Сара Беннет.

Возлюбленный горец

(страница 2 из 26)

скачать книгу бесплатно

   Ангельское существо глубоко вздохнуло, и Грегор не смог оторвать глаз от пышной груди девушки, которая вздымалась и опускалась под синим жакетом. Ее грудь была великолепна – высокая, упругая, округлой формы. «Как раз то, что нужно, – подумалось Грегору». Она прекрасно уместилась бы в его больших ладонях. Он вдруг почувствовал сильное желание. Ему страстно захотелось усадить эту девушку на колени и медленно расстегивать одну пуговицу за другой на ее синем жакете.
   Напряженная тишина вокруг него заставила Грегора отвлечься от сладостных грез. Он поднял глаза и сразу понял, что незнакомка уже давно ждет. Щеки заливал нервный румянец, в холодном взгляде голубых глаз читалось нетерпение.
   – Мне требуется ваша помощь, капитан Грант, – сказала она и плотно сжала губы. – Но для этого вы должны быть совершенно трезвым. И как часто, позвольте спросить, вы прикладываетесь к спиртному? К вашему сведению, я не позволяю мужчинам, которые у меня служат, злоупотреблять крепкими напитками.
   Грегор нахмурился, пытаясь понять, что она хотела этим сказать. Голова его была словно набита овечьей шерстью.
   – Позвольте заметить, что я не служу у женщин, – медленно, растягивая слова, произнес он, – а вот обслужить женщину могу, и сделаю это с превеликим удовольствием.
   Щеки девушки стали пунцовыми, голубые глаза потемнели от гнева. Шутка явно показалась ей непристойной и унизительной.
   Грегор смущенно покачал головой. Он почти протрезвел, и теперь мучительная, пульсирующая, непрерывная боль в предплечье не оставляла его ни на секунду.
   – Кто вы такая? Что вам от меня нужно? И что заставило вас прийти в такое место? – Губы плохо слушались его. – В такое грязное место, – уточнил он и жестом обвел комнату, битком набитую глазеющим на них пьяным людом. Только сейчас Грегор заметил, что на тыльной стороне его ладони зияла рваная рана – еще одно напоминание об утренней дуэли.
   Девушка тоже увидела рану на его руке и, сильно побледнев, смотрела на нее широко открытыми от страха глазами. На ее белой коже проступили веснушки, которые мелкими золотыми брызгами разбегались по щекам и очаровательному вздернутому носику. Грегора охватило непреодолимое желание прикоснуться губами к каждой золотистой крапинке.
   – Вы же ранены! – вскрикнула она. В ее голосе звучало скорее осуждение, нежели сочувствие.
   Да, он ранен. И, судя по всему, гораздо серьезнее, чем ему показалось, когда он сам пытался обработать рану. Ему нужен врач, но по личному опыту Грегор знал, что от этих докторов больше вреда, чем пользы…
   Все вокруг поплыло и закружилось. Как во время дуэли с Эрди, когда тот нанес роковой удар. Грегор ожидал, что соперник бросится вперед, но тот неожиданно резко взмахнул мечом снизу вверх, оставив глубокую рану на его предплечье. Эрди прекрасно знал технику боя Грегора.
Они не раз проводили тренировочные бои и подчас так увлекались, что спортивное соревнование перерастало в настоящий бой – быть побежденным даже в дружеском поединке было для Эрди страшнее смерти. А с проигрышем на дуэли он и вовсе никогда не смирится. К сожалению, капитан Грант пошел на поводу у Барбары, жены Эрди, которая на коленях умоляла его освободить ее от ревнивого и неуравновешенного супруга. Но после дуэли она без всякого сожаления бросила Грегора и вернулась к мужу. Он был уверен, что Эрди расценивает эту ситуацию как свою победу, а дуэль считает досадной ошибкой, которую необходимо исправить.
   Как же они будут теперь служить вместе? Разве сможет он доверять Эрди, когда тот окажется у него за спиной? Было только два выхода: либо перевести Эрди из полка в другое место, либо… уйти самому.
   – Леди Маргарет!
   Этот возглас отвлек Грегора от тяжелых мыслей. Через переполненную людьми комнату с грозным видом, который мог напугать лишь ребенка, к нему направлялся темноволосый мужчина небольшого роста. Грегора вдруг осенило. Да, прошло много лет, но, несмотря на гул в голове и плохое освещение, он сразу узнал его.
   При звуке своего имени рыжеволосый ангел резко обернулся. Грегор ощутил легкий сладкий аромат розовых духов, смешанный с чувственным запахом женского тела. Он знал этот запах, хотя теперь он приобрел какие-то новые оттенки. Грант изо всех сил пытался сосредоточиться и понять, откуда ему известен этот запах, но в голове у него помутилось, перед глазами расплывалось темное пятно. После дуэли ему надо было сразу послать за Малькольмом Бейном, своим камердинером и другом, хотя он прекрасно знал, что тот будет читать ему нотации. О том, что он не может устоять против хорошенькой мордашки, и что он слишком благороден, чтобы отказать даме и позволить ей самой спасать свою шкуру, и что он всегда хочет быть героем в ущерб себе и жизнь его ничему не учит! А этого Грегор терпеть не мог.
   – Дункан? – удивленно сказала девушка.
   Вся ее поза, легкий наклон головы говорили о чувстве вины и раздражении одновременно. Она напоминала ребенка, которого поймали с поличным в разгар озорной проделки, напуганного тем, что наставнику это не понравится.
   И правда, Дункан начал отчитывать девушку громким шепотом:
   – Леди Мег, вы должны были оставаться на постоялом дворе и дожидаться меня, ведь я обещал вашему отцу не спускать с вас глаз! Это неподобающее место для леди. Вас могли обидеть, оскорбить…
   Девушка решительно вздернула милый веснушчатый носик. Она была явно не из тех, кто живет по чужой указке, и тем более не из тех, кто будет спокойно выслушивать нравоучения слуг. Когда она заговорила, у нее был такой ледяной, колючий голос, что даже у Грегора по телу побежали мурашки.
   – Я случайно узнала, что капитан Грант находится в таверне по другую сторону площади, и решила, что надо действовать немедленно. У нас ведь очень мало времени, Дункан.
   Мужчина замолчал на полуслове, проглотив очередной укор, и лишь плотно сжал губы. Поделом ему, решил про себя Грегор и усмехнулся. Дункан обожает поучать других, но с этой леди ему явно не повезло. Рыжеволосая девушка и крепкий мужчина в килте уставились друг на друга горящими глазами, не собираясь уступать позиций.
   Грегор счел, что ему пора вмешаться.
   – Дункан, приятель, давненько мы с тобой не виделись.
   Старый вояка опешил и на какое-то мгновение потерял дар речи.
   – Бог мой, лэрд, это вы, – прошептал он.
   Грегор мрачно кивнул в знак согласия и сделал вид, что не может встать со стула только потому, что боится наступить в грязную лужу на полу.
   – Что ты здесь делаешь, Дункан? Да еще в компании такой прекрасной дамы? – Грегор пробежался взглядом по стройной фигуре Мег, от него не ускользнул ее надменный вид. – А я уж было п-подумал, что мне явился ангел с н-не-бес, – насмешливо добавил он шепотом, растягивая слова. – Ангел в мужских штанах-х-х.
   Мег побагровела от гнева.
   – Он же совершенно пьян. А ты говорил, что на этого человека можно положиться. Ты по-прежнему уверен в этом? – сказала она, с глубоким отвращением глядя на Грегора и отчетливо выговаривая каждое слово.
   – Он не подведет, – раздался сзади незнакомый голос. Обернувшись, они увидели высокого широкоплечего мужчину с проницательным взглядом светло-голубых глаз. Его одежда выглядела так, как будто он не снимал ее неделями, даже на ночь. Рукав рубашки был порван, а в пледе, перекинутом через плечо, на видном месте зияла дыра.
   Мег сразу почувствовала, что Дункан напрягся, как сторожевой пес, учуявший знакомый запах, но продолжала рассматривать незнакомца.
   – И кто же вы будете, позвольте узнать? – спросила она с вызовом.
   Мужчина склонился в приветственном поклоне, так что видна была лишь его растрепанная белокурая шевелюра.
   – Меня зовут Малькольм Бейн Макгрегор, миледи. Я камердинер капитана Гранта. – В голосе Малькольма Бейна звучала гордость.
   – Малькольм Бейн из Глен-Дуи, – без всяких эмоций констатировал Дункан. – Он когда-то жил там.
   – Ясно. – Мег еще раз взглянула на Бейна. Интуиция подсказывала ей, что Малькольм Бейн Макгрегор и Дункан Форбс связаны какой-то тайной, но решила, что разберется с этим позже. По крайней мере, Малькольм Бейн был абсолютно трезв в отличие от своего хозяина, который уронил голову на руки и, казалось, забылся глубоким сном. – Мы пришли поговорить с капитаном Грантом об очень важном деле, но он, к сожалению… не совсем трезв.
   Бейн посмотрел на девушку с любопытством, затем склонился над Грегором и положил руку ему на плечо:
   – Грегор, приятель, как вы? Вы готовы выслушать эту леди?
   Грегор с трудом приподнял голову, сердито посмотрел на своего друга и перевел взгляд на Мег. Она насмешливо приподняла бровь и выжидательно замолчала. Несмотря на затуманенное виски сознание и адскую боль в предплечье, Грегор заметил, как плотно сжаты ее губы, превратившиеся в одну упрямую линию. Про себя он решил, что эта девушка из тех, за кем всегда остается последнее слово. Если только не заставить ее молчать горячими поцелуями. Интересно, сможет ли под этой облегающей одеждой вспыхнуть огонь страсти или она предпочтет, чтобы он сделал всю работу?
   Усмешка, появившаяся на губах Грегора, смутила и разозлила Мег. Огненно-рыжий локон упал на лоб девушки, она сердито отбросила его назад и убрала за ухо. Вся она с головы до ног была такой аккуратной и чистенькой, только непокорные вьющиеся волосы придавали ее облику милую небрежность. Грегором овладело желание схватить ее в охапку и нарушить этот идеальный непорочный порядок.
   – Не могу поверить, – медленно произнес он, – что вы проделали весь этот путь только для того, чтобы увидеть меня.
   Мег и Дункан быстро обменялись взглядами – в светло-голубых глазах девушки Грегор прочел сомнение и неуверенность. Похоже, он был им действительно нужен. Ведь долина Глен-Дуи была очень далеко отсюда и пряталась среди гор в самом отдаленном, труднодоступном, даже по меркам горцев, районе. И если он им понадобился через двенадцать лет, после того как покинул те места, значит, случилось что-то из ряда вон выходящее.
   От дурного предчувствия внутри все похолодело. Когда в семнадцать лет он покидал Глен-Дуи, замок выглядел немного запущенным, но он еще был прекрасным и величественным. Из прошлого Грегор ничего не взял с собой в новую жизнь. Только воспоминания. Неужели этим людям тоже грозило бесчестье и изгнание?
   – Что случилось с Глен-Дуи? – потребовал он ответа, злясь на себя за то, что его язык заплетается, а губы не слушаются, делая его речь неразборчивой. Грегор вскочил, но все вокруг вдруг закружилось, словно в медленном танце. Пол уходил из-под ног, как палуба корабля в шторм. Адская, невыносимая боль пронзала руку в том месте, где оставил жестокий след острый меч Эрди, дыхание с хрипом вырывалось из его груди.
   Капитан Грант пошатнулся, потерял равновесие и начал падать, инстинктивно протягивая руки к Мег. Только одно желание владело им в этот момент. Он страстно хотел прикоснуться к этой нежной груди, жаждал, чтобы ее мягкие розовые губы коснулись пылающего лба, а тонкие пальцы зарылись в спутанные волосы… Услышать бы ее нежный шепот у разгоряченного жаром лица!
   Когда он рухнул, Мег непроизвольно подхватила его, вернее, попыталась это сделать. Всей тяжестью мускулистого тела он обрушился на девушку, отчего воздух со свистом вырвался из ее груди и на краткий миг она застыла в изумлении, крепко прижимая его к себе. Прежде чем потерять сознание, Грегор успел почувствовать тепло ее тела и мягкую округлую пышность груди и подумал, что с радостью бы провел остаток дней в этих нежных объятиях. Затем перед глазами поплыли черные круги и волосы Мег, растрепавшиеся от резкого движения, накрыли его волной рыжего пламени.
   Жар. Ему казалось, что он горит заживо. А может, пробил его последний час? Если это так, то ему несказанно повезло, ибо последние минуты жизни он пройедет на этой прекрасной груди. Со стоном Грегор погрузился во мрак и медленно сполз на пол.


   Грегор Грант был большим, мускулистым и тяжелым – мужчиной в полном смысле этого слова, с головы до пят. Мег представляла его совершенно другим.
   Она до сих пор чувствовала слабость во всем теле, после того что случилось в «Черной собаке». Каждой клеточкой Мег все еще ощущала его тяжесть, его горячее дыхание на своей щеке, грубое прикосновение небритого подбородка к шее.
   Когда мужчины подняли безжизненное тело бывшего лэрда и понесли к постоялому двору, Мег последовала за ними; в холле его усадили в огромное деревянное кресло у полыхающего камина. Казалось, что Грегор забылся глубоким сном: его голова упала на грудь, килт задрался, обнажив мускулистое, покрытое черными волосами бедро. Мег старалась не смотреть, но это зрелище как магнитом притягивало ее взгляд.
   Принесли и зажгли свечи. Их яркий свет выхватил из темноты его багровое лицо, покрытое капельками пота. Это не удивило Мег, ведь когда Грегор упал в ее объятия, она сразу почувствовала нестерпимый жар, исходивший от его тела. И причиной тому было явно не виски.
   Рукав его зеленой куртки разбух и потемнел от крови. Никто этого не замечал, пока Грегора несли к постоялому двору, но теперь пропитанный кровью рукав блестел в ярком свете. Мег почувствовала приступ тошноты. Она не относилась к тем отважным женщинам, которые и мертвого поставят на ноги, не говоря уж о раненом. Хозяйка Глен-Дуи была хорошим организатором, могла направить деятельность сведущих людей в нужное русло. И все-таки Мег решила остаться здесь, пока не узнает, что случилось с Грегором, и не убедится: ему ничто не грозит.
   Пока Малькольм Бейн с мрачным видом осматривал липкий от крови рукав, Дункан Форбс беспокойно переминался с ноги на ногу. В отношениях этих двух мужчин чувствовалось странное напряжение. Мег никак не могла понять, что за черная кошка пробежала между ее арендатором и камердинером Грегора Гранта.
   Сгорая от любопытства, но в то же время очень осторожно, словно опасаясь разбудить дикого зверя, Мег наконец осмелилась посмотреть на распростертого перед ней в кресле мужчину. Мерцали свечи, играя золотыми бликами то в его каштановых волосах, то на потускневших серебряных пуговицах зеленой куртки. Шерстяной плед в сине-зеленую клетку, выцветший и сильно поношенный, был свернут и заправлен за пояс килта с левой стороны, затем пересекал широкую грудь и фиксировался на правом плече огромной, варварского вида, брошью. На талии был кожаный пояс, на котором горцы носят меховую сумку для снеди, шотландский кинжал и пистолеты. На правом плече он носил толстую перевязь для меча, которая свисала вдоль бедра, а на левом – более легкую перевязь, к ней крепилась пороховница с запалами для пистолетов. Ничего особенного Мег не увидела – так выглядел любой горец. Но Грегор казался очень внушительным; наверное, стоило ему пошевелить пальцем, и каждый с радостью согласился бы служить ему.
   Где же тот стройный юноша, о котором она мечтала? Ее ненаглядный лэрд с нежной кожей? Этот мужчина был совершенно чужим – слишком земной, до боли реальный. Она чувствовала неловкость при виде его поношенного килта и залитой кровью куртки. Он был капитаном драгунского полка в подразделении Кэмпбелла и вел жизнь солдата, полную трудностей и лишений, а свободное время проводил в полутемных тавернах, напиваясь до бесчувствия. Грегор явно не был джентльменом с манерами аристократа, «duine-uasal», как называли это жители Глен-Дуи на гэльском наречии. Но Мег не могла не признать, что он красив той мужественной красотой, от которой некоторые женщины теряют голову. Но она лично не была в восторге от этих высоких скул, волевого подбородка и аристократического носа. И ей совсем не хотелось любоваться этими жгуче-черными, вразлет, бровями и глазами цвета янтаря, поблескивающими из-под опущенных черных ресниц. Этот беспомощно распростертый перед ней мужчина совсем не казался ей привлекательным.
   И зачем она дала волю своему воображению? Только зря обманывала себя, позволила себе поверить, что хорошо знает этого человека. Мег пришлось признать, что изящный, нежный юноша – плод ее девичьих фантазий. Его нет, есть только этот раненый незнакомый горец.
   Его мужественная зрелая красота вызывала у Мег неловкость и смятение; неведомое доселе чувство нависшей над ней опасности охватило все ее существо.
   – Эй, Грегор, приятель, что же ты с собой сотворил? – пробормотал Малькольм Бейн себе под нос.
   Его слова вывели Мег из задумчивости. Бейн смотрел на нее, выжидательно приподняв брови.
   – Миледи, мне придется раздеть его, чтобы осмотреть рану, – сказал он.
   – Ну что ж, действуйте, – спокойно ответила она, и тонкая изящная бровь взлетела вверх.
   Малькольм Бейн и Дункан обменялись понимающим взглядом; с тех пор как они встретились, это было первое проявление взаимопонимания. Они сняли с Грегора пояс и обе перевязи, осторожно отложили в сторону кинжал, отстегнули брошь, и поношенный плед сполз на талию. С курткой было сложнее: мужчины, с трудом расстегнув пуговицы заскорузлыми пальцами, освободили сначала здоровую руку, но когда Малькольм Бейн попытался снять рукав с раненой руки, Грегор громко застонал. Его ресницы задрожали, и он открыл глаза, которые лихорадочным янтарным огнем вспыхнули на побледневшем лице.
   – Малькольм, какого черта ты делаешь, неуклюжий ты гоблин?! – прохрипел он сквозь плотно сжатые зубы.
   – То же, что и всегда, приятель. Пытаюсь устранить беды, которые вы на себя постоянно навлекаете.
   – Тогда просто разрежь рукав, – сказал Грегор слабеющим голосом.
   Недовольно ворча, Малькольм с сожалением провел рукой по добротному, хотя и сильно потрепанному материалу зеленой куртки молодого лэрда. С видом человека, который идет против своих незыблемых принципов, он неохотно достал кинжал. Грегор старался не шевелиться, пока Бейн острым как бритва лезвием кромсал пропитанный кровью рукав. Наконец Грегор остался в белой рубашке, ткань которой стала такой тонкой от старости и многочисленных стирок, что Мег почти физически ощущала тепло его тела под ней. Во рту у нее пересохло, и она судорожно сглотнула, в то время как Малькольм неуклюже пытался развязать тесемки воротника рубашки. Ему это никак не удавалось, и он вновь воспользовался кинжалом. В мгновение ока Бейн снял рубашку с Грегора, обнажив мощный торс.
   Было что-то первобытное в этих широких плечах, рельефных мышцах груди и золотистой блестящей коже, густо заросшей черными волосами. От темной поросли на груди вдоль стального торса вниз спускалась прямая как стрела дорожка из таких же черных волос, которая таинственно исчезала под складками килта. Мег перевела взгляд на его руку: неумело наложенная повязка разбухла и так пропиталась кровью, что множество багровых ручейков, подсохнув, оставили замысловатый узор на его коже.
   – Бог мой, что произошло? – потребовала Мег ответа у Малькольма Бейна, даже не пытаясь скрыть ужас. – Он участвовал в сражении?
   Грегор пошевелился. Под темной завесой полуопущенных ресниц сверкнули его глаза. Он уставился на Мег. Она не стала избегать гипнотического взора янтарных глаз, хотя он смущал ее, заставляя чувствовать неловкость и смутную тревогу, как и все в Грегоре Гранте. На его красивых губах появилось подобие улыбки, грустной и странно манящей.
   – Нет, я дрался на дуэли.
   – На дуэли? – с откровенным удивлением отозвалась Мег. Это было так нелепо и странно. – Из-за чего?
   Его улыбка погасла, ресницы опустились.
   – Из-за женщины.
   Именно этого Мег боялась больше всего – он оказался дамским угодником и никчемным пьяницей! Весь этот путь она проделала напрасно. Разочарование и крушение всех надежд, заставили ее забыть о приличиях.
   – Ну как же иначе? Конечно, здесь замешана женщина! Она ушла с победителем и оставила вас заливать горе вином? Потому-то вы нагружались виски в этой грязной таверне, не так ли, капитан Грант? – запальчиво сказала она.
   Малькольм Бейн сосредоточенно и осторожно разматывал повязку на руке Грегора.
   – Вовсе нет, в этой дуэли победил я, – ответил Грант, переводя дыхание. – А она бросила меня ради проигравшего неудачника.
   – Даже я знаю, что так не бывает, – сказала Мег язвительно. – Вы, должно быть, наговорили ей кучу гадостей, раз она так поступила?
   Грегор засмеялся, но тут же скорчился от боли и закрыл глаза, побледнев как полотно.
   – Ты же ничего не знаешь, детка, – произнес он с горечью в голосе.
   – Нет, и вряд ли мне это будет интересно.
   Черные ресницы дрогнули, в его глазах появилось озадаченное выражение. Но прежде чем он смог что-нибудь сказать, Малькольм снял последний слой повязки, обнажив рану. На предплечье зиял глубокий порез с рваными краями, распоровший гладкую рельефную мышцу.
   Все с молчаливым состраданием смотрели на Грегора. Пот градом катился по его лицу. Взглянув на свою рану, он прерывисто вздохнул. Мег тоже глотнула воздуха, чтобы унять подступившую тошноту. Малькольм Бейн прикоснулся к ране заскорузлым пальцем.
   – Вы понимаете, что делаете? – резко спросила Мег, когда Грегор, задохнувшись от боли, что-то грубо сказал на кельтском наречии, прозвучавшее как ругательство.
   Малькольм Бейн лишь на секунду оторвался от своего занятия, чтобы взглянуть на Мег.
   – Мой дед был армейским хирургом в Данди в 1689 году, – сухо заметил он с таким видом, будто это все объясняло. – Придется зашивать, – добавил он, – иначе не заживет. Кровотечение остановилось, и нам не придется прижигать рану. Нужно ее очистить, промыть, и можно приступать. – Он пристально посмотрел на девушку проницательными голубыми глазами: – Надеюсь, вы умеете обращаться с иглой, миледи?
   – Конечно, я могу что-нибудь зашить, если вы это имеете в виду. А почему вы спрашиваете? – Сказав это, она сразу поняла, чего хотел Бейн, и побледнела. Раны и кровь вызывали у нее дурноту. Зная это, она всегда чувствовала смущение и неловкость, ведь хозяйке Глен-Дуи не подобало проявлять слабость. Люди смотрели на нее как на человека, который придет на помощь в случае болезни или несчастного случая. И Мег честно выполняла свой долг, хотя ей стоило это больших усилий. – Это ваш дед был хирургом, – еле слышно срывающимся голосом сказала она.
   – Да, это правда, только вот руки мои для шитья не очень приспособлены, миледи. Вы сделаете это гораздо лучше. Не волнуйтесь, у вас получится. Это не сложнее, чем зашить дыру на нижней юбке.
   – Я в этом сомневаюсь, – возразила Мег. – А почему вы просите об этом меня? Я уверена, в Клашеннике можно найти кого-нибудь, кто справится с этим гораздо лучше.
   – Так вы отказываете в помощи раненому солдату? – насмешливо спросил Грегор. – Вам не дано понять, какую боль испытывает человек, получивший удар мечом.
   – Верно, я бы этого не допустила. Я не настолько глупа, чтобы лезть на рожон, капитан.
   – Я же не нарочно дал себя ранить, – угрюмо ответил он.
   Мораг отослали за водой, чистыми повязками, нитками и иглой. Малькольм Бейн откупорил бутылку виски, налил немного в кружку и протянул Грегору.
   – Выпейте, это поможет заглушить боль, – сказал Бейн. При этих словах Мег плотно сжала губы.
   – По-моему, это лишнее. Он уже напился до полного бесчувствия.
   – Не будьте так жестоки, милая девушка, – пробурчал Грегор, смакуя виски. – Вы же не испытывали на себе «ласковую» заботу Малькольма. Когда он латал меня в прошлый раз, шов у него получился просто чудовищный. – Он закатал рукав на здоровой руке и показал Мег извилистый широкий шов у локтевого сгиба, при взгляде на который она испытала смутное волнение.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное