Сара Беннет.

Благовоспитанная леди

(страница 7 из 20)

скачать книгу бесплатно

   – Тем более он будет нам рад.
   Миссис Марч скривила губы. На мгновение Франческе показалось, что эта женщина не желает впускать их в дом, так что им придется применить силу.
   Однако экономка, видимо, лишь хотела создать такое впечатление, потому что неожиданно отступила, взмахнув юбками.
   – Прошу, – устало проговорила она. – Только боюсь, вам придется подождать некоторое время, пока приготовят комнаты. Мистер Тремейн не любит, когда комнаты используются без необходимости, поэтому некоторые части дома закрыты большую часть года. Я распоряжусь, чтобы вам принесли чай в гостиную второго класса.
   – Гостиную второго класса? – с недоумением повторила Франческа.
   Эми предостерегающе коснулась ее руки.
   – Благодарю вас, миссис Марч, – любезно произнесла она вслед удаляющейся спине экономки.
   – Но она так невыносимо груба! – протестующе зашептала Франческа.
   – Может, это и грубость, однако не думаю, что стоит начинать пребывание в Лондоне со столкновения с экономкой моего брата, как бы сильно нам того ни хотелось. Дорогая, ты склонна слишком поспешно делать выводы. Может быть, миссис Марч осторожна… от неожиданности…
   – А я считаю, что эта женщина – настоящий кошмар, – продолжала настаивать Франческа.
   Тем временем миссис Марч остановилась у одной из дверей, ожидая их.
   – Вот мы и пришли.
   – Благодарю вас, миссис Марч. – Манеры Эми были, как обычно, безупречны. – Я помню эту комнату. Это была гостиная моей дорогой матушки, – добавила она, в очередной раз указывая экономке на свое право находиться в этом доме. – Вы знаете, в котором часу брат будет сегодня дома?
   – Хозяин в Оксфорде, – с явным удовольствием объявила миссис Марч и, заметив, как вытянулись лица матери и дочери, позволила себе ухмыльнуться. – Если бы вы известили его раньше, я уверена, брат ждал бы вас здесь, но теперь он вернется лишь послезавтра.
   – В Оксфорде… – машинально повторила Франческа.
   – У Уильяма там живут друзья, – объяснила Эми, однако в голосе ее ощущалась скрытая досада. – Думаю, надо было написать, что мы приедем сегодня, но мне так хотелось сделать ему сюрприз.
   На этот раз экономка не устояла перед чарами Эми, и прежде неподвижное выражение ее лица изменилось.
   – Хозяин приказал приготовить послезавтра на обед ногу ягненка. Это его любимое блюдо, и, значит, он непременно будет здесь.
   Эми улыбнулась:
   – Ах, какое облегчение. Полагаю, до тех пор мы найдем чем заняться.
   В коридоре появилась Лил.
   – Мадам, желаете сделать какие-нибудь распоряжения?
   – Нет, Лил, пока нет. Когда ты мне понадобишься, я за тобой пошлю.
   – Комнаты для слуг там, – кивнула миссис Марч в сторону коридора.
   В «гостиной второго класса» Эми присела в кресло и начала рассматривать потрепанную обстановку, навевавшую уныние.
   – Я уже скучаю по мистеру Джардину, – проговорила она мрачно.
   – Матушка, здесь по крайней мере мы сможем побывать в театре и в опере, а еще в Музее мадам Тюссо.
Может быть даже, там есть восковое изображение миссис Марч в комнате ужасов! Неужели и в самом деле они с дядей…
   Эми натянуто улыбнулась, и Франческа осеклась, снова вспомнив о холодном лице и холодном взгляде экономки без тени улыбки. Дядя Уильям вряд ли захотел бы разделить постель с такой женщиной. Лучше уж он отдал бы предпочтение какой-нибудь нежной, милой и привлекательной женщине – одной из тех, для кого единственной возможностью выжить было наличие покровителя, готового позаботиться о них…
   – Ты хочешь навестить мадам Афродиту, пока мы будем в Лондоне?
   Франческа вздрогнула. Эми будто угадала ее мысли – когда-то такой женщиной была Афродита…
   – Нет, – ответила она как можно решительнее.

   Афродита развлекала вечерних посетителей: скользя по комнате, она следила за тем, чтобы гости не скучали, а их бокалы были полны шампанского. При этом она отлично знала, что нужно сказать каждому из них.
   Себастьян тут же предположил, что у куртизанки за спиной многолетний опыт. Наблюдая за ней, он вполуха слушал симпатичную девушку, стоявшую рядом; ее соблазнительная улыбка обещала нечто большее, чем обычный разговор, прояви он к ней хоть малейший интерес. Торн знал, она прекрасно умела доставлять удовольствие безо всяких эмоций, без необходимости задумываться о будущем, а именно этого и искали в подобном заведении большинство мужчин. Большинство, но только не он. Эти встречи лишь усиливали жажду близости с Франческой.
   Интересно, думает ли она о нем – опасном, безнравственном мистере Торне? Проявила бы она к нему больший интерес… если бы знала правду?
   – Мистер Торн!
   Нежный голос с французским акцентом вернул его к реальности, и он поднял глаза на стоявшую рядом Афродиту, окутанную облаком сладких духов.
   – Мадам. – Он склонился над пальцами, унизанными золотыми кольцами, и поцеловал их.
   Ее рука чуть дрогнула, но красивое лицо ничуть не изменилось.
   – У меня для вас новости, – негромко сообщил Торн.
   – Это хорошо. Если вы подождете в гостиной, я присоединюсь к вам, как только смогу. Добсон!
   К ним подошел стройный мужчина в красной форме военного образца и с лицом боксера.
   – Проводите мистера Торна в мою личную гостиную.
   Слуга кивнул и направился из салона в более тихую, приватную часть дома.
   – Мадам скоро придет, – объявил он, проведя Себастьяна в гостиную. При этом серые глаза оценивающе рассматривали Торна. Интересно, не тот ли это шпион, который помогал врагам Афродиты?
   Правда, на шпиона Добсон не походил, но Себастьян давно понял, что в жизни все часто бывает совсем не так, как кажется.
   Звуки веселья остались за закрытой дверью гостиной, обстановка которой сильно отличалась от яркой обстановки общедоступных помещений клуба. Цвета были мягче, спокойнее, на столике стояли несколько миниатюр в красивых рамках.
   Вглядевшись, Себастьян узнал дочерей Афродиты. Старшая дочь – Вивианна, леди Монтгомери, – женщина поразительной красоты с каштановыми волосами и карими глазами. Мариэтта, леди Роузби, обладала более традиционной красотой – светлые волосы, голубые глаза, ангельская улыбка. А вот Франческа была поразительно похожа на мать, с такими же темными волосами и темными глазами. В ее улыбке было нечто мимолетное, будто она находилась в этой комнате против своей воли.
   Себастьян знал, что Франческа не ожидала увидеть его вновь, но это было ошибкой с ее стороны. Он обещал покинуть Йоркшир наутро после пожара и сделал это, но теперь думал только о том, как организовать следующую встречу с ней. Как случайную? Как неожиданный визит? А может, просто влезть к ней в окно в полночь? Интересно, какое у нее будет при этом выражение лица…
   Дверь открылась, и Себастьян, повернувшись, увидел Мей.
   – Мистер Торн, Добсон сказал, что вы здесь, и я пришла узнать, не желаете ли вы чего-нибудь выпить. Шампанское, кофе, чай?
   – Нет, спасибо.
   Мей улыбнулась и взглянула на миниатюру в его руке.
   – Что еще я могу для вас сделать, мистер Торн?
   – Спасибо, Мей, мне ничего не надо. Может быть, в другой раз…
   Девушка кивнула и, выйдя, тихо прикрыла за собой дверь, но Себастьян еще долго задумчиво смотрел ей вслед. Правда ли тут имелось в виду приглашение? Мей хотела переспать с ним потому, что он ей понравился, или потому, что надеялась выведать его планы? Она любит подслушивать. Может, она и есть шпионка?
   Когда пришла Афродита, Себастьян, прежде чем позволить ей говорить, приложил к губам палец и подошел к двери. Открыв ее, он убедился, что в коридоре никого нет, и лишь после этого, повернувшись, кивнул Афродите.
   – Неужели вы не доверяете моим людям? – недовольно спросила она.
   Себастьян некоторое время колебался, но в конце концов решил не сообщать ей о сомнениях по поводу Мей. Просто надо будет придумать другой способ присматривать за ирландкой.
   – Привычка, – объяснил он с улыбкой.
   – Мистер Торн, даю слово, здесь нас не смогут подслушать. А теперь, пожалуйста, расскажите, что вы узнали в Йоркшире.
   – Боюсь, новости окажутся для вас неожиданными Миссис Слейтер жива.
   Афродита побледнела.
   – Вы с ней говорили?
   – Нет. Пока нет. Она здесь, в Лондоне.
   – Вы знаете где?
   – Мне еще нужно все поточнее выяснить, но это дело времени, не беспокойтесь.
   Афродита стояла неподвижно, словно устремив взгляд в прошлое.
   – Я знала, что она жива. Чувствовала. Здесь было неспокойно. – Она прижала руку к груди.
   – Мадам, я найду ее.
   – Надеюсь, найдете, – мрачно согласилась Афродита. – И тогда непременно заставьте назвать того, кто планировал похищение моих детей. Мистер Торн, я должна услышать это имя.
   Наблюдая за Афродитой, Себастьян словно видел Франческу – ее решительность, ее натуру, ее страсть.
   На мгновение он отвлекся, однако Афродита вернула его к действительности.
   – Мистер Торн, я боюсь за дочерей, и особенно за Франческу… из-за ее отца. – Она с трудом подбирала слова.
   – Отца? Мадам, если мне необходимо что-то знать…
   Афродита покачала головой:
   – Я больше ничего не скажу. Пока.
   – Вы предостерегали Франческу от опасности?
   Афродита поджала губы.
   – Мистер Торн, младшая дочь не разговаривает со мной. Она предпочитает притворяться, будто я не существую. Все мои опасения насчет нее необходимо держать в тайне: она еще с большей вероятностью столкнется с этой опасностью, если узнает, что я этого не хочу, лишь бы поступить мне наперекор.
   Себастьян улыбнулся. Пожалуй, Афродита права.
   – Слава Богу, она в Йоркшире, вдали от всего этого!
   Себастьян напрягся.
   – Мадам, я думал, вы знаете… Ваша дочь сейчас в Лондоне: они с миссис Джардин приехали сюда на поезде и остановились в доме мистера Уильяма Тремейна на Уэнстед-сквер.
   Афродита побледнела.
   – Боже, она здесь! Миссис Слейтер тоже в Лондоне вместе со своим хозяином… – Она принялась нервно расхаживать по гостиной. – Он пойдет на все, чтобы спастись, я знаю. У него нет сердца. Мистер Торн, умоляю, защитите мою дочь!
   Себастьян и не думал протестовать, тем более что он видел: Афродита отнюдь не шутит. Кроме того, ее просьба никак не противоречила его планам.
   – Думаете, она на это согласится?
   – А вы не говорите ей!
   – Но, мадам, что, если я ей не по нраву…
   Себастьян тут же спохватился, однако было уже поздно.
   Афродита смерила его пристальным взглядом, и он отступил.
   – Мне следовало рассказать вам все сразу же. Когда я был в Йоркшире, то познакомился там с вашей дочерью.
   Он коротко рассказал обо всем, кроме близости, и Афродита, казалось, успокоилась, но ненадолго.
   – Франческе угрожает опасность. Я думала, моя дочь находится в безопасности в Гринтри-Мэноре, но она все время жила среди тех, кто желает ей плохого.
   – Она была в безопасности, пока не приехал я.
   Афродита вздохнула:
   – Вы ведь не знали, что случится, но в каком-то смысле это своевременный урок. Теперь вы понимаете, почему я так боялась все эти годы? У этих людей длинные руки, они только и ждут момента для атаки.
   Себастьян кивнул:
   – По крайней мере, теперь повод для мести есть у нас обоих.
   – Пожалуй. – Афродита улыбнулась, и темные глаза взглянули на него с любопытством. – Мистер Торн, поверить не могу, что моя дочь не считает вас привлекательным. Большинство женщин уж точно не устояли бы.
   – Мадам, ваша дочь не из этого большинства.
   Афродита рассмеялась:
   – Моя дочь – это моя дочь, и не важно, насколько ее раздражает этот факт. Поверьте, она настоящая женщина. Тем более, мистер Торн, вы должны защитить ее, хочет она того или нет.
   Себастьян поклонился.
   – Как прикажете.
   – Франческа сама свой злейший враг. Она борется против собственной природы. Научившись следовать природе, она станет счастливее. Все мы должны учиться следовать нашей природе, мистер Торн.
   – Спасибо за мудрый совет. – Себастьян усмехнулся. Он очень хорошо знал истинную цену своей натуры и не особенно себе нравился.
   – Вы будете держать меня в курсе дела?
   Афродита кивнула:
   – Да, раз вы считаете это необходимым.
   И все же Себастьяну этого было недостаточно. Почему Франческе угрожает какая-то опасность? Что такого особенного в младшей дочери Афродиты, из-за чего она постоянно подвергается риску? И кто ее отец?
   Афродита не собиралась рассказывать этого; следовательно, миссис Слейтер оставалась единственным ключом к тайне. Он найдет ее, раскроет тайну и выручит девушку из затруднительного положения, раз уж судьба свела его с ней.
   Себастьян улыбнулся. Мистер Торн в роли героя – совсем неплохая идея!


   Уильям прибыл домой в точном соответствии с предсказанием миссис Марч. Эми и Франческа уже сидели за столом и ужинали, когда за дверью столовой послышались голоса. Говорили слишком тихо, и Франческа подумала, что ошибалась, исключив возможность романтических отношений между дядюшкой и экономкой. Впрочем, миссис Марч наверняка было что ему рассказать.
   Когда Уильям наконец вошел в столовую, его лицо выглядело раздраженным, как и предполагалось.
   – Дорогая Эми, почему бы тебе не остановиться у Хелен?
   Губы Эми дернулись от такой бестактности, но лицо, как всегда, осталось невозмутимым.
   – У Хелен мало места, да еще там этот Тоби, который постоянно проигрывает ее деньги. Чем бы она нас кормила? Уильям, ты глава семьи, мы для тебя всегда желанные гости. Всем известна твоя приверженность долгу. – Она мило улыбнулась. – И вообще, братец, я так рада тебя видеть!
   Франческа закусила губу, чтобы не рассмеяться, но, видимо, все же издала какой-то звук, потому что дядюшка тут же вперил в нее неодобрительный взгляд из-под нависших бровей. Потом он снова переключился на сестру:
   – Сам здесь?
   – Если имеется в виду мой муж, то его здесь нет.
   – Что ж, по крайней мере тебе хватило ума оставить его в Йоркшире – там ему самое место.
   Эми выпрямилась, теперь глаза ее излучали холод.
   – Уильям, если ты продолжишь упоминать о моем муже в таком грубом тоне, боюсь, мы серьезно поссоримся, а ты не хочешь со мной ссориться, я знаю. Помни, я не Хелен, тебе меня не напугать.
   К удивлению Франчески, Уильям вдруг усмехнулся.
   – А ты все так же упряма, – с восхищением проговорил он. – Когда-то ты отказалась меня слушать, решила все сама и вышла замуж за сэра Генри Гринтри…
   – После чего была очень счастлива! – искренне воскликнула Эми, затем она вздохнула и покачала головой. – Уильям, ну что мы спорим, точно дети? Я все решаю сама, и тебе это известно, а Хелен не имеет к этому никакого отношения. Делать ее несчастной лишь для того, чтобы наказать меня, непростительно, особенно когда она так сильно от тебя зависит.
   Пожав плечами, Уильям сел и отпил вина из заранее приготовленного для него миссис Марч бокала.
   – Хелен слабая, – с раздражением заметил он. – И всегда была такой. Брак с Тоби ее душевного состояния не изменил. Когда я видел этого жирного бездельника последний раз, он был так затянут в корсет, что его глаза чуть не вылезали из орбит. – Уильям откинулся на спинку стула и некоторое время молчал. – Надеюсь, поездка была приятной?
   – Да, спасибо. Купе первого класса очень удобны.
   – Вонь и шум. Предпочитаю лошадей.
   – Ты старомоден, Уильям, а нужно быть прогрессивным.
   – Прогрессивным? Что толку в этом прогрессе? Когда дело касается моей жизни, я предпочитаю как можно меньше от него зависеть. У меня в доме нет газового освещения – отец прекрасно обходился свечами, обойдусь и я!
   – Интересно, согласна ли с тобой миссис Марч?
   – Она моя экономка и получает от меня распоряжения – так какое мне дело до того, что она думает?..
   – Но кажется, она хорошо знает свое дело.
   – Еще бы! Мне ее рекомендовали. – Уильям произнес это так, будто заключил сделку.
   В этот момент слуги подали еду, и разговор возобновился только за яблочным пирогом.
   – Уильям, тебе понравилось в Оксфорде?
   – Там было неплохо, хотя всегда приятно вернуться домой, – проворчал хозяин дома и потянулся к сливкам.
   – Должно быть, тебе здесь одиноко? Я всегда думала, что ты женишься и у тебя появится наследник. Тебе ведь хочется кому-то передать фамилию Тремейнов, не так ли?
   Похоже, Уильяма чуть не хватил удар: лицо его приобрело свекольный оттенок, а рука задрожала так, что сливки пролились на скатерть.
   – Господи, ну что ты все время во все вмешиваешься!
   – Побойся Бога, Уильям, мне только хотелось…
   – Я не собираюсь обременять себя женой. Один взгляд на мужей моих сестер утвердил меня в мысли никогда не жениться.
   – Вот как? А я и не знала, – заволновалась Эми.
   – Зато я знаю и не хочу, чтобы ты вмешивалась в мою жизнь.
   – Ах, Уильям, ты ведешь себя как ребенок. Я и не хотела вмешиваться, даже несмотря на то что ты считаешь себя вправе вмешиваться в жизнь Хелен и мою.
   Уильям резко поднялся:
   – Все, с меня довольно! Я иду спать!
   Он быстро вышел, хлопнув напоследок дверью.
   – Ну и ну! – с изумлением выдохнула Франческа. – Пожалуй, я никогда не видела дядюшку таким разгневанным. Что ты такого сказала?
   Эми пожала плечами:
   – Истинный Бог, не знаю. Я боялась, что он выгонит нас на улицу, и, кажется, немного перестаралась в своих усилиях вернуть доброе расположение брата.
   Франческа быстро поднялась и обняла Эми.
   – Бедняжка. Я тебе не завидую.
   – К сожалению, именно такова наша родня. И все-таки ужасно ссориться с родственниками. Кстати, Франческа, тебе не следует вести себя как Уильям, и ты все-таки должна навестить Афродиту.
   Франческа замерла.
   – Нет. Я буду рада повидаться с тетей Хелен, несмотря на ужасное поведение Тоби, но Афродиту видеть не хочу. И потом, мне просто нечего ей сказать.
   Эми снисходительно похлопала ее по руке.
   – Хорошо, дорогая, я не собираюсь тебя заставлять. Однако было бы вежливо хотя бы послать ей записку, чтобы она могли навестить тебя. Она твоя родная мать.
   – Нет. Ты моя мать, две матери мне не нужны. А теперь я пойду-ка лучше спать. Спокойной ночи, матушка.
   Закрывая дверь, Франческа испытала облегчение от того, что смогла избежать дальнейших вопросов: будь здесь Вивианна и Мариэтта, они извели бы ее уговорами встретиться с Афродитой, тогда как Франческа решила остаться непоколебимой. С того момента как сестрам стало известно, что их подлинная мать – Афродита, Франческа отказалась поддерживать с ней какие бы то ни было отношения, и с годами ничего не изменилось.
   Наверху раздались тихие шаги, и Франческа, подняв голову, увидела Лил, одетую в плащ и готовую выйти из дома.
   Служанка, видимо, не ожидала подобной встречи и замерев, с испугом смотрела на Франческу.
   – Лил? Куда это ты направляешься?
   – Так, никуда. Я…
   В поведении девушки явно было нечто странное; более того, под аккуратной респектабельной внешностью, которую так хорошо знала Франческа, теперь проступали черты женщины, доселе ей неизвестной.
   – В чем дело, Лил? – Франческа поднялась на несколько ступенек и остановилась рядом с Лил.
   К большому удивлению Франчески, глаза служанки наполнились слезами; Лил отвернулась и закусила губу.
   – Ну-ка рассказывай, что случилось. Ты же знаешь, я обязательно помогу тебе, чем смогу.
   – Ах, мисс, а я и сама не пойму, что со мной такое. С тех пор как мы приехали сюда, я все думаю, думаю…
   – Думаешь? Но о чем?
   – Прошлое, будь оно проклято! Теперь мне нет спасения.
   – Лил, ты никогда не рассказывала мне о своем прошлом. Конечно, я знаю, что ты из Лондона, но вот остальное…
   – Это не те воспоминания, которые доверяет кому-либо респектабельная женщина.
   – Не бойся, Лил, ты ведь меня прекрасно знаешь.
   Служанка еще раз всхлипнула, затем, вздохнув, начала свою исповедь:
   – Когда-то у меня была семья, но я не видела их целых двадцать лет. Не думаю, чтобы они жили на той же улице, что и раньше. Может быть, они умерли. Многих, кто умирает в Лондоне, хоронят в безымянных могилах для бедняков.
   – Так вот куда ты идешь? Искать их?
   Кивнув, Лил снова залилась слезами.
   – Знаю, что это глупо, но когда умер Джейкоб, я снова осталась одна, все мои мысли только о родных…
   – Должно быть, тебе сейчас очень трудно, но ведь мы считаем тебя членом своей семьи, и ты не должна забывать об этом.
   У Лил был такой вид, будто она вот-вот полностью растает. Сделав глубокий вдох, девушка в последний раз шмыгнула носом и постаралась взять себя в руки.
   – Я знаю, мисс, – тихо проговорила она.
   – Но тебе все-таки хочется пойти и посмотреть?
   – Я будто слышу, как они меня зовут.
   – Что ж, наши эмоции не всегда поддаются логическому объяснению. – Франческа вздохнула. – Может, ты хочешь, чтобы я пошла с тобой?
   В глазах Лил засветилась надежда.
   – Ах мисс, это было бы просто замечательно! Сомневаюсь, что я смогла бы сделать одна.
   – Разумеется, я пойду с тобой. Только возьму плащ.
   – Но это не очень приятное место, – с волнением предупредила Лил. – Вы ведь не хотите стать причиной скандала?..
   Франческа улыбнулась. Если бы Лил только знала, что ей пришлось пережить совсем недавно!
 //-- * * * --// 
   Себастьян с трудом пробирался сквозь толпу: даже ночью улицы в бедных кварталах Лондона были наводнены бездомными, безработными, пьяницами, мальчишками, джентльменами, направлявшимися на поиски приключений, и ворами, охотившимися на них.
   На этот раз он следил за домом на Мэллори-стрит, о котором рассказал Хэл. Джеда могли предупредить, поэтому он усилил меры предосторожности, чтобы подручные миссис Слейтер не покончили с ним раз и навсегда.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное