Сара Беннет.

Возлюбленный горец

(страница 3 из 26)

скачать книгу бесплатно

   Когда вернулась Мораг, Малькольм Бейн начал промывать рану холодной водой, до тех пор пока не исчезла последняя капля запекшейся крови. Покончив с этим, он взял бутылку виски и вылил часть ее содержимого прямо в открытую рану. Воздух со свистом вырвался из груди Грегора, и он побелел. Мег даже застонала от жалости. Но Малькольм уже приготовил иглу, зажав ее в больших заскорузлых пальцах.
   – Ну что, мой мальчик, ты готов?
   Грегор поднял глаза на Мег. Его взгляд выражал скорее просьбу, чем мольбу. Ей хотелось бросить все, встать и уйти, притвориться, что не понимает его. Но ведь она проделала такой путь, чтобы отыскать этого человека, попросить его об услуге. Она не вправе отказать ему. И все-таки… Она не просто боялась, здесь было нечто большее – ей не хотелось, чтобы эти красивые мускулы, покрытые гладкой чистой кожей, были изуродованы еще одним грубым швом в исполнении Малькольма Бейна. А ведь она умела шить.
   Мег, мгновение поколебавшись, кивнула. Она была уверена, что справится и не упадет в обморок. Нельзя проявлять слабость перед этими суровыми горцами. Она не желала обнажать свою ранимость, которую тщательно скрывала под внешней неприступностью.
   – Я так вам благодарен, спасибо, – тихо сказал Грегор.
   Малькольм Бейн откашлялся и протянул ей иглу. Она взяла ее слегка трясущимися пальцами. Дункан принес стул и поставил его рядом с креслом, чтобы Мег сидела выше своего пациента и могла хорошо видеть рану. Малькольм Бейн встал позади Грегора и аккуратно сдавливал края раны, чтобы ей было удобнее их сшивать. Краем глаза Мег наблюдала за Грегором, который дышал часто и прерывисто, плотно сжав губы.
   Все замерли в ожидании.
   С отрешенным видом, очень медленно Мег поднесла острую иглу к его коже и быстрым ловким движением сделала первый прокол. К ее удивлению, это оказалось совсем несложно. Она сделала еще одну попытку, затем начала работать проворно и аккуратно: не слишком стягивая края раны, Мег располагала стежки на небольшом расстоянии друг от друга. Шов, несомненно, останется на всю жизнь, но он будет узким и ровным. Мег полностью погрузилась в работу, ничего не замечая вокруг. Бейн помогал ей удерживать вместе края раны; Грегор, напряженный и бледный, старался не шевелиться; Дункан сочувственно бубнил что-то себе под нос. Чуть поодаль стояла Мораг с кувшином воды.
   Наконец последний, ровный и аккуратный, стежок лег на свое место.
   Еще не осознавая, что справилась, Мег отрешенно наблюдала, как Бейн обрезал нить и взял иглу у нее из рук.
   – Отличная работа, миледи, – сказал он. – Думаю, парень оценит это, когда сможет говорить.
   И тут все вокруг закружилось и поплыло перед глазами. Мег пошатнулась, ища опоры. Кто-то поддержал ее. Это Грегор схватил ее за руку, и их пальцы крепко переплелись. Она часто заморгала, в голове немного прояснилось, но ноги все еще дрожали и колени подгибались.
Взгляд янтарных глаз впился в нее так же цепко, как и его пальцы.
   – Я не собираюсь падать в обморок, – заверила его Мег, слегка запинаясь.
   – Я тоже, – ответил Грегор.
   – Мне трудно с мужчинами, я не нахожу с ними общего языка, – сказала она и вдруг залилась румянцем, спохватившись, что слишком разоткровенничалась. И почему это пришло ей в голову именно сейчас?
   Его губы растянулись в улыбке, отчего у Мег снова закружилась голова.
   – Может быть, вы еще не встретили подходящего мужчину.
   – Ну, теперь все, – объявил Бейн. Он перевязал рану, умело обернув руку Грегора чистыми полосками ткани. – Вот так тебе будет гораздо лучше, парень, – уверенно сказал он.
   Несмотря на чарующую улыбку и заверения в прекрасном самочувствии, «парень» выглядел так, будто сознание вот-вот покинет его.
   – Вам необходимо лечь в постель, – продолжал Малькольм. – Надеюсь, в гостинице найдется свободная комната.
   – Вы можете позаботиться об этом? – спросила Мег, обернувшись к Мораг.
   – Да, миледи, я все сделаю, – ответила девушка. – Вы будете ужинать здесь или у себя в комнате?
   – Принесите мне ужин в комнату, – сказала Мег, благодарно взглянув на Мораг, которая поспешила из холла, чтобы приготовить комнаты и позаботиться об ужине.
   Мег не торопилась уходить, задумчиво глядя на Грегора. Он сам сказал, что обязан ей, – возможно, это был ее шанс попросить об услуге.
   – Капитан Грант?
   Грегор застонал, но оставался неподвижным. Он лежал в безвольной позе, протянув длинные ноги к огню. Сейчас этот большой мужчина выглядел беззащитным и совсем не походил на бравого солдата, чья жизнь полна лишений и опасности, который способен драться на дуэли из-за женщины и напиваться до бесчувствия. Неожиданно она поймала себя на мысли, что именно сейчас он напоминает того нежного и талантливого юношу, умевшего передать красоту родной долины в рисунках, образ которого Мег лелеяла в своих девичьих мечтах. Только теперь он сильно возмужал.
   – Капитан Грант, – позвала Мег, на этот раз чуть громче.
   Грегор приоткрыл один глаз, возмущенно блеснувший янтарным огнем.
   – Детка, дай мне п-п-поспать немного, – невнятно пробормотал он. – Обещаю, что утром буду в твоем полном распоряжении.
   Ее щеки запылали от возмущения, но, подумав, Мег решила, что сама виновата, пытаясь растормошить человека в полубессознательном состоянии, к тому же не имевшего ни малейшего представления о приличиях и моральных устоях.
   – Поговорите с ним завтра утром, миледи. Так будет лучше, – сказал Малькольм Бейн, пряча улыбку.
   – Правильно, – добавил Дункан с чувством неловкости.
   – Отлично, – с легким раздражением согласилась Мег.
   – Мы перенесем его в комнату. – Дункан бросил быстрый взгляд в сторону Бейна. – А вам, леди Мег, нужно поспать. Не думаю, что мы тронемся в обратный путь завтра, но кто знает? Я видел человека, которому в бою отрубили ногу, но на следующий день он уже был в седле…
   Мег решила последовать совету Дункана. Ей необходимо набраться сил, чтобы быть готовой к разговору с Грегором, который проснется утром с больной головой, но трезвый. Выполнит ли он ее просьбу? Она очень надеялась, что он пойдет ей навстречу. Все-таки этот человек был рожден горцем, а честь для них превыше всего.
   «И тогда я получу то, зачем приехала, – мысленно сказала себе Мег. – Грегор Грант будет принадлежать мне». Она возвращалась к этой мысли, направляясь к себе в комнату. Теплая волна удовольствия разливалась по всему телу, но пылающий камин не имел к этому отношения – просто в душе росла уверенность, что ее мечта вот-вот сбудется. «Нет, глупо надеяться», – одернула себя Мег.
   Она вдруг почувствовала страшную усталость, и так захотелось, чтобы здесь оказалась Элисон, ее служанка из Глен-Дуи. Элисон тоже хотела поехать, но она неважно держалась в седле, и, хотя Мег очень любила эту девушку, она отказалась взять ее с собой.
   Принесли ужин, который отличался изысканным вкусом, но у Мег пропал аппетит. Она быстро разделась, облачилась в ночную рубашку из тонкого белого муслина, закуталась в теплый шерстяной плед и села перед уютно потрескивающим камином. Девушка неохотно взяла щетку и начала терпеливо расчесывать спутанные огненно-рыжие кудри – это требовало времени и внимания.
   Медленно расчесывая очередной локон, Мег позволила себе отвлечься. Она вспомнила об отце, генерале, который сейчас места себе не находит от беспокойства за нее. Ей так не хотелось надолго оставлять его одного! Когда он был в добром здравии, справлялся с хозяйством и держал бразды правления Глен-Дуи в своих руках, никто не смел угрожать им. Но сейчас, практически слепой, ослабевший духом и телом, он стал легкой добычей для местных хищников, которые посягали на их земли, причем один из них был особенно настойчив.
   Не следует недооценивать сильного противника, а герцог Аберколди был именно таким. Герцог собирался в скором времени присоединить их земли к своим обширным владениям и заполучить Мег в придачу.
   Но он ошибся. Леди Маргарет Макинтош не вписывалась в обычные рамки – ее не волновало мнение света, и она не следовала слепо традициям и устоям общества, в котором жила, не считала нужным подчиняться мужчине, который будет навязывать ей свою волю.
   Старый генерал винил себя за то, что Мег выросла своенравной, гордой и решительной. С детства он прививал ей чувство собственного достоинства и свободу мысли, и ему не раз приходилось пожинать плоды такого воспитания. Человек незнатного рода, он сколотил состояние на угольных шахтах северной Англии и не был джентльменом ни по рождению, ни по манерам. Деньги помогли ему стать влиятельным человеком и получить звание генерала ганноверской армии, принимавшей участие в подавлении мятежа. Он высоко поднялся по общественной лестнице, и теперь ему хотелось только одного – устроить будущее единственной, горячо любимой дочери и выдать ее замуж за достойного человека.
   Достигнув совершеннолетия, Мег не желала общаться с джентльменами, большинство из которых, не имея ни гроша за душой, охотились за ее приданым. Как часто с грустной улыбкой она думала о том, что не принадлежала к той породе женщин, из-за которых мужчины теряют голову и дерутся на дуэлях. Мег была образованна, умна и остра на язык, но, как ей казалось, недостаточно красива. К тому же превыше всего она ценила честность и искренность и никогда не умела и не хотела прикидываться легковерной глупышкой, когда дело касалось мужского пола. Она видела насквозь этих охотников за деньгами и прекрасно понимала, что их интересует не она сама, а то, что они получат вместе с ней. Притворяться она не собиралась.
   Еще в ранней юности Мег дала себе клятву, что выйдет замуж только по любви. По горькой иронии судьбы именно генерал послужил причиной крушения всех ее надежд. Немощность и слепота сломили его дух и затмили некогда блестящий ум. В скором времени он поддался на уговоры изворотливого и хитрого герцога. Когда Мег узнала об их договоренности, было слишком поздно – бумаги были подписаны и скреплены печатями. Теперь она и герцог Аберколди официально считались помолвленными. В жарких спорах с отцом Мег отчаянно пыталась доказать, что он поступил неправильно. Но это ни к чему не приводило, пока она не поняла, что старый генерал таким образом пытается оградить ее от жизненных бурь и невзгод. И Мег приняла свою горькую участь.
   Затем возник ряд обстоятельств, очень серьезных. Ее отец разгадал намерения герцога и с ужасом понял, на что он обрекает дочь…
   – Я старый глупый осел, – причитал он, обхватив голову руками. – Что же я с тобой сделал, моя Мег?!
   Девушку охватил страх за отца и за себя. Они засиделись за полночь, пытаясь найти выход, и в конце концов генерал пришел к простому и единственному решению – разыскать Грегора Гранта и привезти его в Глен-Дуи, а остальное он берет на себя.
   Вздохнув, Мег забралась под одеяло. Приятное тепло от горячего камня, который служанка обернула в толстую ткань и положила ей в ноги, разлилось по всему телу. Засыпая, Мег решила, что обязательно вернется в Глен-Дуи с Грегором Грантом и все вместе они одолеют изворотливого герцога. Она должна так думать. Альтернатива ее не устраивала.


   Грегора разбудила прохлада раннего утра. Он долго лежал с открытыми глазами, пытаясь понять, что с ним произошло и где он находится, – это был явно не его армейский барак с неудобной узкой кроватью. Он попытался пошевелиться, и вдруг резкая боль, пронзившая предплечье, мгновенно воскресила в памяти недавние события.
   Всему виной была злополучная дуэль с Эрди Кэмпбеллом. Эрди ни за что не оставит Грегора в покое и обязательно отомстит за свое поражение. И это произойдет в самый неподходящий момент. Он обязательно предпримет вторую попытку и нанесет жестокий удар, который скорее всего окажется фатальным. А пока Эрди сделает все возможное, чтобы очернить Грегора в глазах драгун и превратить его жизнь в сущий ад.
   Конечно, он мог бы пойти к герцогу Аргайлу и все объяснить, но как тот это воспримет? Ведь Эрди приходился ему племянником, а Грегор никем. И хотя Аргайл слыл человеком разумным и справедливым, кровные узы могли сыграть злую шутку даже с ним.
   Что же ему теперь делать? Можно завербоваться в иностранный легион. Или оставить службу и стать управляющим у богатого лорда – собирать ренту с местных фермеров, которые и так еле-еле сводят концы с концами. Грегор совсем упал духом. Это было явно не для него.
   Мальчиком он бегал по долинам и холмам Глен-Дуи и был всегда уверен, что когда-нибудь все здесь будет принадлежать ему. Это имение было его по праву. Род Грантов и Глен-Дуи были неразделимы со времен правления королевы Мэри. Разве может солнце перестать каждое утро появляться на небосклоне? Так и Грегор не мыслил себя без этой прекрасной земли. Однако случилось самое страшное – он потерял Глен-Дуи навсегда, и весь мир погрузился для него во мрак.
   Он заметался на кровати, но резкая боль тут же напомнила о себе. Голова раскалывалась и гудела, и это было еще хуже, чем саднящая рана. Какая-то очень важная мысль постоянно ускользала от него. Грегор снова беспокойно зашевелился, и боль в руке стала невыносимой. Да, еще была молодая женщина с огненно-рыжими волосами. Он хорошо запомнил легкий запах ее тела. Ведь это она зашила его рану! Леди Маргарет Макинтош, рыжеволосая злючка. Очаровательное видение с молочно-белой кожей и ароматными, нежными, как спелые фрукты, губами.
   Громкий стук в дверь прервал его грезы. Грегор вздохнул и приподнял голову, чтобы сказать «Войдите!», но тут же пожалел об этом – комната поплыла перед глазами, в глазах потемнело.
   – Кто там? – прохрипел он.
   Дверь распахнулась, и на пороге появился коренастый темноволосый мужчина, который осторожно приблизился к постели. С трудом приоткрыв глаза, Грегор посмотрел на него, в горле саднило. Он вспомнил. Это Дункан Форбс, один из арендаторов у отца Грегора. И вот он стоит здесь, немного постаревший, но все такой же крепкий и надежный, каким он его помнил.
   – Как вы себя чувствуете, сэр? – с легкой робостью и почтением поинтересовался Форбс, будто Грегор все еще был лэрдом, Глен-Дуи.
   Грегор судорожно сглотнул и заговорил:
   – Уже лучше, Дункан. Как ты здесь оказался? Я думал, ты мне пригрезился. Последний раз я видел тебя, когда ты приходил в тюрьму после смерти моего отца.
   Дункан не принимал участия в восстании 1715 года, его оставили в имении, чтобы присмотреть за матерью и сестрой Грегора, а также вести хозяйство. Когда тело отца обрело покой в земле их предков, Дункан приехал в тюрьму. Грегор помнил этот момент до мельчайших подробностей: омраченное печалью лицо старого солдата и его глубокую скорбь, когда он рассказывал о похоронах.
   Грегору казалось, что он все видел своими глазами, – так живо описывал Дункан похоронную процессию, задрапированный в черную материю гроб, который по очереди несли фермеры Грантов; стенающих плакальщиц и прощальную песнь волынок, которая незримым саваном печали окутывала всех скорбящих. Тогда Дункан сказал, что это был достойный конец славного лэрда и не важно, каких политических убеждений он придерживался при жизни. Грегор рыдал, искренне сожалея о безвременной кончине отца. Стюарты возвеличили их – род Грантов преданно служил еще королеве Мэри, которая в награду за верную службу подарила им Глен-Дуи. Однако Стюарты и погубили их, когда принц Джеймс стал претендовать на трон и поднял мятеж.
   Дункан все еще выжидательно смотрел на него спокойным взглядом темных глаз.
   – Вы действительно забыли, что вчера произошло, сэр?
   Грегор с усилием потер лоб, пытаясь хоть на секунду избавиться от разрывающей голову боли, которая обволакивала сознание.
   – Я почти все помню, Дункан. – Он прерывисто вздохнул. – Присядь, друг, а то у меня шея затекла так на тебя смотреть.
   Дункан осторожно сел на краешек стула.
   – Где Малькольм Бейн?
   – Сказал, что пойдет в казармы, – ответил Дункан, поджав губы, он всегда так делал, когда ему что-то не нравилось. – Мы должны отвезти вас домой, Грегор Грант. Мы нуждаемся в вашей помощи – только вы можете защитить нас, леди Мег…
   Грегор попытался засмеяться, но из его груди вырвался только хрип.
   – Ах да, рыжая фурия – дитя пламени. Думаю, ты заметил, Дункан, что я уже состою у нее на службе?
   Интересно, сколько времени потребуется Эрди, чтобы добить его?
   – Это не ваша вина, сэр, что вы потеряли Глен-Дуи.
   Лицо Грегора окаменело. Он знал, что Дункан прав, но не хотел, чтобы ему об этом напоминали. Когда из-за моря раздался призыв Стюартов, его отец откликнулся, и они вдвоем поддержали мятеж 1715 года. Они потерпели поражение, которое повлекло за собой череду непосильных штрафов, конфискацию всех земель и личного имущества. После смерти отца Грегору пришлось одному нести это бремя.
   Что мог он сделать, освободившись из тюрьмы семнадцати годов от роду? Грегор собрал вещи и отправил мать и сестру к родственникам в Эдинбург. Его мать смогла это пережить и неплохо устроилась. Сестре тоже несложно было привыкнуть к новой жизни, поскольку она была еще слишком мала. Но Грегор так и не смирился с потерей Глен-Дуи, словно из груди у него вырвали сердце.
   Он не был прежним Грегором Грантом. Он стал странником на этой земле, озлобленным и потерянным. Он пошел сражаться только потому, что так хотел его отец. Грегор был наследником рода Грантов, а отец – его повелителем, его лэрдом. Он сделал это ради отца, но политические распри мало интересовали его. Единственное, что Грегор любил, была его земля, их имение, где он хотел бы прожить всю жизнь, подчиняясь неспешному ритму, восхищаясь красотой родного края, и однажды, умерев, уйти навсегда в горную долину, где спали вечным сном его предки. Только там ему было хорошо и спокойно. Это был его мир, а он был его частью. Больше ему ничего не было нужно. Он выжил, да, но прежнего Грегора Гранта больше нет.
   Дункан беспокойно заерзал на стуле, и Грегор понял, что молчит слишком долго. Но ему было все равно, что думает коренастый арендатор о своем бывшем лэрде. Дункану пора понять, что послушный, доверчивый мальчик, которого он когда-то знал, исчез навсегда. Его место занял выносливый, закаленный в боях и жизненных трудностях мужчина, лишь одно слово которого заставляет солдат идти на смерть, а улыбка вызывает недоверие, ведь он уже давно разучился радоваться. Мужчина, который всегда знает, чего хочет.
   – Глен-Дуи больше не принадлежит мне, Дункан.
   – Так-то оно так, сэр. Но разве можно убить память людей о Грантах, которые испокон веков достойно правили в нашей долине? Те двенадцать лет, что вы отсутствовали, – лишь капля в горном озере Дуй. И пока мы живы, вы навсегда останетесь нашим лэрдом. И только вы можете нам помочь, сэр. Неужели вы даже не попытаетесь?
   Слова причиняли острую боль. Его душу терзали тоска и сожаление о беззаветно любимой и потерянной земле предков. Грегор низко склонил голову и стал усиленно тереть лоб пальцами. Слишком свежа была рана, оставленная невосполнимой утратой. Он был уверен, что уже смирился с нею. Нет, он не даст себе раскиснуть! Грегор не мог себе позволить лишиться имения во второй раз. Да, теперь его жизнь была тяжела и сурова, но и терять ему было нечего! Он давно решил, что Глен-Дуи больше нет в его жизни – он покончил с прошлым навсегда.
   – Прости, Дункан, но мой ответ «нет». Я никогда не вернусь назад. И какая бы беда ни обрушилась на долину, вам придется найти другой способ справиться с ней.
   Ответ Грегора поверг Дункана в замешательство – он не верил своим ушам. Только он собрался с духом, чтобы привести новые доводы, как в дверь громко и нетерпеливо постучали.
   – Только не сейчас, черт бы подрал эту женщину! – пробурчал Дункан себе под нос.
   – Капитан Грант? Вы не спите? – раздался из-за двери голос вышеупомянутой женщины, которая явно не собиралась ждать.
   Грегор смущенно переводил взгляд с Дункана на дверь. Он узнал этот голос и, когда дверь со скрипом отворилась, увидел знакомое лицо. В свете утра ее глаза были такими небесно-голубыми и яркими, что он на мгновение зажмурился.
   – Капитан Грант? Мне нужно поговорить с вами. Вы хорошо себя чувствуете?
   Сопротивляться было бесполезно – даже если бы он был при смерти, эта девушка все равно вошла бы в комнату и выполнила задуманное. Грегор аккуратно натянул одеяло до подбородка.
   – Леди Мег, – громко сказал Дункан, – не могли бы вы немного подождать, пока мы тут закончим? Это мужской разговор.
   Лишь мельком взглянув на говорившего, леди Маргарет распахнула дверь и проследовала в комнату.
   – Чепуха, – коротко бросила она. – У нас нет времени.
   Обиженный таким поведением, Дункан не сказал ни слова. Арендатор придерживался старомодных правил и считал ниже своего достоинства спорить с женщиной, Грегор же вообще не признавал никак манер и приличий.
   Между тем леди Мег встала у изножья кровати и пристально смотрела на раненого. Огненно-рыжие волосы, молочно-белая кожа с веснушками и пронзительный взгляд небесно-голубых глаз. Оказывается, она не приснилась ему. Именно эту женщину он видел вчера вечером. Но только сейчас Грегор в полной мере ощутил ее женственность. Вчера на ней были мужские клетчатые штаны и жакет – не совсем обычный наряд, но даже в нем она выглядела обворожительно. Сегодня же леди Мег облачилась в голубое, в цвет глаз, платье с облегающим корсетом, по которому вниз сбегали милые бантики из тафты, – обычный дамский наряд, подчеркивающий ее очарование…
   – Капитан Грант, мне нужно обсудить с вами очень важный вопрос, – властно, голосом, не допускающим возражений, заявила она. Но Грегор не мог не заметить мягкую линию ее губ, длинные, густые ресницы. Под этим платьем скрывалась горячая и нежная женская плоть…
   Нет, нет и нет! Неужели он забыл, как дорого ему стоила Барбара с ее мольбами о помощи? Лишь несколько дней назад его провели как мальчишку – второй раз он не совершит ту же ошибку.
   – Сэр, позвольте представить вам леди Маргарет Макинтош, – вмешался Дункан. – В настоящее время Глен-Дуи принадлежит ей и ее отцу. Эта девушка проделала весь этот трудный путь с единственной целью – попросить вас о помощи. Леди Маргарет бросила на Дункана убийственный взгляд.
   – Спасибо, Дункан. Я в состоянии сама назвать свое имя. Ты уже все ему рассказал?
   – Еще не успел, леди Мег.
   – Хорошо. Я сделаю это.
   Но Грегор прервал ее на полуслове:
   – Это большая честь, леди Маргарет, что вы обратились ко мне за помощью. И мне очень жаль, что вы проделали такой трудный путь напрасно. Я больше не лэрд Глен-Дуи, и все, что там происходит, меня не касается. Я ничего не хочу об этом знать.
   Мег опешила. Затем, бросив многозначительный взгляд на Дункана, она слегка приподняла бровь. Мгновенно оценив ситуацию, старый вояка поднялся на ноги.
   – Ну что ж, не буду вам мешать, леди Мег. Мне пора, у меня дела в городе, – сказал он и поспешно вышел.
   Когда дверь за ним затворилась, в комнате повисла неловкая тишина.
   – Он был против моей поездки, – наконец тихо сказала она, глядя на Грегора сияющими глазами. – Вы помните, что произошло вчера, капитан? Я зашила вашу рану, а вы пообещали отплатить мне услугой за услугу. А теперь вы не хотите даже выслушать меня!
   – Мне и не нужно этого делать. Я не хочу ничего слышать. С Глен-Дуи покончено, У меня теперь другая жизнь.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное