Сара Беннет.

Возлюбленный горец

(страница 5 из 26)

скачать книгу бесплатно

   Его бесстрастный, даже холодный тон задел Мег – ее глаза вспыхнули на мгновение, но, быстро взяв себя в руки, она кивнула:
   – Именно так, капитан.
   – Хорошо, а что получу я? Какая мне от этого польза?
   Мег опешила, такого вопроса она ожидала меньше всего. Поделом. Девушка опустила глаза и отвела взгляд в сторону, затем снова посмотрела на капитана. Выражение ее лица изменилось – больше она не верила в его благородство. Мег выглядела слегка обескураженной.
   – Какая вам от этого польза?
   – Неужели вы думали, что я соглашусь на это из чистого благородства, миледи? Да, я всего лишился и сам превратился в ничтожество, но я не собираюсь зря рисковать жизнью.
   Мег задумчиво кивнула. Грегор уловил тень презрения на ее лице. Сейчас она, наверное, думает, что у него нет чести, что великодушный человек не задумываясь сделал бы все, чтобы помочь людям в Глен-Дуи, хотя бы в память о традициях своего рода. Могла ли она его понять, не зная, что значит потерять все? Она не представляла, что чувствует обездоленный человек, у которого нет будущего. Он уже давно не был рыцарем без страха и упрека, он стал солдатом, который сражается на той стороне, которая больше платит.
   Будет лучше, если она узнает об этом сейчас, чтобы у нее не было иллюзий насчет его истинных мотивов. И он окажется еще большим глупцом, если позволит себе переживать из-за того, что дал ей это понять. Грегор ждал ответа, стараясь подавить терзавшее его душу чувство сожаления, что он навсегда потерял расположение Мег.
   – Мы вам заплатим, – ледяным тоном ответила она. – Так сколько нынче стоит наемник?
   Холодные рысьи глаза изучали ее. И хотя взгляд их был абсолютно непроницаем, Мег чувствовала, что он испытывает какое-то мрачное удовольствие от того, что она так разочарована и подавлена.
   – Меня устроит та же сумма, которую сейчас мне платит Аргайл. Для начала будет достаточно, – сказал Грегор. – Я попрошу Малькольма Бейна забрать мои вещи из казармы, он же передаст мое прошение об отставке.
   Мег очень хотелось спросить, что он будет делать, когда уйдет из армии, но, взглянув на Грегора, решила, что он не из тех, кто станет откровенничать с женщиной. Он замкнулся в себе, как будто захлопнул невидимую дверь у нее перед носом. Мег не была уверена, что ей хочется сейчас открыть ее. Да и стоит ли выяснять, что сделало его таким. Отправляясь сюда, она надеялась, что Грегор сразу согласится им помочь. Не ради нее, ради людей, которые живут там. Вместо этого бывший лэрд попросил о вознаграждении.
   Мег понимала, что не имеет права осуждать Грегора. Обстоятельства вынуждали его прежде всего думать о себе. Иначе как бы он выжил в этом жестоком мире? Но она так долго рисовала в душе идеальный образ рыцаря без страха и упрека, что теперь не могла не испытывать разочарования.
   В гостиную вошла Мораг, которая принесла завтрак, а вскоре вернулся и Дункан Форбс.
Он испытал явное облегчение, когда услышал, что Грегор поедет с ними, и был страшно рад, когда тот попросил его отнести прошение об отставке в казарму, чтобы передать Бейну.
   – Мы сможем выехать завтра утром? – спросил он, окинув Грегора опытным взглядом.
   – Несомненно, – спокойно ответил Грегор тоном, не допускающим возражений. – Подождите немного, я напишу прошение.
   Тут же принесли бумагу и чернила, и Грегор принялся за работу. Мег тем временем попросила принести чистые тканевые полоски и воду, и, как только он закончил, не говоря ни слова, начала перевязывать рану.
   Дункан мельком взглянул на Мег, взял прошение и ушел.
   – Это мог бы сделать Малькольм Бейн, – сказал Грегор, упрямо сжав губы. – Не стоило утруждать…
   – Теперь вы мой наемник, капитан, и я должна быть уверена, что вы сможете выполнить свою работу.
   Грегор что-то буркнул себе под нос и молча наблюдал, как Мег, внимательно осмотрев рану, осторожно промыла и перевязала ее. Ровный шов немного припух, и кожа в этом месте была горячей на ощупь, но Мег знала, что для заживающей раны это нормально. Сильный выживает, слабый погибает, а Грегор Грант явно принадлежал к первой категории.
   Когда она закончила, он встал и направился в свою комнату, ступая так осторожно, словно шел по раскаленным углям. Мег очень надеялась, что ему удастся выспаться, чтобы набраться сил для трудного переезда. Ей страшно было представить, что им придется преодолеть огромное расстояние с тяжело раненным человеком, который к тому же ни за что не признается, что ему плохо, пока не свалится с лошади.

   – Леди Мег?
   Мег оторвалась от созерцания горящего камина и взглянула на Дункана, который только что вернулся из казарм и теперь стоял перед ней с каменным выражением лица.
   – Дункан? Все в порядке?
   – Я отдал прошение дежурному офицеру, принес вещи капитана и привел его лошадь. – Дункан говорил с плохо скрываемым негодованием.
   – Что случилось? Скажите же мне наконец, сейчас я не в настроении разгадывать шарады.
   Дункан обиженно поджал губы, но ответить не успел – прямо позади него показалась высокая фигура Малькольма Бейна. Его второе имя как нельзя лучше подходило этому светловолосому человеку, так как означало «белоголовый Малькольм». Он нисколько не изменился со вчерашнего вечера – волосы были растрепаны и торчали во все стороны, только лицо было каким-то помятым, а темные круги под глазами и тяжелые складки говорили о том, что он не спал этой ночью.
   – Миледи, – сказал он с вежливым поклоном и озорным блеском в глазах, – надеюсь, вы не будете против, если я отправлюсь с вами. Я всегда забочусь о капитане Гранте, и он не сможет без меня обойтись.
   Дункан презрительно фыркнул.
   Мег спрятала улыбку, в который раз удивляясь, какая кошка пробежала между этими двумя мужчинами. Но совершенно неожиданно Малькольм Бейн сам прояснил ситуацию.
   – Дело в том, миледи, что сам я из Глен-Дуи, – начал он с легким волнением. – Когда мальчик все потерял и уехал из имения, я отправился с ним. Видите ли, мой отец был личным слугой его отца, мой дед служил его деду, и так из поколения в поколение. Я дал зарок всегда заботиться об этом молодом человеке.
   – Скажи это Элисон, – пробурчал Дункан с мрачным видом.
   Малькольм Бейн взглянул на него и грустно вздохнул:
   – Эх, Дункан, я пытался, но она не поняла меня.
   – Она до сих пор не может этого осознать, – жестко сказал Дункан.
   Мег переводила взгляд с одного на другого.
   – Что ты хочешь сказать, Дункан? Ты говоришь об Элисон, моей горничной? О своей сестре?
   – Моя сестра должна была выйти замуж за этого… за это животное, миледи, – с готовностью ответил Дункан, как будто ждал этого вопроса. – Но он вдруг уехал и не давал о себе знать целых двенадцать лет! Он разбил ей сердце.
   Мег живо представила Элисон, темноволосую, темноглазую, пухленькую девушку, такую подвижную, веселую и старательную. Она бы ни за что не догадалась, что у нее разбито сердце, но ведь Элисон никогда не говорила, что хочет замуж, и не проявляла никакого интереса к ухаживаниям местных мужчин. Мег решила, что она пока не нашла достойного человека, чтобы подарить ему свою любовь. Разве сама Мег не была в таком же положении? Помимо всего прочего, в ее отношении к Элисон была и доля эгоизма – только эта девушка могла сделать все так, как ей нравилось. Теперь же Мег увидела все в новом свете – ее Элисон намеренно оставалась одна, не желая иметь ничего общего с мужчинами, потому что любила только одного из них.
   Малькольм Бейн издал звук, похожий на фырканье.
   – Я не просил ее ждать меня столько лет, – сказал он нарочито грубо. – Вокруг нее крутилось столько парней, которые были готовы на все ради одного ласкового слова. Но раз она до сих пор одна, значит, ей так нравится!
   Дункан угрожающе двинулся на Бейна, пока не оказался с ним лицом к лицу.
   – А ты подумал о том, что ей не нужны другие? Может быть, она любит только тебя, ты, эгоистичный…
   – Прекратите сейчас же, вы, оба! – Мег схватила Дункана за руку и крепко сжала ее. – Я уверена, Элисон не понравится, если она узнает, что ты устраиваешь из-за нее скандал. Что касается вас, Малькольм Бейн, то ваш хозяин сейчас отдыхает. Вы можете пойти и посмотреть, не нужно ли ему чего-нибудь, а заодно отнесите вещи.
   Малькольм Бейн заколебался на мгновение, но все-таки решил сделать так, как она велела. Дункан злобно посмотрел ему вслед, но Мег снова сжала его руку, на этот раз гораздо мягче.
   – Ты очень хороший брат, Дункан, но, думаю, Элисон сама справится со своими проблемами, – мягко сказала она.
   «Господи, – подумала Мег, когда Дункан ушел, – разве недостаточно бед свалилось на мою голову?» Теперь ей еще придется принимать соломоново решение, чтобы устроить судьбу своей горничной и верного слуги Грегора Гранта. Она очень надеялась, что Элисон больше не переживает из-за того, что случилось двенадцать лет назад.
 //-- * * * --// 
   – Грегор, приятель, как ты?
   Звук знакомого голоса вывел Грегора из дремотного состояния, прервав тягостный сон, в котором к нему льнули рыжеволосые женщины, а мужчины с темными, дико горящими глазами размахивали пистолетами перед его носом. Он поморгал, прежде чем смог разглядеть усталое, изборожденное морщинами лицо преданного слуги.
   – Малькольм Бейн, куда ты пропал? – спросил Грегор и широко улыбнулся. Он был абсолютно трезв и немногословен. – Как ты посмел оставить меня в этом осином гнезде?
   – Есть тут одна рыжеволосая оса, не о ней ли вы говорите? Почему-то мне кажется, что вами хотят воспользоваться для личных целей, – усмехнулся Малькольм.
   – Она мне не по зубам, – поежился Грегор.
   Малькольм Бейн бросил проницательный взгляд на капитана.
   – Вы знаете, что жена Эрди сбежала? – спросил он. – Он был вне себя от ярости, пил и ругался целый день: то клялся убить ее, то рыдал и говорил, что не может жить без этой женщины. Как он был жалок!
   – Вовремя я ушел из полка. Он знает, что я подал в отставку?
   – Эта радость у него еще впереди.
   Грегор кивнул; почувствовав озноб, он плотнее закутался в одеяло.
   – А тебя это, похоже, не удивило.
   – Это был вопрос времени. – Малькольм Бейн пожал Плечами. – Вы уже несколько месяцев не в своей тарелке. Думаю, служба в драгунском полку Кэмпбелла наскучила вам. Но вы уверены, что поступаете правильно?..
   – Да, – тихо сказал Грегор. – Уверен. Ты можешь себе представить, она предложила заплатить мне. За то, чтобы я вернулся домой. – Он рассмеялся, но это был горький смех. – Если она хорошо заплатит, я куплю кусок земли и буду там жить.
   – Такая жизнь не для лэрда из рода Грантов, – пробубнил Малькольм Бейн себе под нос.
   – Я уже давно не лэрд, – сказал Грегор. – Скажи лучше, что ты знаешь о герцоге Аберколди.
   Грегор явно хотел сменить тему разговора. А Малькольм пытался навести порядок в комнате и подбрасывал в камин поленья.
   – О нем я знаю немного. В 1715 году он сражался на стороне англосаксов и разбогател, скупая конфискованные имения. Он очень умен, но это не преступление.
   – Нет, конечно. Ты знал, что он был женат?
   – Нет. А что с его женой?
   – Она умерла. Ходят слухи, что он убил ее. Теперь герцог хочет заполучить Глен-Дуи и нашу рыжеволосую Мег. Именно поэтому, Малькольм, я возвращаюсь домой. Хочу проследить, чтобы умница герцог не наложил лапу на то, что ему не принадлежит.
   – Что вы имеете в виду? Имение или леди? – спросил Малькольм, оторвавшись от камина и лукаво взглянув на Грегора.
   – И то и другое, Малькольм.
   – Тогда вам потребуется много сил – впереди тяжелый путь и бой, который вам надо выиграть, – констатировал Бейн. – Я принесу еду и немного эля, а затем взгляну на вашу рану.
   Грегор поморщился – ему совсем не хотелось, чтобы рану опять бередили.
   – Как скажешь, Малькольм, – вслух согласился он.
   Малькольм задержался на пороге и оглянулся. Грегор лежал неподвижно; он был очень бледен – боль и жар не оставляли его ни на минуту. Но старый вояка по опыту знал, что молодой хозяин отправится утром в дорогу и преодолеет трудный двухдневный путь, чтобы увидеть Глен-Дуи. Неисповедимы пути Господни, и вот сама судьба позаботилась о том, чтобы он наконец вернулся в то единственное место, которого избегал целых двенадцать лет.
   Грегору будет трудно смириться с тем, что милый его сердцу край больше не принадлежит ему. Сможет ли он выполнять указания женщины, которая уже привыкла к тому, чтобы люди подчинялись ей? А Малькольм будет там, рядом с Грегором. Сейчас он не имел права его бросить, хотя соблазн был велик.
   Малькольма Бейна терзала мысль о том, что Элисон Форбс, как сказал Дункан, преданно ждала его все эти годы, ни разу не взглянув на другого мужчину. Уехав из Глен-Дуи, он запретил себе думать о ней и теперь терзался от того, что ни разу за все эти годы не дал о себе знать своей возлюбленной, женщине, на которой собирался жениться и с кем мечтал состариться.
   Неужели она до сих пор не простила его и ненависть жива в ее раненом сердце? А может, она забыла его и в ее душе не осталось ничего, кроме холодного равнодушия? Ведь вполне вероятно, что та Элисон, которую он любил, изменилась настолько, что он вряд ли узнает ее. Малькольм Бейн не в силах был отделаться от мрачных предчувствий.


   Мег, резко натянув поводья, остановила кобылу, которая, тяжело дыша после бешеного галопа, нервно мотала головой и грызла удила. Девушка обернулась, вглядываясь вдаль. Мужчины отстали: они шли ровным аллюром скорее из-за Грегора Гранта, нежели ради собственного удовольствия. Бывший лэрд Глен-Дуи держался в седле неестественно прямо и напряженно – видимо, каждый толчок причинял ему нестерпимую боль, но он страдал молча и не просил об отдыхе.
   Капитан Грант повернул голову и посмотрел на острые пики горных вершин, увенчанные ослепительно белыми шапками, искрящимися на солнце. Завтра утром им предстоит преодолеть эту горную преграду по узкой извилистой тропке, теряющейся в заснеженных вершинах. Ведь только она отделяла их от Глен-Дуи.
   Накануне отъезда Грегор вышел к завтраку с очень бледным, но решительным лицом. Он был полностью вооружен, из-под коричневой куртки выглядывала чистая рубашка, старый клетчатый плед аккуратно скатан и заправлен в килт. Говорил он мало и едва притронулся к еде. На вопрос Дункана, сможет ли он ехать верхом, Грегор долгое время не отвечал, вперив в него суровый взгляд.
   – Несомненно, – наконец ответил он ледяным тоном, не терпящим возражений.
   Старый фермер покраснел до ушей. Мег спрятала улыбку. Нелегко было вывести сурового, хладнокровного Дункана из равновесия, но Грегору Гранту это удалось без труда. Мег решила, что из него получился бы властный хозяин. Его врожденная гордость и чувство собственного достоинства не позволяли забыть о его происхождении. Он был прирожденным лидером, решительным и требующим подчинения.
   Мег полной грудью вдохнула густой холодный утренний воздух и что-то ласково шепнула своей нервно гарцующей кобыле. Она плохо спала этой ночью и сейчас была преисполнена тревоги и беспокойства, как и ее лошадь. Мег не знала, правильно ли она поступает. Отец настоял, чтобы она привезла Грегора Гранта в Глен-Дуи, и ей это удалось. Но он ничего не говорил о деньгах, ведь он и подумать не мог, что капитан попросит о вознаграждении, так как помнил Грегора еще юношей. Старый генерал был уверен, что в глубине души капитан Грант остался благородным идеалистом. Старику придется смириться с тем, что Грегор стал другим. Этот новый, надменный Грегор Грант попросил оплатить его услуги.
   Мег посмотрела на небо, надеясь, что они благополучно доберутся до ночлега. В конце лета погода в горах Шотландии полна сюрпризов – сияющий небосклон в одну секунду могли затянуть серые тучи, проливая на землю потоки дождя. Им очень повезет, если они доберутся до ночлега сухими, иначе промокшая одежда погубит Гранта, и едва утихший жар вновь овладеет его телом. Утром, когда Малькольм менял повязку на его ране, он заметил, что кожа вокруг аккуратных стежков покраснела и распухла больше обычного.
   – Давайте переждем немного и поедем в другой день, – сказала тогда Мег.
   – Нет. Мы едем сегодня, – отрезал капитан Грант.
   – Но ваша рука…
   – Это не имеет значения. Мы отправляемся сейчас. Их взгляды скрестились, как шпаги дуэлянтов.
   – Я присмотрю за ним, – сказал Малькольм Бейн. – Капитан Грант, несмотря на свое упрямство, всегда был сильным и здоровым мужчиной.
   Грегор бросил на него уничтожающий взгляд, но слова Малькольма немного успокоили Мег. Правда, ненадолго. Тревога вернулась и уже не оставляла ее. Слишком много людей надеялось, что он вернется домой и встанет на их защиту. Мысль о том, что он может просто… умереть, разрывала ей сердце.
   Конечно, это все из-за отца, который связывал все свои надежды с возвращением капитана Гранта в Глен-Дуи. Именно поэтому ее так взволновала мысль о том, что в пути с Грегором может случиться все, что угодно. Ведь самого Грегора она не знала – он был ей совсем чужим, а детская мечта о романтическом герое испарилась как дым.
   Впереди их ждал нелегкий путь. Им предстояло идти по военной горной тропе через ущелье и проявить чудеса изобретательности, чтобы незаметно миновать военные посты. Дорогу охраняли в основном английские солдаты, которые считали горцев варварами и бунтовщиками. Они ненавидели людей, которых пришли покорять. Мег видела враждебность в их глазах. Это вызывало тревогу, злость и раздражение. Она прекрасно знала горцев, и, хотя они говорили на гэльском наречии, а их обычаи и традиции сильно отличались от английских, они совсем не были дикарями, как считали англичане.
   Однако Мег была в хороших отношениях с офицером, командующим военными постами. После мятежа противники якобитов решили проложить дороги в горах на случай отступления солдат, если будет новое восстание. Военные посты были расставлены по всему ущелью в стратегически важных местах, чтобы вести наблюдение за местным населением и творить «справедливый» британский суд. Оторванные от семей, чувствуя себя чужими в этом горном краю, солдаты изливали свое недовольство на местных жителей, которых, как предполагалось, они должны были приобщить к цивилизации.
   Но не все английские офицеры вызывали отвращение и протест. Были и такие, как майор Литчфилд. Прекрасно образованный, он придерживался либеральных взглядов и находил свое новое назначение интересным, расширяющим кругозор. Литчфилд не жаловался на судьбу, как многие из его сослуживцев, считавшие такую службу ссылкой на задворки цивилизованного мира.
   Мужчины наконец догнали Мег. Грегор Грант сидел на лошади напряженно и неестественно выпрямившись, но все-таки держался в седле. Когда он поравнялся с девушкой, их взгляды вновь скрестились. Едва заметная усмешка затаилась в уголках его губ.
   – Заблудились?
   Не скрывая раздражения, Мег дала шпоры своей нервной кобыле и быстро ускакала вперед.
   Она неслась впереди всех. Ее рыжие волосы пламенели на фоне ярко-голубого неба. На ней были все те же клетчатые мужские штаны и жакет, на ногах высокие сапоги из мягкой кожи. Непокорные волосы были заплетены в толстую косу, которая спускалась до самой талии. Мег очень хорошо держалась в седле и не боялась рисковать. Она была прирожденной наездницей, но и воплощением женственности – пышная высокая грудь под облегающим жакетом, изящные очертания стройных бедер, нежная линия подбородка, полные красивые губы…
   Глядя на эту девушку, Грегор чувствовал, как вибрирует каждая клеточка его тела, несмотря на физические страдания.
   Мег не относилась к тому типу женщин, которые обычно привлекали его. Веснушки на носу, острый язык, властные манеры – все это было ему не по вкусу, но сейчас притягивало как магнитом. Он страстно желал ее. Грегор плохо спал этой ночью, постоянно просыпаясь в лихорадочном бреду и снова проваливаясь в омут ночных фантазий и грез, где манила его к себе и обжигала Мег Макинтош.
   Интересно, что бы она сделала, скажи он ей об этом? Ужаснулась бы? Отвернулась от него с отвращением?
   Возможно. Скорее всего. Лучше ей ничего не знать, но тогда…
   – Леди Мег – очень своенравная девушка.
   Невозмутимый голос Дункана Форбса бесцеремонно ворвался в его мысли. Грегор посмотрел в его темные непроницаемые глаза, пытаясь понять, как этот суровый земледелец умудрился догадаться, что он думает о его молодой хозяйке.
   – Разве генерал не держит свою дочь в ежовых рукавицах? – спросил Грегор.
   – Генерал души в ней не чает и во всем потакает. – Дункан не мог скрыть волнения. – Только из-за ее предстоящего замужества они постоянно ссорились. Она отказывала всем мужчинам, которых отец прочил ей в мужья. Слишком… привередлива. Всегда находила какую-нибудь причину или… предлог, чтобы отвергнуть очередного претендента.
   – Пока не появился герцог Аберколди.
   Дункан выглядел сильно встревоженным.
   – Герцог часто приезжал в Глен-Дуи с визитами, но мы все были уверены, что его больше интересует общество генерала, чем леди Мег. Они беседовали часами. Всю жизнь генерал был деятельным человеком, имел большой вес в обществе, а таким людям нелегко смириться, что годы уходят и они становятся немощными и никому не нужными. Герцог постоянно льстил старику, и тот безгранично доверял ему. Они договорились о свадьбе, и генерал подписал необходимые бумаги. Когда же он сказал об этом леди Мег, она очень разозлилась. А потом много плакала. Я думаю, что в конце концов она бы согласилась выйти за него замуж ради отца, если бы они случайно не узнали, что герцог совсем не такой благородный человек, как они думали. Но было слишком поздно. Герцог твердо решил, что женится на леди Мег, а он никогда не отступает.
   Грегор верил рассказу Дункана, к тому же он полностью совпадал с тем, что говорила ему Мег.
   – Чего же хочет герцог на самом деле? Имение или девушку?
   – Не могу сказать наверняка, капитан. Но когда герцог смотрит на леди Мег, его глаза горят от… вожделения. Да, думаю, он хочет заполучить эту девушку. Но и имение тоже. Ведь если ему удастся присоединить Глен-Дуи к своей земле, его владения станут огромными.
   – А ты ему доверяешь, Дункан?
   – Хотя у него манеры, как у лондонского денди, я ему совершенно не верю, это факт, – помрачнел Дункан.
   Грегор кивнул. Раз герцог не вызывает доверия, значит, леди Мег не должна выходить за него замуж. Придется каким-то образом выпутываться из этой сложной ситуации, чтобы, с одной стороны, не навлечь на свои головы гнев этого опасного человека, а с другой – не допустить войны, которую они, несомненно, проиграют. И в этом случае ему потребуется помощь старого генерала, который всегда был непревзойденным стратегом. Правда, Грегор до сих пор не мог понять, почему его присутствие было столь необходимо, но он это выяснит, и очень скоро.
   Как странно устроена жизнь! Грегор и представить не мог, что когда-нибудь вновь увидит генерала, да еще при таких обстоятельствах.
   Он пошевелился в седле, и рана тут же напомнила о себе резкой болью. Грегор закусил губу и попытался отвлечься.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное