Сергей Щепетов.

Племя Тигра

(страница 1 из 27)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Сергей Щепетов
|
|  Племя Тигра
 -------

   Сквозь щели в покрышке вигвама пробивались тонкие лучи солнца, и капельки пота на виске Сухой Ветки поблескивали, как украшения. Довольная и усталая, она положила голову ему на грудь:
   – Расскажи мне что-нибудь, Семхон. Я так люблю, когда ты рассказываешь…
   – Хм, – смутился Семен, – но ты же знаешь все, что случилось со мной в этом мире.
   – А ты все равно расскажи… И про тот, другой мир…
   «Ох-хо-хо… – мысленно вздохнул Семен. – Науке давно известно, что женщины „любят ушами“, а мужчины глазами. Оказывается, так было всегда. Впрочем, а почему бы и нет? Все равно она ничего не поймет».
   – Первый раз я родился в другом мире, который похож на будущее этого мира. Сначала я долго жил в большом селении, где было очень много жилищ из камня. Оно называлось «город Москва». «Две руки» лет я учился в школе вместе с другими детьми…
   – Так долго?!
   – Конечно! В том мире жить сложно, и человек должен узнать очень много, прежде чем станет взрослым.
   – Бедненькие…
   – Да, а потом я еще одну руку лет учился в институте.
   – Ничего себе! Ты там стал старейшиной? Или мудрецом? А говорил, что был воином…
   – Ну, что ты… Я изучал то, что вы здесь называете «магией камня».
   – А потом ты утратил ее, да? Ты же совсем не умеешь делать инструменты.
   – М-м-м… В том мире давно уже не делают оружие и инструменты из камня.
   – Только кость и дерево, да?
   – Нет конечно. В основном из металла, но я не смогу объяснить тебе, что это такое. А еще не смогу объяснить, что такое диплом, профессия, геолог, распределение, научно-исследовательский институт, лаборатория стратиграфии и геохронологии, кандидатская диссертация, бюджетное финансирование, хозяйственный договор, командировка, новый прибор, виртуальное моделирование, авария, пространственно-временной сдвиг и еще много чего.
   – Я глупая, да? Но ты говори, Семхон, говори…
   – В общем, отправился я в командировку к нефтяникам. У меня там старый приятель работал – Юрка. Ему было поручено освоить дорогущий американский прибор для изучения слоев горных пород. Оператором на этой штуке должен работать специалист, хорошо знающий стратиграфию, палеонтологию и еще много всякого. Там нужно было чуть ли не мозгами подключаться напрямую к компьютеру. Сам-то Юрка в этом ни уха ни рыла, вот он меня и вызвал к себе – как крупного специалиста. К этой установке еще и инженер-наладчик прилагался: натуральный американец – ни слова по-русски! Может быть, все бы обошлось по-хорошему, но Юрку с этим прибором начальство достало до последней степени: мужик весь на нервах – не ест, не спит, только водку пьет да американца подпаивает.
В первый же вечер мы основательно поддали все втроем и отправились, значит, этот прибор испытывать. Для начала решили «пощупать» отложения речной террасы, возраст которых десять-двадцать тысяч лет. Сам-то я в этом разбираюсь плохо – я главным образом более древними горными породами занимался. Только с Юркой, особенно с пьяным, не очень-то поспоришь. В общем, затолкали они меня в операторский бокс, шлем надели, питание подключили… А я-то прямо с дороги, почти двое суток не спал, да еще и водки выпил с ними немало. То ли это я заснул за пультом, то ли это американец что-то не так подключил спьяну, только кончилось все очень плохо…
   Очнулся – вроде как жена меня будит. Глаза открыл и чуть не… Ну, в общем, не жена это оказалась. Это меня медведь ваш пещерный облизывал. То, что осталось от Юрки и Стива, он доел и теперь, значит, меня глодать собрался. Ну, кое-как отбился… Смотрю по сторонам и понять ничего не могу: где я? В «когда»?! Все вокруг вроде как будто и знакомое, да не очень: горы, река, степь… Потом к речке спустился – там песочек на берегу, а на песочке следы… То, что мамонты натоптали, я и за следы-то сначала не принял – уж больно большие. Потом разобрался. Когда понял, что обратно мне не выбраться, стал думать, что лучше: утопиться или удавиться? Только вода оказалась холодной, а повеситься не на чем. Пришлось жить. А как жить, если у меня всего снаряжения перочинный ножик да полупустая газовая зажигалка? И одежка на мне цивильная, правда, ботинки приличные… А там справа, по берегу, горы, слева степь до горизонта, а по реке, в долине, заросли непролазные. Решил у воды остаться: река, она худо-бедно, а прокормит.
   Сначала ракушками питался, рогожу из лыка сплел, плот связал из бревен. Далеко, правда, не уплыл – пришлось снова еду добывать. Кое-как приспособился ловить рыбу. Сначала-то меня щука чуть не утопила: я ее с плота долбанул гарпуном, а потом схватил и руку в жабры засунул, чтоб не ушла, – очень уж кушать хотелось. А эта сволочь почти с меня размером оказалась! Всякое было – намучился с непривычки. Как-то раз плоты увидел – это ваши воины за Камнем плыли. Ну, я сдуру на берег-то выскочил: кричу от радости, руками машу. Как позже выяснилось, ребята не учли, что стреляют с движущегося плота, но промахнулись совсем чуть-чуть.
   Потом наводнение началось. Вроде и не мальчик уже, и на реке не впервые, но так замотался с рыбалкой и обустройством, что совсем про воду забыл. А когда вспомнил, деваться уже некуда было – справа скалы, слева заросли затопленные без конца и краю. Пришлось грузиться на плот и плыть…
   Плыл-плыл, пока на островок не наткнулся. Это оказалось возле того места, где ваши (наши!) люди Камень берут. Их там неандерталь… то есть хьюгги, накрыли и всех перебили. Точнее, двоих живыми взяли и пытать начали. Потом, как вода пошла, они сбежали, а этих двоих бросили распятыми на земле. Один-то мертвый уже был, а Бизон еще жив, только сам-то он себя живым уже не считал: ни есть, ни пить не хотел – все умереть по-настоящему пытался. Веселое было занятие – такого жлоба с места на место перетаскивать, кормить с ложечки, подмывать…
   Пока он покойника изображал, я оголодал совсем и одежку изодрал вконец, да и ботинки почти развалились. В общем, дошел, можно сказать, до ручки. Пришлось подобрать палку попрямее, обстругать на манер копья без наконечника и отправляться в степь…
   Да, совсем забыл! У меня же после той аварии и переброски что-то в мозгах повредилось. Сначала голова временами жутко болела, потом, правда, почти перестала. Так вот: как говорится, «что-то с памятью моей стало…». В том смысле, что я вроде как приобрел способность без особой натуги вспоминать все, что хоть раз читал, видел или слышал – даже в раннем детстве. Мало того, обнаружилось, что я могу вступать в мысленный контакт с людьми и зверушками. Не то чтобы разговаривать, но как бы понимать, проникать в сознание, что ли… И они меня понимают. Первый раз чуть зайца руками не поймал – почти «уговорил» подойти. А когда Бизон немного очухался, совсем смешно было: он на своем языке говорит, а я на своем, но вроде как друг друга понимаем. Потом, когда я ваш язык выучил, такого контакта уже не стало: или язык, или телепатия, а то и другое вместе никак не получается.
   А еще, после того как ваши люди меня чуть не пристрелили, я себе посох сделал – палку мою любимую. Вообще-то она называется «короткий боевой шест». Я с такой штукой с четырнадцати лет заниматься начал – тогда мода на восточные единоборства только появилась. По чуть-чуть я много чем занимался: боксом, самбо, дзюдо, каратэ-до, тхеквондо. Но все как-то несерьезно, а вот с посохом, считай, так с тех пор и не расставался. Всяких школ и стилей перепробовал массу, но ни в одной серьезным мастером так и не стал – честолюбия спортивного не хватило, да и интересы другие со временем появились. И вот, поди ж ты, пригодилось! В общем, на первую охоту я отправился с двумя палками – одна копье изображала, другая – боевой посох.
   Самое смешное, что олешку я достал: выбрал молоденького бычка и уговорил подойти на бросок копья! Правда, у самого при этом чуть «крыша не съехала». Ну, завалить-то сразу не завалил – пришлось полдня идти за подранком. Шел-шел, все ноги стоптал, пока он не лег. Я уж добивать собрался, как откуда ни возьмись набегает здоровенная волчица и моего олешку хрясть по горлу! Я от обиды позабыл, что почти телепатом заделался: ну, и «сказал» ей, что, мол, нехорошо она поступает. Только она извиняться не стала… Пришлось от нее посохом отбиваться. Дело, конечно, безнадежное: куда с такой зверюгой тягаться – смешно даже. Только мне дико повезло, а ей нет: как-то так получилось, что я ей клык выбил, и она им подавилась. В общем, вместо одной сразу две шкуры добыл.
   Только на этом те приключения не кончились. Пока я возле туш возился, новый персонаж объявился: волчонок. Его мамаша вроде как на большую охоту вывела, но он отстал, когда она рывок на моего оленя делала. Со здешней цикличностью я до сих пор не разобрался, так что не могу сказать, какого он года помета, да и, собственно, не знаю, когда тут волчицы рожают. В общем, он довольно самостоятельный был, почти взрослый. Не то чтобы мы с ним подружились, но он стал за мной ходить. Не как собака, конечно: иногда по несколько дней не показывался, но был где-то рядом и еды не просил – сам охотился на всякую мелочь. Как я понял, идти в стаю ему было еще рановато, и нужно было находиться возле кого-то взрослого и сильного.
   Перетаскал я кое-как шкуры и мясо в свой лагерь, стал обрабатывать. Ох, и намучился! Сначала мездру сдирать начал… Только ты никому не рассказывай, как сам я – Семхон Длинная Лапа – собственноручно мял шкуры и шил себе первую рубаху!
   Он скосил глаза на слушательницу и обнаружил, что Ветка давно спит, используя его грудь как подушку. «Ну, вот: рассказываешь-рассказываешь…» – собрался обидеться Семен и попытался осторожно избавиться от груза, подменив себя комком оленьей шкуры. Однако ничего не вышло: Ветка открыла один глаз и тихо простонала:
   – Ну-у-у, Семхо-он! А дальше?
   – Слушай! – смирился Семен. Вообще-то лежать ему было удобно: спешить никуда не надо, а вспоминать события недавнего прошлого даже приятно. Кроме того, он боялся, что если Ветка проснется, то опять захочет заниматься… А ему уже давно не 18 лет. Хотя с ней он почему-то демонстрирует прямо-таки чудеса сексуальной активности. У девочки природный талант раз за разом «превращать мягкое в твердое». Или, может быть, все дело в нем самом? Странно: такое бывало, пожалуй, лишь во времена юношеской гиперсексуальности – чтобы всю ночь до утра, а утром снова…
   – Так вот: справился я таки со шкурами. Рубаху себе сшил из волчьей, а из оленьего камуса изобразил тапочки вроде мокасин. И жить сразу стало лучше, можно сказать, веселее. Я даже как-то раз решил устроить сольный концерт и спеть парочку боевых песен своей молодости. А петь я люблю громко, особенно когда меня никто не слышит, потому что фальшивлю. Не сильно, конечно, фальшивлю, но все-таки. Галича попел, Кукина, Клячкина, Городницкого, Дольского, Макаревича, Шевчука и еще кое-кого. А когда до Высоцкого добрался, тут Бизон не выдержал и восстал из мертвых: очень, говорит, сильное заклинание. Восстать-то он восстал, но продолжал считать себя мертвым. И мне доказывал, что я ничем не лучше. У него получалось, что оба мы мертвецы, только он неумерший, а я оживший. В общем, нам обоим рядом с людьми, живущими в Среднем мире, делать нечего. Чтобы вернуться в племя, нужно или умереть как следует (чтобы потом воскреснуть в детях), или уж ожить по-настоящему.
   Настолько он мне мозги запудрил этими живыми мертвецами и мертвыми живыми, этими вашими мирами Нижним, Средним и Верхним, которые как бы прошлое, настоящее и будущее, но существующие одновременно в одном и том же месте… Настолько он меня загрузил, что я готов был на все что угодно. В общем, выяснилось, что ему для воскресения нужно быть похороненным в могиле, накрытой лопаткой свежеубитого мамонта. Смешно, да не до смеха: нам что, так и жить вдвоем в лесу до скончания века?! Пришлось основательно «почесать репу».
   Чесал я ее чесал, да и вычесал две идеи. Я тогда между делом экспериментировал с глиной – посуду керамическую делать пытался. Изображу-ка, думаю, примитивнейший самогонный аппарат, а бражку в яме из рябины без сахара заквашу, благо ее вокруг море. Если и правда самогонка получится, то напою парня до потери пульса, а утром дам опохмелиться и скажу, что он заново родился, причем в собственном теле. Если не поверит, напою снова. Это первая идея, а вторая – соорудить арбалет. Не то чтобы я всерьез надеялся завалить мамонта, но так… Все равно ведь надо как-то приспособиться время от времени добывать бизона или оленя – на рыбе и раках быстро ноги таскать перестанешь.
   Семен спохватился, что выбалтывает своей туземной подруге сокровенные тайны, но все оказалось в порядке: во-первых, Ветка откровенно спала, а во-вторых, он, оказывается, давно уже перешел на русский и, соответственно, никаких секретов выдать не мог. Тем не менее, когда он замолчал, женщина недовольно засопела и, не открывая глаз, стала поглаживать ладошкой его… Ну, в общем, поглаживать самую чувствительную часть мужского тела. Семен вздохнул и продолжил:
   – Долго я этот самострел строил – инструментов-то нет, один нож, да и тот чуть живой уже. Ну, ты видела, что получилось. Мне и самому на него поначалу смотреть было страшно. Тетиву натянуть – целая история, специальный крюк с обвязкой сделать пришлось. Наконечники для стрел, точнее, болтов Бизон сделать помог – он, в отличие от меня, «магией камня» хорошо владеет. Потом пристреливал дней двадцать – овладевал, как вы говорите, «магией малого дротика». Ох, и нелегкой эта магия оказалась! Мало того, что сам арбалет неподъемный, так в случае промаха болт уже ни за что не найти – новый делать надо. Да-а… В общем, кое-как магией овладел и отправился в степь на большую охоту. Сейчас и вспоминать-то смешно… Три дня бродил, точнее, носил по степи свою пушку. Но опять повезло: просыпаюсь как-то утром, а рядом два мамонта дерутся! Один вроде постарше – черный с проседью, а другой темно-бурый, почти рыжий. Жуткое, надо сказать, зрелище.
   В конце концов Рыжий завалил Черного и, видать, брюхо ему бивнем вспорол. И вроде ушел. А Черный лежит, ногами перебирает, головой ворочает – никак помереть не может. А я прямо в ступоре каком-то оказался – сам не ведаю, что творю: арбалет зарядил и к Черному подошел почти вплотную… А он взял да и на ноги поднялся! Внутренности у него вывалились. На землю. В общем, всадил я ему болт в сердечную область с тридцати метров – он сразу и отмучился. Только… Только едва я проморгаться успел, глядь, а рядом Рыжий стоит. На меня смотрит.
   Подошел. Хоботом обнюхал. Ты убил, говорит. Нет, говорю, – ты. В общем, пообщались… Ушел, не тронул.
   Я после этого сразу же отрубился: то ли сознание потерял, то ли заснул. А когда очнулся, чуть со смеху не помер: рядом сидит мой волчонок и, значит, меня охраняет, а перед ним голый Бизон на коленях стоит и уговаривает, чтобы разрешил меня разбудить. С тех пор Бизон перестал считать меня живым мертвецом: получилось, что мамонт отдал мне жизнь сородича, а волк – тотемный зверь вашего рода – привел меня в Средний мир. То есть я стал лоурином из рода Волка, только не прошедшим посвящения, типа подростка. Остался совсем пустячок – «оживить» самого Бизона, и можно возвращаться в племя. Ну, при помощи мамонтовой лопатки и самогона мы с этой процедурой… Ой!
   Ветка застонала в полусне, повернула голову и, ухватив пальчиками его восставшую плоть, потянулась к ней губами. «М-м-м-м! – мысленно застонал Семен. – Вот ведь научил на свою голову. Точнее – головку…»
   В исходное положение они вернулись минут через тридцать – не раньше. «Это из-за белкового питания, – удовлетворенно думал Семен. – Ведь, считай, на одном мясе живем. На картошке с хлебом я бы давно выдохся. Ч-черт, как у нее ловко получается – словно чувствует, где, в какой момент и с какой силой нужно… Впрочем, может быть, она, в отличие от большинства женщин, действительно получает удовольствие, доставляя удовольствие своему мужчине. Она просто не притворяется – вот и все».
