Сергей Шведов.

Черный колдун

(страница 3 из 44)

скачать книгу бесплатно

   – Это древний город, – недовольно пробурчал Кюрджи, – мы его всегда стороной объезжаем. Много слухов о нем ходит. Говорят, что его населяют вампиры, сосущие кровь неосторожных путников.
   – Врет, – сказал Ара.
   – Сам убедишься, – огрызнулся Кюрджи, – и я буду рад, когда это случится.

   Город вырос перед глазами меченых внезапно, словно призрак, таившийся до поры среди зыбучих песков. Ничего подобного им прежде видеть не доводилось, даже развалины Бурга выглядели менее внушительно. Да и сохранился этот город куда лучше, чем все известные меченым развалины древних поселений Лэнда. Этот город выглядел почти целым, казалось, что жители покинули его только вчера. Да и покинули ли они его вообще?
   – Шикарное место для проживания выбрал себе твой приятель, – Ара обернулся к Рэму.
   Суранец был поражен открывшейся картиной не меньше меченого и только головой качал.
   – Я слышал о таких городах от стариков, но никогда не думал, что они столь прекрасны.
   Тор молчал, город притягивал его величавой красотой, дыханием пролетевших столетий, таинственной силой, которой обладали далекие предки и которая навеки погребена и этих камнях.
   – Ну и как мы здесь отыщем Чирса? – практичный Ара забеспокоился первым.
   – Разобьем лагерь на берегу водоема, – решил Тор, – а с рассветом отправимся в город.
   Водоем, о котором говорил жрец Кюрджи, был расположен в двух верстах от города. Тор с удивлением обнаружил, что этот водоем, скорее всего, искусственного происхождения. Непонятно было, каким образом он наполняется, не видно было даже захудалой речки, которая впадала бы в него. Водоем был невелик, его легко можно было охватить взглядом, но достаточно глубок и полноводен. Ара первым обратил внимание на следы, оставленные на отсыревшей земле. Зато Кюрджи не без злорадства указал меченому на кости, разбросанные по берегам. Кости, безусловно, были человеческими.
   – Веселенькое место, – усмехнулся лейтенант.
   – Посмотрим, как ты будешь веселиться здесь ночью, – зловеще усмехнулся жрец.
   Ара в ответ хмыкнул, однако не преминул посоветовать капитану усилить дозоры. Тор согласился с лейтенантом, его смущало отсутствие топлива для костров, но в наступивших сумерках уже поздно было что-то предпринимать.
   Проснулся Тор от криков и сухого треска автоматных очередей. Суранцы отчаянно палили во все стороны, впустую расходуя и без того скудный боезапас.
   – Отставить! – рявкнул Тор.
   Стрельба прекратилась, но люди продолжали возбужденно перекликаться.
   – Он в двух шагах от меня полз, – узнал капитан голос суранца Сулла, – куда, интересно, смотрели часовые?!
   – Резвый, – позвал Тор.
   Сержант явился в ту же секунду, в свете факела лицо его выглядело расстроенным и встревоженным.
   – Я увидел его, когда Сулл выстрелил, а ребята вообще ничего не заметили.
   – Значит, кто-то все-таки был?
   – Я не разобрал, капитан, – пожал плечами Резвый.
   – Все целы?
   – Все, капитан, – доложил Соболь.
   – Внимательнее нужно быть, сержант, – укоризненно сказал Тор Резвому, – и зажгите побольше факелов.
   Больше ничего в эту ночь не случилось.
А на рассвете второй лейтенант добросовестно обшарил округу, но ни одного трупа не обнаружил.
   – Как же так, – возмутился суранец Тилл, – ведь столько стреляли!
   – Значит, промахнулись, – усмехнулся Ара.
   Тора смущала ехидная улыбка на губах жреца Кюрджи, тот явно что-то знал, но помалкивал.
   – Придется искать Чирса в развалинах, – капитан угрюмо оглядел подчиненных, – не зря же мы сюда трое суток добирались.
   Тор взял с собой Ару, который наотрез отказался оставаться в лагере, и десятку Резвого, оставив Соболя и его людей охранять лагерь вместе с суранцами. Рэм, однако, решил отправиться с Тором. Вряд ли это было разумно – брать с собой обоих лейтенантов, но Тор был уверен, что осмотрительный Соболь справится с охраной лагеря лучше, чем горячий и шумливый Ара. К удивлению капитана, Кон отправился в разведку вместе с мечеными. Тор промолчал, хотя предпочел бы оставить молчуна в лагере.
   Вблизи город оказался куда менее красивым, чем это виделось издалека. Время проделало здесь свою разрушительную работу. Многие дома уже рухнули под бременем прожитых лет, другие еще пялили пустые глаза-проемы на нежданных гостей, словно ободранные нищие, просящие подаяние. Тора поразило количество зданий. Он прикинул в уме, сколько жителей могло проживать в этом городе, и покачал головой – цифра получалась внушительная.
   Несколько часов меченые ездили по городу, но не встретили ни одной живой души. Не было даже намека, что в этих огромных каменных коробках кто-то обитает.
   – Я слышал, что вампиры живут под землей, – шепотом произнес Рэм.
   – Под землей? – удивился Сизарь. – А зачем? Здесь столько домов, выбирай любой.
   – На то они и вампиры, чтобы жить не по-людски, – заметил тоном знатока Воробей.
   – А на кого они здесь охотятся по ночам, ведь не каждый же день к ним приезжают меченые?
   – Скорее всего, друг на друга, – пояснил Рэм. – Говорят, что все жители старинных городов людоеды.
   – А вот мы сейчас проверим, правда это или нет, – Ара остановил коня у круглого колодца, который уходил глубоко под землю. Меченые в нерешительности склонились над провалом. Рассказы Рэма о местных жителях не располагали к знакомству с их предполагаемой средой обитания.
   Тор приказал Резвому расположиться поблизости от колодца и ждать их до темноты, после чего возвращаться назад в лагерь, но ни в коем случае не пытаться разыскивать их в подземном лабиринте. Резвому это распоряжение не понравилось, и он попытался протестовать, но Тор остался непреклонен:
   – Возвращайся в лагерь, и немедленно снимайтесь. Соболь поведет вас обратно. Это приказ.
   В колодец полезли Тор, Ара, Сизарь, Рэм и Кон. Резвый протянул молчуну свой автомат, но тот отрицательно покачал головой. Последним в провал спустился Воробей, небольшого роста широкоплечий меченый с длинными цепкими руками. Воробей славился тем, что видел в темноте не хуже, чем днем, и Резвый послал его на случай, если запас факелов иссякнет раньше, чем разведчики выберутся на свет.

   Проход, по которому двигались меченые, узкий и низкий вначале, понемногу расширился, и вскоре даже Тор, самый высокий из всех, смог выпрямиться во весь рост. Проход разветвлялся, узкие проемы уходили в разные стороны, но меченые не рискнули пускаться по ним в путь, предпочитая держаться главной магистрали. Воздух под землей был затхлым, факелы никак не хотели разгораться, и разведчики с трудом разбирались в хитросплетениях подземного лабиринта.
   – По-моему, там кто-то есть, – Воробей произнес эти слова свистящим шепотом, указывая в один из боковых лазов, почему-то особенно зловонный.
   – По-моему, это не человек, – сказал молчун.
   – Сейчас проверим, – Ара взял из рук Сизаря факел и решительно двинулся вперед. Брошенный из темноты предмет просвистел мимо головы лейтенанта и, со звоном ударившись о каменную стену, отлетел под ноги Тору. Капитан поднял нож и с удивлением принялся его рассматривать. Оружие подземного жителя представляло собой плохо заточенную железную полосу с грубо обработанной деревянной ручкой. Ара взял из рук капитана нож и укоризненно покосился на Кона:
   – А ты говоришь – не человек.
   – Эй, – крикнул Тор в темноту, – выходи.
   Эхо гулко прокатилось по переходам и затихло где-то вдали. Никто, похоже, не собирался откликаться на зов капитана.
   – Он там, – не согласился с общим мнением молчун. – Позволь мне его позвать.
   Кон выдвинулся вперед и замер в неподвижности, пристально вглядываясь расширенными глазами в темноту. Слабый шорох послышался в глубине подземного коридора: кто-то, пока невидимый, двинулся медленно в их сторону. Меченые с удивлением и оторопью разглядывали маленькую неказистую фигурку подземного жителя. Голова его на длинной тонкой шее напоминала куриное яйцо с хвостиком. Подбородок отсутствовал начисто, зато из-под нависающего над переносицей лба смотрели огромные, едва ли не в пол-лица, глаза. Свет факелов, видимо, раздражал подземного жителя, он то и дело моргал морщинистыми без ресниц веками.
   – Редкостный красавец, – протянул Ара.
   – Что-то не похож он на людоеда, – покачал головой Сизарь. – С такими-то зубами.
   Незнакомец вдруг встрепенулся и зачирикал что-то на птичьем языке.
   – А что он говорит, – Тор вопросительно посмотрел на молчуна.
   – Похоже, просит защиты.
   – А от кого мы должны его защитить?
   – Что-то большое и черное.
   Подземный житель зачирикал еще громче и метнулся под защиту меченых, видимо то, что было за спиной, казалось ему неизмеримо более страшным, чем пришельцы. Ара вскинул автомат и выстрелил в темноту. Воробей, с перекошенным не то от страха, не то от изумления лицом, последовал его примеру. Раздался громкий визг, заставивший меченых содрогнуться. Кто-то большой и тяжелый бился в темноте в нескольких метрах от главного хода. Тор швырнул вперед факел, чтобы осветить пространство вокруг подземного чудовища. Факел упал в лужу и с шипением угас. Чудовище наконец перестало биться и вопить. Меченые осторожно двинулись вперед, держа оружие наготове.
   – Ну и ну, – Воробей удивленно пнул поверженное животное.
   Больше всего оно напоминало дикую свинью из Ожского бора. Такое же жирное, заросшее щетиной тело, только вместо раздвоенных копыт были толстые короткие лапы с острыми длинными когтями.
   – Да это крыса! – догадался вдруг Воробей.
   – С ума сошел, – возмутился Сизарь. – Где ты видел таких крыс?
   – Ты сам посмотри, – настаивал Воробей, – вот и хвост у нее крысиный, голый и длинный.
   Несмотря на всю дикость подобного предположения, меченые вынуждены были согласиться со своим товарищем. Чудовище действительно напоминало крысу.
   – Да, – Ара сдвинул берет на самые брови и почесал затылок, – веселая у них тут жизнь, недаром этот урод так испугался.
   – Ладно, – махнул рукой Тор, – где этот чирикающий субъект, пусть отведет нас в свое логово.
   Подземного жителя обнаружили не сразу, а обнаружив, вздрогнули от отвращения: припав к ране на шее чудовища, тот с наслаждением пил кровь.
   – Я же говорил – вампиры, – прошептал Рэм, потрясенный зрелищем.
   Тор только брезгливо сплюнул в ответ.


   Маленький вампир уверенно вел меченых по подземным переходам, видимо, глаза его видели в темноте гораздо лучше, чем на свету. Тор приказал погасить факелы, их оставалось не так много, а предстоял еще долгий путь обратно, если не удастся найти другой выход на поверхность. Внезапно путь им преградила металлическая решетка. Вампир что-то закричал своим тонким писклявым голосом, и несколько таких же голосов отозвались из темноты. После долгих переговоров решетка дрогнула и поползла вверх. Меченые, предводительствуемые сомнительным проводником, смогли наконец проникнуть в подземную крепость.
   Тору показалось, что они стали потихоньку подниматься к поверхности, он поделился своими ощущениями с товарищами, и те охотно подтвердили его предположение. Становилось все светлее, хотя меченые никак не могли определить, откуда в подземелье проникает свет. Новая решетка преградила им путь, стало еще светлее, и гости подземелья уже без труда различали друг друга в полутьме. Шло время, но решетка не поднималась, маленький проводник заволновался, он то и дело громко и пронзительно кричал, но и ответ не доносилось ни звука. Решетка впереди, решетка позади – все это слишком напоминало ловушку. Ара подошел к преграде и попробовал ее расшатать. Решетка, однако, сидела крепко. Едва слышный шорох раздался у меченых за спиной, кто-то подкрадывался к ним из бокового прохода. Воробей швырнул факел в темноту. Факел ярко вспыхнул, осветив чудовищные оскаленные морды. Ара сорвал с плеча автомат и выпустил длинную очередь. Послышался уже привычный визг и частый топот убегающих ног. Убежали, правда, не все: несколько огромных крыс остались на месте, загораживая боковой проход жирными тушами.
   – Что же нам, подыхать теперь среди этих тварей, – возмутился Сизарь.
   Можно было попробовать пройти боковыми проходами, но меченым этот путь не пришелся по вкусу, уж больно отвратительный вид имели местные обитатели.
   – Я крыс вообще не люблю, – сказал Ара, – а уж этих… Со вторым лейтенантом трудно было не согласиться – тварей могло оказаться слишком много даже для хорошо вооруженных меченых. К тому же крысы подкрадывались бесшумно и нападали внезапно. В кромешной тьме у них было явное преимущество.
   – Можно взорвать решетку, – молчун Кон расстегнул сумку и достал круглый металлический шар величиной с яблоко, – выбирайте, куда будем прорываться, назад или вперед.
   – Вперед, – предложил Ара.
   Тор был с ним согласен: главное направление выводило их к поверхности, о чем говорил проникающий в подземелье свет, и появилась надежда, что выход неподалеку. Молчун пристроил шар на выступе стены и вставил длинный фитиль, скрученный из длинных волокон какого-то растения.
   – Спрячьтесь в боковом проходе, – крикнул он меченым.
   В замкнутом пространстве подземелья взрыв прозвучал оглушительно, веками нетревоженная пыль густым туманом повисла в воздухе. Меченые отчаянно чихали и кашляли, задыхаясь в тысячелетнем прахе. Взрывом разрушило часть каменной кладки, и решетку, хотя и с большим трудом, удалось отогнуть в сторону, чтобы смог протиснуться человек. Маленький вампир, о котором меченые забыли в суматохе, вновь подал голос и быстро зачирикал, указывая рукой вперед.
   – Извини, приятель, – усмехнулся Ара, – но теперь мы сами будем выбирать путь.
   Десяток вампиров неожиданно высыпали навстречу меченым. Никаких враждебных действий они не предпринимали, только громко и возбужденно о чем-то перекликались. Тор остановил своих людей, которые уже обнажили мечи и приготовились к расправе. У вампиров кроме ножей не было никакого оружия, и не похоже было, что они собираются пустить их в ход. Длинный узкий коридор закончился, и широкая каменная лестница повела их вверх. Дышать стало легче, да и света прибавилось. Поднявшись по лестнице, меченые очутились в огромном зале с грязно-серыми разводами на стенах. Сотни уродливых голов повернулись в их сторону, и крик не то удивления, не то ужаса вырвался из множества глоток. Скорее всего, меченые попали в главное логово подземного народца. Здесь были и женщины, и хилые рахитичные дети. Впрочем, детей было совсем немного, и Тор подумал, что дни этих вырожденцев уже сочтены. Внезапно толпа вампиров расступилась, и перед мечеными предстал человек совсем иного вида, чем подземные жители. Это был мужчина высокого роста, его загорелая кожа резко выделялась на фоне бледных лиц вампиров. Крупный с горбинкой нос нависал над оттопыренной верхней губой, что придавало горданцу сходство с хищной птицей. Большие темные глаза его не мигая смотрели на пришельцев.
   – Чирс, – облегченно вздохнул Ара, – а мы уж думали, что вампиры тебя прикончили.
   – Я рад видеть меченых в своем скромном убежище, – толстые губы горданца растянулись в улыбке.
   – Не скажу чтобы нас встречали с особой теплотой, – усмехнулся Тор.
   – Ловушка была расставлена не на вас. К сожалению, мне слишком поздно сообщили. Надеюсь, никто не пострадал?
   – Если не считать ваших очаровательных свинок, то никто.
   Чирс удивленно посмотрел на Ару, но тут же понимающе кивнул головой:
   – Ты, видимо, имеешь в виду крыс. Эти мутанты самая большая опасность в лабиринте.
   – Я бы не слишком доверял и нашим хозяевам, у которых, как я заметил, довольно странные вкусы.
   – Они тоже мутанты, но вряд ли опасные для человека с трезвой головой и крепкими руками.
   – Я не знаю, что ты понимаешь под словом «мутант», – покачал головой Ара, – но я бы предпочел держаться подальше от этих мест.
   Чирс пожал плечами и взмахнул рукой:
   – Думаю, в моих покоях вам будет значительно уютнее, господа.
   Тор без колебаний последовал за горданцем, хотя его не покидало ощущение, что Чирс чего-то боится. Вряд ли эта ловушка была случайностью, но, похоже, она действительно предназначалась не для меченых. Видимо, его осторожный родственник ждал еще кого-то.
   – А ты неплохо здесь устроился, – сказал Ара, обводя глазами роскошное помещение.
   Кона привлекли древние книги, стоявшие на длинных полках вдоль стен. Молчун не удержался и взял одну из них в руки. Книга была написана на незнакомом ему языке, но содержала ряд любопытных иллюстраций. Чирс с интересом наблюдал за гостями, и снисходительная улыбка не покидала его надменного лица. Надо полагать, просвещенный горданец потешался над неуклюжими варварами. Воробей с размаху опустился в кресло и тут же с воплем вскочил на ноги. Ему показалось, что кресло разваливается под ним.
   – Это пружины, – засмеялся Чирс – Можешь садиться без страха.
   Воробей, однако, предпочел усесться на твердый подлокотник – хитрые приспособления колдуна заднице меченого ни к чему.
   – Вы видите жилище бедного отшельника, – скромно заметил Чирс.
   – Не такого уж и бедного, – возразил Ара, разглядывая фигурки из золота, стоящие на столе.
   – Это шахматы, – пояснил горданец.
   – Все может быть, – согласился Ара, которому слово «шахматы» сказало еще меньше, чем слово «мутант». – Это твои люди навестили нас ночью у водоема?
   – Ты преувеличиваешь мое влияние в этом подземном мирке, лейтенант. Под моей рукой их всего лишь несколько сотен, а в городе тысячи и тысячи.
   – И тебе нравится жизнь среди вампиров? – удивился Сизарь.
   – Здесь я чувствую себя в относительной безопасности. Я помогаю этим несчастным существам и пользуюсь их расположением.
   – Решетки – это твоя работа?
   – Решетки, ножи и кое-что по мелочи. Этот вырождающийся народец не умеет обрабатывать металлы.
   – И много подобных мест в вашем мире? – спросил Тор.
   – Куда больше, чем хотелось бы. Не всем удалось отделаться так легко, как вам в Лэнде или нам в Гордане.
   – Все равно, – скривил презрительно губы Сизарь, – я бы не стал жить среди подобной мрази.
   – Твое высокомерие, меченый, не помешало тебе жить среди духов, и довольно долго.
   Сизарь вспыхнул от гнева:
   – К этому меня вынудила крайняя нужда. К тому же духи не вампиры и не людоеды.
   – Каждый питается как может, – усмехнулся Чирс, – и все цепляются за этот мир, который не ко всем бывает ласков. Я не упрекаю тебя, меченый, я знаю о законе Башни, предписывающем избавляться от уродов. Наверное, это имело смысл у вас в Лэнде, но теперь о нем придется забыть. Если мы будем пытаться объединить два разных мира, то нам придется отказаться от многих наших привычек и заблуждений, на многое придется смотреть сквозь пальцы и принимать таким, как оно есть, не пытаясь подправить. Иначе мы просто утонем в кровавых разборках.
   – Ты очень красноречив, горданец, – вступил в разговор Ара, – но мы проделали длинный путь не для того, чтобы выслушивать проповеди.
   – Узнаю меченых, – кивнул Чирс – Прямой путь – самый короткий.
   – А что, это не так?
   – К сожалению, далеко не всегда.
   – Мне показалось, что ты кого-то сильно опасаешься, – Тор пристально посмотрел на горданца. – Или я ошибаюсь?
   – Не ошибаешься, капитан. Не всем наше с тобой начинание пришлось по вкусу, есть люди, готовые нам помешать. Но я говорил с Геронтом, главным жрецом Храма, он согласен встретиться с тобой. На нашей стороне влиятельные силы, но и противников у нас немало.
   – «Глухари» – это их работа?
   – Я, кажется, догадываюсь, о ком ты говоришь, капитан, и хотел бы предостеречь: со жрецами Храма ухо следует держать востро. Горданцы составляют в Храме меньшинство, но и среди нас есть немало тупых вырожденцев.
   – Один такой жрец болтается у меня в обозе, – презрительно бросил Тор.
   – Это мелочь, – поморщился Чирс – Поводырь, способный управлять десятком марионеток – таких в Храме тысячи.
   – Храм так силен?
   – Он сильнее, чем ты думаешь, Тор. И поверь мне, что не в мелкоте его сила.
   – Ты говоришь загадками, Чирс.
   – Чтобы понять, нужно увидеть. Ты должен встретиться с Геронтом, он поможет тебе разделаться с вохрами и построить Новую Башню на берегах Сны. Дорога между Лэндом и Храмом – это первый шаг к объединению нашего мира. Об этом мечтал мой отец, и я хочу, чтобы его мечта сбылась уже при моей жизни.
   – Твоими устами, да мед бы пить, – усмехнулся Ара.
   – Оружие, которое ты нам дал, принадлежит Храму?
   – Это оружие Гордана, умершего города. Но Храм рас полагает тысячью стволов и боеприпасами к ним. Это личная охрана Геронта, и они почти никогда не покидают пределов Храма.
   – Храм поделится с нами оружием?
   – Знания Гордана во многом утеряны, никто уже не производит подобного оружия, но в Храме хранится изрядный боезапас, и если на то будет воля Геронта, ты его получишь.
   – А если нет?
   Чирс в ответ только плечами пожал.


   – Что скажешь? – Тор повернулся к Кону.
   Молчун прикрыл лицо рукою – солнечные лучи слепили его отвыкшие от света после долгого путешествия под землей глаза. Меченые с наслаждением вдыхали свежий воздух и весело переговаривались. Путешествие, грозившее оказаться последним в их жизни, благополучно закончилось. Глупо было бы остаться погребенными под развалинами давно рухнувшего мира. Грехи были явно чужие, и не меченым за них отвечать. Тор еще раз окинул открывшуюся его глазам панораму города. Стоило столь напряженно работать и строить, если в остатке – жалкая кучка отбросов, которым уже не хватает ни смелости, ни сил, чтобы погреться под лучами солнца. Какая ошибка предков привела к столь жалкой участи потомков? И сознавали ли люди, построившие этот город, всю тяжесть совершенного ими греха?
   Тор огляделся по сторонам в поисках проводника, но тот уже успел раствориться в смрадном воздухе родного подземелья.
   – Ты не ответил на мой вопрос – Тор повернулся к молчуну.
   – Решать придется тебе.
   – Но я хочу знать твое мнение.
   – Чирс человек ненадежный, – вмешался в разговор Ара, – но он единственный, кто может вывести нас к Храму. Без него мы будем болтаться по степи целую вечность.
   – Лейтенант прав, – сказал молчун, – от Храма нам все равно не уйти, даже если мы вернемся в Приграничье: либо война, либо союз. Я за союз, выгодный для всех.
   Топот копыт по каменной мостовой прервал завязавшийся разговор. Похоже, это был Резвый, нарушивший запрет капитана и отправившийся на безнадежные поиски пропавших товарищей.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

Поделиться ссылкой на выделенное