Сергей Щепетов.

Народ Моржа

(страница 6 из 26)

скачать книгу бесплатно

   Три человека неподвижно сидели на бревнах – вождь и старейшины. Из них Семен видел лишь одного – маленького и сутулого, расположившегося спиной к нему, лицом к холодному кострищу. Больше он не видел никого и ничего. Зато слышал голос, говорящий по-русски без ошибок и почти без акцента:

   …Я же сильный и буду очень стараться – честное слово! А потом вернусь, честное слово!..

   «Взгляд, слова, интонации – ты очень хотел, Дынька, чтобы я тебе поверил. И я поверил. А ты обманул. Точнее, тебя заставили меня обмануть», – подумал Семен и заорал, замахиваясь пальмой:
   – Повернись, гад! Убью!!!
   В долю секунды маленький щуплый Медведь оказался на ногах лицом к противнику. От крика горло перехватило болезненным спазмом. Семен сглотнул и ударил – нанес косой рубящий сверху.
   Точнее, хотел нанести… Пальма вниз не пошла – застряла на полпути. Морщинистое прокаленное солнцем лицо Медведя исчезло, перед глазами возникла мускулистая волосатая грудь в расшнурованном разрезе меховой рубахи. Вождь стоял перед ним и поднятой вверх левой рукой удерживал древко пальмы. Отброшенный в сторону мощным толчком в плечо, старейшина перелетел через бревно и упал на землю – это Семен увидел боковым зрением.
   – Уйди, Бизон, – попросил он. – Дай пришибить эту сволочь!
   Когда они встретились первый раз, будущий вождь представлял собой кусок истерзанного мяса, прибитый к земле деревянными кольями. Этот полутруп хотел только одного – поскорее стать настоящим трупом. Семен заставил его жить, заставил вернуть себе Имя. Это было бесконечно давно – семь лет назад! Потом настала зима катастрофы, были голод и холод, были полуживые, потрясенные происходящим люди, которые уже не хотели бороться. Вождь многочисленного когда-то племени лоуринов погиб, и Семен заставил Бизона занять его место. Да-да, именно заставил: и для него, и для Бизона власть – тяжкая, безрадостная ноша. Пока не кончился кошмар, они несли ее вместе. И вот теперь…
   – Уйди, – повторил Семен.
   – Нет, Семхон. Ты не…
   Вождь не договорил: старейшина вновь оказался на ногах – растрепанные седые волосы, коротко обрезанная борода, обнаженные до плеч руки, состоявшие, казалось, из одних жил. Удар его маленького костистого кулака был точен.
   – Куда лезешь, мальчишка?!
   Бизон дрогнул всем своим могучим телом и начал сгибаться в поясе. Руку, держащую древко, он не разжал, и хозяину пришлось отпустить оружие.
   – Я с ним сам разберусь! – хищно оскалился Медведь и…
   Прямой в голову с правой. Ногой в корпус, двойной в голову с изменением угла атаки, подсечка, снова подсечка, серия по корпусу…
   Семен уклонялся, ставил блоки, пытался достать ногой или кулаком ненавистное лицо…
   Творец обделил Медведя ростом и физической мощью – под метр шестьдесят и вряд ли больше шестидесяти килограммов.
Зато наделил способностями бойца, причем феноменальными. Похоже, только в бою или драке Медведь жил полнокровной жизнью. Наверное, он был по-своему неплохим педагогом – его многочисленные ученики среди воинов пяти племен считались непобедимыми в рукопашной схватке. Правда, в былые годы до конца «курса обучения» доживали не все подростки, а в среднем восемь из десяти. Что ж, лоуринам не нужны слабые воины…
   Обычно с Медведем Семен справлялся. Но, конечно, не за счет преимущества в силе и росте, а за счет того, что в юности успел позаниматься многими видами единоборств и еще помнил несколько приемов, здесь просто неизвестных. Боксом, каратэ-до, дзюдо и самбо Семен занимался совсем недолго и никаких высот не достиг, но здесь вообще раньше не было принято драться без оружия – с хьюггами-неандертальцами без оружия не повоюешь, сколько ни учись. Тем не менее Медведь со страстью коллекционера хватался за любой новый способ нанесения ущерба противнику, будь то удары кулаками или разные виды подножек. Семен откликался на настойчивые просьбы – объяснял и показывал. Вооружить этим потенциального противника он почти не боялся – на отработку новых приемов уйдут годы. И вот теперь – под градом ударов руками и ногами – Семен понял, что эти годы, собственно говоря, и прошли.
   …Белые комья облаков в голубом небе медленно двигались по кругу. Семен закрыл глаза и снова открыл их – облака остановились. Он перевалился на бок, потом встал на четвереньки. Дотянулся до ближайшего бревна, придвинул себя к нему, с превеликим трудом сел. И обнаружил, что занял свое обычное место у Костра совета. А Медведь сидит на своем месте и на него не смотрит. Больше никого рядом нет, а вокруг продолжается обычная жизнь: на площадке под скалой подростки отрабатывают удары палками, женщины мнут шкуры или копошатся у костров, возле ближайшего вигвама сидит воин и сосредоточенно приматывает ремешком кремневый наконечник к древку.
   Семен понял, что уже может нормально дышать, и сказал:
   – Жаль, что Бизон вмешался. А то я б тебя зарубил.
   – Что сделал? – повернулся старейшина. – Зарубил?!
   – Ага. Развалил бы пальмой до пояса.
   Медведь посмотрел на Семена с изумлением и на некоторое время задумался. Потом спросил:
   – Какой же злой дух на сей раз в тебя вселился?
   – Никто в меня не вселялся! Ты угробил мальчишку-хьюгга, который… Который… Он был важен, нужен мне, нам, этому миру! Он нужен для нашего Служения, а ты…
   – Ты действительно хотел ЗАРУБИТЬ меня?! – перебил Медведь.
   В голосе старейшины чувствовался испуг, и Семен мысленно усмехнулся: «Как в той присказке: убить не убил, но напугал изрядно. Можно считать, что совершил „подвиг Геракла“ – нагнал страху на самого Медведя. Такое, кажется, еще никому не удавалось, поскольку означенный кадр никого и ничего не боится».
   – Хотел, – кивнул Семен, – и сейчас хочу. Сволочь ты – я столько трудов вложил в парня, рассчитывал на него…
   – Вот ведь новая забота, – сокрушенно вздохнул старейшина. – Просто ума не приложу! Задал ты нам задачку… А может, у тебя кто-нибудь есть на примете, а?
   – На какой примете?! Есть – кто?!
   – Ну, чтоб вместо тебя.
   – Да пошел ты… – выругался Семен по-русски. Кроме интонации, Медведь, конечно, ничего не понял и продолжил:
   – Никто этого не объявлял, но ты же видишь, Семхон, что мы давно приняли новое Служение, а тебя признали главным жрецом. И вдруг ты решил отказаться – впустил в себя беса! Кто же будет вместо тебя?
   – Никого я не впускал и ни от чего не отказывался! А вот ты… Убил бы гада! На куски бы порезал!
   – Ну, так порежь. – Медведь кивнул куда-то вперед и в сторону. – Кто мешает?
   Семен оглянулся – на пыльной земле валялась палка – его посох.
   Единственный вид единоборства, которым Семен в молодости увлекался долго и всерьез, это была работа с боевым шестом. Правда, и тут он особых высот не достиг, поскольку постоянно менял секции и, соответственно, школы и стили. Да и, честно говоря, спортивного честолюбия не хватало, просто нравилось заниматься. И не с чем-нибудь, а именно с коротким шестом, длиной от земли до глаз или до подбородка – его иногда называют посохом. Малопригодное для цивилизованной жизни умение махать палкой в каменном веке оказалось очень и очень востребованным. Вот этот конкретный посох Семен сделал себе вскоре по прибытии сюда из ствола сухостойного дерева неизвестной породы. Древесина оказалась очень твердой и тяжелой – в воде палка тонула без размышлений. Немало (ох, немало!) было сломано костей и пробито черепов этой безобидной на вид деревяшкой.
   Когда был найден железный метеорит, когда встал вопрос о новом оружии для лоуринов, Семен выбрал самое простое в изготовлении и эффективное в здешних условиях – тесак, или небольшой меч на длинном древке. В Китае подобное оружие называлось «дадао», в Европе – «глефа», на Руси – «совня», а у сибирских народов – «пальма». Первый, собственноручно выкованный клинок Семен надел на свой посох. Его можно было снимать, что хозяин и делал время от времени. Например, как в последний раз, чтобы наколоть лучину для растопки очага. «Ну да, конечно: лучину я наколол, а потом „красивым“ жестом метнул клинок в стену. Он воткнулся в бревно над кроватью. Он и сейчас там торчит – я не вспомнил о нем, когда кинулся в поселок. Просто схватил посох… Теперь понятно, чего испугался Медведь: Семхон Длинная Лапа – один из самых „крутых“ воинов и по совместительству жрец нового культа – вышел на бой, позабыв дома оружие!»
   – Ну, забыл, – неохотно признал Семен. – Не вспомнил даже. Да если б не Бизон, я бы тебя и так уделал!
   – Вряд ли, – качнул головой старейшина. – Слабый ты стал, Семхон, медленный. Злости в тебе нет настоящей. Когда в последний раз тренировался?
   – Ну-у… Прошлым летом… Или позапрошлым. Некогда мне – детей учить надо.
   – А я чем, по-твоему, занимаюсь?
   – Да уж – ты учишь!
   – Дыньку твоего мне тоже жалко, – сказал вдруг Медведь. – Хороший был парень, старательный. Не знаю уж, что на него нашло…
   – На кого хочешь найдет, если сутками тренироваться!!! – не выдержал Семен. – А в качестве отдыха перед сном пару-тройку кругов бегом вокруг поселка с камнем в руках, да?! Знаю я твои методы! Что, не так, что ли, было?!
   – Так, конечно, – согласился Медведь. – Только я его не заставлял. Второго Хью из него не сделать, так чего ж зря мучить парня?
   – А кто, кто его заставлял?!
   – Самому интересно, – пожал плечами старейшина. – По мне, так ему до нормального состояния года три тренироваться нужно было. А он спешил куда-то, говорил, что за год все освоить должен, за старшими мальчишками тянулся. Ну, допустим, дрался он хорошо – хьюгг все-таки. А вот бегать…
   – Но ты хоть объяснил ему, что «долгий бег» человек его народа освоить не может? Вообще! Никогда! Как еж не может летать, а крот – прыгать!
   – Ты меня за дурака-то не держи, Семхон! – попросил Медведь. – Я с этого и начал. Да у них, вишь, компания подобралась: наш лоурин, имазр, аддок и хьюгг. Еще и Пит бестолковый к ним пристроился. Дыньке, видать, обидно было – все бегут, а он, значит… Ну, и старался: народ уж спать ложится, а он камень в руки и на тропу. Думал, надоест ему быстро, образумится… Да, видно, не успел – утром на тропе и нашли…
   Семен долго молчал. «Получается, что в смерти мальчишки виноват не тренер, а в основном я сам. А Медведь хорош – я-то всегда считал его кровожадным недоумком, а он…»
   – Что ты киснешь, как баба после выкидыша?! – надоело молчать старейшине. – Знаешь, сколько моих парней погибло?! Я ведь из них мужчин делаю!
   – А я – людей.
   – Чтобы жить, люди должны уметь охотиться и воевать!
   – С кем?
   – Не переживай – найдется…
   – Ты что же, опять чуешь кровь?
   Теперь надолго задумался старейшина. Потом сказал:
   – Ты знаешь, Семхон, а ведь, пожалуй, чую. Только не пойму, с какой стороны.
   Было уже довольно поздно, но оставаться в поселке Семену не хотелось – лучше заночевать в степи.
   – Ладно, – сказал он и поднялся. – Я был не прав. Только мертвых в их телах все равно не воскресить… Мне тут делать нечего – поеду обратно. Если Варю найду, конечно.
   – Никуда ты не поедешь, – заверил старейшина.
   – Это еще почему?!
   – А я так решил.
   – Не понял?!
   – Нечего лоуринов позорить! Уж коли стал ты воином, то должен им оставаться, пока в другой мир не переселишься! А ты во что превратился?! Смотреть стыдно! Да такие удары и подросток на втором году обучения уже не пропускает!
   – Знаешь что?.. – зашипел Семен. – Идешь ты лесом! Живу как хочу! Как считаю нужным! Интересно, кто и как сможет меня куда-то не пустить?!
   – Да ты и сам не уйдешь, – ухмыльнулся Медведь. – Иначе все узнают… Нет, не то, что ты собирался убить старейшину, – это пустяки. А то, что при этом забыл дома клинок! Не позорь племя, Семхон! В конце концов, какой-нибудь мальчишка набьет тебе морду при людях, и на этом кончится и великий жрец, и наше Служение. Ты этого хочешь?
   – Мне надо начинать занятия в школе.
   – Подождут твои занятия! Отправишь своим помощникам рисунок говорящих знаков, как нам отправлял. Уж кто-нибудь там разберет и твоей Ветке прочитает.
   – И долго я тут должен колготиться?
   – А пока меня завалить не сможешь. Может, у тебя уже завтра получится.
   – Получится, как же, – пробормотал Семен. – Я четыре года детишек цифры и буквы писать учил, а ты, небось, по полдня тренируешься.
   – Меньше, – улыбнулся старейшина. – У меня тоже работа.
   В форт Семен вернулся только через месяц. И не потому, что боялся стать предметом насмешек, – он вынужден был признать, что старейшина прав. В сложившейся ситуации слишком многое «завязано» лично на нем – он не может позволить себе быть физически слабым. Это значит, что ежедневный бег и работа с пальмой для него обязательны.
   В школе, конечно, обнаружился полный бардак, который Семен устранял дня три. Когда же устранил, то с некоторым удивлением сообразил, что по большому счету жаловаться ему грех: занятия начались и шли без него! Разумеется, дети лишь играли в школу, но ведь собирались в классы и слушали своих сопливых учителей они по-настоящему! Правда, «уроки» оказались значительно короче «перемен»…


   Система взаимоотношений между племенами и кланами, конечно, была далеко не идеальной. То и дело чьи-нибудь охотники, преследуя добычу, оказывались на чужой территории. В ходе многолетних переговоров положение границ менялось – Семен упорно пытался свести дело к тому, чтобы они не разрезали на части самые «добычливые» районы, чтобы охотникам просто незачем было лезть к соседям. Тем не менее конфликты случались, и в первые годы Семен разрешал их лично. После того как возникло некое подобие меновой торговли, наказание виновных обычно сводилось к выплате «виры», точнее, принесения подарков пострадавшей стороне. В смысле укрепления единоначалия традиция была правильной, но чрезвычайно хлопотной – роль межплеменного судьи Семена не устраивала. Требовалось придумать что-нибудь более смешное, и он в конце концов придумал.
   «Это мероприятие мы назовем „саммит“. Точнее… м-м-м… „Саммит большой четверки“ – звучит загадочно и непонятно – самое то! А проводить его будем два раза в год – в начале и в конце холодного сезона. Пускай вожди или их представители приходят со свитами сюда – на нейтральную территорию – и под прицелом арбалетчиков решают накопившиеся проблемы. А я буду бессменным председателем! Технические, так сказать, предпосылки для таких мероприятий имеются – перед началом осенних и весенних миграций животных в охоте наступает затишье, и главное, всюду теперь имеются „выпускники“ или старшеклассники школы, которые понимают и друг друга и своих сородичей».
   Сил и времени на организацию первых «саммитов» Семену пришлось потратить немало. Однако результат (уже к концу второго года!) превзошел его ожидания. Причина, вероятно, была традиционной: люди есть люди, и в условиях самодостаточного охотничьего хозяйства они страдают (сами того не понимая) от дефицита свежей информации и впечатлений. В общем, эти «саммиты» вскоре превратились в межплеменные ярмарки.
   Участок степи за перешейком возле форта сделался неким подобием майдана – прибывшие разбивали там свои лагеря и занимались меновой торговлей. Начальство располагалось отдельно – на заколдованной (простреливаемой из арбалетов!) территории между частоколом и «засекой». Это, конечно, было не запугиванием, а оказанием почета гостям.
   Дров поначалу было наломано немало. Семен попытался ввести запрет на ношение оружия во время «саммитов» – это оказалось невозможным. Для всех, включая лоуринов, безоружность взрослого мужчины в присутствии чужаков – это… Ну, примерно как столичному интеллигенту отправиться на концерт в консерваторию без штанов. На первом же общем сборище возникла безобразная драка между аддоками и имазрами – без трупов, но с членовредительством. Драку начали аддоки и победили в ней. Однако расследование обстоятельств заставило вождей прийти к выводу, что виновны имазры: один из воинов пожелал коллеге из соседнего клана, чтоб у него… Ну, в общем, чтоб у него кое-что отвалилось. Семен немедленно объявил о запрете любой «агрессивной» магии на подвластной ему территории: дурное пожелание (даже мысленное!) обязательно падет на своего автора. Как только это было провозглашено публично, народ начал спешно покидать «майдан». Пришлось вносить коррективы в запрет.
   На время «саммитов» занятия в школе прекращались. По замыслу Семена старшие ученики должны присоединяться к делегациям сородичей и работать переводчиками, счетоводами и бухгалтерами. В виде приказа он свой замысел не оформил – ему казалось это само собой разумеющимся. Однако выяснилось, что первобытная детвора «каникулы» разумеет иначе – пересчитывать куски замши и горшки им неинтересно. Шумной толпой школьники шарахались с одной стоянки на другую, задирали своих «неграмотных» сверстников, устраивали матчи по «футболу» и «баскетболу». Будучи в подпитии, Семен имел неосторожность предложить зрителям делать ставки на победителей – «Медведей» или «Тигров» – и объяснил, что это такое. Когда же он протрезвел, то оказалось, что контроль над ситуацией им утрачен полностью. Остается лишь следить, чтобы болельщики проигравших «Медведей» не начали ломать черепа болельщикам «Тигров», и наоборот. В общем, в тот раз не только «торги» не состоялись, но и заседание вождей было сорвано.
   Года через три Семен мог уже подвести кое-какие итоги своей «прогрессорской» деятельности. Вокруг школы и ее директора формируется некая общность, которую непонятно как называть. Доминирующую роль в ней играет племя лоуринов, хотя оно отнюдь не является самым многочисленным и сильным в военном отношении (о последнем, правда, догадывался лишь Семен). Лоурины знают великие магические тайны, и поэтому они наиболее близки верховному божеству (Творцу, Амме, Умбулу). Близки настолько, что земные воплощения этого божества (мамонты) принимают пищу из их рук. Все остальные тоже могут делать жертвоприношения, но, увы, лишь через лоуринов. Это, конечно, довольно обидно, поскольку лоуринам за их «праведность» божество даровало способность делать глиняную посуду, фигурки-статуэтки (что более ценно!) и ткани. Божество научило лоуринов не бояться воды, плавать по ней, извлекать и есть живущих в ней существ. Про волшебное оружие (железные клинки) и говорить не приходится.
   Главы аддоков и имазров – Данкой и Ващуг – не были ни дураками, ни тупицами, и сами считали себя сильными колдунами. Они держали монополию на домашних лошадей, к которым лоурины испытывали некоторый интерес, и, кроме того, кланы владели искусством (магией!) выделки и окраски высококачественной замши. Используя знания своих юных сородичей-школьников, они регулярно предпринимали попытки наладить производство собственной керамики, которые раз за разом проваливались – изделия при обжиге трескались, а то и взрывались. Причины неудач были, конечно, чисто магическими: месторождение волшебной глины контролировали неандертальцы, а заколдовать как следует какую-нибудь другую глину не получалось (как подобрать количество наполнителя в керамической массе, Семен никому не рассказал, кроме Головастика, конечно). Такое положение дел колдунам казалось неприемлемым – сравняться с лоуринами они пока не пытались, но превзойти друг друга считали чуть ли не целью жизни. В итоге однажды к Семену явился Хью и сообщил, что ему втайне от всех предложено поставлять глину аддокам в обмен на мясо и шкуры. Вскоре аналогичное – и тоже тайное – предложение поступило и от имазров.
   Такой подход к решению проблемы умилил Семена до глубины души – никаких запретов на «торговлю» глиной он вроде бы не налагал. Но раз клиент желает конфиденциальности, почему не пойти ему навстречу? В общем, и на тайну, и на «торговлю» Семен дал добро – пусть экспериментируют, все равно без опытного гончара освоение магии глины займет годы. Кроме того, он высказал надежду, что у главного неандертальца хватит ума «продавать» глину не всем подряд, а тем, кто больше даст. За исключением лоуринов, конечно, – эти должны снабжаться по потребности, а «платить» – сколько сочтут нужным.
   Семенова «империя» раскинулась на огромном пространстве, и плотность населения в ней в целом была ничтожной. Однако любые тайны таковыми теперь оставались очень недолго – школьники оказались натуральными космополитами, испытывающими пренебрежение к секретам неграмотных взрослых. В общем, угроза потери лоуринами монополии на керамику стала явной и, разумеется, руководство племени не обрадовала. Головастик немедленно засекретил плошку, которой отмерял количество песка, добавляемого в глину, а вместо нее выставил на всеобщее обозрение фальшивую – иного объема. Старейшины же всерьез принялись обсуждать возможность военной акции для установки полного контроля над месторождением глины. Они так запудрили мозги Черному Бизону, что вождь чуть не согласился. Агрессивные замыслы были сорваны письмом от Семена, которое зачитал старейшинам замордованный тренировками выпускник школы. Главный жрец доводил до сведения соплеменников, что военные действия в «коммерческих» целях считает несовместимыми со Служением лоуринов.
   Неандертальцы хронически недоедали, а временами и просто голодали, вынуждая Семена оказывать им «гуманитарную помощь». Тем не менее добытую глину они предпочитали выменивать не на продукты питания, а на ярко окрашенные клочки замши или ткани. Созерцание и ношение на себе обрывков красного, синего, желтого и зеленого цвета доставляло им огромное удовольствие. В отличие от Семена, который однажды устроил Хью грандиозный скандал. В ответ на обвинения главный неандерталец резонно ответил, что берет у «продавцов» то, чего больше всего хотят его люди. Что тут возразить, если и лоурины, как оказалось, охотно меняют свои ткани на те же ткани, но уже окрашенные? «Наверное, у людей от века существует не только „пищевой“ и „информационный“ голод, они страдают и от недостатка ощущений – в данном случае визуальных. Не зря же в унылой серой средневековой Европе ценнейшим импортным продуктом были красители». В общем, этот случай переполнил (в очередной раз) чашу Семенова терпения, и он заявил, что темаги (неандертальцы) могут жить как хотят, но он категорически требует изменения порядка распределения продовольствия. Еду должны первыми получать не мужчины-охотники, а кормящие и беременные женщины. Несогласные могут жить где угодно, только не здесь. Хью сказал, что постарается, и, кажется, выполнил свое обещание. Интересоваться, сколько сородичей ему пришлось при этом убить, Семен благоразумно не стал.
   Начало регулярных «саммитов» имело последствия и для четвероногих друзей человека. Становиться всадниками лоурины не торопились – овладение техникой «долгого бега» продолжало оставаться делом «чести и совести» каждого будущего воина. Наметилась даже обратная тенденция: под влиянием лоуринских насмешек юноши имазров и аддоков теряли интерес к верховой езде и пытались учиться бегать на длинные дистанции. Тем не менее каждую весну лоурины выменивали некоторое количество лошадей. В течение теплого сезона на них передвигались по степи женщины-воительницы (бедные животные!), а осенью их вновь обменивали или отпускали в дикие табуны. Снежный период теперь длился больше полугода, передвигаться на собачьих упряжках было гораздо удобней, а пасти и охранять всю зиму даже небольшой табун никому не хотелось. Такая ситуация Семена в целом устраивала. Она давала ему как бы дополнительный рычаг воздействия (магического, конечно) на имазров и аддоков. Эффективно охотиться без лошадей те и другие не могли, а сохранность табунов зависела в значительной мере от интереса к ним степных хищников: волки могут домашних лошадей и не замечать, а могут, сами понимаете, ни с того ни с сего вырезать всех поголовно вместе со сторожевыми собаками.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное