Сара Беннет.

Возлюбленный горец

(страница 6 из 26)

скачать книгу бесплатно

   – Послушай, Дункан, тогда в 1715-м, когда мы сражались, наши люди, я говорю о жителях Глен-Дуи, были вооружены… если можно так выразиться. Что случилось с этим оружием? Его тоже конфисковали?
   – Нет, мы его припрятали на черный день.
   – Я не удивлен. – Грегор подумал, что оружие, которое и тогда уже было старым, теперь наверняка заржавело. А у герцога Аберколди, вероятно, была небольшая армия на такой случай – хорошо обученные солдаты, экипированные новейшим оружием. Глен-Дуи всегда выглядел патриархальным, отгороженным от всего мира – казалось, само время здесь остановилось.
   Грегор всегда был уверен, что жизнь в долине можно благоустроить без ущерба для ее первозданной природы и старозаветного уклада. В юношеские годы, когда он учился в Эдинбурге, он постоянно интересовался новыми методами ведения сельского хозяйства. Уже тогда он знал, как усовершенствовать хозяйство в имении, но его отец только презрительно фыркнул и высмеял его новомодные идеи, назвав их «глупым шотландским бредом».
   – Пока я жив, здесь все останется по-прежнему! – заявил он.
   Несколько раз Грегор предпринимал попытки убедить его в необходимости нововведений, но безрезультатно: он был молод и отец не воспринимал его всерьез. Грегор обуздал нетерпение: он сможет воплотить свои мечты в жизнь, когда имение перейдет к нему.
   Но мятеж, который подняли Стюарты, круто изменил их с отцом жизнь, ив результате они оба потеряли все, что имели.
   Грегор помрачнел и уныло посмотрел на женскую фигурку, возглавлявшую их маленький отряд. Он возвращался домой. Такова была реальность. Он ехал в родовое гнездо, и неожиданно все мысли и чувства, которым он так долго не давал выхода, нахлынули на него. Грегор не мог сказать, что он испытывал к этой девушке – ненависть или благодарность за то, что она дала ему возможность вернуться в Глен-Дуи, которое уже никогда не будет ему принадлежать.
   День быстро угасал. Длинные тени ползли по долине, жадно слизывая остатки солнечного света. На фоне багряного неба черными мрачными исполинами возвышались горы, лишь на одном крутом алебастровом склоне еще теплилась жизнь, тая бриллиантовыми брызгами заходящего солнца в тонкой, пенистой ленте водопада, сбегающего с его вершины.
   До маленькой фермы, где они собирались заночевать, осталось совсем немного. Грегор Грант склонился в седле, и можно было подумать, что он заснул, лишь его бледное лицо выделялось на фоне сгущавшихся сумерек. К нему подъехал Малькольм Бейн и, поддерживая его в седле, говорил что-то ободряющее.
   Впереди в густом мраке, опустившемся на долину, Мег заметила мерцающий свет фонаря. Шона уже ждала их. Мег так хотелось поговорить со своей подругой, которая была местной знахаркой, и снова послушать ее рассказы, которые помогли ей с отцом по-другому взглянуть на герцога Аберколди и немало способствовали их решению отказаться от свадьбы.
Были ли для этого достаточно веские причины?
   Мег всегда чувствовала себя очень уютно на маленькой ферме Шоны, хотя стороннему человеку она бы показалась слишком тесной и перенаселенной.
   Шона стояла на пороге дома, держа фонарь над головой.
   – Миледи! Какая радость! – воскликнула она, вся просияв. – Проходите в дом, пожалуйста. Кеннет присмотрит за лошадьми.
   Шона была типичной уроженкой этих мест – темноволосая, с голубыми глазами, очень миловидная, с искренней теплой улыбкой.
   – У меня только две руки, женушка, – проворчал Кеннет.
   – Иди, иди, хватит болтать, – мягко пожурила она мужа, – Не так уж часто к нам гости заглядывают. Разве это хлопоты? Я так люблю, когда к нам приезжает леди Мег.
   Кеннет улыбнулся. Они обменялись такими любящими и понимающими взглядами, что остальные на мгновение почувствовали себя лишними. Мег ощутила подступивший к горлу комок и, как обычно в присутствии этой пары, подумала, встретит ли она когда-нибудь мужчину, с которым они проведут всю жизнь в любви и понимании, как Шона и Кеннет.
   Она всегда мечтала о настоящих чувствах. Мег отстаивала эту жизненную позицию, которую старый генерал не одобрял. Для него положение в обществе, семейные узы и родословная человека значили больше, чем стремление дочери найти истинную любовь.
   Всадники начали спешиваться, но когда глаза Шоны вдруг округлились, Мег быстро обернулась и увидела, как бесчувственное тело Грегора неуклюже сползает с лошади прямо в огромные лапищи Малькольма Бейна. Через минуту капитан пришел в себя и с трудом выпрямился, но его белое лицо все покрылось испариной, блестевшей в свете фонаря, как роса на траве.
   – Что с ним? – резко спросила Шона. – Уж не болен ли он?
   Мег обрела дар речи.
   – У него глубокая рана на руке. Мы… я наложила швы, но она плохо заживает.
   Шона с любопытством взглянула на Мег, в ее голубых глазах блеснули озорные искорки.
   – Вы сами зашили рану, леди Мег? Вот удивили так удивили. В нашей долине даже дети знают, что леди Маргарет Макинтош падает в обморок при виде крови.
   – Обычно так и бывает, но на этот раз мне удалось удержаться на ногах. Шона, могу я попросить об одолжении? Будь добра, осмотри рану капитана Гранта, ведь у тебя большой опыт в искусстве врачевания.
   Шона некоторое время с нескрываемым интересом смотрела на девушку, затем, будто догадавшись о чем-то, согласно кивнула:
   – Конечно, я это сделаю для вас, миледи.
   Мег так обрадовалась, что уже не слышала, о чем говорила Шона. Это смутило ее: она понимала, что переживает за этого человека гораздо больше, чем нужно, чтобы выполнить просьбу отца и просто доставить его домой в целости и сохранности.
   – Проходите в дом, миледи, и усадите его у камина, чтобы я могла хорошенько осмотреть рану. Кеннет! Принеси виски для мужчин и позаботься о лошадях, хорошо?
   Опираясь на Малькольма Бейна, Грегор, спотыкаясь, вошел внутрь. Мег последовала за ними, помогла усадить капитана на лавку перед камином и поднесла к его губам стакан виски, который налила Шона. Он сделал большой глоток, и, казалось, жизнь вернулась к нему: черные как смоль ресницы затрепетали и он посмотрел на девушку лихорадочно горящими глазами.
   – Со мной все в порядке, – упрямо сказал он.
   Мег покачала головой. Шона рассмеялась, поглядывая на них.
   – Пора бы вам знать, что с леди Мег спорить бесполезно. А теперь, капитан, дайте-ка мне взглянуть на вашу руку!
   Немного поколебавшись, Грегор сдался. Он попытался снять крутку. Ему это плохо удавалось, поэтому Мег и Малькольм помогли сначала освободить раненую руку, а затем снять рубашку и повязку. Ткани вокруг шва сильно распухли, покраснели и горели огнем гораздо сильнее, чем утром; аккуратные стежки глубоко врезались в рану и, должно быть, причиняли невыносимую боль.
   Мег охват ила дрожь, и она прислонилась к стене, молча наблюдая, как Шона ловкими пальцами ощупывает рану, не обращая внимания на участившееся дыхание и смертельную бледность пациента.
   – Ну что ж, – сказала она наконец. – Леди Мег и ваш Малькольм залатали ее, как могли, но я сделаю лучше. Мне придется снять несколько этих великолепных стежков, капитан. Терпите и доверьтесь мне, и вы почувствуете облегчение, когда я закончу.
   Быстро и ловко Шона разрезала самые тугие стежки у краев раны. Мягко, но сильно нажимая на воспаленную плоть, она промыла рану чистой водой. Покончив с этим, приготовила мазь из лечебных трав и наложила ее на рану. Затем подогрела на огне какую-то густую массу в глиняной чашке и поднесла ее к губам Грегора, добавив немного виски. С гримасой отвращения он послушно выпил огненную смесь. Шона тем временем принесла чистые полоски ткани и деловито перевязала рану.
   – Утром я еще раз взгляну на вашу рану, – сказала Шона, – но, думаю, вы уже скоро почувствуете себя лучше.
   У Мег подкашивались ноги и кружилась голова, но она, напрягая последние силы, старалась держаться прямо. Немного придя в себя, она встретилась взглядом с Шоной – ее глаза сияли.
   – Не беспокойтесь, леди Мег, все позади, – очень тихо сказала она, чтобы остальные их не слышали. – Он скоро будет как новый. Бодрость и жизненная сила наполнят каждую клеточку его тела.
   Мег почувствовала, как краска заливает лицо. До ее ушей донесся короткий смешок Малькольма, и она поняла, что они с Шоной были не очень осмотрительны. Она молилась, чтобы Грегор ничего не услышал. Откашлявшись, Мег взяла себя в руки и заговорила:
   – Капитан Грант едет в Глен-Дуи, чтобы помочь мне и отцу, Шона. И ничего больше. Между нами нет ничего… личного.
   – Так ли? – сказала Шона, приподнимая брови.
   – Я хочу, чтобы ты поведала ему то же, что говорила мне и отцу, – продолжала Мег, полностью приходя в себя. – Расскажи ему, что герцог Аберколди сделал со своей первой женой.


   Наконец все устроились на ночлег – мужчин разместили на конюшне и в амбаре, остальных в доме. В небольшой гостиной остались только Кеннет с женой и Мег с капитаном Грантом. Кеннет присел рядом с Шоной и взял ее руку в свои, Мег и Грегор расположились напротив на большой деревянной скамье с высокой спинкой, горя желанием услышать подробности о зловещем герцоге. Но Шона не торопилась: прежде чем начать свой рассказ, она настояла на том, чтобы гости сытно поели и удобно устроились у огня. В наступившей тишине она заговорила.
   – Вы действительно собираетесь помочь леди Мег? – обратилась она к Грегору в типичной покровительственной манере горцев, исполненной достоинства, без намека на заискивание.
   Без тени обиды Грегор спокойно встретил ее взгляд. Прошло всего несколько часов, после того как Шона обработала его рану и напоила таинственной настойкой, а он выглядел уже намного лучше. Жар прошел, щеки порозовели – он быстро возвращался к жизни, и причина крылась не в виски, которое он выпил, а в непревзойденном искусстве врачевания этой маленькой женщины. Что касалось исцеления, Шона творила чудеса. Мег испытывала к ней глубокую благодарность и не задавала лишних вопросов о секретах ее мастерства.
   – Да, Шона, я собираюсь ей помочь. – Низкий голос Грегора отвлек Мег от ее мыслей. – Почему бы вам не рассказать все, что знаете?
   Некоторое время Шона изучающе смотрела на Грегора, затем согласно кивнула, теснее прижалась к мужу и начала рассказ.
   – Моего Кеннета тогда не было со мной, – сказала она. – После мятежа его забрали и отправили в Виргинию. Я боялась, что никогда больше не увижу мужа. Денег не было, и мне пришлось пойти работать судомойкой в дом герцога Аберколди. Я делала работу быстро и аккуратно. И к тому времени, когда герцог привел в дом молодую жену, уже была горничной, которая отвечала за порядок в ее комнате. У леди Изабеллы были каштановые волосы и вспыльчивый характер, и она не испытывала благоговения перед супругом. Она делала из него посмешище перед слугами и фермерами, ее острый язык резал как бритва.
   Может быть, именно это и привлекало герцога. Я слышала, что большинству женщин он внушал ужас. Изабелла же совсем его не боялась. Ходили слухи, что женщины, однажды попав в замок к герцогу, исчезали бесследно. Рассказывали, что одна из этих несчастных, запертая где-то в замке, истошно кричала несколько часов кряду. А на следующее утро ее нашли мертвой у северной башни.
   – Та же башня, с которой упала Изабелла, – пробормотал Кеннет.
   – Или ее столкнули, – мрачно возразила Шона. – Да, ей стоило быть осторожнее с герцогом. Изабелла встала на опасную тропу, прилюдно высмеивая такого человека. Однажды я видела, как он ее ударил, когда она резко оттолкнула его. В другой раз герцог запер жену в ее комнате и не выпускал целую неделю. Иногда мне казалось, что она получает удовольствие, издеваясь над мужем, ей нравилось выводить его из себя. Она чувствовала себя победительницей в трудном сражении.
   – А он любил ее? Или их привлекала постоянная борьба?
   Шона крепче сжала руку мужа.
   – Герцог следил за каждым ее шагом, затаившись до поры до времени, как охотник. Она бесила его, но в то же время и привлекала. Он пытался сломить ее упрямство, докопаться до потаенных слабостей, чтобы в конце концов полностью подчинить ее себе. Разве это любовь, капитан Грант? Чем упорнее герцог стремился завоевать ее благосклонность, тем больше она сопротивлялась. Это было какое-то изощренное упрямство – ей нравилось держать герцога на расстоянии, манипулировать им. А он хотел покорить ее. Казалось, им доставляло удовольствие причинять друг другу боль.
   – То есть их обоих привлекала игра?
   – Да, но игра жестокая и опасная.
   – И в результате женщина погибла… Как это случилось?
   Мег беспокойно заерзала. Она казалась усталой, под ярко-голубыми глазами залегли темные тени, кожа приобрела болезненно бледный оттенок, как у сильно изнуренного человека. Грегору захотелось провести пальцами по ее щеке, обхватить огрубевшими ладонями это нежное личико. Он сгорал от желания запечатлеть поцелуй на ее приоткрытых губах, погрузить ее в негу страсти, навсегда стерев из памяти зловещий образ герцога и его непокорной жены…
   – Капитан?
   – Гм?.. – Грегор посмотрел на Шону и встретился с ее проницательным взглядом: она догадалась, о чем он думает.
   – Вам все еще интересно узнать, как умерла леди Изабелла?
   – Да, продолжайте, пожалуйста.
   Как бы нехотя улыбка исчезла с лица Шоны.
   – Она упала с северной башни замка. Многие считали, что герцогиня, измучившись от тоски полому и не найдя счастья в браке, сама бросилась вниз. На самом деле все было не так. Она не скучала по дому и совершенно не походила на человека, который хочет свести счеты с жизнью. Ей было ради чего жить. Их с герцогом игра, хотя и странная, забавляла обоих, и, хотя их брак трудно было назвать нормальным, он вряд ли был настолько невыносимым, чтобы из-за этого покончить жизнь самоубийством. Я твердо уверена, что леди Изабелла могла оставить мужа в любой момент, если бы захотела, но она этого не сделала. Так зачем же убивать себя?
   – И что же, по-вашему, произошло, Шона?
   – Думаю, ее столкнули, капитан, – убежденно заявила та. – В тот день я была в северной башне. Навестив малышку нашей поварихи, у которой был сильный жар, я возвращалась обратно через эту башню. Мне не хотелось, чтобы меня… заметили. Понимаете, слугам герцога не нравилось, что я занимаюсь врачеванием. Именно поэтому я оказалась там, где меня точно никто не мог видеть. – В ясном взгляде голубых глаз Шоны появилось что-то отрешенное. – И вдруг передо мной возник герцог, который спускался по лестнице. Он двигался как во сне, словно его рассудок был во власти мрачных мыслей; лицо было мертвенно-бледным. Таким я его никогда не встречала. Укрывшись за гобеленом, я не знала, стоит ли мне обнаруживать свое присутствие. В этот момент снаружи раздались крики. Герцог поднял голову и застыл на месте. У него было такое выражение лица… Совершенно дикий взгляд, как у зверя, угодившего в ловушку. Взгляд, полный вины и раскаяния.
   Мег била дрожь, хотя в комнате было очень тепло от горящего в камине торфа. Грегор чувствовал, как она напряжена. Он легонько потерся бедром о ногу девушки. Она не отстранилась. Мег осторожно придвинулась к нему, как будто его присутствие успокаивало ее.
   – Герцог точно знал, что его жена мертва, – уверенно сказала Шона, – до того как ему сказали об этом. Но почему молчал? Так поступить может только человек с нечистой совестью, который совершил убийство собственными руками.
   – Но зачем ему убивать жену? – нетерпеливо спросил Грегор. – Если он женился на леди Изабелле ради денег, какой смысл убивать ее, ведь он добился своего? К тому же, как вы говорили, она его привлекала.
   Шона поморщилась:
   – Ах, капитан, если бы вы видели их вместе! Она постоянно язвила, насмехалась и издевалась над мужем, не подпускала его к себе. А с таким холодным, сдержанным мужчиной опасно так себя вести… Ослепленный яростью, такой человек не сможет вовремя остановиться. И люди в имении поговаривали, что это не первое его преступление – он убивал и раньше.
   – Вы хотите сказать, что он убил ее в приступе ярости и скрыл это? – Грегор поднял черную бровь.
   – Вот именно, – тихо ответила Шона. – Он сделал вид, что скорбит по ней. И ему действительно было очень жаль ее. Думаю, он по-своему любил леди Изабеллу. И вот однажды генерал приглашает его в Глен-Дуи, а там он видит леди Мег. Герцог поражен – перед ним копия его умершей жены. Между ними действительно много общего и во внешности, и в манере поведения, только наша леди Мег, несомненно, гораздо милее. – Шона тепло улыбнулась девушке, но ее глаза оставались серьезными. – Но для герцога такая мелочь не имеет значения, капитан. Ему кажется, что перед ним еще одна Изабелла. И сейчас он собирается взять в жены вовсе не леди Мег, он считает, что женится наледи Изабелле… во второй раз!
   Неожиданная концовка драматичного рассказа Шоны повергла присутствующих в шок. В комнате наступила мертвая тишина.
   – Я вернулся домой вскоре после смерти леди Изабеллы. – Глубокий грудной голос Кеннета нарушил напряженное молчание. – Мы с Шоной сразу уехали домой, на ферму, и постарались забыть о тех трагических событиях. Говорить об этом небезопасно. Герцог – человек мстительный, к тому же очень влиятельный и с большими связями. Но когда объявили о его помолвке с леди Мег, мы решили все рассказать. Если герцог убил первую жену, он может так же поступить и со второй.
   Ярко-голубые глаза Шоны наполнились слезами.
   – Когда я впервые услышала, что герцог положил глаз на другую женщину, я решила посмотреть на нее. И сразу поняла, почему он остановил свой выбор именно на ней. Я не в силах была позволить леди Мег выйти замуж за убийцу и считала, что должна предупредить ее, хотя это могло стоить мне жизни.
   – Я этого никогда не забуду. Я так тебе благодарна, Шона, – сказала Мег и взяла подругу за руку.
   Шона кивнула и, прерывисто вздохнув, взглянула на мужа.
   – Я уверена, что капитан Грант защитит тебя. Теперь, переложив этот тяжкий груз на его плечи, я чувствую огромное облегчение.
   Грегор не разделял радости Шоны. Как ему уберечь Мег от этого замужества? Задача не из легких. Но где-то в глубине души из маленькой искры простого желания помочь, как пламя в камине, разгоралась твердая решимость сделать это.
   – Я разберусь с герцогом Аберколди, – мрачно сказал Грегор.
   Несколько мгновений Мег вглядывалась в его лицо.
   – Мы сделаем это вместе, – тихо произнесла она.
   Мег снова повернулась к камину и задумалась, глядя на огонь, в отблесках которого ее волосы казались ярче и теплее, чем любое пламя. И опять Грегором овладело неудержимое желание прижать ее к груди и осыпать поцелуями это милое лицо. Его воображение разыгралось, и обычно суровое лицо озарила светлая улыбка.
   – Уже поздно, – сказала Шона, поднимаясь. – Я приготовила для вас нашу постель, миледи, если вы…
   – Нет-нет, – прервала ее Мег. – Не нужно этого делать. Я буду спать прямо здесь, у камина.
   Шона улыбнулась, и что-то в выражении ее лица подсказало Мег, что она спланировала все заранее.
   – Как пожелаете. Я пошлю за одеялами, чтобы вы могли укрыться, когда огонь в камине погаснет. Надеюсь, здесь вам будет удобно, – к сожалению, в доме не так уж много места. А вы, капитан, не станете возражать, если я постелю вам в этой же комнате? Уверена, что вы джентльмен и на вас можно положиться.
   – Спасибо за доверие, Шона. Я джентльмен и надежный человек, по крайней мере, сегодня, – рассмеялся Грегор.
   Мег выдавила из себя подобие улыбки, чувствуя смущение и неловкость под жгучим взглядом Грегора Гранта. Ее совсем не радовала перспектива провести ночь наедине с этим человеком, но она не могла причинить неудобство Шоне, лишив ее собственной кровати.
   Вслед за женой Кеннет удалился из комнаты.
   На дом опустилась тишина, которую изредка нарушал звук приглушенных голосов да крик филина в долине.
   Мег исподтишка взглянула на мужчину, который расположился неподалеку, и пришла к выводу, что его близость волнует ее гораздо больше, чем следовало бы. Он посмотрел ей в лицо. Эти необычные янтарные глаза вопрошали ее о чем-то, завораживали и притягивали. Она хотела отстраниться, борясь с безудержным желанием прильнуть к его сильному телу.
   «Это просто физическое влечение, и ничего больше», – сказала себе Мег. Она умирала от смущения и страха, а он выглядел таким спокойным и сильным. Ее тянуло к нему.
   – Мег? Если хотите, я уйду и поищу себе другое место для ночлега.
   Когда он произнес ее имя, Мег вздрогнула от неожиданности и в который раз удивилась притягательной силе его загадочных глаз. Она не могла отвести взгляд от глубокой морщинки между прямыми черными бровями, от его сурового лица.
   Совсем не таким представляла она человека, за которым приехала в Клашенник. Не о нем она мечтала. Но этот реальный Грегор Грант околдовывал и манил к себе.
   – Я вас представляла совсем другим.
   Мег пожалела, что сказала это, но было уже поздно.
   – А что вы ожидали увидеть? – нахмурился Грегор.
   «Почему бы не сказать ему все как есть?» – подумала Мег, решив, что он уже и так много о ней узнал.
   – Тогда в «Черной собаке» я встретила мужчину, одетого в парчовый камзол и туфли с пряжками. Такому человеку больше подошла бы инкрустированная табакерка в руке, чем пистолет. Почему-то я вас представляла именно таким.
   – Бог мой! Если бы я был таким, я бы не прожил и пяти минут. Мне приходилось постоянно приспосабливаться к обстоятельствам, Мег. Не моя вина, что я несговорчив и упрям, это жизнь сделала меня таким. – Грегор тихо рассмеялся. – Я кажусь вам странным. Вы разочарованы? – резко спросил он.
   Мег пожалела, что была излишне откровенна.
   – Представить себе не могу, что бы сделали мои ребята, если бы я отдавал им приказы в наряде, который вы описали, – насмешливо сказал он. – Скорее всего, тогда в таверне вы видели Джорджи Монкрейта. Это единственный отпрыск какого-то управляющего имением, который мнит себя чуть ли не потомственным аристократом.
   В его тоне сквозило презрение человека, которому незачем изображать из себя джентльмена. Каждое движение Грегора было исполнено врожденного достоинства потомственного лэрда. Да, капитан Грант не был похож на того мальчика, о котором она грезила, но тем больше ей хотелось узнать о нем. Мег с удивлением обнаружила, что ее отношение к этому человеку не имеет ничего общего с разочарованием.
   В этот момент в комнату вошла Шона с постельными принадлежностями и на какое-то время отвлекла Мег от размышлений, занявшись приготовлением двух постелей прямо у огня.
   – Спокойной ночи, – сказала она и погасила фонарь, оставив молодых людей одних при свете камина.
   Немного поколебавшись, Грегор встал.
   – Вам необходимо выспаться, – после небольшой паузы сказала Мег. – Завтра предстоит еще один трудный день. Как вы себя чувствуете?
   – Просто замечательно. Ваша Шона, должно быть, ведьма, – сказал он с легкой улыбкой.
   – Не уверена; что она моя, но вы не первый это говорите.
   – Вы так и не ответили на мой вопрос, Мег. Мне ночевать здесь или пойти поискать другое место?
   Не поднимая головы, Мег занималась своей постелью.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное