Сара Беннет.

Благовоспитанная леди

(страница 9 из 20)

скачать книгу бесплатно

   Даже будучи больной и немощной, эта женщина все равно остается очень опасной.

   Франческу разбудил голос Лил:
   – Мисс, пожалуйста… проснитесь!
   – Да, в чем дело?
   Открыв глаза. Франческа попыталась собраться с мыслями. Ей снились темные улицы и мужчина с черными глазами. Во сне она бежала изо всех сил… но к нему или от него – это так и осталось неясным.
   – Мисс, нам нужна ваша помощь.
   Помощь? Франческа села, откинула волосы с лица и сказала первое, что пришло ей в голову:
   – Ты о мистере Торне?
   – Да нет же! Насколько мне известно, с ним все в порядке.
   – Тогда что же?
   – Рози, мисс! – Лил в отчаянии заломила руки.
   Это было столь не похоже на нее, что Франческа не на шутку встревожилась. Когда они после вчерашнего приключения добрались до дома, Лил согласилась устроить девочку у себя в комнате. Умыв Рози и найдя для нее подходящую ночную рубашку, они уложили девочку на кровать, и та почти сразу уснула.
   Так что же случилось теперь?
   – Миссис Марч. Она не позволяет Рози остаться и очень сердится. Я подумала, что, если не разбужу вас немедленно, девочку отошлю в приют, – торопливо объясняла Лил.
   Франческа откинула одеяло.
   – Хорошо, я поговорю с ней, не переживай. Иди одень Рози и накорми. Кстати, как она себя чувствует?
   Лил улыбнулась:
   – Чирикает, словно воробушек. Вы и не подумали бы, что это она была вчера в том доме.
   – Не нужно говорить ей об этом, а с миссис Марч я договорюсь.
   – Надеюсь, что так. – Лил с облегчением вздохнула.
   Миссис Марч, одетая в красное платье с большим количеством накрахмаленных нижних юбок, ожидала Франческу у лестницы, и лицо ее выражало крайнее неодобрение.
   – Мисс Гринтри, зачем вы привезли эту оборванку в дом мистера Тремейна?
   – Миссис Марч, девочку зовут Рози, и она не оборванка.
   – Но она явно не относится к тем детям, с которыми я привыкла иметь дело в моем доме.
   – Возможно, только это не ваш дом, не так ли?
   На мгновение экономка потеряла самообладание, и Франческа увидела ее неприкрытую ярость, но уже в следующую секунду миссис Марч опустила глаза, и лишь побелевшие уголки губ выдавали ее негодование.
   – Хозяин доверяет мне вести дом так, как я считаю необходимым, и я привыкла к тому, что моим распоряжениям подчиняются. – Миссис Марч подняла глаза; вид у нее был такой, словно она разыграла козырную карту. – Мисс Гринтри, ваш дядя непременно меня поддержит, можете быть в этом уверены.
   Франческа знала, что экономка права: Уильям всегда боялся скандалов и, дорожа своей репутацией, не терпел в доме посторонних.
Что уж говорить о ребенке, похищенном перед публичным домом. К тому же это будет еще один повод упрекнуть Эми, чего Франческа не могла позволить.
   Выбора у нее не оставалось: ради спасения Рози и Эми ей придется отступить. И все же сколько бы ни каркала миссис Марч, Рози будет в безопасности.
   – Боюсь, я должна мистеру Уильяму все рассказать, – холодно проговорила экономка.
   Франческа обворожительно улыбнулась:
   – Прошу вас, мисс Марч, пожалуйста, подождите… Я прекрасно понимаю вашу озабоченность, поэтому отправлю Рози куда-нибудь в другое место.
   Экономка заколебалась.
   – Я ничего не скрываю от хозяина.
   – Однако думаю, вы согласитесь, что это будет лишь на благо дядюшки. Вы же знаете, как он расстраивается, если что-то идет не так.
   В холодных глазах женщины сверкнула злоба.
   – Мисс Гринтри, я знаю, как сильно он расстроится из-за этого, но я не виновата, что вы привели в дом оборванку.
   – Нет, вы не правы, – спокойно произнесла Франческа, чувствуя, как у нее закипела кровь. – Однако он будет недоволен и вами. Дядюшка посчитает, что вы пренебрегли своими обязанностями, пустив ребенка в дом.
   – Вы притащили ее без моего ведома!
   – Возможно, однако хозяин посмотрит на это дело иначе. Он ведь очень строгий человек, не так ли? Он подумает, что вы должны были знать о том, кто приходит в его дом и кто выходит из него в то время, когда следует запирать дверь на замок.
   Во взгляде миссис Марч промелькнула искра сомнения.
   – Ну хорошо, – проговорила экономка ледяным тоном. – Если вы обещаете немедленно убрать из дома эту замарашку…
   Франческа молча повернулась, собираясь уйти, но экономка внезапно окликнула ее:
   – Вам не стоит беспокоиться по поводу ребенка: я сама позабочусь о том, чтобы пристроить девочку в приют или работный дом.
   Такой откровенной жестокости Франческа выдержать не могла; еще мгновение, и ее ярость выплеснулась бы наружу… И все же она сдержала себя – ради Эми.
   – Благодарю, миссис Марч, я сама позабочусь о Рози.
   Экономке явно хотелось настоять на своем, однако ее губы выдавили одно слово: «Хорошо».
   Узнав содержание только что произошедшего разговора, Лил пришла в ярость:
   – Работный дом, какая мерзость!
   – Да, Лил, но экономку можно понять: дядя Уильям придет в ужас, когда узнает о случившемся, а миссис Марч будет в некоторой степени виновата, и она это знает.
   – Надеюсь, вы не пошлете девочку в работный дом? – Лил прижала руки к груди.
   – Ну разумеется, нет: я обязательно что-нибудь придумаю.
   Тут Франческа закусила губу. Что же делать? Хотя Эми и поддержала бы ее при разговоре с дядей, нельзя обращаться к ней с такой просьбой – ведь у них и так напряженные отношения. И тем не менее должен же быть кто-то, кто смог бы помочь!
   Имя тут же пришло ей на ум, но идея показалась Франческе столь невероятной, что Франческа сначала попыталась прогнать ее. Однако все та же мысль возвращалась снова и снова.
   Она попыталась спокойно обдумать это решение, но это было нелегко. И все же ничего другого Франческа придумать не могла, несмотря на обещание, данное много лет назад.
   – Есть только один человек. Афродита.
   – Но, мисс, разве это возможно?
   – Помнишь, ты говорила, что прошлое никогда не уходит до конца? Так вот ты была права. Клянусь, я никогда не хотела иметь хоть какие-то дела с матерью, но теперь мне придется обратиться к ней за помощью. Думаю, она будет права, если рассмеется мне в лицо и выставит за дверь, однако другого выхода у меня нет.
   Лил вздохнула:
   – Мадам Афродита – неплохой человек. Не знаю, как это объяснить, мисс, но куртизанки не такие.
   – Что ж, посмотрим.
   Франческа натянуто улыбнулась. Какая злая ирония: два человека, которых она поклялась никогда больше не впускать в свою жизнь – Себастьян Торн и Афродита, теперь стали единственными из всех знакомых ей людей, на кого она могла положиться.
   – Мисс? – Лил застыла, ожидая указаний.
   – Давай подождем возвращения Вивианны: одним по городу передвигаться опасно.
   Франческа взглянула на девочку и улыбнулась: Рози увлеченно играла с куклами, которые Лил соорудила из цветных тряпочек. Наклонившись над ними, она разговаривала с ними на разные голоса, как самая обыкновенная девочка.
   – Рози – такая же, как мы, мисс, – проговорила Лил, проследив за взглядом Франчески. – Она преодолеет все трудности, я это точно знаю.

   Себастьян прищурился и отвернулся от яркого утреннего солнца. Он расхаживал по площади уже час, все время ожидая, что его вот-вот схватят. Отсюда нельзя было следить за домом незаметно, но их с Мартином было всего двое, и Мартина он послал на Мэллори-стрит. После прошлой ночи ему самому лучше было бы ничего не предпринимать, поскольку его легко могли узнать, а вот Мартина там никогда не видели.
   Поведение Франчески приводило его в бешенство. Представляя себе новую встречу с ней, он и не предполагал, что она произойдет так быстро и при таких пугающих обстоятельствах.
   Однако были в этом и приятные моменты – бег от преследователей по темным улицам Лондона и выражение лица Франчески, когда она уезжала в кебе. Сама о том не догадываясь, она поведала ему многое о своих чувствах.
   Франческа оказалась упрямой и импульсивной; невозможно было предсказать, как она поступит в следующую минуту. Добравшись до кровати только рано утром, Себастьян никак не мог уснуть и все время думал о ней. Доведись ему провести в ее обществе еще немного времени, и он уж точно поседел бы и ссутулился, как старик.
   Себастьян невольно улыбнулся, и тут стук колес кареты заставил его поднять голову.
   Карета остановилась у дома Тремейнов, и Себастьян насторожился. Из парадной двери вышла Франческа в одном из своих мешковатых платьев в страшноватой шляпке: она крепко сжимала руку Рози, а замыкала шествие служанка Лил. Сев в карету, все трое уехали, и тогда Себастьян небрежной походкой приблизился к молодому чистильщику обуви на углу, которому дал ранее несколько мелких монет.
   – Они направились в «Клуб Афродиты», – гордо сообщил юноша.
   Себастьян кивнул и не спеша отошел. Он пребывал в недоумении. Афродита сказала, что они с Франческой не общаются. Что же такое произошло, из-за чего женщина его мечты так заторопилась к матери-куртизанке?
   Франческе угрожала опасность, он это знал. Какой бы угрозе ни подвергалась она с рождения, угроза эта особенно возросла после похищения Рози. Миссис Слейтер и Джед будут ее искать, а если они и не знают, кто присвоил их собственность, то скоро узнают.
   И все же останавливаться было слишком поздно: карты уже перетасованы и сданы.
   Теперь Себастьяну оставалось только надеялся, что у него счастливая рука.

   Афродита окунула перо в чернильницу и начала писать. Она давно не делала в дневнике новых записей, ссылаясь на занятость, но настоящая причина была вовсе не в этом. Просто она не хотела рассказывать о конце своей жизни, потому что жизнь еще не закончилась. Также ей надо было еще многое узнать – ведь до поручения, данного мистеру Торну, она полагала, что не узнает этого никогда.
   Конечно, все это делалось ради Франчески, которая, как она надеялась, однажды захочет узнать о своем происхождении.
   – О чем ты задумалась, милая?
   Афродита подняла взгляд и улыбнулась:
   – Наверное, ты давно тут стоишь, Джемми?
   Добсон шагнул вперед.
   – Да, потому что мне нравится смотреть на тебя. Ты красивая.
   – Льстец. Ты все такой же и никогда не меняешься.
   – Надеюсь, что нет, особенно в том, что касается тебя.
   Глаза Афродиты потемнели.
   – Может быть, мы поднимемся наверх и обсудим эти вопросы в постели?
   – Ах, если бы это было возможно. – Добсон вздохнул. – К сожалению, к тебе пришли, дорогая.
   – Еще один скучный торговец? С ним может поговорить Мей.
   – Нет, это твоя дочь.
   Афродита нахмурилась:
   – Но… все мои дочери в отъезде.
   – Это другая твоя дочь, Франческа.
   Афродита нервно повела плечами, затем, положив перо, осторожно закрыла книгу в красивом кожаном переплете. Франческа? Странно. А может, так и должно было случиться? Неужели ей наконец-то предоставляется возможность наладить отношения с младшей дочерью, у которой оказался самый трудный характер?
   – Дорогая, скажи, что должен теперь делать я?
   – Ну разумеется, проводить ее сюда.


   Франческа никогда не была в «Клубе Афродиты» и никогда не видела мать в привычной обстановке. Они виделись с Афродитой лишь тогда, когда та ездила из Лондона в Гринтри-Мэнор, причем эти посещения приводили девушку в ужас. В уютной обстановке поместья Афродита смотрелась слишком необычно, у них не было ничего общего. Вот почему Франческа, исполнив свой долг и неприязненно произнеся несколько слов, тут же сбегала на болота и оставалась там до ужина. Она всегда испытывала большое облегчение, когда Афродита уезжала.
   И вот теперь наступил ее черед войти в мир Афродиты. Интересно, так же себя чувствовала Афродита, когда ездила на север? Волновало ли ее, какой ей будет оказан прием?
   Чтобы успокоиться, Франческа стала убеждать себя, что находится здесь ради Рози и это никак не зависит от их отношений с Афродитой.
   – Мисс, у вас все в порядке?
   Добсон, стоя перед Франческой, внимательно всматривался в нее. Выражение его глаз было спокойным оценивающим и одновременно доброжелательным: он будто понимал ее смятение. Франческа не знала, что ему известно об их отношениях с Афродитой, да и в конце концов, кто он такой? Всего лишь один из длинного списка любовников Афродиты.
   – Могу ли я повидать ее сейчас?
   Добсон улыбнулся, и тут Франческа ощутила присутствие в нем чего-то теплого и дружелюбного.
   – Конечно, можешь. Она сейчас работает, но я провожу тебя к ней.
   Франческа удивленно взглянула на Добсона:
   – Работает? Я думала, она отдыхает. Клуб ведь открыт всю ночь, да?
   Добсон тихо рассмеялся:
   – Понимаете, мисс, ваша мать занимается кое-чем помимо того, что следит за своей внешностью. Клуб требует большого внимания, и Афродита контролирует каждую мелочь, отдает распоряжения и принимает решения Она очень умная женщина.
   Добсон снова улыбнулся, и Франческа вдруг ощутила себя ребенком.
   Проходя за Добсоном в комнату, она подумала о неудачном начале, но тут же постаралась сосредоточиться на цели своего визита.
   Афродита сидела у письменного стола спиной к окнам; почему-то она показалась Франческе столь знакомой, что почему-то это было похоже на встречу с подругой. Тем не менее единственной причиной ее прихода сюда было отсутствие выбора.
   Комната Афродиты оказалась небольшой и скромной на вид; это действительно было место для работы, а не для приемов в отличие от большого зеркального салона, в который Франческа заглянула по дороге. Единственным цветовым пятном оказались белые розы в вазе, отцветшие и теряющие лепестки.
   Франческа очень удивилась, увидев мать в такой обстановке. Пытаясь представить себе Афродиту, она видела перед собой роскошную куртизанку, праздную, улыбающуюся, лежащую в объятиях любовника и равнодушную к судьбе собственных детей.
   Теперь она неожиданно столкнулась с совершенно иной картиной. Женщина, сидевшая у стола, была одета в скромное платье из черного шелка без оборок, под глазами залегли тени усталости, а пальцы были испачканы чернилами. Она ничем не отличалась от любой другой женщины средних лет, и это показалось Франческе очень странным.
   – Дорогая, я не знала, что ты в Лондоне, – мягко проговорила Афродита, и Франческа поняла, что мать испытывает.
   – Моя ма… Миссис Джардин и я приехали в Лондон и остановились у мистера Тремейна. Общаться… с ним нелегко, но мы приехали ненадолго… по крайней мере, так я надеюсь.
   Афродита кивнула:
   – Я знаю, ты не любишь Лондон и, конечно же, скучаешь по дому.
   – Я делаю то, что необходимо.
   – Верно сказано, котенок.
   Котенок? Франческа подумала, что меньше всего походит на милого пушистого котенка.
   Однако не успела она что-либо произнести, как Афродита отодвинула кресло и поднялась. Теперь их сходство стало еще более заметным.
   Афродита двинулась вдоль стола, и Франческа поняла, что она хочет ее обнять. Смятение ее еще больше возросло, и, должно быть, Афродита это почувствовала. Слегка притронувшись рукой к плечу дочери, она подошла к шнуру звонка и потянула его.
   – У тебя есть время, чтобы выпить со мной кофе?
   Франческа кивнула:
   – Да, спасибо.
   Афродита указала на одно из кресел в уютном уголке перед камином.
   Здесь все было таким по-домашнему близким, что у Франчески сжалось сердце. Они с Афродитой будут вести приятную беседу? Впрочем, ради Рози она должна это сделать.
   Франческа присела и расправляла юбки так долго, как никогда этого не делала. Лишь бы выгадать немного времени!
   Теперь нужно спросить ее. Просто спросить. Если Афродита скажет «нет», так тому и быть. Тогда можно будет уйти.
   – Ты собираешься побывать у портнихи, пока будешь в Лондоне? – вежливо поинтересовалась Афродита, опершись локтями о подлокотники, сцепив пальцы под подбородком и пристально вглядываясь в лицо Франчески.
   – Думаю, да. А почему ты спросила?
   – Я не критикую тебя, котенок, но… – Афродита нахмурилась.
   – Но?
   – Ты красивая женщина, и не стоит это скрывать.
   – Я – это я, и что из этого?
   – Тебе не следует носить вещи, похожие на мешок с тряпьем.
   Франческа ошеломленно уставилась на мать. Разве не это же говорил ей мистер Торн?
   – Тебя что-то смущает, котенок?
   Франческа не нашлась что ответить, но тут, на ее счастье, в дверь постучали и в комнату вошла молодая женщина с приятной улыбкой на лице.
   – Мадам, мистер Добсон сказал, у вас гостья, и я подумала, что надо принести сюда еще одну чашку.
   В руках женщина держала поднос с серебряным кофейником, изящными чашками, кувшинчиком со сливками и сахарницей, все это она поставила на стол и застыла в ожидании.
   – Спасибо. – Афродита указала глазами на гостью: – Познакомься с моей младшей дочерью, Франческой. А это Мей, моя помощница.
   – Помощница?
   – Не всем из нас на роду написано стать такими известными особами, как мадам. – Мей снова улыбнулась. – Да, вот еще что: девочка хочет поиграть в саду со щенком, которого подарил джентльмен одной из девушек. Вы позволите, мисс Франческа?
   – Конечно, Мей, спасибо.
   Афродита с любопытством прислушивалась к разговору, но так ничего и не спросила: она явно не собиралась облегчить положение дочери.
   – Кажется, Мариэтта собиралась помочь тебе с клубом… – заметила Франческа, когда Мей ушла.
   – Так оно и есть, это уже решено. Мей хотела обучиться искусству куртизанки, но не справилась – не всем подходит это ремесло. Поэтому-то она и работает в клубе по другой части.
   – Но разве все девушки не обязаны…
   Афродита подняла бровь.
   – Вижу, ты удивлена, котенок. Неужели ты думала, что я заставляю девушек вступать в связи с мужчинами независимо от того, хотят они этого или нет? Думаешь, я покупаю и продаю девушек, как в борделях на Мэллори-стрит? Кто эта девочка, о которой говорила Мей? Зачем ты привезла ее сюда?
   Франческа почувствовала неловкость.
   – Мадам, я так не думаю, совсем не думаю. Прошу прощения. Просто я очень плохо в этом разбиралась, и, возможно, я неясно выражаюсь, потому что нервничаю. Простите меня.
   – Ты нервничаешь из-за меня?
   – Да.
   Мгновение спустя Афродита улыбнулась:
   – Думаю, при случае я действительно могу быть опасной. – Она слегка задумалась. – Пожалуйста, присядь и расскажи толком, зачем ты пришла. Обещаю, что не буду кусаться.
   Франческа глубоко вздохнула. Час настал, и оттягивать объяснение больше было нельзя.
   В итоге она рассказала матери, как ходила с Лил на Мэллори-стрит, что там увидела и на что решилась за долю секунды.
   – Все произошло слишком быстро. Мы бежали, прятались, и, к счастью, нам помог один джентльмен. А потом я забрала Рози домой. В такой спешке у меня не было возможности подумать о последствиях.
   К величайшему удивлению Франчески, Афродита сразу все поняла и перешла прямо к делу:
   – Ты хочешь спасти эту девочку и дать ей шанс на приличную жизнь, так?
   – Да, хочу, – твердо ответила Франческа.
   – Так что же тебя останавливает?
   – Не что, а кто. Если дядя Уильям узнает о ней, то Рози обвинит матушку… – Франческа замолчала, испугавшись промаха. – Я имею в виду миссис Джардин. Я не могу этого допустить, понимаешь, не могу. – На последнем слове у нее перехватило дыхание.
   – Уильям? Этот человек никогда мне не нравился, – холодно проговорила Афродита. – Ладно, успокойся, котенок, Я заберу девочку и подержу у себя до тех пор, пока не появится возможность куда-нибудь ее пристроить.
   – Спасибо…
   – Нет, сначала тебе придется мне кое-что пообещать. Ты не должна никогда больше подвергать себя опасности.
   – Обещаю.
   – Вот и хорошо. А еще ты не должна разгуливать по улицам без сопровождения.
   Эти слова очень удивили Франческу.
   – Разве ты не слышала про холеру? Никто не знает, как она появляется и откуда, но эта болезнь не отличает состоятельных людей от бедняков, и у нее нет жалости.
   – Об этом я как-то не подумала. О холере и о быстрой смерти, которую она несет.
   В отличие от некоторых других болезней, присутствовавших в Лондоне, холера не оставалась строго в пределах трущоб, и для нее положение человека в обществе не играло никакой роли.
   Афродита сделала глоток кофе.
   – Ты сказала, что тебе помогал какой-то джентльмен.
   – Да, мистер Торн.
   – Торн? – Темные брови Афродиты взлетели вверх. – Мистер Себастьян Торн?
   – Ну да. А разве вы с ним знакомы?
   Воображение Франчески мгновенно нарисовало впечатляющую картину – Себастьян в объятиях одной из красавиц куртизанок.
   – Он сыщик, не так ли, и я слышала, хороший специалист.
   – Ну…
   Афродита проницательно улыбнулась:
   – Он нравится тебе, да? Этот молодой человек действительно очень привлекателен.
   Франческа отвернулась.
   – У меня не было времени его разглядывать, – неловко вывернулась она.
   Мгновение Афродита внимательно рассматривала дочь, потом раздраженно качнула головой.
   – Ты можешь лгать себе, но не мне. Я все вижу. – Она назидательно подняла палец. – Между нами больше не должно быть притворства. Мы – мать и дочь, как бы тебе ни хотелось это изменить. А теперь пей кофе, а то остынет.
   Франческе очень хотелось поспорить, но Афродита так строго посмотрела на нее, что она отказалась от этого намерения.
   Дальше разговор перешел на Йоркшир и на погоду, причем не напоминал разговор с куртизанкой. Лишь когда Франческа уходила, Афродита крепко сжала ей руку.
   – Ты должна почаще навещать Рози. Я тоже буду тебя ждать.
   – Спасибо, я обязательно вернусь. И… я так благодарна вам, мадам.
   – Не сомневайся, я всегда приду тебе на помощь, – искренне пообещала Афродита, и ее глаза засияли.
   Франческа была смущена.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное