Сара Беннет.

Возлюбленный горец

(страница 8 из 26)

скачать книгу бесплатно

   – Да, я служил на северо-западе, в Клашеннике. В драгунском полку герцога Аргайла.
   – Конечно-конечно, теперь припоминаю. – Майор просиял. – Я наслышан о ваших подвигах, капитан. Его светлость герцог Аргайл, да и все жители Глен-Дуи очень хорошо о вас отзываются. И все-таки мне не совсем понятно, почему вы сопровождаете леди Маргарет, и я хочу получить ответ на этот вопрос.
   Майор посмотрел на Мег, и у нее возникло подозрение, Что его настойчивость имеет к ней прямое отношение. Он пытался опекать ее.
   – Мы проделали очень долгий путь, и капитан Грант измучен и устал, как и все мы. Неужели так уж необходимо… – начала было Мег, пытаясь оградить Грегора от этого допроса. Она не нуждалась в опеке майора, тем более за счет унижения другого человека.
   Грегор обернулся и с удивлением посмотрел на девушку. У Мег захватило дух от обжигающего взгляда рысьих глаз, который без труда проник в потаенные уголки ее души, причем их хозяин явно остался доволен тем, что ему удалось там обнаружить. Мег покраснела до ушей. Было очевидно, что он обойдется без защитников.
   – Я вышел в отставку, – сказал Грегор майору. В его голосе появились озорные нотки. – Вот побуду у генерала, пока не решу, чем заняться. Мы давно не виделись и после 1715 года встречались лишь однажды, – добавил он с горестной усмешкой. – Но тогда, майор, я был якобитом.
   Грегор дразнил его. От волнения Мег закусила губу и молча ждала.
   Но губы майора Литчфилда дрогнули и растянулись в улыбке.
   – О да, я помню. Надеюсь, теперь вы уже не якобит?
   – Уже нет! – рассмеялся Грегор. – Думаю, не стоит отдавать жизнь за то, чтобы посадить на шотландский трон человека, который, добившись своего, тут же забудет о верноподданных. Чем он лучше английского короля, отгородившегося от всех в Лондоне? Этих отпрысков голубых кровей так распирает от гордости, что они ничего не замечают вокруг. Так что я решил отойти в сторонку – пусть они вершат великие дела без меня.
   Майор одобрительно кивнул, соглашаясь с Грегором. Получив исчерпывающий ответ на свои вопросы, он повернулся к Мег:
   – Я скоро заеду к вам, миледи.
   Мег кивнула и, улыбнувшись на прощание, поехала вперед по каменистой крутой тропке, спускавшейся в долину, возглавляя свой небольшой кортеж. Высоко над ними, раскинув крылья, парил орел. Глядя на птицу, Мег почувствовала себя свободной и вздохнула полной грудью. Она не могла не заметить напряженность, возникшую между Грантом и майором Литчфилдом. Она пыталась убедить себя, что виной тому прошлое этих двух мужчин и политика, но ее женское чутье говорило о другом. Похоже, ее присутствие сыграло в этом не последнюю роль.

   По мере того как дорога спускалась вниз, горы отступали, и вскоре группа всадников оказалась среди темно-зеленых холмов, поросших соснами и пихтами, с вкраплениями нежных серебристых берез.
На северо-востоке над холмами возвышался мрачный гигант Лиат-Мор, из-за плеча которого застенчиво выглядывал Крейган-Дуи. Свежий ветерок напоминал о том, что лето уходит и месяца через два все здесь будет покрыто белой пеленой снега. Длинные вечерние тени быстро разбегались, погружая во мрак милую сердцу долину. Всадники ехали в полной, тишине, никто не разговаривал: устав от долгой дороги и оказавшись наконец недалеко от дома, они затосковали по своим близким.
   Мег тоже не терпелось увидеть отца.
   Дункан Форбс помчался вперед и, натянув поводья, осадил лошадь рядом с Мег.
   – Если позволите, леди Мег, я поеду вперед, чтобы все подготовить к вашему приезду.
   – Конечно, Дункан, поезжайте.
   Суровый горец тронул коня и вскоре скрылся в тени деревьев. Солнце упало за горизонт, расплескав на прощание золотые брызги по пурпурному небосклону. Сумерки вступали в свои права.
   Совсем близко Мег услышала какой-то шум. Обернувшись, она увидела Грегора. Он был бледен и не отрываясь смотрел в ту сторону, куда ускакал Форбс. Если бы не эта бледность, он прекрасно выглядел для человека, который был еле живым в начале их путешествия, когда Мег с трудом верилось, что он дотянет до конца пути. Капитан уже вполне сносно мог двигать раненой рукой, и в полдень, когда они остановились перекусить, он ел с отменным аппетитом. В принципе Мег была не против его присутствия, но разговаривать ей не хотелось. Она боялась выдать себя. Неизведанное доселе волнение, которое она испытала утром на озере при виде полуобнаженною Грегора, еще не улеглось.
   Мег непреодолимо влекло к этому человеку, она ощущала потребность и ею близости – ни один мужчина никогда прежде не вызывал у нее таких сильных эмоций. Но в то же время что-то в нем пугало ее. После инцидента с майором Литчфилдом Мег решила, что будет держаться подальше от капитана Гранта. Если ей это удастся, то новое непонятное чувство, поселившееся в ее душе, со временем исчезнет, растает, как лед на солнце.
   Но теперь, глядя на его профиль, черную прямую бровь, идеальной формы нос, чувственный изгиб нижней губы… Мег с ужасом осознала: ей предстоит мучительная и долгая борьба с тем, что будил в ней этот мужчина. Мощная волна страсти и желания заполняла ее, заставляя задыхаться и хватать ртом воздух. Огромным усилием воли она удержала себя от того, чтобы не протянуть руку и не прикоснуться к нему…
   – Дункан поскакал вперед, – бросила она коротко куда-то в пространство. Голос ее звучал неестественно и сдавленно.
   В ответ Грегор лишь кивнул, и они продолжали путь вместе в полном молчании. Из темноты прямо перед ними вырос Крейган-Дуи, но тропа уходила вверх, и Глен-Дуи не было видно. Миновав лес и преодолев последний подъем, группа всадников не сговариваясь остановилась. Прямо перед ними внизу начинался проход в долину.
   С высоты он казался узкой полоской, лежащей вдоль серебристой ленты небольшой речки. Уходя на юго-восток, долина, постепенно расширяясь, превращалась в роскошный ярко-зеленый пойменный луг по обе стороны полноводной реки. В сгустившихся сумерках она была сказочно прекрасной и загадочной: вересковая пустошь переливалась сиреневато-лиловыми полутонами, переходящими в темно-коричневый цвет; слои сланца, выходящие на поверхность скрытых во мраке валунов, отражали свет звезд, мерцая, как драгоценные камни, – и все это великолепие охраняли поросшие густыми лесами холмы. Дома фермеров под соломенными крышами неясно вырисовывались на дне долины, неподалеку паслись стада, издалека казавшиеся размытыми темно-коричневыми точками. От того места, где реку пересекал изогнутый мост из серого камня, начиналась длинная тисовая аллея, указывая единственный путь к замку Глен-Дуи – родовому гнезду Грантов.
   Как всегда, от этого великолепия у Мег захватило дух. На этот раз умиление просто переполняло ее сердце. Но если она испытывала такие сильные чувства, что же тогда творилось в душе человека, который сейчас стоял рядом? Напряженный и застывший, как изваяние, он страдал от мучительной боли. Каменное лицо, пальцы нервно сжимаются и разжимаются, впиваясь в поводья. Мег уже давно поняла, что Грегор испытывает смешанные чувства по поводу возвращения в Глен-Дуи, но только теперь осознала, какого труда ему стоит сдерживать себя. Неожиданно ее решение держаться на расстоянии от капитана Гранта отошло на второй план – Мег больше не думала о себе.
   – Все хорошо, – мягко сказала она.
   Грегор резко обернулся. Он сердито нахмурился, насупив черные брови и сверкнув рысьими глазами.
   – Каждый раз, возвращаясь домой, я вижу раскинувшийся внизу Глен-Дуи, прекрасный, как сотканный вручную гобелен, и перед моим мысленным взором проходит мирная спокойная жизнь живущих здесь людей, вереница знакомых лиц, и я знаю, что все в порядке в моем мире, все так, как должно быть, – улыбнулась Мег.
   Грегор перестал хмуриться, но в выражении лица все еще чувствовалась напряженность. Глядя на его черные как смоль прямые брови и щетину на подбородке, Мег вдруг подумала, что этот человек мог вполне стать разбойником. И отчаянным к тому же!
   – Что-нибудь изменилось здесь за двенадцать лет? – спросила она, угадав женским чутьем, что он ждет именно этого вопроса.
   Грегор отрицательно покачал головой.
   – Скажите… Мне бы не хотелось, чтобы возвращение домой причиняло вам такую боль, капитан.
   Мгновение он колебался, затем отвернулся и стал смотреть на долину, больше не скрывая своих чувств. Грегор буквально пожирал глазами эту желанную и родную землю, как человек, которого долгое время держали впроголодь; он вдыхал до боли знакомый запах дома с такой мучительной тоской, что сердце Мег разрывалось от жалости.
   – О нет, миледи, это не боль, – сказал он хриплым, срывающимся голосом. – С нею я бы справился. Давайте поспешим, иначе Дункан забеспокоится и вернется за нами.
   Мег раздумывала. Бывший лэрд Глен-Дуи больше не прятал волнения, смертельной тоски по родному дому, но ему трудно было принять ее сочувствие и поддержку. Все, что он смог предложить, – это вместе доехать до имения. Неужели он не понимал, что каждый шаг, приближающий их к дому, превратится в мучительную пытку для обоих? Его долгожданная встреча с родным когда-то домом должна стать радостным событием, и она сделает все, чтобы приблизить этот момент.
   Приняв решение, Мег громко вскрикнула и, дав шпоры коню, сорвалась с места. Уставшая кобыла встрепенулась, наклонила голову и, вытянувшись в струнку, мгновенно скрылась за поворотом дороги, унося хозяйку вниз по крутому холму в долину.
   Он что-то прокричал ей вслед. Что это было? Злость, удивление или просто животный восторг? Она поняла, что капитан бросился вдогонку, – цокот копыт его лошади отдавался у нее в ушах. Обернувшись, Мег увидела его силуэт на фоне вечернего неба. Охотник преследовал добычу.
   Кровь стучала у нее в висках, нервы были напряжены до предела, и вдруг неожиданно для себя самой Мег громко рассмеялась.

   Родное гнездо. Скоро он будет дома. Душа Грегора пела от восторга. Голова кружилась, но на нот раз от счастья, а не отболи в руке. Он чувствовал себя таким живым, полным сил, что даже в ушах звенело. Двенадцать долгих лет он боролся с собой, пытаясь вытравить из сердца тоску по родному краю.
   Каким же он был глупцом! Он – Грант из Глен-Дуи! Разве можно это изменить?
   Что же он делает с собой? Он так страдает и стремится к дому, который больше не принадлежит ему. Теперь это ее дом, этой женщины, которая скачет впереди. И он сам теперь принадлежит ей.
   Гордость и злость овладели им, заставляя терять рассудок, – он был готов развернуть коня и не оборачиваясь скакать обратно в Клашенник. Но все-таки Грегор взял себя в руки. Он не мог позволить себе совершить еще одну непоправимую ошибку.
   Мег прекрасно держалась в седле: прильнув стройным гибким телом к шее животного, она превратилась в одно целое с лошадью, лишь огненная коса развевалась на ветру. Оба всадника летели сквозь ночь, как две пули, выпущенные из ружья. И вдруг Грегор ясно осознал, что эта девушка точно так же привязана к этой земле, как и он сам.
   Его конь споткнулся. Рана отозвалась резкой болью, но он выровнял лошадь и продолжал погоню. В голове прояснилось. Он ведет себя глупо и необдуманно, как мальчишка. Не подобает капитану Гранту преследовать леди на узкой и опасной тропе, да еще в полной темноте. Опять он дал волю своему необузданному нраву! Грегор поравнялся с Мег.
   Ее лицо пылало от возбуждения. Она явно хотела одержать над ним верх. Победить или умереть в борьбе, и никак иначе. Какое это было искушение! Но, чувствуя ответственность и беспокойство за эту женщину, он решил быть жестким, упрямым и практичным. Ведь эта погоня – безумие! Вдруг кто-то из них упадет и поранится! А если это будет она… Грегор резким движением выхватил поводья из рук Мег и потянул их на себя, пока обе лошади не перешли на шаг. Это было не так трудно сделать – животные устали, да и люди тоже.
   Всадники остановились. Ночную тишину нарушало только фырканье лошадей да гулкие удары сердца. Пораженная его неожиданным поступком, все еще во власти восторга от сумасшедшей гонки, Мег резко обернулась и посмотрела на своего попутчика – её грудь вздымалась под обтягивающим жакетом, глаза сияли. Резким движением она отбросила со лба рыжую прядь, заправив ее за ухо, и Грегор увидел ее раскрасневшееся лицо в жемчужном свете луны. Как он желал эту разгоряченную скачкой, возбужденную погоней женщину!
   Это желание было совсем не похоже на то чувство, которое он испытал на перевале, когда майор Литчфилд поцеловал ей руку. Тогда он был во власти ревности к мужчине, покушавшемуся на предмет его тайных вожделений. От Грегора не ускользнули красноречивые взгляды майора, которые тот бросал на Мег. Он почувствовал в нем соперника.
   Но сейчас все было по-другому. Простой животный инстинкт, старое, как мир, физическое влечение мужчины к женщине. При одном только взгляде на Мег у Грегора голова шла кругом. Он мечтал ощутить тепло ее кожи, прильнуть к этим губам, раздвинуть языком нежные лепестки розового бутона. Ему хотелось обхватить ее руками, подмять под себя это прекрасное гибкое тело, лаская каждый дюйм обнаженной шелковистой плоти…
   – А я бы все равно выиграла.
   Грегор, отбросив безумные фантазии, склонился к Мег. Она даже не пошевелилась, лишь в упор смотрела на него, ожидая объяснений.
   – Что подумают о вас домашние, когда хозяйка Глен-Дуи явится на порог своего дома взмыленная и растрепанная, как будто ее волоком тащили по вересковой пустоши?
   Светло-голубые глаза гневно сверкнули.
   – Вы так говорите только потому, что не смогли обогнать меня. Но у нас еще будет время выяснить, кто из нас лучший наездник. – Она гордо выпрямилась, взяла у него поводья и отъехала на некоторое расстояние. – Вы готовы ехать дальше? – спросила она. В ее глазах промелькнула неуверенность.
   Вдруг в голову Грегору пришла безумная мысль, что она специально затеяла эту гонку, чтобы отвлечь его от мучительных мыслей и облегчить встречу с когда-то родным домом.
   Но он счел, что ошибается. С какой стати ей проявлять такую заботу о чужом человеке? К тому же он ясно видел, что она увлеклась скачкой, как и он сам.
   – Да, конечно, – сказал он холодно, и они тронулись в путь.
   Грегор немного отстал, пропустив ее вперед, но больше не поедал глазами соблазнительную фигуру девушки. Его взгляд был устремлен вперед, где за серым каменным мостом начиналась тисовая аллея, ведущая к дому. Глен-Дуи теперь принадлежал ей. И он тоже.


   Темно-серый монолит Глен-Дуи четко выделялся на фоне прощального отсвета вечерней зари. Прямоугольной формы, С зубчатыми стенами и четырьмя остроконечными башнями по углам, он больше походил на укрепленную крепость, чем на сказочный замок. Построенный на века, крепкий и надежный, он всегда был оплотом безопасности для своих обитателей. Люди рассказывали множество историй о вторжении других кланов на земли Грантов, о кровопролитных сражениях и поверженных врагах, о женщинах и детях, которые скрывались за неприступными стенами от свирепых и безжалостных врагов.
   Грегор вырос на этих рассказах.
   К горлу подступил комок, во рту пересохло. «Это уже не мой дом, – в который раз напомнил себе капитан Грант. – И больше никогда не будет моим». Однако это его родной Дом. Его сердце, которое он годами укреплял, как стены старого замка, разрывалось от горечи и тоски. Но он не позволит этим чувствам выплеснуться наружу.
   Парадная дверь распахнулась. Круглолицая темноволосая женщина некоторое время вглядывалась в темноту, подняв над головой фонарь. Возле нее вертелся высокий подросток с копной вьющихся непокорных волос. Грегор сразу узнал ее – это была Элисон, сестра Дункана Форбса. Именно на этой женщине собирался жениться Малькольм Бейн, но события 1735 года разрушили его планы на счастливую семейную жизнь. После восстания Грегор больше не видел ее, но прекрасно помнил, какой Элисон была темпераментной и вспыльчивой.
   – Леди Мег! – облегченно воскликнула она при виде хозяйки и кинулась вниз по лестнице ей навстречу. Паренек остался стоять на пороге и подозрительно поглядывал на небольшую группу ночных гостей. – Слава Богу, с вами все в порядке. Я жду вас со вчерашнего дня.
   – Мы немного задержались, – сказала Мег, слезая с лошади. Она заключила Элисон в объятия и одарила улыбкой светловолосого непоседу Ангуса.
   Элисон была не только горничной, но и настоящим другом с самого ее появления в Глен-Дуи. И Мег всегда переживала за подругу. До отъезда она не знала о Малькольме Бейне, но всегда подозревала, что здесь замешан мужчина. Элисон не говорила об этом, а Мег не позволяла себе совать нос в ее дела. Ее подруге теперь нелегко придется.
   – Вы, наверное, умираете с голоду, – говорила Элисон, но ее глаза, такие же темные, как у брата, тревожно всматривались в темноту, где чуть поодаль расположилась небольшая группа всадников, сопровождавших Мег. Ее напряженный взгляд быстро скользнул по знакомым лицам, ненадолго задержался на высокой фигуре Грегора и устремился дальше к силуэту широкоплечего незнакомца, лицо которого скрывал ночной мрак.
   Даже в темноте Мег почувствовала, как Элисон буквально окаменела, затаив дыхание.
   – Элисон? – тихо позвала она и слегка сжала ее руку, пытаясь привести в чувство.
   – Бейн… Это Малькольм Бейн… Дункан говорил правду. Неужели… – Последние слова Элисон утонули в горестном вздохе.
   Малькольм Бейн находился довольно далеко от них и никак не мог слышать, что говорила Элисон, но, видимо, почувствовав ее присутствие, вдруг встрепенулся и посмотрел прямо на нее. В этот момент у одного из слуг затрещал и ярко вспыхнул факел, на секунду выхватив из темноты лицо Бейна, – он был очень бледен, в ярком свете морщинки вокруг рта казались глубокими, резко очерченными складками. Элисон мгновенно перевела взгляд на хозяйку, сделав вид, что ждет указаний, но ее пухлые губы были плотно сжаты.
   – Будь добра, Элисон, приготовь комнату для капитана Гранта, – мягко сказала Мег. – Мы с ним поужинаем в маленькой гостиной, думаю, так будет удобнее. А генерал еще не спит?
   – Он в своей комнате, леди Мег. Я скажу ему, что вы приехали. Он наверняка сразу захочет вас видеть.
   – Пожалуйста, передай ему, что я сейчас же поднимусь к нему. Спасибо, Элисон.
   Девушка быстро взбежала по ступенькам и исчезла за дверью, прогнав с порога любопытного Ангуса. Мужчины начали спешиваться – слышался лязг металла и скрип подпруг и седел. Мег осмотрелась, ища глазами Грегора. Он медленно и осторожно слезал с лошади, неестественно крепко прижимая к груди больную руку, а затем еще долго стоял, опустив голову, пользуясь тем, что и всадникам, и конюхам было не до него. Мег догадалась, что он пытается справиться со своими чувствами, и спокойно ждала, когда капитан придет в себя и сам подойдет к ней. Его желтые рысьи глаза, влажные, страдальческие, как у раненого животного, поблескивали в мерцающем свете факелов.
   – Отец хочет видеть нас обоих прямо сейчас.
   – Хорошо.
   Он казался абсолютно спокойным – от его мучительных переживаний не осталось и следа. – Мег резко повернулась и, переступив порог, оказалась в центральном зале замка Глен-Дуи. Бывший лэрд последовал за ней.
   Как только Грегор вошел внутрь, странное чувство охватило его: будто время повернулось вспять и былое обступило его.
   Зал был таких внушительных размеров, что даже большие высокие свечи и жаркий огонь, пылающий в огромном гранитном камине, не могли справиться с прохладой и темнотой, прятавшейся по углам. Высокий сводчатый потолок тонул во мраке над его головой; каменные стены были сплошь увешаны оружием, рогатыми оленьими головами и другими охотничьими трофеями. Время от времени мерцающий свет отражался в их стеклянных глазах и скользил по старинным палашам и мечам. Прямо перед ним на стене славы в специальном футляре висел охотничий рог, вырезанный из слоновой кости, – подарок самой королевы Мэри.
   Сердце Грегора бешено забилось, отдаваясь в ушах барабанной дробью. Здесь ничего не изменилось. Словно он и не уезжал никуда, а просто вышел ненадолго подышать свежим воздухом. И не было этих долгих двенадцати лет…
   – Капитан Грант?
   Ее голос вернул его к действительности, вырвал из водоворота чувств, который кружил его, затягивая глубже и глубже к давно забытым, но дорогим сердцу воспоминаниям. Все еще во власти эмоций, он машинально обернулся и увидел Мег. Она стояла на пороге комнаты, которую его мать неизменно называла голубой гостиной. Мерцавшие на столе свечи обливали стройный силуэт девушки теплым струящимся светом, отражаясь в пуговицах жакета и растворяясь в золоте волос. В ее внимательном взгляде, устремленном на него, Грегор ясно видел сострадание и нежное участие. Он внутренне сжался. Гордость не позволяла ему принимать чье-либо сочувствие, тем более ее жалость.
   – Когда отец купил имение, то ничего не стал здесь менять, – тихо объяснила Мег. – Он решил, что поступает правильно, ведь каждая вещь в этом замке хранит воспоминания о прошлом целого рода… – Смущаясь, она неловко махнула рукой в сторону центрального зала. – Он сохранил все, что вам дорого, капитан. Отец даже дал денег вашей матери и уговорил ее ничего не увозить отсюда. Замок сохранил свой первозданный вид, а отцу это доставило огромное удовольствие. Мне жаль, что воспоминания причиняют вам боль.
   Грегор пожал плечами с напускным равнодушием. Все это не должно его трогать. Но она права, сохранив историю, мудрый генерал не позволил старинному роду Грантов кануть в безвестность. Как ни странно, это не радовало его: он все равно не мог отделаться от чувства, что его обокрали, лишили самого дорогого.
   – Позвольте самому беспутному отпрыску рода Грантов поблагодарить вас и генерала зато, что вы сохранили прошлое семьи, которой больше нет, – сказал он с сарказмом.
   Ее глаза гневно сверкнули, но она сдержалась и не стала возмущаться, как ожидал Грегор.
   – Здесь мы сможем спокойно поговорить. – Она вежливо улыбнулась и жестом пригласила его пройти в голубую гостиную.
   К счастью, она уже не была голубой. Почувствовав облегчение, Грегор прошел в комнату. Для одного вечера переживаний было более чем достаточно, поэтому любые изменения прежней обстановки успокаивали его. Некоторые предметы остались на своем месте, но многое он не узнавал, как, например, часы, которые тихо тикали над камином. Он обвел взглядом гостиную, вздохнул и вдруг увидел Мег, которая молча стояла рядом, глядя на него в упор полным сострадания взглядом.
   Грегору было любопытно, что именно в выражении его лица вызвало сочувствие девушки. В конце концов, сердце у него было не каменное, хотя он часто жалел об этом. Но на этот раз ему не удалось заглянуть ей в душу – голубые, немного усталые глаза были непроницаемы.
   – Мег, – тихо произнес он. Ее искреннее участие пробудило в нем желание поделиться своими переживаниями, но тут на пороге появилась Элисон.
   – Леди Мег? – Она смущенно переминалась с ноги на ногу, беспокойно глядя на молодых людей. – Генерал хочет видеть вас немедленно. С капитаном Грантом он поговорит после ужина.
   – Спасибо, Элисон, – сказала Мег и взглянула на Грегора с еле заметной улыбкой: – Я долго не задержусь. Отдохните и погрейтесь у огня… Да, освободитесь вы наконец от всех этих ножей и пистолетов.
   Он улыбнулся в ответ. От всех ножей, гм?.. Он, конечно, посидит у огня, но совсем без оружия не останется. Ему надо было побыть одному, чтобы собраться с мыслями перед встречей с генералом. И что самое важное; как следует обдумать свое поведение за ужином с леди Мег.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное