздно я его верну.
   – И повесишь короля Гарольда рядом с моим отцом? – ехидно спросила пленница.
   Девчонка вдобавок ко всему оказалась еще и язвой. Лица ее Бес не видел, но представлял его выражение достаточно отчетливо.
   – Можешь пока повеселиться, – обиделся он.
   – Никогда не слышала о владетеле Ожском.
   – Еще услышишь, – обнадежил Бес.
   – Я думаю, что ты просто лесной бродяга.
   Рассерженный Бес огрел коня плетью.
Ни в чем не повинный, тот взвился на дыбы, едва не сбросив седоков на землю. Девчонка отчаянно завизжала.
   – То-то, – сказал повеселевший Бес, – это тебе не языком молоть. Не бойся, еще ни один конь не выбрасывал меня из седла.
   Некоторое время они ехали молча.
   – Тебя как зовут? – спросил он без всякой надежды услышать ответ.
   – Сигрид.
   – Красивое имя, и сама ты красивая, – предпринял он попытку к примирению.
   – Зато у тебя имя дурацкое и рожа самая противная из всех, которые мне доводилось видеть.
   Беса такой ответ поразил. До сих пор его мало заботила собственная внешность. Неужели эта девчонка права? Конечно, можно было бы спросить у Ары и Улы, но они наверняка поднимут его на смех – меченый интересуется своей внешностью, словно девчонка!
   Сигрид посмотрела на притихшего похитителя – неужели этот странный мальчишка обиделся? Похоже, он поверил в искренность ее слов, вероятно, просто никогда не видел своего отражения в зеркале. Что, впрочем, не удивительно. Сигрид доводилось слышать о разбойниках Ожского бора, и все рассказчики сходились в одном – это дикари. Купцы, приезжавшие в Бург, где она жила все эти годы, без конца жаловались королю Гарольду на проклятых меченых, но она никогда бы не подумала, что эти ужасные разбойники всего лишь глупые мальчишки вроде ее похитителя. Не исключено, конечно, что за спинами мальчишек стоят серьезные люди, способные держать в страхе всю округу. Как неудачно сложилось ее возвращение в родные края, а сколько было связано с этим надежд. Неужели все должно рухнуть из-за глупой случайности. Отец поднимет на ноги всех своих людей, но Ожский бор велик, и отыскать ее будет так же сложно, как иголку в стоге сена.
   Сигрид покосилась в сторону Улы, которая ехала позади Беса, не выпуская из рук арбалета. В отличие от своих черноволосых спутников, девушка была блондинкой, а правильные черты ее красивого лица напомнили Сигрид лицо другого человека, но это, конечно, могло быть только случайное сходство. Девушка и сама не заметила, как задремала под мерный укачивающий ход вороного. Она уронила голову на грудь Беса и спокойно посапывала. Меченому было не совсем удобно управлять конем, но он старался не шевелиться, дабы не потревожить угомонившуюся пленницу.


   Бес тронул девушку за плечо. Сигрид открыла глаза и с удивлением огляделась вокруг. Ожский бор сумрачно шелестел листвой над ее головой. Нельзя сказать, чтобы этот шум был пугающим, но он настораживал своей готовностью рассказать о чем-то неведомом и, возможно, ей совсем неинтересном. Зачем Сигрид этот лес с его грустными сказками, когда впереди у нее жизнь в веселом Бурге, среди людских голосов, восторженных и льстивых. Несколько холодных капель упали на разгоряченное сном лицо девушки, и она невольно съежилась под плащом, который заботливый Бес набросил ей на плечи. Когда он успел это сделать, она не заметила, сморенная усталостью и пережитым страхом.
   – Теперь уже скоро, – бодро пообещал Бес.
   Они петляли по лесу, объезжая невидимые глазу препятствия. Поначалу такая манера передвижения удивляла Сигрид, но потом она сообразила, что это делается неслучайно. Наверняка убежище лесных разбойников окружено системой ловушек, а значит, не только попасть туда, но и добраться оттуда будет непросто. Сигрид попыталась запомнить многочисленные повороты и объезды, но вскоре оставила это явно безнадежное занятие.
   Лес неожиданно расступился, и взору девушки открылась большая поляна, в центре которой возвышалась деревянная крепость, окруженная рвом. Почерневшие от времени, обросшие мхом бревна навели ее на мысль, что это сооружение было построено не вчера и даже не десять лет назад, и уж конечно не Бес и Ара были строителями этой крепости. Крепость была невелика, да и население ее, судя по первому впечатлению, было немногочисленным. Два десятка молодых людей высыпали им навстречу, криками приветствуя прибывших. Сигрид с удивлением рассматривала юные лица и не находила в них ничего устрашающего.
   – А где меченые? – спросила она у Беса почти разочарованно.
   – Я меченый, – удивился Бес.
   – А где твой отец?
   – Мой отец Тор Нидрасский погиб в Суране. Это было давно, более десяти лет тому назад.
   О Торе Нидрасском Сигрид приходилось слышать. В Бурге поговаривали, что именно этот загадочный человек был отцом Гарольда. Конечно, это были только сплетни, и относиться к ним следовало с осторожностью. И уж тем более не рекомендовалось говорить об этом вслух при молодом короле, который, унаследовав внешность красавца Нидрасского, приобрел неведомо какими путями и некоторые весьма неприятные черты короля Рагнвальда. Вероятно, через свою матушку, которая нахваталась их у законного мужа, добавляли злые языки. Королева Ингрид и в молодости не отличалась ангельским нравом, а уж войдя в возраст, и вовсе пустилась во все тяжкие. Сигрид, совершенно неожиданно для себя, нашла в Ожском бору подтверждение этим буржским слухам. Замеченное ею ранее сходство Гарольда с Бесом и особенно с Улой скорее всего не было случайным. Однако она тут же решила, что не следует делиться своими открытиями с Гарольдом. Молодой король болезненно реагировал на подобные намеки, бросающие тень на его происхождение.
   Бес был недоволен тем повышенным вниманием, которым его товарищи встретили появление Сигрид в крепости. Ему казалось, что в душе они посмеиваются над ним, впрочем, кажется, не только в душе. У Воробья, на пример, рот растянулся буквально до ушей, словно Бес привез в крепость болотную кикимору, вызывающую у окружающих приступы неудержимого смеха. Рыжая Агнесс, бесцеремонно разглядывавшая Сигрид на протяжении долгого времени, вынесла наконец свой приговор:
   – Посмотрите на ее руки, разве такими руками можно натянуть тетиву арбалета. Да и плечи слабые. Бес, разве ж это мышцы. А на ногах – она же в седле не усидит.
   От столь бесцеремонного обращения Сигрид поначалу растерялась, а потом вспыхнула от гнева. Ни слова не говоря, она отвесила оплеуху нахальной рыжей девке.
   – Не такая уж она беззащитная, – рассмеялся рослый белобрысый парень, помогая Агнесс удержать равновесие.
   Агнесс немедленно бросилась на свою обидчицу. Стараниями Беса и Волка девчонок удалось растащить, хотя они изрядно потрепали друг друга за волосы.
   – Царапается как кошка. – Рыжая Агнесс на удивление быстро успокоилась и смотрела на Сигрид без всякой вражды. – Кто знает, может, из нее со временем выйдет толк.
   – Долго учить придется, – заметил Воробей. Сигрид зло поглядывала на бесцеремонных молодцов.
   Хорошим манерам их учить было некому. А эти девицы, грубые и неотесанные, отпускающие такие словечки, от которых Сигрид бросало в краску, – нет, это уж слишком. Почему она должна терпеть присутствие этого сброда и сносить оскорбления, которыми ее осыпают?
   – Скажи своим людям – пусть убираются, – топнула она ногой и схватила Беса за руку.
   – Ого, – засмеялся Волк, – кобылка-то, оказывается, с норовом.
   – На то у нас Бес и первый наездник в крепости, – съехидничал Чуб.
   – Ну хватит, – оборвал их взъерошенный Бес, – распустили языки.
   Он подхватил Сигрид под руку и потащил сквозь ухмылявшуюся толпу товарищей к своему дому, приземистому срубу на дальнем конце поселка. Возмущенная девушка неохотно последовала за ним. Ей казалось, что Бес недостаточно энергично защищал ее перед своими людьми.
   – Какой ты владетель?! – зашипела она. – Мальчишка, который не может справиться с лесным сбродом.
   Бес сначала возмутился, а потом удивился – у этой девчонки были странные взгляды на жизнь и на людей. В конце концов, каждый волен выражать собственное мнение, и почему это Бес должен затыкать друзьям рты? Подумаешь, цаца! Ничего обидного про нее никто не сказал. А то, что она изнеженная и капризная, это он и сам видит.
   – Они вовсе не мои люди, – пояснил он расстроенной пленнице, – они такие же меченые, как и я. Разве ты ничего не слышала о Башне?
   – Не очень-то ты похож на меченого, – пренебрежительно махнула рукой Сигрид.
   Бес побледнел от гнева и сверкнул на девушку темными выразительными глазами из-под пушистых ресниц:
   – Я меченый!
   Сигрид немного струхнула: мальчишка, оказывается, умел сердиться, пожалуй, ей не следует так откровенно нарываться на ссору.
   – Тебе виднее, – сказала она примирительно.
   Не задавая больше вопросов, Сигрид последовала за рассерженным Бесом в дом. В просторной горнице за широким столом уже сидели Ара с Улой и две женщины. Обе почти одновременно подняли головы и внимательно посмотрели на смущенную Сигрид. Бес стушевался и отступил назад.
   – Бес как всегда верен себе, – высокий парень с голубыми острыми глазами отделился от стены и приблизился к девушке, – уж если ухватит, то непременно звезду с неба.
   Одна из женщин улыбнулась, другая все так же серьезно продолжала изучать Сигрид большими темными, как у Беса, глазами. Девушка догадалась, что это его мать. В отличие от своей подруги, темноглазая женщина была в мужском костюме, и на столе перед ней лежал узкий меч.
   – Как тебя зовут, детка? – нахальный парень тронул Сигрид рукой за подбородок.
   Сигрид в гневе отбросила его руку и отступила на шаг под прикрытие Беса.
   – Ульф, прекрати, – приказала темноглазая.
   К удивлению девушки, Ульф подчинился и, криво улыбаясь, отступил в угол. Впрочем, глаза его продолжали все так же бесцеремонно ощупывать Сигрид. Ула, повинуясь взгляду матери, взяла пленницу за руку и увела в соседнюю комнату.
   – Устраивайся здесь, – сказала она спокойно, – а потом видно будет.
   Сигрид осторожно присела на край широкого ложа. Две деревянные лавки вдоль стен да большой, грубо сработанный сундук – вот, пожалуй, и все убранство этой на редкость бедно обставленной комнаты, если не считать развешанного по стенам оружия.
   – Располагайся как дома.
   Ула раздевалась, не смущаясь присутствия Сигрид и Ары, который словно часовой застыл у двери. Тело лесной красавицы было молочно-белым с высокой грудью и крепкими округлыми бедрами. Светлые густые волосы рассыпались по плечам, и она небрежно прошлась по ним неуклюжим гребнем.
   – А что, в Бурге принято спать одетыми? – Ула бросила на Сигрид насмешливый взгляд.
   – Пусть он уйдет, – кивнула Сигрид на меченого. Ула нахмурилась и обернулась. Ара мгновенно исчез, словно его никогда и не было. Девушка улыбнулась и покачала головой.
   – Ты здесь никого не бойся, – сказала она Сигрид. – Никто тебя не обидит.
   Сигрид сбросила платье и нырнула под тяжелый, но удивительно мягкий и пушистый мех, заменявший здесь одеяло.
   – А Бес тебе понравился? – В глазах Улы вспыхнули веселые огоньки.
   Сигрид ничего не ответила, только слабо улыбнулась в ответ. Честно говоря, она и сама не знала, как ей относиться к своему похитителю, но, во всяком случае, любить его было не за что.
   – Он еще мальчишка, но будет таким же великим воином, каким был наш отец.
   – Зачем столько оружия? – спросила Сигрид, обводя глазами комнату, – ты же девушка?
   – Я такой же воин, как и все, – нахмурилась Ула и указала на отметину на левом плече.
   – Почему они все так странно смотрели на меня? Ула засмеялась, и лицо ее стало удивительно похожим на лицо смеющегося Гарольда. Сигрид даже вздохнула.
   – Когда нас разбили на пары, то Бес остался один, и с тех пор он мечтает найти девушку, которая согласилась бы защищать его спину в бою.
   – Значит, я нужна ему только для этого?
   – А ты претендуешь на большее?
   Сигрид рассмеялась. По правде сказать, ей было не только смешно, но и немного обидно: неужели этот мальчишка воображает, что дочь Бьерна Брандомского будет прыгать за ним по лесу с тяжелым арбалетом в руках? Он не просто мальчик – он глупый мальчик.
   – Ты знакома с королем Гарольдом? – спросила вдруг Ула. – Я слышала, как ты говорила о нем Бесу.
   – Гарольд мой жених, – сказала Сигрид, краснея – Наша свадьба состоится через десять дней в Ожском замке, если, конечно, никто не помешает.
   Ула покачала головой:
   – Бедный Бес, он будет страшно огорчен.
   Сама она, похоже, не слишком огорчилась по этому поводу, видимо просто не считала Сигрид достойной парой брату. Сигрид почему-то была абсолютно уверена, что лесное приключение закончится для нее хорошо, во всяком случае, похитители перестали внушать ей серьезные опасения. И все-таки странно, почему эти молодые и на вид симпатичные люди живут в лесу, а главное – неужели они и есть те страшные меченые, о которых в последнее время так много говорят в Бурге? Гарольд обещал уничтожить грабителей караванов, но Сигрид было бы очень жаль, если бы он сдержал слово. Во всяком случае, темноглазый мальчик явно не заслуживал такой страшной участи.

   Бес упрямо смотрел в пол, брови его сошлись у переносицы, и вся его фигура выражала решительный протест. Конечно, и Данна, и Кристин, и молчун Кон могут требовать от него соблюдения дисциплины, но в данном случае все права на его стороне. Он меченый, а не мальчишка, и вправе сам распорядиться взятой в бою добычей.
   – Девушку придется вернуть, она не может жить с нами в лесу.
   – Почему? – Бес оторвал глаза от пола и взглянул на мать.
   – Она невеста короля Гарольда.
   – Какое мне дело до короля – если он мужчина, то пусть придет и возьмет ее у меня.
   – С ним бесполезно спорить, – сказала Кристин и по чему-то засмеялась.
   – Пойми, Бес, – вступил в разговор Кон, – эта девушка не создана для боя.
   – Другие же могут.
   – Другие делают это добровольно. Это их жизнь, они к ней привыкли.
   – Хорошо, пусть она просто живет у нас.
   – Зачем? – спросила Кристин, все еще продолжавшая улыбаться.
   Бес смутился и только засопел в ответ. Конечно, он мог бы сказать, что девчонка ему нравится, но ведь засмеют еще, чего доброго. Да и почему он должен давать объяснения, словно нашкодивший маленький мальчик?
   – Бесу нужна женщина, и он прав, требуя свое, – вступил в разговор Ульф. – Разве не так же поступали ваши хваленые меченые? За эти годы я наслушался немало рассказов об их подвигах.
   – Ради этой девушки поднимут все окрестные замки и натравят на нас. Брандомский наш враг, но король Гарольд может быть нашим другом, а уж Бесу тем более не следует отбирать у него невесту.
   – Это еще почему? – вызывающе спросил Ульф, голубые глаза которого смотрели на женщин с издевкой, а пухлые губы уродовала кривая улыбка.
   – Ульф, уйди, – приказала Кристин, и лицо ее потемнело.
   Ульф резко развернулся на каблуках и выскочил вон, гремя тяжелым мечом по ступеням крыльца.
   – Ты это сделаешь, Бес, – сказала твердо Данна, глядя и глаза сыну. – А потом мы найдем тебе другую девушку.
   – Мне нравится эта.
   – Важно, чтобы ты ей понравился.
   – С какой стати я должен считаться с желаниями пленницы.
   – Упрямый мальчишка, – вздохнула Кристин.
   – Я не мальчишка, – возмутился Бес – Я меченый. По лицу Кристин было видно, что она не приняла заявление Беса всерьез. Она и своего сына Ару все еще держит за младенца, что уж тут говорить о Бесе, который на целых два года моложе. Правильно говорит Чуб – если мы и дальше будем слушать своих мамочек, то будет у нас не Башня, женский монастырь.
   – Пора нам выбираться из Ожского бора, – сказал Кон.
   – Куда ты их поведешь? – Кристин недружелюбно покосилась на молчуна. – Почти тринадцать лет мы бегаем по лесу как зайцы, и стоит нам только высунуть нос из Ожского бора, как вся эта свора псов набросится на нас.
   – Они уже способны дать отпор, – не согласился молчун. – Все равно вы не удержите их возле своих юбок.
   – Об этом мы поговорим позже, – решила Данна, – а пока Бес сделает то, что я сказала.
   Бес открыл рот, чтобы возразить, но, натолкнувшись на строгий взгляд матери, только рукой махнул.
   – Вот уже и ему требуется женщина, – вздохнула Кристин, провожая Беса грустными глазами.
   – Рано или поздно, это должно было случиться. – Данна решительно поднялась с лавки. – Тянуть больше нельзя. Король Гарольд вовремя приезжает в Приграничье. Для нас вовремя.
   – Захочет ли он помочь? – покачала головой Кристин. – Его мать даже не откликнулась на мои письма.
   – Королева Ингрид слишком нетвердо сидела на троне, чтобы решиться на помощь меченым. Гарольд – другое дело.
   – Дай Бог, чтобы наши надежды не рассыпались прахом.

   Расстроенный Бес бродил по крепости в глубокой задумчивости. Захочет ли эта девчонка остаться с ним добровольно? Если она согласится, то никто не вправе будет настаивать, чтобы он вернул ее отцу или какому-то там Гарольду. Кон сказал, что лесная жизнь не для Сигрид. Бес не знал иной жизни, но мать и Кристин не все время жили в лесу, и обе они согласились с Коном. Значит та жизнь действительно лучше? Бес не раз бывал в окрестных деревнях и ничего привлекательного в жизни смердов не находил – копаются в навозе с утра до ночи. Однако в замках он не был ни разу, а там, наверное, живут по-другому. Ему вдруг страшно захотелось посмотреть, где расцветают такие, как Сигрид, с нежной кожей на руках и бледными, нетронутыми ветром и, солнцем лицами. А были еще, если верить молчунам, большие города, в которых обитало не сметное количество людей. Чем занимались люди, согнанные на небольшой пятачок земли, Бесу трудно было представить. Но грязи они там развели наверняка немерено. Так неужели эти грязные города лучше, чем Ожский бор? Все-таки следует поговорить с Сигрид, пусть решает она. Бес нашел девушку на плацу. Сигрид с изумлением наблюдала, как три десятка юношей и девушек с упоением работали короткими узкими мечами. В другой раз Бес не медленно бы присоединился к этому хороводу, но сегодня у него были более серьезные заботы. Он осторожно тронул девушку за плечо, Сигрид обернулась и дружески ему улыбнулась.
   – Нравится? – кивнул он в сторону плаца.
   – Ничего подобного никогда не видела, – охотно призналась Сигрид.
   – Я хочу, чтобы ты осталась.
   – Зачем?
   Бес смешался, все приготовленные к этому случаю слова вылетели у него из головы, и он только с досады хлопнул себя по колену. Сигрид, насмешливо улыбаясь, посматривала искоса на смешного угрюмого мальчишку, заимевшего претензию встать в один ряд с блестящим Гарольдом Нордлэндским. Она вдруг засмеялась. Бес вздрогнул.
   – Я отвезу тебя домой.
   Он повернулся и решительно зашагал прочь, проклиная себя в душе за дурацкую слабость. Вот до чего дошел он, меченый, – унижаться перед девчонкой! Бес скрипнул зубами и сжал кулаки. Зачем ему вообще сдалась эта кривляка, которая к тому же была дочерью злейшего врага меченых? А Ожский замок он себе вернет, и тогда посмотрим, кто будет смеяться последним.
   Бес уверенно ехал по тропе, почти не оглядываясь на спутницу, которая скромно держалась позади. За несколько часов пути меченый не проронил ни слова, и все попытки девушки завязать разговор натыкались на его глухое молчание.
   – Я устала, – сказала Сигрид, глядя в спину Бесу злыми глазами.
   – Потерпишь, – бросил он ей, не оборачиваясь. «Устала она – двадцати верст не проехали! Конечно, путешествовать в седле не в пример труднее, чем в карете. А карету в крепости для этой королевы не припасли. Не доглядели. Таких неженок у нас до сих пор не водилось. Ничего, девка здоровая – потерпит».
   Сигрид решительно натянула поводья коня и спрыгнула на землю.
   – Я устала, – повторила она громче.
   Бес остановился и бросил на нее презрительный взгляд. Конечно, молчун был прав, эта неженка не создана для лесной жизни. А он-то, Бес, вообразил, что она защитит в бою его спину. Он вспомнил свои мечты по этому поводу и покраснел от досады.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

Поделиться ссылкой на выделенное