   Ветка вновь пристроила голову с растрепанными волосами у него на груди, но на сей раз не потребовала продолжения рассказа – забыла, наверное, или сразу уснула. Семену же спать окончательно расхотелось, и он продолжал свое повествование уже мысленно.
   «Пришли мы с Бизоном сюда в поселок и угодили на какой-то праздник или церемонию коллективного общения членов рода со своими предками и потомками. Получилось довольно удачно: погибший и воскресший воин сказал, что явился из прошлого – из мира мертвых, а меня представил как человека из будущего – из мира еще не рожденных. Если не придираться к деталям, то так оно и было. Правда, пили лоурины на этом празднике отнюдь не спиртные напитки, а принимали какую-то „мухоморовку“». Может быть, она и растворяет границы между мирами, но со стороны это выглядит… В общем, зрелище не для слабонервных.
   Только это безобразие оказалось мелочью по сравнению с разгадкой тайны „палеолитических Венер“. Наши ученые-археологи все никак не могли понять, почему кроманьонцы рисовали и вырезали из кости фигурки таких толстых женщин. Что они этим хотели подчеркнуть, что выразить, что отразить? Что-что… Реальность – вот что! Кроманьонские женщины вот такими и были! В большинстве своем… Дамы с комплекцией фреккен Бок из мультика про Карлсона здесь обычны, привычны и нормальны. А вот худышки вроде моей Сухой Ветки редки и считаются уродками. Наверное, позднее – через тысячи лет – мужские вкусы изменятся и репродуктивные преимущества получат именно они. Впрочем, в том, другом, мире один знакомый, помнится, высказывал мнение, что мужчинам в глубине души нравятся именно крупные толстые женщины, а мода же на худышек является поздней и искусственно навязанной обществу всякими кутюрье, которые все являются скрытыми или явными гомиками и хотят, чтобы их модели походили на юных мальчиков. Может, оно и так, только мне поздно менять свои сексуальные вкусы.
   В общем, с едой, жильем и женщинами разобрались довольно быстро. А тут еще набежали эти неандертальцы – которые хьюгги. Они, значит, за головами охотятся. Отбились. Лично завалил троих – посохом. Ни добить, ни снять скальпы не смог – кишка оказалась тонка. Пришлось Бизону забрать себе мои трофеи. Это, конечно, был серьезный прокол, но мое умение ломать палкой кости врагам лоурины, кажется, оценили.
   Что еще о жизни и быте? Керамическая посуда вам (нам!) не нужна – вы (мы!) без нее благополучно обходитесь. Половина мужчин постоянно болтается где-то в степи и таскает оттуда мясо и шкуры. У них мощные дальнобойные луки. Стрелять, бегать на десятки километров и драться палицей учатся с детства – в течение нескольких лет перед посвящением подростки проходят невероятно жестокий тренинг. Мне никогда не научиться стрелять из такого лука, бегать, как они, и сутками обходиться без пищи, воды и крова.
   Род Волка и род Тигра составляют племя лоуринов. С людьми последнего еще не встречался, хотя большинство женщин взято оттуда. А здесь нет даже вождя, только трое старейшин, которые вряд ли старше меня самого. Медведь тренирует мальчишек чуть ли не круглые сутки, а Горностай с Кижучем целыми днями посиживают на бревнах возле Костра Совета и беседуют на отвлеченные темы. Ну, иногда переговариваются знаками с дозорным на скале. Никаких законов они не издают и в повседневную жизнь рода не вмешиваются – все организуется как бы само собой. Сначала мне казалось, что они периодически беспокоят дозорного просто от скуки, а потом оказалось, что старейшины, сидя под скалой в центре лагеря, умудряются быть в курсе всего, что происходит в окрестной степи, и даже осуществлять координацию действий охотничьих групп. Никаких раций здесь, конечно, нет, зато есть развитый язык жестов, которым лоурины общаются на расстоянии видимости.
   Это, кстати, еще одна моя беда. Устной речью я овладел быстро и безболезненно – иногда казалось, что слова и обороты я не запоминаю, а вспоминаю. А вот язык жестов…
   Далеко в степи появляется еле различимая фигурка охотника. Кажется, он несколько раз взмахивает руками, поворачивается кругом, делает шаг вправо и шаг влево. Мальчишка-дозорный вскакивает и вытягивает над головой прямые руки. Потом сгибает одну в локте, распрямляет, делает несколько маховых движений, скрещивает руки… 10–15 секунд, и сеанс связи окончен. Перевести на обычный язык все это можно примерно так:
   Охотник: Я – Быстрый Сайгак. Гоним стадо малых оленей из шести голов (два детеныша) к верховьям Кривого Распадка С Мелкими Кустами. Передай Бурундуку и Ворону, чтобы к вечеру встречали за третьим поворотом у Круглых Камней. Кто близко?
   Дозорный: Принял и понял. Перо Ястреба с тремя собаками ушел за Синюю Балку, Щука, Топор и Дождевая Туча на пути к Гусиному Озеру.
   Охотник: Принял и понял. У меня все. Не спи, парень (шутка)!
   С болью и горечью в сердце можно перечислить все, чего я не умею и чему, наверное, никогда не научусь: стрелять из лука, бежать целый день по степи, общаться жестами, не потеть, добивать раненых, снимать скальпы. Впрочем, о последнем не будем… В общем, совершенно бесполезный член общества. Правда, неожиданно выяснилось, что цель жизни этого „примитивного“ общества вовсе не в добывании пищи и самовоспроизводстве.
   Как оказалось, лоурины – это люди Пещеры. То есть смысл жизни племени – это охрана пещеры с рисунками и обеспечение условий для работы в ней жреца-художника. Между лоуринами и другими племенами существует конкуренция. Но, как это ни странно, не из-за охотничьих угодий, а за право жить возле пещеры с рисунками и работать в ней. Основная проблема, которой озабочено руководство лоуринов, заключается в том, что нынешний жрец уже стар (ему лет пятьдесят, наверное?), а смены ему нет. Племени грозит утеря прав на пещеру. Как это ни смешно, но именно я нашел мальчишку с художественными способностями. Только, наверное, было уже поздно: парень занимался на посту резьбой по кости, увлекся и проворонил появление охотников за головами. Такое здесь не прощают: ему грозит медленная мучительная смерть. Он, вероятно, еще ребенок и просто сбежал с перепугу в степь, пытаясь оттянуть свою публичную казнь. Теперь старейшинам предстоит решить сложную проблему: по всем законам парень должен умереть в назидание другим, но, если его казнить, племя лишится того, кто, вероятно, мог бы стать новым Художником. Интересно, что они придумают?
   Нормальному цивилизованному человеку без бутылки ни за что не разобраться: на фига первобытным охотникам из поколения в поколение разрисовывать стены и свод пещеры фигурами зверей? Только я уже не очень нормальный и понял почти половину: они пытаются заполнить «красотой» пустоту Нижнего мира – мира мертвых. Вроде как готовят для человечества возможность будущей победы над смертью. Смешно, да не до смеха: может быть, «осевое время» в нашем мире наступило благодаря им? Точнее, без них не наступило бы? И не появились бы мировые религии, не возникла бы цивилизация? Со всеми… гм… втекающими и вытекающими последствиями.
   Впрочем, Ветка говорит (а она это чувствует), что в ближайшее время я не помру, так что, может быть, разобраться успею. А вот что они сотворили с моей драгоценной личностью? За счет мощи своего интеллекта и поэтического дара я кое-как пробился почти через все уровни посвящения: что-то понял про пещерную живопись, угадал значение мамонта в жизни людей. Эти мохнатые слоны считаются как бы воплощением верховного божества – творца и хозяина всех миров. Их убивают и едят в ритуальных целях: причащаются Создателю, становятся сопричастны высшему бытию – бессмертию в вечности, так сказать. Только выяснилось, что есть еще какой-то мелкий обряд или испытание, которого мне никак не миновать. „Иди, – сказали старейшины, – и не забудь вернуться“.
   Сходил. Вернулся. Точнее – выполз. Ветке пришлось долго отмывать меня от собственного дерьма… Как она может после этого заниматься со мной сексом?! Впрочем, она многое может.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное