Сара Беннет.

Возлюбленный горец

(страница 21 из 26)

скачать книгу бесплатно

   – Бедняжка! – заворковала она. – Я знала, что леди Мег не оставит тебя в беде. – И Шона бодро зашагала по направлению к замку, обняв за плечи Барбару, которая семенила рядом с видом, несчастной жертвы несправедливой судьбы. Кеннет понуро плелся следом.
   Когда Мег собралась последовать за ними, Малькольм остановил ее.
   – Миледи, это плохая идея, – сказал он мягко, но настойчиво. – Барбара Кэмпбелл – далеко не такая милашка, как может показаться. Она везде ищет выгоду, и ей все равно, если кто-то от этого пострадает.
   Мег с трудом выдавила из себя печальную улыбку. Пустота внутри ее уступила место отчаянию и безнадежности. Может быть, Грегор все-таки выберет ее? Неужели он не понимает, что его будущее связано только с Мег? Как бы то ни было, выбор за ним.
   – Спасибо, Малькольм, я все прекрасно понимаю, – сказала она. И вдруг на смену унынию пришла уверенность. – Пусть Грегор решает, что делать с Барбарой. – Мег чувствовала, что поступает правильно, хотя от этого зависело его будущее. И ее тоже.
   – Ну что ж… – вздохнул Малькольм. – Вы должны кое-что знать о Грегоре, леди Мег, – сказал он с чувством неловкости. – Он испытывает слабость к женскому полу, абсолютно не выносит их несчастного вида и слез. Наш лэрд всегда готов помочь и не задумывается о последствиях. И Барбара Кэмпбелл прекрасно знает это. Имейте в виду, миледи, она будет за него бороться. И поверьте, только вы можете помочь ему устоять.
   Мег нахмурилась. Это было совсем не похоже на Грегора, которого она знала. Неужели речь идет о решительном и смелом капитане драгунского полка Кэмпбелла, который привык командовать, кто прекрасно владеет пистолетом и мечом? Неужели у него есть слабость, да еще к женскому полу? Возможно, это правда. Но зачем он позволяет себя использовать, если не хочет этого? В ее душе росло негодование. Пусть сам выходит из положения, ведь ее он попросил заплатить, когда она обратилась к нему за помощью!
   Если Грегор не сможет устоять перед Барбарой, значит, он сам хочет, чтобы им манипулировали. И коль скоро он намерен ублажать несчастных красоток, то лучше Мег узнать об этом сейчас.
   – Леди, неужели вы не хотите, чтобы он принадлежал только вам?! – волнуясь, воскликнул Малькольм Бейн. – Если вы любите его, прогоните Барбару. Немедленно!
   Прогнать Барбару? А зачем? С таким же успехом это может сделать Грегор. Она и пальцем не шевельнет, чтобы избавиться от нее.
   – Мне надо идти, – сказала Мег, обходя Малькольма, который стоял у нее на пути. И вдруг Мег вспомнила о разговоре с Дунканом в саду, казалось, это было так давно. – Да, Малькольм, я должна тебе сказать одну важную вещь. Я… случайно узнала, что ты перед отъездом из Глен-Дуи написал Элисон письмо. Тогда, много лет назад. Это правда?
   Мгновение Малькольм пребывал в замешательстве, но вскоре его суровое лицо прояснилось, в серо-голубых глазах появилась печаль.
   – Да, правда.
Я и забыл об этом.
   – Понимаешь… так вышло, что Элисон не получила его.
   Малькольм изумленно посмотрел на Мег:
   – Но тогда она подумала… Боже, она уверена, что я бросил ее, даже не простившись!
   Его голос дрожал от боли, отзываясь состраданием в душе Мег. Она сочувственно сжала его руку.
   – Да, она абсолютно уверена в этом, Малькольм. Возможно, именно поэтому она до сих пор злится на тебя.
   Печаль в глазах Малькольма уступила место гневу.
   – Почему она не получила письма, леди Мег? Я отдал его Дункану и просил передать Элисон после моего отъезда.
   Он весь напрягся, догадавшись о том, что произошло. Его глаза потемнели от боли и гнева; он был готов сорваться с места, чтобы найти Дункана и растерзать его. Но уважение к Мег удержало Бейна на месте.
   – Я не хочу, чтобы вы с Дунканом подрались из-за этого, – строго сказала Мег. – Ты слышишь меня, Малькольм Бейн? Он тоже любит сестру и переживает за нее. Он думал, что так будет лучше. Сейчас Дункан раскаивается в своем поступке, и, поверь, Элисон устроит ему настоящий, ад. Ты должен набраться терпения и ждать – она сама скажет тебе о письме.
   Малькольм немного успокоился и вдруг, к удивлению Мег, злорадно рассмеялся:
   – Отлично. Пусть Элисон с ним разберется. Она его уничтожит своим острым, как кинжал, языком!
   – Не хотела бы я оказаться на его месте, – согласилась она. Малькольм Бейн просиял в предвкушении удовольствия.
   – Я, пожалуй, пойду, – сказала Мег, взглянув в сторону замка. – Надо позаботиться о мозолях бедной Барбары Кэмпбелл.
   – Только будьте осторожны, миледи, – сказал ей вслед Малькольм. – Если Барбара останется здесь, то в скором времени объявится Эрди. А вы знаете, что это значит, не так ли?
   – Пусть Грегор разбирается с этим, – бросила она через плечо.
   – Нет, леди, – крикнул Малькольм Бейн. – Это вам решать!
   Мег и сама не знала, на что надеется. Неужели она действительно думает, что Грегор выставит за дверь несчастную, беззащитную женщину? Где-то в глубине души Мег верила, что он не забыл о жуткой ране, которую получил по вине Барбары, что помнит, как Мег зашивала ее. Она всем сердцем желала, чтобы Грегор во всеуслышание объявил, что любит только свою жену, и попросил Барбару покинуть их дом. Мечты, мечты… Этот мелодраматический сюжет прекрасно подходил для театра, но не для реальной жизни.
   Мег с самого начала была уверена, что ее безмятежное счастье не продлится вечно – это было бы слишком хорошо. С этих пор ее роль как жены Грегора изменится. Кем она станет? Спутницей жизни, совладелицей имения Глен-Дуи, добрым товарищем, который будет делить с ним радость и горе, а в редких случаях постель? Причем любовью они теперь станут заниматься лишь для того, чтобы продолжить род. Ведь им нужны дети, которые унаследуют Глен-Дуи. И Грегор будет делить с ней ложе только тогда, когда понадобится зачать очередного наследника…
   Только сейчас Мег почувствовала, что по щекам катятся горячие мокрые струйки, – она дотронулась до них пальцами и поняла, что плачет. А леди Мег никогда не плакала. Это шокировало ее.
   – Он никогда не вернется к Барбаре, – строго скачала Мег самой себе. – Никогда! Он же твой законный муж, глупышка!
   Слабое получилось утешение. Она пыталась перекричать раскаты грома в грозу.

   В поисках Мег Грегор поднялся наверх, но в ее убежище было пусто, лишь легкий запах духов напоминал о ней. И даже этого было достаточно, чтобы сладкая дрожь пробежала по его телу.
   Молодой муж был разочарован – он так мечтал повторить их упражнения на столе. Выйдя из комнаты, он услышал голоса в большом зале. Грегор перегнулся через перила, и вдруг страшная догадка пригвоздила его к месту.
   – Простите меня, что я представилась его родственницей, – говорил знакомый голос. Сладкий нежный голосок, который он слышал в последний раз, когда его обладательница рыдала в объятиях Эрди, моля о прощении, а он стоял над ними, истекая кровью.
   Барбара? Барбара Кэмпбелл здесь, в Глен-Дуи?
   – Шона, я была так напугана, – по-детски невинно объясняла она. – Я просто не знала, что мне делать, и сказала первое, что пришло в голову. Грегор подтвердит, что я ужасно легкомысленная.
   Грегора даже передернуло от этих слов. Она говорила так, будто они до сих пор были… И вдруг он вспомнил о Мег. Где же она?
   Там, внизу, Шона успокаивала Барбару; чуть поодаль стоял Кеннет, с откровенной неприязнью наблюдая за этой сценой. В дверях голубой гостиной показалась Элисон Форбс, сердито нахмурив черные брови, за ней стоял ее брат. Но Мег нигде не было видно.
   Грегор застонал в бессильном отчаянии. Барбара Кэмпбелл в Глен-Дуи! Только ее здесь не хватало! Мало ему герцога Аберколди и Лоренцо в качестве основного блюда, так судьба ему подбросила эту плутовку на десерт. Сейчас он больше всего на свете хотел, чтобы Эрди и Барбара оказались на другом конце света.
   В этот момент она посмотрела вверх. Хищный взгляд голубых глаз, так не похожий на сияющий открытый взгляд Мег, впился в него, как когти в несчастную жертву. Хитрая, эгоистичная, ненадежная, Барбара была полной противоположностью благородной, щедрой, великодушной Мег. Грегор с ужасом смотрел, как ее глаза наполняются слезами, и вот она уже бежит к нему вверх по лестнице, кокетливо семеня изящными ножками и горестно всхлипывая. На ней было желтое платье, которое он купил, когда она пожаловалась на жадность Эрди. Грегор не мог себе этого позволить, но он был влюблен, и платье чертовски шло ей.
   Но сейчас он ничего не испытал, кроме ледяного равнодушия.
   – Барбара, – сказал он сухо, – какого черта ты здесь делаешь?
   Вместо ответа она бросилась к нему, чуть не сбив с ног, и Грегору ничего не оставалось, как подхватить ее, иначе они бы перелетели через перила. Оказавшись в его объятиях, Барбара начала горько рыдать, вцепившись в его рубашку, как ястреб в кролика. Она была такая беззащитная, ее светлые волосы щекотали ноздри, и в прежние времена он бы растаял от жалости и нежности. Но сейчас она вызывала отвращение.
   И это была Барбара Кэмпбелл, женщина, которая унизила его и бросила раненого на произвол судьбы. Которая ловко манипулировала мужчинами для достижения своих целей, прикидываясь невинным ребенком. Грегор вдруг ясно осознал, что он сыт по горло такими особами. Его сердце навсегда принадлежит любимой, которая говорит правду, глядя человеку в глаза, которая смеется, когда счастлива, и плачет, когда несчастна, а не ради того, чтобы добиться какой-то цели.
   Только Грегор открыл рот, чтобы объявить Барбаре, что ей здесь не место, как вдруг его взгляд, скользнув вниз, остановился на Мег. Он онемел.
   Мег стояла там, застыв, как ледяное изваяние; руки безвольно опущены; взгляд устремлен вверх. Но выражение ее лица совершенно не соответствовало ее позе. В широко открытых глазах раненой птицей билась боль, словно ее разрубили напополам острым мечом.
   – Мег?! – закричал он в отчаянии и, только сейчас осознав, что все еще обнимает Барбару, попытался оттолкнуть ее. Но она вцепилась в него мертвой хваткой и начала рыдать еще громче. Когда ему наконец удалось оттолкнуть от себя Барбару, он посмотрел вниз, но Мег там уже не было. Она исчезла.
   Стоя на самой верхней ступеньке лестницы, Грегор обшарил глазами каждый уголок большого зала, но Мег нигде не было. Он с удивлением обнаружил, что на него смотрят несколько пар глаз: неизвестно откуда взявшиеся Шона с Кеннетом – в полной растерянности; Малькольм Бейн – сурово и осуждающе; Дункан – с ужасом, побледнев под загаром, и Элисон – открыв рот от изумления.
   Грегор спустился вниз, не обращая внимания на жалобные причитания Барбары, которая следовала за ним по пятам.
   – Где Мег? – грозно спросил он.
   Но не получил ответа. Все чувствовали неловкость и смущение, и только Малькольм Бейн был очень зол.
   – Где она?! – заорал он. Они что, все оглохли? Неужели поверили, что он может предать Мег ради этой никчемной ловкачки?
   – Мне кажется, она вышла во двор, – ответила наконец Шопа.
   – Вы… ты – безмозглый тупица! – сжав зубы, прорычал Малькольм Бейн, свирепо глядя на Грегора из-под кустистых бровей, подтверждая его наихудшие опасения.
   Грегор удивленно поднял брови.
   – Выговорись, Малькольм. Давай, вперед, иначе ты сейчас взорвешься!
   – Конечно, Мег ушла! А что ей оставалось делать, когда она увидела эту пустышку в твоих объятиях? Ты разбил ей сердце, бездушный чурбан! Так тебе и надо – ты ее не заслуживаешь!
   – Барбара сама вцепилась в меня, – сказал Грегор, пытаясь немного охладить его пыл и понять, почему все так единодушно сочли его виноватым, хотя он ничего плохого не сделал.
   – Ты что, не мог отстранить ее? Ты глупец, Грегор Грант! И если ты потеряешь леди Мег из-за этой распутницы, ты не заслуживаешь счастья.
   Грегор с негодованием посмотрел на Малькольма, развернулся и пошел к выходу. Краем глаза он видел, что Барбара пытается догнать его и преградить путь, но лишь ускорил шаг.
   За спиной он услышал возмущенный голос Элисон:
   – Глупец?! Кто бы говорил! Здесь только один глупец, и это Малькольм Бейн Макгрегор!
   Он слышал, как Дункан пытался утихомирить сестру:
   – Тихо, Элисон, угомонись. Дай мне договорить, я же еще не закончил. – Но все было напрасно.
   Грегор позволил себе немного позлорадствовать и улыбнулся, выходя на яркий свет послеполуденного солнца. Он остановился и прислушался, услышав топот копыт. Рыжее пламя волос мелькало между деревьев тисовой аллеи. Мег проскочила мост и свернула в долину.
   Грегор бегом бросился к конюшне. Увидев во дворе Ангуса, он резко остановился перед юношей.
   – Почему ты отпустил ее одну? Ничего лучше не придумал! – налетел он на несчастного парня, давая выход своему гневу и отчаянию.
   Ангус удивленно смотрел на Грегора, но в его глазах не было и тени страха, лишь злобный огонек затаился в глубине, в точности как у Элисон.
   – Она мне приказала, сэр.
   – Ей ни в коем случае нельзя выезжать за пределы замка одной. Это опасно.
   Ангус нахмурился:
   – Сэр, я хотел поехать с ней, но леди Мег сказала, что хочет побыть одна. Я мог бы попробовать уговорить ее взять меня с собой, но это бесполезно. Вы же знаете, какая она упрямая.
   Грегор посмотрел на двенадцатилетнего Ангуса и вздохнул. Мальчик сделал все, что мог.
   – Я очень тебе благодарен, Ангус, что ты хотя бы попытался, – только и сказал он.
   Юноша покраснел от удовольствия, но в его глазах застыла тревога.
   – Пожалуйста, найди своего отц… найди мне Малькольма Бейна. Минуту назад он был в большом зале. Пусть бежит сюда.
   Грегор был готов откусить себе язык, но, казалось, злополучная оговорка прошла незамеченной: мальчик с недоумением посмотрел на своего лэрда и со всех ног бросился к замку. По дороге ему попалась Барбара, которая направлялась к конюшне.
   Увидев ее, Грегор застонал:
   – О Боже, нет!
   – Грегор? Грегор, пожалуйста…
   – Барбара, неужели ты не можешь понять, что я не хочу больше тебя видеть? Что я по горло сыт твоими уловками? У меня есть жена, и я не желаю, чтобы ты оставалась в моем доме.
   По нежной щечке опять покатилась слезинка. Как она это делает? Может, этому специально учат, как читать и писать? Грегора передернуло от отвращения.
   – Я еду искать Мег. Пока можешь остаться. Поговорим, когда вернусь. Эрди уже идет по твоему следу?
   Слезинка исчезла как по мановению волшебной палочки, и она посмотрела на него наивным взглядом обиженного ребенка.
   – Откуда мне знать? Это возможно. Он постоянно преследует меня, Грегор. Эрди не дает мне шагу ступить, поэтому я и пришла к тебе, – сказала она, и в распахнутых голубых глаза вспыхнул огонек надежды. – Только ты можешь заставить его уйти.
   Грегор нервно засмеялся, хотя ему было вовсе не до смеха. Эта женщина была настолько эгоистична, до такой степени занята своими проблемами, что это могло бы показаться забавным при других обстоятельствах. Как не похожа была она на Мег, его упрямую, практичную, великодушную Мег, которая заставляла своих фермеров сажать картофель, чтобы они не умерли с голоду в неурожайные годы.
   – Мне надо идти. – И Грегор направился к лошади, но Барбара не отставала, следуя за ним по пятам с несчастным видом.
   – Ты никогда со мной раньше так не разговаривал, – надув губки, сетовала она. – Ты всегда заботился и волновался обо мне, Грегор.
   Он обернулся и изумленно посмотрел на Барбару:
   – Волновался? Да я на дуэли дрался из-за тебя, а ты тут же вернулась к Эрди. Забыла?
   – Я думала, ты его убьешь, – вздохнув, сказала она.
   И вдруг, несмотря на жару, по телу Грегора пробежал озноб. Он посмотрел на Барбару долгим взглядом, а затем, не говоря ни слова, стал седлать лошадь. Но она ничего не понимала и, стоя у него за спиной, продолжала говорить, как трудно жить с Эрди и как она мечтала избавиться от него, но Грегор не слушал ее. Он думал о Мег, о том, как найдет ее и объяснит, почему Барбара оказалась в его объятиях. Он убедит ее, что никогда не любил Барбару и что женщины, подобные ей, не могут завладеть его сердцем.
   Грегору нужна только Мег. Без нее ему нет жизни.
   Он вскочил в седло и выехал из конюшни во двор. Из замка ему навстречу бежал Малькольм Бейн, Ангус не отставал от отца.
   – Грегор! – крикнул он. – Подожди меня, приятель!
   Но Грегор не стал ждать.
   – Грегор! Кеннет говорит, что по пути сюда они видели в долине Лоренцо и его людей. Ты слышишь меня?!
   Да, он слышал. Сердце у него сжалось, руки впились в поводья. Им овладел ужас – Лоренцо в долине, а Мег там совершенно одна.
   – Собери людей, всех, кого сможешь найти! – крикнул он через плечо. – Надо скорее отыскать ее!
   И, дав коню шпоры, Грегор вихрем промчался по тисовой аллее, миновал мост и поскакал в ту сторону, куда направилась Мег.


   «Господи, вдруг я не смогу ее найти?»
   Эта мысль не давала Грегору покоя, огнем жгла его воспаленный мозг. Он слышал эту фразу в ритмичном стуке и чувствовал себя опустошенным, покинутым и несчастным. Если Мег исчезнет из его жизни, у него ничего не останется. Правда, он вернул Глен-Дуи, вновь стал лэрдом и добился всего, о чем тайно мечтал долгие двенадцать лет.
   Но теперь все это было не важно. Мег заняла в его жизни главное место. Без нее ничто не имело смысла, даже Глен-Дуи. За то короткое время, что они провели вместе, Грегор уже не мыслил себе жизни без этой женщины. Он и представить не мог, что так привяжется к Мег, что ее постоянное присутствие рядом с ним станет необходимым как воздух. До сегодняшнего дня, когда понял, что может потерять ее навсегда.
   Тем временем небо затянуло черными тучами, повис густой туман, и над горной грядой Лиат-Мор разразился страшный ливень, оттуда доносились раскаты грома.
   Куда же подевалась Мег?
   Грегор остановил лошадь, протер глаза и откинул назад мокрые волосы. «Думай, Грегор, думай! Где то укромное место, в котором она скрывается от людских глаз, когда чувствует себя одинокой, напуганной, покинутой всеми и никому не нужной?»
   В замке Мег убежала бы в маленькую комнатку на самом верху. Но сейчас она не могла вернуться в Глен-Дуи и затаиться в своем убежище.
   Потоки дождя обрушились на него, яростно хлестали по лицу, слепили глаза, но Грегор ничего не замечал. Ему вспомнился тот яркий солнечный день, который они с Мег провели на озере Лох-Дуи, когда она, греясь на гладких камнях, рассказывала, как, переехав в имение, целыми днями носилась по долине верхом. Она говорила о пещере у Крейган-Дуи, где просиживала часами, любуясь окрестностями, и Грегор тогда рассмеялся, назвав ее королевой Мег.
   Ну конечно, пещера! Как он не подумал об этом раньше! Грегор, когда был мальчишкой, тоже проводил там много времени, играя или рисуя, радуясь, что у него есть собственное тайное место. Он прекрасно помнил, где находится пещера. С громким криком Грегор сорвался с места.
   Еле-еле струился дымок из труб фермерских домиков; коровы и овцы понурили головы, стоя под проливным дождем. Грегор промок до нитки: льняная рубашка облепила грудь, с килта струилась вода, стекая прямо в сапоги, но он ничего не замечал. Он несся вперед с единственной мыслью, что обязательно найдет Мег в пещере.
   Грегор не сразу заметил узкий проход чуть выше предгорья Крейган-Дуи. Едва заметная тропинка, извиваясь, уходила вверх и скрывалась в густых зарослях, которые выглядели так, будто здесь никогда не ступала нога человека. Он узнал старую рябину, но вокруг все поросло густым папоротником, откуда на секунду вынырнул заяц и ускакал обратно в траву. Грегор внимательно осмотрел тропинку, и вдруг его взгляд наткнулся на темный просвет в листве – словно неизвестный художник оставил на зеленом полотне холма единственный штрих коричневым угольным карандашом. Он начал взбираться вверх по тропинке.
   Наконец слева от него показался вход в пещеру, достаточно большой, чтобы взрослый человек, слегка нагнувшись, мог проникнуть внутрь. Он остановил лошадь и огляделся. В темном чреве пещеры он уловил какое-то движение, затем промелькнуло яркое пятно. Но если Мег там, внутри, то где ее лошадь? Может, это лишь игра воображения?
   Грегор вернулся к рябине и привязал лошадь. Когда он поднял голову и посмотрел вверх на густую листву, ему вспомнилось народное поверье, что рябина защищает от ведьм. Возможно, она спрятала Мег от Лоренцо? Очень осторожно он начал карабкаться по крутому склону. Вокруг было тихо, только мягко шуршал дождь да капала вода с листвы. Грегор подтянулся на руках и взобрался наверх; он стоял у входа в пещеру, тяжело дыша, всматриваясь в непроглядный мрак.
   Пещера, казалось, стала гораздо меньше. Наверное, это просто результат его взросления? Ведь сейчас он высокий мужчина, а не маленький мальчик, который часами играл здесь. Скорее это была небольшая расщелина в скале, достаточно глубокая, чтобы можно было укрыться в ней от непогоды.
   На Грегора нахлынули воспоминания. Он вновь увидел себя угловатым подростком, сидящим в темноте, крепко обхватив руками колени и изо всех сил стараясь не плакать. Это случилось в день рождения его матери: специально для нее он нарисовал прелестный букет бледно-желтых примул. Критическим взглядом она окинула тщательно выписанные нежные цветы.
   – Очень хорошо, дорогой, – сказала мать равнодушно и повернулась к зеркалу. – Но лучше бы ты изобразил розы. Они гораздо красивее.
   Тогда Грегор так и не смог понять, почему ее реакция вызвала в душе такую боль. Он задумался. Казалось, пора ему было привыкнуть, что мать постоянно умаляла его достижения, унижала его достоинство своим ледяным безразличием. Он из кожи вон лез, чтобы добиться ее расположения, вызвать улыбку на холодном красивом лице, но все было бесполезно. Когда Грегор отвез мать и сестру в Эдинбург, после конфискации Глен-Дуи, он в течение нескольких дней часами ходил по городу, чтобы найти для них достойное жилье за ту небольшую сумму, которой они располагали. И все ради нее.
   Грегор закрыл глаза, и память вновь перенесла его в тот злополучный день. Он сидел в пещере и смотрел на долину с чувством безысходности и пустоты, которые овладевали им каждый раз после общения с матерью. Она была прекрасна, как ангел небесный, и Грегору казалось, что и душа ее должна быть такой же. И лишь с годами он понял, что внешность и внутреннее содержание не всегда соответствуют друг другу. На самом деле его мать оказалась изворотливой, хитрой, пустой женщиной, очень похожей на Барбару Кэмпбелл. Но, даже повзрослев, Грегор продолжал делать все, чтобы добиться благоволения матери и женщин, подобных ей.
   Теперь с этим покончено навсегда. Он возмужал и научился ценить таких женщин, как Мег, и ни за что на свете не позволит никому уничтожить его надежду на будущее и счастливую жизнь с любимой.
   Воодушевленный своим решением, Грегор откинул назад мокрые волосы и, не обращая внимания на рубашку, прилипшую к телу, и холодные струйки, стекающие с килта прямо в сапоги, шагнул к пещере.
   – Мег? – позвал он.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное